Александр михайлович, великий князь. история российской империи

Второе тверское княжение (1338—1339)

Живя во Пскове, Александр тосковал по своей родной Твери. По словам летописи, Александр рассуждал так: «Если умру здесь, то что будет с детьми моими? Все знают, что я выбежал из княжения моего и умер на чужбине: так дети мои будут лишены своего княжества».

В 1336 году Александр послал в Орду сына Фёдора: узнать, нельзя ли как-нибудь умилостивить хана. Фёдор вернулся из Орды с татарским послом на Русь. Хан простил Александра, и тот, заочно взяв благословение митрополита, решил лично ехать к Узбеку. Он отправился туда с боярами.

Узбек помиловал его и вернул Александру тверское княжение. Константин Михайлович не противился воле хана: она соответствовала «лествичному» принципу наследования и приветствовалась тверитянами. Вскоре к Александру приехала жена с детьми из Пскова. Все они надеялись вновь возвеличить Тверское княжество.

Убийство Александра Михайловича и сына его Федора в Орде, и перевозка их тел. Миниатюра Лицевого летописного свода

В то же время Василий Ярославский, видя новый подъём Твери, обратился к Александру за защитой от Ивана Калиты, самовластвовавшего на множестве территорий, не принадлежавших Москве. Тогда же тверские бояре, недовольные новым правителем, переехали к Ивану.

Московский князь решил действовать не силой, но убеждением. Вместе с двумя своими сыновьями Симеоном и Иваном он поехал к Узбеку и полностью овладел его доверием. Иван Калита очернил тверского князя перед ханом, описав его как убеждённого противника татар. Узбек немедленно позвал к себе Александра Михайловича, Василия Ярославского и других удельных князей, обещая им большие милости. Калита же поспешно отбыл в Москву.

Александр отнёсся к призыву хана с подозрением и решил наперёд отправить в Орду сына Фёдора, но вскоре он получил вторичное приглашение и вынужден был поехать туда сам. Вместе с ним поехали Роман Михайлович Белозерский и Василий Давыдович Ярославский. Когда Александр сел в ладью, погода резко испортилась, зашумел ветер, и гребцы едва могли одолеть стремление волн, которые несли их назад к берегу. Это было воспринято людьми как плохое предзнаменование.

Зная, что Василий Ярославский будет на него жаловаться, Иван Калита отправил отряд в 500 воинов перехватить его на пути, но тот отразил их.

В Орде Александр встретил своего сына Фёдора, отговаривавшего его идти к хану, но всё же, несмотря на эти уговоры, с богатыми дарами отправился к Узбеку. Их приняли с мрачным безмолвием. Прошёл целый месяц ожидания. Некоторые приближённые к Узбеку татары, в том числе и его жена, заступались за Александра. Наконец, в Орду прибыли сыновья Ивана Калиты, что и разрешило сомнения хана: Узбек объявил, что Александр должен умереть.

В день казни Александр встал рано, помолился и, видя, что время проходит, послал к ханше за вестями, сел на коня и поехал по знакомым узнать о своей участи, но везде был один ответ, что она решена, что он должен ждать в этот день смерти. Дома встретил его посол от ханши с той же вестью. Александр стал прощаться с сыном и боярами, сделал распоряжение насчет своего княжества, исповедовался.

Его казнили вместе с Фёдором:

Растерзанные тела их были привезены во Владимир, где их отпел митрополит Феогност, а затем погребены в Твери, в церкви Святого Спаса.

Иван Калита распространил своё влияние и на тверское княжество, в котором снова стал править Константин Михайлович. Тверичи в знак своего повиновения отослали в Москву большой соборный колокол.

