Бурские республики

Боевые качества противников

Развернувшиеся военные действия выявили сильные и слабые позиции обеих сторон. Армия бурских республик комплектовалась по милиционной системе: все мужчины в возрасте от 16 до 60 лет считались военнообязанными и должны были являться на службу со своим конём, оружием и снаряжением. На вооружении у буров были магазинные винтовки новейшего образца, 40 пулемётов и 80 скорострельных орудий.


Нападение конного отряда буров на английскую колонну. Акварель. Начало XX в.

Выглядела и действовала эта армия довольно своеобразно. Внешне буры напоминали скорее партизан, чем регулярное войско. У них не было единой униформы, и каждый ходил в том, в чём пришёл из дома. Единственным одинаковым предметом одежды были широкополые шляпы, необходимые при африканской жаре.

Паулус Крюгер (1825-1904) -президент Южно-Африканской Республики, глава бурского сопротивления.

«Бур сам по себе представляет отличный боевой материал, — писали русские военные специалисты, внимательно следившие за событиями войны. — Занимаясь с самого детства охотой, он делается превосходным стрелком и неутомимым наездником, для которого суточный переход в 70—80 вёрст ничего не значит. Жизнь в поле, постоянная борьба с дикими туземными племенами издавна выработали в нём неоценимые для каждого солдата качества — перенесение тягостей и лишений похода, храбрость, хладнокровие, умение отлично ориентироваться и применяться к местности и способность к разведывательной службе, в чём они очень напоминают наших казаков…».

Буры были великолепными стрелками. Благодаря им в военный лексикон и вошло слово «снайпер». У англичан даже стало плохой приметой прикуривать третьим от одной спички: прикуривает первый — бур поднимает винтовку, второй — бур прицеливается, третий — бур стреляет

Мастерское владение оружием и прекрасное умение маскироваться наряду со слабой тактической подготовкой и природной осторожностью заставляли буров предпочитать оборону наступлению. К тому же у них не было штыков

Поэтому они очень не любили рукопашных схваток. Атакуя, буры двигались цепью и стреляли навскидку, не позволяя противнику высовываться из-за укрытий, а, подойдя вплотную, расстреливали в упор и добивали прикладами. Если же атаковал неприятель и уже готов был броситься в штыки, буры спокойно покидали свои позиции и уходили. Современники отмечали, что война для буров являлась своего рода спортом, в их представлении побеждал тот, кто настреляет больше неприятеля. Лучше же всего это было сделать из укрытия, как на охоте.

Буры в траншеях

Действий в конном строю буры не признавали и особо берегли своих лошадей. На равнине, где не было укрытий для животных, они чувствовали себя неуютно. Потеряв свою лошадь, бур и себя считал как бы выбывшим из строя.

Дисциплины в привычном виде у буров не было. На военных советах решения принимались голосованием, в котором участвовали даже жёны военачальников. Командиры были выборными, и только после начала войны их стали назначать. Впрочем, рядовые буры исходили из того, что в сражении каждый сам себе командир. Бойцы вполне могли проигнорировать приказы начальников, а те и не очень настаивали. Когда открывать огонь, менять позицию, отходить, каждый солдат решал сам. В трудной ситуации буры могли без всякой команды отойти, рассыпаться поодиночке или мелкими группами, а затем снова собраться и продолжить бой.

Если в тактическом плане на первом этапе войны буры часто переигрывали англичан, прежде всего за счёт высокого морального духа и боевых качеств рядовых бойцов, то в оперативном и тем более стратегическом плане они были беспомощными. Порой казалось, что они даже не имеют представлений о военном искусстве. Провести многоходовые операции, организовать боевое охранение, преследование противника, осаду городов, наконец, связать единым замыслом свои разрозненные действия — всё это давалось бурам с большим трудом. Стратегического плана кампании у них, судя по всему, вообще не было.


Англичане же начали войну не лучшим образом. Британские войска привыкли действовать по уже устаревшим канонам классического военного искусства XIX в. Английская пехота обычно предпринимала фронтальные атаки в сомкнутом строю, стремясь перейти к штыковому бою. Это осуществлялось без должного манёвра и маскировки, выделения резервов и попыток обойти противника с флангов. В результате англичане несли большие потери от меткого огня сидевшего в укрытии противника.

Партизанская война и жестокость британцев

Буры обычно действовали отрядами в 500—1000 человек, избегая лобовых столкновений с превосходящими силами противника. Партизаны свободно перемещались по всей стране, наносили внезапные удары и легко уходили от преследования благодаря своей мобильности, выносливости и прекрасному знанию местности. В этот период слово «коммандо» приобрело новый смысл. Если раньше так называлось воинское подразделение, созданное в одном административном округе (примерно батальон), то теперь так стали именовать диверсионные группы, действующие на оккупированной территории. Позднее бойцов разведывательно-диверсионных групп, воюющих в тылу врага, стали называть «коммандос».

