Алексей леонов

Творчество

Ещё в студенческие годы, в 1839 году, в Харькове вышел дебютный сборник «Стихотворения Алексея Леонова

1834—1838», среди прочего, обративший на себя внимание Белинского. Критик писал:

…вместо обыкновенной в наше время стихотворной галиматьи, мы увидели если не художественность, то местами теплое неподдельное чувство, местами прекрасные стихи, обнаруживающие в авторе решительный талант к поэзии. Если Леонов еще очень молодой человек, то из него некогда может развиться примечательное дарование…

Особенно Белинский отмечал стихотворения «Калмыцкая свадьба», «Камышник» и «Две души» (в последнем, однако, критикуя «мистическое окончание»). В то же время Белинский отмечал и недостатки произведений Леонова: «иногда в пьесе и стихи хороши, и чувство есть, а в целом оно ни то, ни се, а Бог знает что; иногда прекрасное стихотворение портится дурным стихом, изысканной фразой»; нарекания именитого критика вызывал и «отчаянно элегический тон разочарования в некоторых пьесах». Положительно отзывался о стихах Леонова Осип Сенковский, выделяя стихотворение «К смерти» и стихи на казачью тематику (в том числе «Однодумы»).

В 1855 году, во время Крымской войны, вышел ещё один сборник Леонова. Книга была издана «в пользу раненых нижних чинов Войска Донского» и содержала стихи, посвящённые казачьему мужеству и подвигам. Наиболее полное собрание стихотворений Леонова выпущено в Москве в 1882 году, в год его смерти. В обшей сложности им было написано около 155 стихотворений. Часть его произведений вошла в 1918 году в изданную в Новочеркасске при поддержке атамана Краснова «Донскую хрестоматию», на текст некоторых стихотворений («За курганом пики блещут», «Честь прадедов-атаманов», «В старину на Дону») написаны песни.

Леонов активно сотрудничал в региональной прессе — «Донской газете», «Донских войсковых ведомостях», «Донском справочном листке», публикуя материалы о казачьем быте, истории и донской природе. Серия очерков Леонова по истории казачьего Дона в рубрике «Войсковой Круг» вызвала особый интерес у читателей. Также популярными были очерки «Пушкин в Новочеркасске» и «Жуковский в Харькове». При жизни Леонов издал сборник 400 местных слов и выражений Донского края, а собранные им старинные казачьи песни, общим числом порядка сорока, вошли уже после его смерти в сборник «Донские казачьи песни» под редакцией А. Пивоварова.

Библиография

  • Стихотворения Алексея Леонова. 1834—1838 (Харьков, 1839)
  • Современные песни (Новочеркасск, 1855)
  • Полное собрание стихотворений (М., изд-во Я. А. Карнеева, 1882)

О призвании

Если бы любовь к небу и космосу не переборола во мне любовь к рисованию, я точно стал бы художником. Помню, маленький был – рисовал постоянно, а сестра Раиса меня поддерживала и защищала: «Пусть рисует, у Лени – дар божий».


Не знаю про божий дар, но зов неба я, мальчишка с сердцем художника и мечтами о путешествиях, почувствовал еще в родной Листвянке. Потом в моей жизни много лет был космос. И в творчестве был только космос.

Мои космические работы сделаны по замерам приборов, которые я сам сконструировал и сделал. Только одну работу «Здесь родилось человечество» я сделал несколько утрированно. <…>

В полетах я черпал вдохновение, воссоздавая столь непохожие на земные цвета космоса. Эти космические цвета захватили мое воображение. Когда я уже был в отряде космонавтов, у меня появилось желание создать цикл картин о космосе и завоевании его человеком. На борт «Восхода-2» я взял с собой цветные карандаши, и мне удалось выкроить несколько минут, чтобы зарисовать виды, которые произвели на меня наибольшее впечатление. 

Алексей Леонов подарил свои картины Третьяковской галерее. Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

При этом меня вдохновляло сознание того, что в этой области живописи я был первым. Я рисовал Солнце и Землю, и когда это делал в полете, во мне рождалось такое чувство, будто я – космический Микеланджело!.. И думал, как бы он это все сделал. Он на земле неповторим, а в космосе нашел бы то, что мы никто никогда не найдем.

О дружбе с Юрием Гагариным


. Захожу . И вижу – сидит молодой человек. Читает. Посмотрел на меня. И этот взгляд я запомнил на всю жизнь. Сверкающие голубые глаза. Большие. Сияют аж зеленым, зелено-голубые такие глаза. Книжку положил, встал:

– Старший лейтенант Гагарин.

И за полчаса я уже знал о нем, что он с Заполярья. Он мне все рассказал про всю свою жизнь, и про дочку Леночку, которая родилась 17 апреля 1959 года… А я — с юга. Летаем на одних самолетах. Разведчики. Но что меня особенно поразило – он читал «Старик и море» Хемингуэя, а эта книга только вышла, я слышал по радио, и смотрю – а этот молодой человек уже читает. Подумал — вот это серьезный-то парень какой.

Мы с Юрой хорошо сдружились. <…>

И вот 12 апреля 1961 года. Первый раз человек летит в космос. Что будет? Как будет? Никто не знал, хотя в технику мы верили просто железно. Вначале появилось телевизионное изображение, и пока смутно было, я не мог точно сказать, кто это – Титов или Гагарин. И только после того, как Гагарин назвал уже оттуда меня по имени (привет Блондину), мы перебросились словами, и он заулыбался, стало ясно, что это Гагарин.