В изгнании

Тверские князья (—)
Ярослав Ярославич (1247—1272)
Святослав Ярославич (1272—1282 или 1286)
Михаил Ярославич (1282 или 1286—1318)
Дмитрий Михайлович Грозные Очи (1318—1326)
Александр Михайлович (1326—1327; 1338—1339)
Михаил Александрович (1368—1399)
Иван Михайлович (1399—1425)
Александр Иванович (1425)
Юрий Александрович (1425)
Борис Александрович (1425—1461)
Михаил Борисович (1461—1485)
Всеволод Александрович (1346—1349)
Константин Михайлович (1328—1338; 1339—1345)
Василий Михайлович (1349—1368)

Во Пскове Александра Михайловича любили, но сил для борьбы за престол у псковичей не доставало. Более того, Новгород мог в случае восстания усмирить непокорный город и присоединить его обратно к себе. Александру покровительствовал литовский князь Гедимин, но и он опасался связываться с ханом. И вот в 1328 году во Псков явились послы от князей московского, тверского, суздальского и от новгородцев, архиепископ Моисей и тысяцкий Аврам Олферьевич, уговаривать Александра ехать в Орду к Узбеку. Послы говорили от имени своих князей:

Александр отвечал:

Александр хотел ехать в Орду, но псковичи не допустили его, говоря:

В 1329 году Калита, выступивший против псковичей, придумал уговорить митрополита Феогноста проклясть и отлучить от церкви князя Александра и весь Псков, если они не исполнят требование князей. Средство подействовало, и Александр сказал псковичам:

Псковичи целовали крест и отпустили Александра в Литву, хотя очень горьки были им его проводы: тогда, говорит летописец, «была во Пскове мука и печаль и молва многая по князе Александре, который добротой и любовью своею пришёлся по сердцу псковичам». Свою жену он оставил во Пскове.

Узнав, что Александр уехал, Калита заключил с псковичами вечный мир «по старине, по отчине и по дедине», после чего митрополит Феогност с новгородским владыкой благословили посадника и весь Псков.

В Литве Александр Михайлович был хорошо принят Гедимином, который обещал ему защиту, и прожил там полтора года. Когда же опасность миновала, возвратился к жене во Псков, жители которого приняли его с честью и посадили у себя на княжение.

При князе Александре Михайловиче в 1330 году псковичи с изборянами построили город Избореск на Жеравьей горе, а также городские каменные стены и вырыли рвы под городом. Псковичи даже выбрали своего епископа, некоего Арсения, и отправили его на утверждение к митрополиту, бывшему тогда на Волыни. Утвердить Арсения епископом Псковским Феогноста убеждали и Гедимин, и Александр Михайлович. Однако тот не пошёл им навстречу, не став делить епархии и утвердив архиепископом Новгородским и Псковским Василия Калику.

В 1333 году поссорившиеся с Иваном Калитой новгородцы стали искать союза с Александром. В Псков приезжал архиепископ Василий с клиросом, благословил народ и крестил сына Александра Михаила. Это был первый за 7 лет визит архиепископа Новгородского к псковичам. Однако в следующем году новгородцы помирились с Калитой и составили союз против Александра и Пскова. В 1337 году, однако, новгородцы снова поссорились с великим князем, и он снова стал разорять их земли. Архиепископ Василий, не найдя на этот раз у псковичей поддержки, объявил городу проклятие, как ранее митрополит Феогност.

Кругосветное путешествие

В 1886 году Романов Александр Михайлович отправился в кругосветное путешествие, начав его в качестве мичмана. Великий князь обогнул планету на бронепалубном корвете «Рынде». В канун Рождества корабль вошел в территориальные воды далекой Бразилии. Александр Михайлович даже побывал с официальным визитом у тамошнего императора Педру II. Монарх встретил российского гостя в своей высокогорной резиденции Петрополисе, где пережидал зенит жаркого южного лета. Всего через пару лет Педру отрекся от престола, а Бразилия стала республикой.


Великий князь сделал остановку и в Южной Африке. Там он познакомился с бытом и тяжелой работой голландских фермеров. Из Кейптауна начался самый длинный переход «Рынды» — в Сингапур. Корабль провел в открытом море 45 дней, и все это время его экипаж не встречал ни намека на приближение земли. По воспоминаниям Александра Михайловича, каждый второй дом в китайском квартале Сингапура был опиумным притоном, где собирались любители популярного тогда наркотика.

Свой 21-й день рождения двоюродный брат тогдашнего царя встретил по дороге в Гонконг. Затем он около двух лет провел в Нагасаки, откуда отправлялся в вояжи в Индию, Австралию и на Филиппины. В Японии великий князь бывал у тамошнего императора и даже выучил основы местного языка. «Рында» вернулась в Европу весной 1889 года, пройдя через Суэцкий канал в Египте. Перед тем как оказаться дома, великий князь побывал в гостях у английской королевы Виктории, которая приняла Романова с радушием, даже несмотря на непростой период британско-российских отношений.

У Александра Михайловича была собственная яхта «Тамара». На ней он также совершил несколько путешествий. В 1891 году «Тамара» побывала в Индии. Вскоре после того путешествия Александр Михайлович стал командиром на миноносце «Ревель» В 1893 году он вместе с эскадрой отправился в Северную Америку. Фрегат «Дмитрий Донской» и другие российские корабли были посланы в Новый Свет по случаю 400-летнего юбилея его открытия Колумбом.

Разведка лейтенанта флота

2 апреля 1866 года, на следующий день после рождения, младенец Сандро был произведен Александром II в чин полковника и назначен шефом 73го пехотного Крымского полка. Однако в пятнадцать лет юноша, совершив на борту корвета «Варяг» двухмесячное плавание по Балтийскому морю, сделал шокирующий родню выбор — служить на флоте. Член Императорской фамилии, пожертвовав всеми полагавшимися преференциями по службе, начал флотскую карьеру с нулевой отметки. Первый офицерский чин мичмана Александр Михайлович получил лишь в октябре 1885 года, но и после этого не слишком стремительно поднимался по служебному трапу. Притом, что на борту военного судна под Андреевским флагом великий князь побывал в Англии, Франции, Дании, Германии, Греции, Швеции, Северо-Американских Соединенных Штатах, Алжире, Турции, Палестине, Египте, Сингапуре, Батавии (Индонезии), Новой Гвинее…

Путешествуя по миру, Сандро щедро делился с другом Ники впечатлениями: «Откровенно тебе скажу, что наши баядерки в балете, как Кшесинская… в сто раз лучше здешних (индонезийских. — Авт.) и индийских, я думаю. Что, повидавши их, ты со мной согласишься»2. Но за рамками личных писем оставались куда более серьезные наблюдения. Задолго до того, как русская военно-морская разведка получила организационное оформление, Александр Михайлович стал одним из самых успешных и результативных ее офицеров.

Адмирал Старк ушел в последнее плавание под Андреевским флагом

Под прикрытием великокняжеского сана он имел возможность ознакомиться с устройством флотов крупнейших мировых держав. Бывал на кораблях, посещал военно-морские базы, порты, доки, верфи

Тщательно отслеживал тенденции в развитии военно-морского дела, обращая особое внимание на соотношение броненосных кораблей, крейсеров, миноносцев в военных флотах мировых держав. Собранные сведения тщательно систематизировал и с 1892 по 1906 год публиковал в виде прекрасно изданных справочных книжек «Военные флоты иностранных государств» и альбомов фотографий, которые могли быть использованы офицерами флота для боевой подготовки в грядущей войне

«Цена книжек была очень дешевой, а сведения — безукоризненно точными, да, кроме того, и статьи этих книжек были дельны и беспристрастны во всех отношениях»3.

И при этом под венец с Ксенией он пошел в мундире лейтенанта флота. До сей поры ни одна из великих княжон Дома Романовых не выходила замуж за августейшую особу в столь низком чине! Взойдя на престол, Ники незамедлительно произвел друга и зятя Сандро «за отличие» по службе в чин капитана 2го ранга. (В период с 1884 по 1909 год во флоте существовало лишь четыре обер- и штаб-офицерских звания: мичман, лейтенант, капитан 2го ранга, капитан 1го ранга). Двадцативосьмилетний Александр Михайлович был в восторге:


«Это для меня полная неожиданность и награда незаслуженная. Будь уверен, что я принадлежу душой и телом тебе и готов до гроба служить по твоим указаниям на пользу дорогого флота и России. Ты мне сделал полнейший сюрприз. Ксюша также весьма рада быть женой штаб-офицера»4.

Первое тверское княжение (1326—1327)[ | код]

Вместе с Дмитрием Александр ждал решение его судьбы в Орде. Уже казалось, что Узбек помилует Дмитрия, и Александр вместе с ханскими пошлинниками уехал из Орды. Однако 15 сентября 1326 года Дмитрий Грозные Очи был казнён. Узбек-хан, несмотря на это, отдал ярлык на великокняжеское правление в Тверь. Старшим в роду тверских князей был Александр Михайлович.