Алексей Леонов: От освоения космоса — к возрождению истории

Вел я с ним связь около семи минут, может быть, поменьше. Он запрашивал, какая у него «дорожка», какие параметры. Мы тут же ему сообщили, что все хорошо, ждем встречи…

Рассматривая с разных сторон личность Гагарина, могу сказать – он очень мало прожил, но попал в отряд по удивительным показателям. Все складывалось так, что он просто обязан быть там. Хотя, по идее, откуда? Деревня Клушино. Господи… Сразу пошел в третий класс… И, зная его документы, уверяю – у него кроме оценки «отлично» никогда ничего не было. И потом, как взрослый человек, решает? Семье надо помогать! И он после шестого класса пошел в Люберецкое ремесленное училище. Ну, а семья у него – младший брат еще был, отцу много лет, матери тоже… 


Училище он окончил с отличием. После училища пошел в индустриальный техникум, продолжал себя формировать как мастер литейного производства. И там учился отлично. И летать начал. Он был спортсменом – при росте 165 сантиметров он был капитаном баскетбольной команды. Очень прыгучий! В волейбол играл в нападении. Это только себе представить! Его мама, Анна Тимофеевна, мудрая русская женщина… Она ему дала понятие нравственности. Он был очень крепким как физически, так и внутри… Как пружина…

«Близкий друг, настоящий наставник»

Алексей Леонов был отцом-наставником для многих участников космических полетов и его смерть стала большой потерей, рассказал первый и единственный космонавт Австрии Франц Фибёк, который под руководством Леонова совершил свой полет в космос в 1991 году на станцию «Мир».

«Смерть Алексея Леонова — это большая потеря для меня и моей супруги, потому что мы были хорошими друзьями. Мы дружили семьями, отдыхали вместе. Наша семья регулярно получала от Алексея Архиповича подарки, фотографии и даже его собственные рисунки», — отметил Фибёк.

По словам первого австрийского космонавта, когда он проходил обучение перед полетом в космос в Звездном городке, Леонов отвечал за подготовку его экипажа перед отправкой в космос и был заместителем начальника Центра подготовки космонавтов. «Он был важным фактором того, что я женился в Звездном городке. Именно Леонов смог организовать это «, — признался Фибёк. «Наш экипаж с Александром Волковым и Токтаром Аубакировым был с ним в тесных отношениях. Каждый свой приезд в Россию я его посещал, мы встречались у него дома. Для меня он был очень близкий друг, как отец, настоящий наставник», — подчеркнул он.

Уральские морозы

Приземление оказалось не очень удачным — «Восход-2» зажало между двух деревьев. Крышку выходного люка придавило стволом, который не позволял ей открыться до конца, а запасной люк оказался заклинен намертво. При этом открыть люки космонавты должны были сразу же после посадки, иначе за счет передачи тепла от нагревшегося корпуса внутрь температура в кабине за 10-15 минут поднялась бы до 200 градусов. Но после многократных усилий Леонову и Беляеву всё же удалось открыть люк и выбраться из корабля.

Как выяснилось позже, они приземлились в 180 километрах к северо-западу от Перми, а до ближайшей деревни было 15 километров. При этом место посадки окружал сплошной таежный лес высотой до 20 метров, а глубина снега достигала полутора метров. Вспотевшие космонавты быстро замерзли на уральском морозе. Они набили скафандры содранной со стен кабины обивкой и развели костер.

Сразу же после приземления для поисков корабля в воздух были подняты четыре самолёта «Ан-2» и военные вертолёты. С разных сторон в тайгу ринулись группы лыжников-добровольцев. Позднее даже пришлось создавать специальные отряды для розыска потерявшихся «поисковиков».


Обнаружить «Восход-2» удалось около 17 часов 19 марта. Однако забрать космонавтов не представлялось возможным — вокруг не было ни одной походящей площадки для посадки вертолета, а поднимать Леонова и Беляева по тросовой лестнице летчикам было строго запрещено. Пилоты сбросили им собственную меховую одежду, топор, ракетницу с ракетами и даже бортовой неприкосновенный запас продовольствия. Вертолет улетел, и всю ночь над местом приземления барражировал самолет. Между тем по Всесоюзному радио сообщили, что первую ночь космонавты встречали в кругу друзей в одной из пермских гостиниц…

20 марта к двум часам дня к «Алмазам» на лыжах дошел глава отряда военных спасателей, которые тем временем вырубали площадку для приземления вертолетов в нескольких километрах от «Восхода». На следующий день все трое вышли к ней, и 21 марта Леонов с Белявым были доставлены в Пермь, где их наконец встретили как героев. Через два дня, выступая на митинге в Москве, Беляев скажет: «Большое впечатление произвели на нас просторы и богатства природы пермского края».

Позже, на государственной комиссии после полета, Леонов сделает самый короткий в истории космонавтики доклад: «В открытом космосе жить и работать можно».

Через десять лет дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов снова полетел в космос, на этот раз в качестве командира космического корабля «Союз-19». Его имя носит кратер на Луне, которую он чуть не облетел. Этому помешало свертывание советской лунной программы после того, как обратную сторону спутника Земли увидели американцы. Но это уже совсем другая история.

При написании статьи использованы материалы Российского государственного архива научно-технической документации и сайта «Культурное наследие Прикамья».

Алексей Гапеев


С этим читают