Александр также стал новгородским князем. В договорной грамоте начала 1327 года новгородцы пишут, что уступают ему сёла, купленные им или его боярами, если его люди не будут вмешиваться в судные дела других волостей и принимать на свою землю вольных жителей. Согласно договору, основная власть находилась у новгородского посадника, без которого князь ничего не мог сделать.

Тверское восстание 1327 года | код

Основная статья: Тверское восстание

Поначалу всё складывалось благополучно, но в конце лета 1327 года в Тверь с большой свитой приехал ханский посол Шевкал (Чолхан или Щелкан), двоюродный брат Узбека. Он поселился в княжеском дворце, выгнав оттуда Александра, после чего «сотворил великое гонение на христиан — насилие, грабёж, избиение и поругание». Пошёл даже слух (сам по себе фантастический, но характерный для умонастроения), будто Щелкан собирался перебить князей и самому сесть на тверском престоле, а русский народ обратить в ислам; якобы, это должно было случиться на праздник Успения. Согласно летописному рассказу, тверичи обращались к Александру, предлагая расся с татарами, но тот уговаривал их «терпеть».

Однако 15 августа спонтанно вспыхнуло восстание, начавшееся с попытки татар из свиты Чолхана отнять кобылу у некоего дьякона Дудко; возмущённый народ вступился за дьякона, после чего кинулся громить татар по всему городу. Чолхан со свитой пытался защищаться в своей резиденции, княжеском дворце — и был сожжён заживо вместе с дворцом; были перебиты все татары, находившиеся в Твери, включая «бесермен» — ордынских купцов. Тверские летописи указывают именно на спонтанный характер восстания и не дают никакого повода говорить о каком-то участии князя в его организации, хотя некоторые летописи (за пределами Твери) выставляют Александра инициатором восстания. По мнению многих историков, Александр инициатором явно самоубийственного восстания быть не мог. Тем не менее он, вероятно сочувствуя настроениям народа, не предпринял мер для успокоения восставших.

Карательная экспедиция против Твери | код

Хан Узбек немедленно организовал карательную экспедицию против Твери. Он призвал к себе Ивана Калиту, московского князя — давнего соперника Твери в борьбе за владимирский великокняжеский стол. Узбек обещал сделать Ивана великим князем, дал ему 50 000 воинов под началом пяти темников и велел идти на Александра Михайловича. К этому войску присоединились ещё силы Александра Васильевича Суздальского. На Руси этот поход стал известен как «Федорчукова рать», по имени татарского командующего Федорчука (христианина).

Александр Михайлович хотел бежать из Твери в Новгород, но туда уже ехали московские наместники. Видя, что Иван Калита приближается к Твери, Александр Михайлович уехал во Псков, а его братья Константин и Василий — в Ладогу. Русская земля осталась без защиты:

Александр Васильевич стал владимирским князем, Иван Данилович — новгородским, Константин Михайлович — тверским. Александра же было велено искать по всей русской земле.

Возвращение к братьям

Судьба Сандро, его «душки» Ксении и их семерых детей сложится вполне благополучно. Александр Михайлович дослужится до чина «полного адмирала» и станет носить три черных орла на золотых погонах. В январе 1910 года он публично — и снова пророчески — заявит: «В будущих войнах не может быть победы без воздушного флота»13. Моряк до кончиков пальцев навсегда свяжет свое имя с созданием отечественной военной авиации. В годы Первой мировой войны именно он первым сформулирует гениальную мысль: авиацию необходимо выделить в особый род войск…

Революция положит конец карьере великого князя: он откажется присягать Временному правительству, уйдет в отставку и уедет в свое любимое крымское имение Ай-Тодор, откуда эмигрирует из России со всем многочисленным семейством. Большинство из ныне здравствующих Романовых — потомки великого князя Александра Михайловича.

Жена Брусилова верила, как и он, что Россия стряхнет большевизм и возродится

Он с юных лет в душе был буддистом, верил в реинкарнацию. Может быть, поэтому завещал похоронить свой прах в общей могиле для бедняков. Ксения Александровна и дети выполнили его последнюю волю. Лучше всего об этом сказала Надежда Владимировна Брусилова:

«Весьма вероятно, что он сильно страдал и много думал о своих братьях, которых, несомненно, любил… Николай, Георгий, Сергей, расстрелянные большевиками… Где их кости?!.. В какую сибирскую канаву выброшены тела их без креста и молитвы?!.. Так пусть и мои кости на свалку, в общую могилу для бедняков… Хоть этим приблизиться несколько к замученным братьям — может быть, подумалось ему»14.

«Родина» убеждена, что пришло время для Сандро возродиться в России — новейшим кораблем «Адмирал великий князь Александр Михайлович», который гордо понесет Андреевский флаг по миру в память о неуступчивом патриоте-кавторанге.

Место, где был расстрелян брат Николая II, не найдено по сей день

1. Александр III не любил всех Михайловичей за их происхождение, без обиняков именуя «Габерзонами» эту ветвь дома Романовых. О «скелете в шкафу» династии Романовых поведал флигель-адъютант и друг царя граф С.Д. Шереметев: «Сильно недолюбливал он (Александр III. — С.Э.) Великую Княгиню Ольгу Федоровну и не находил нужным даже скрывать ее «семитического» происхождения» (Мемуары графа С.Д. Шереметева. М.: Индрик, 2001. С. 583). Великая княгиня Ольга Федоровна, урожденная принцесса Цецилия Баденская, супруга великого князя Михаила Николаевича, была биологической дочерью придворного банкира Габера из Карлсруэ. «Моя тётушка Габер» — именно так называл ее Александр III. «Этот еврейский тип, а, пожалуй, и еврейский характер в значительной степени перешли и к некоторым из ее детей» (С.Ю. Витте. Избранные воспоминания. 1849-1911 гг. М.: Мысль, 1991. С. 281).2. Письма и доклады великого князя Александра Михайловича императору Николаю II. 1889-1917. С. 124.3. Там же. С. 506, 25 (библиография).4. Там же. С. 230.5. Там же. С. 233.6. Там же. С. 257.7. Там же. С. 234.8. Там же. С. 242.9. Там же. С. 234.10. Там же. С. 243.11. Там же. С. 244, 247, 249, 250, 265.12. Крылов А.Н. Мои воспоминания. Л.: Судостроение, 1984. С. 142, 143.13. Письма и доклады великого князя Александра Михайловича императору Николаю II. 1889 — 1917. С. 502./14. Брусилова Н.В. Воспоминания, записки, впечатления: 1870 — 1930е. Т. 1 / вступ. ст. С.В. Девятова, Н.А. Шефова; коммент. В.Е. Климанова, Е.И. Рычковой, А.П. Стребкова. М.: Кучково поле, 2017. С. 493. Мой обзор этой книги: Экштут С. Брусиловский порыв // Родина. 2018. N 3. С. 38-42.

Брак и дети

Жена: Анастасия (возможно, Анастасия Юрьевна, дочь короля Руси Юрия I Львовича) (ум. 1364).

Дети:

  • Лев (1320—1322).
  • Фёдор (до 1327—1339), казнён в Орде вместе с отцом.
  • Всеволод (ок. 1328—1364), князь холмский (1339—1349), великий князь тверской (1346—1349).
  • Андрей (?—1364/5), князь зубцовский. Умер с женой Евдокией от чумы.
  • Владимир (?—1364/5), место княжения неизвестно.
  • Михаил (1333—1399), князь микулинский (1338—1399), великий князь тверской (1368—1399).
  • Мария (?—1399), третья жена великого князя Симеона Гордого, завещавшего ей свой удел.
  • Ульяна (?—1391/2), вторая жена великого князя литовского Ольгерда, мать Ягайло.

Княгиня Анастасия (мать), князья Всеволод, Андрей и Владимир умерли в 1364—1365 годах от чумы, уничтожившей значительную часть тверского княжеского дома.

Престол

Планирую переименовать во владимирского—Max 15:32, 19 февраля 2010 (UTC)

Хоть он и был великим князем Владимирским, но по моему мнению все же лучше оставить уточнение «князь тверской». — Vladimir Solovjev (обс) 16:22, 19 февраля 2010 (UTC) Аналогичную реплику я оставил на Обсуждение:Михаил Ярославич (князь владимирский)

Да, они Тверские в общеупотребительном смысле (именно это было основным аргументом против правила именования статей о русских князьях), но Владимир рангом выше, чем Тверь (хоть Тверь и резиденция, но это же не важно). И исходя из этого соображения, если оставлять их «тверскими», они выбьются из общего ряда, в котором уточнение делается по старшему столу, а не по исходному

Поэтому полагаю, что я прав. Есть и дополнительный аргумент. Я многократно указывал, что владимирская история незаслуженно замалчивается, особенно с середины 13 по середину 14 века. Есть редирект с общеупотребительного Александр Михайлович Тверской сюда, и, на мой взгляд, читателю было бы очень полезно сходу узнавать, попадая в статью (или на странице неоднозначности Александр Михайлович (значения)), что этот князь сыграл ту историческую роль, по которой собственно и известен, именно в качестве владимирского, и что у Руси вообще был центр, и этот центр был не в Москве и не в Сарае—Max 17:14, 19 февраля 2010 (UTC) Все дело в том, что историография их в первую очередь тверскими называют. Михаила, наверное, вполне можно переименовывать. Александр — здесь сложнее, он был владимирским князем всего 2 года. Может быть его надо переименовать с уточнением «великий князь тверской».— Vladimir Solovjev (обс) 17:33, 19 февраля 2010 (UTC) Я ещё Фреда пригласил сюда, автора правила. Случай конечно сложный. Я даже не буду настаивать на предлагаемом мной варианте, хотя бы озвучил. После принятия правила уточнение «великий» сносили у нескольких князей (у Василия Ярославича, которого, кстати, часто называют костромским, а у нас:) он владимирский, и у Ивана Михайловича, кажется). Ярослав Ярославич, Дмитрий и Андрей Александровичи за рамками данного вопроса лишь по причине уникальности своих ИО (того же Андрея называют городецким)—Max 18:28, 19 февраля 2010 (UTC) Я бы переименовал просто в Александра Михайловича как всех князей. Но это имя занято статьёй об А.М. Романове, что не очень правильно. —Fred 13:51, 20 февраля 2010 (UTC) Да, можно попробовать двинуться в этом направлении, тем более что Александр Михайлович Тверской — фигура для отечественной истории значительнее Александра Михайловича Романова (чего не скажешь о Михаиле Александровиче), но возникнет вопрос об уточнении для Романова (и он не решится), и не решится аналогичная проблема с Михаилом Ярославичем—Max 14:32, 20 февраля 2010 (UTC) Сначала ответил здесь, потом увидел эту реплику, поэтому делаю 2 вещи: 1) переименовываю Михаила Ярославича; 2) поднимаю вопрос на —Max 14:42, 20 февраля 2010 (UTC)

На моё предложение не последовало возражений более 2 недель. Действую—Max 07:54, 8 марта 2010 (UTC)

Эмиграция

В Париже Александр Михайлович стал членом Русского политического совещания. Эта структура была создана противниками советской власти для того, чтобы представлять интересы своей страны на Версальской конференции. В конце 1918 года завершилась Первая мировая война и теперь страны победительницы собирались решать судьбу Европы. Россия, которая до прихода к власти большевиков честно исполняла свой долг перед Антантой, была лишена представительства в Версале из-за сепаратного мира с Германией. Сторонники белого движения пытались перехватить выпавшее знамя, но безуспешно. Сам Александр Михайлович использовал все свои ресурсы для убеждения иностранных держав свергнуть большевиков, однако тоже неудачно.


Попытки эмигрантов, как известно, ни к чему не привели. В числе многих великий князь уезжал в Европу, надеясь в скором времени вернуться на родину. Он был еще далеко не старым человеком, недавно перешагнувшим за пятидесятилетний порог, и рассчитывал на лучшее будущее. Однако, как и прочие белые эмигранты, Александр Михайлович так и остался до конца своих дней на чужбине. Своим местом жительства он выбрал Францию.

Великий князь был членом многих эмигрантских организаций. Он председательствовал в Союзе русских военных летчиков и принимал участие в деятельности созданного Петром Врангелем Русского общевоинского союза. Романов много помогал детям, оказавшимся в эмиграции в самом уязвимом положении.

Последние годы жизни двоюродного дяди Николая II ушли на сочинение собственных мемуаров. В печатном виде воспоминания великого князя Александра Михайловича («Книга воспоминаний») были изданы в 1933 году в одном из парижских издательств. Автор скончался вскоре после появления своего сочинения на прилавках магазинов. Он ушел из жизни 26 февраля 1933 года в курортном местечке Рокбрюне на Лазурном берегу. Приморские Альпы стали местом упокоения и останков супруги великого князя Ксении Александровны. Она пережила мужа на 27 лет, скончавшись 20 апреля 1960 года в британском Винздоре.

Мемуары великого князя Александра Михайловича сегодня представляют собой интереснейший памятник переломной эпохи отечественной истории. После падения коммунизма память о самом Романове на родине, как и о многих других представителях царской династии, была, наконец, восстановлена. В 2012 году в Санкт-Петербурге ему был установлен бронзовый бюст. Автором памятника стал скульптор и член Президиума Российской академии художеств Альберт Чаркин.

Награды

Российские:

  • орден Святого апостола Андрея Первозванного (1 апреля 1866);
  • орден Святого Александра Невского (1 апреля 1866);
  • орден Белого орла (1 апреля 1866);
  • орден Святой Анны 1-й ст. (1 апреля 1866);
  • орден Святого Станислава 1-й ст. (1 апреля 1866);
  • орден Святого Владимира 4-й ст. (1 января 1893);
  • орден Святого Владимира 3-й ст. (6 декабря 1906);
  • орден Святого Владимира 2-й ст. (6 мая 1913).

Иностранные:

  • орден Вюртембергской короны (Вюртемберг, 1 июня 1880);
  • орден Грифона 2-й ст. (Мекленбург-Шверин, 1 марта 1881);
  • орден Южного Креста 1-й ст. (Бразилия, 1 января 1886);
  • Орден Розы (Бразилия, 1886)
  • орден Грифона 1-й ст. (Мекленбург-Шверин, сентябрь 1886);
  • орден Восходящего солнца 1-й ст. (Япония, 5 января 1889);
  • орден Спасителя 1-й ст. (Греция, январь 1889);
  • крест Кавалеров Святого Гроба с частицей Животворящего древа и звание Стража Святого Живоносного Гроба Господня (Иерусалимский патриархат, 9 марта 1889);
  • орден Заслуг герцога Петра-Фридриха-Людвига (Ольденбург, июль 1902);
  • орден Святого Олафа, большой крест с цепью (Норвегия, 25 сентября 1908).

Пророческие письма другу

История не терпит сослагательного наклонения. Но если бы Ники услышал своего друга, бившего во все колокола и посылавшего императору одну докладную записку за другой…

«Опасно упустить время. Я боюсь, что наши начальники так увлеклись своей возлюбленной Либавой и казармами, магазинами и флигелями, что главное, то есть суда, у них стоят на втором плане.


…Следует помнить, что наш флот должен состоять из судов, способных выходить в океан и вести наступательную войну, а отнюдь не оборонительную.

…Лучшее средство заставить молчать англичан в разных восточных вопросах, это иметь постоянно в океане 20 крейсеров I ранга; эта громадная сила в наших руках урезонит все горячие головы английских палат.

…Время есть, в шесть лет при энергии Морского министерства и правильной постановке судостроения мы можем создать сильный крейсерский флот и к окончанию Великого Сибирского пути явиться на Востоке во всеоружии, когда даже на ум не придет японцам попробовать русских снарядов.

75 лет назад заработала советско-американская авиатрасса Аляска — Сибирь

…Если Россия должна на Дальнем Востоке играть первостепенную роль и не хочет уступить свое место Японии, то пора и нам принять меры, чтобы к 1903 году быть готовыми ко всяким случайностям.

…Японцы особенно оценили значение острова Цусима, находящегося посередине Корейского пролива, и обратили его в укрепленную станцию для боевого флота».

Вчитайтесь в последние два абзаца: это написано в апреле 1896 года.

Вдумайтесь в смысл написанного: до позора Цусимы еще девять лет. Есть время и необходимые материальные ресурсы. Есть стратегический план маневра этими ресурсами, разработанный великим князем. Есть абсолютная власть в руках его друга, императора и самодержца Всероссийского Николая II. Российская империя могла достойно подготовиться к будущей войне и избежать цусимского разгрома.

Но пророческие предложения капитана 2го ранга были беспощадно торпедированы.


С этим читают