Буры взрывали железнодорожные пути и мосты, нападали на поезда. Для защиты коммуникаций англичане применили такую новинку военной техники, как бронепоезда (тогда они ещё назывались блиндированными поездами). Для ведения разведки бронепоезда могли быть оснащены воздушными шарами. Более того, появились блиндированные железнодорожные самокаты (дрезины) и даже так «называемые безрельсовые блиндированные поезда (составы из бронированных тягача-автомобиля с паровым двигателем и нескольких повозок с орудиями) — прообраз бронеавтомобилей.

Бурские «коммандос»

Были созданы летучие кавалерийские отряды, которые гонялись за каждым вооружённым буром. Чтобы лишить партизан свободы манёвра, всю страну покрыли сетью из 8 тыс. блокгаузов (блокпостов) — небольших укреплений, возведённых для охраны особо важных объектов. Они ставились, как правило, так, чтобы из одного блокгауза был виден другой и чтобы вся линия шла зигзагом. Нередко между ними натягивали колючую проволоку. Таким образом, англичане разрабатывали основы борьбы против партизан, ставшей столь актуальной в последующие десятилетия.

Упорство и неуловимость буров, болезненность наносимых ими ударов вывели британцев из себя.

Стремясь лишить буров поддержки населения и обречь их на голод, британское командование перешло к тактике «выжженной земли». С середины 1900 г. оккупанты в массовом порядке грабили и сжигали дома и имущество буров, уничтожали или угоняли скот. В конце войны счёт сожжённых ферм шёл уже на тысячи. Более того, именно англичане первыми стали широко использовать получившие позднее печальную известность концентрационные лагеря. Туда сгоняли в основном женщин и детей, мужчин-буров отправляли подальше — в Индию и другие британские колонии. Условия существования в концлагерях были таковы, что из более 200 тыс. заключённых от голода и болезней погибло около 27 тыс. человек, из них 22 тыс. дети до 16 лет. Лондон же лицемерно заявлял, что лагеря нужны для обеспечения безопасности мирного населения.

В конце концов усилия англичан дали результат. Страна была разорена и истощена, силы буров оказались на исходе. Численность партизан к марту 1902 г. уменьшилась до 8—10 тыс. человек, а сотни тысяч человек находились в концлагерях. Дальнейшее сопротивление становилось невозможным.

Ждать помощи извне не приходилось. Правда, общественное мнение в Европе и Америке было на стороне свободолюбивых буров. Более того, вместе с ними сражались несколько тысяч добровольцев-иностранцев. Среди них были и русские. Журналист Е. Максимов стал даже генералом бурской армии. Этой чести был удостоен только ещё один иностранец. На бурской войне прославился русский общественный деятель А. И. Гучков. Но вмешательства третьих стран в Англо-бурскую войну не произошло.

Колонизация

В 1830-х — 1840-х годах потомки голландских и прочих поселенцев, известные под общим названием «буры», начали покидать британскую Капскую колонию в процессе движения, вошедшего в историю как «Великий трек». Используя своё превосходство в военном деле они сравнительно легко побеждали местные племена и основывали свои небольшие республики на территориях, не находящихся под властью Великобритании.

В — 1838 годах бурские поселенцы начали пересекать реку Вааль, и имели ряд стычек с ндебеле. 16 октября 1836 года группа буров, которую вёл Андрис Хендрик Потгитер, была атакована армией матабеле (северных ндебеле) численностью 5.000 человек. Они не смогли прорваться в круг из фургонов, в котором оборонялись буры, но угнали весь их скот. Мороко, вождь племени ролонг (принадлежащего к сото-тсвана), потерпевший ранее поражение от ндебеле и вынужденный поселиться в Таба Нчу, прислал Потгитеру свежий скот, чтобы буры могли добраться до Таба Нчу, где Мороко обещал им еду и покровительство. В январе 1837 года 107 буров, 60 ролонг и 40 «цветных» сформировали коммандо под руководством Потгитера и Герта Марица, которое атаковало Мосега, нанеся ндебеле тяжёлое поражение, в результате чего в 1838 году Мзиликази был вынужден бежать на север, за Лимпопо (на территорию современного Зимбабве). После бегства ндебеле Потгитер издал прокламацию, в которой объявил страну, покинутую Мзиликази, принадлежащей фермерам-переселенцам. При этом он отверг претензии на эти земли со стороны племён сото-тсвана, которые помогли ему победить Мзиликази. После этого многие бурские переселенцы стали пересекать Вааль и поселяться на территории Трансвааля, зачастую — рядом с африканскими деревнями, используя их жителей в качестве рабочей силы.


Андрис Преториус — один из бурских лидеров

Первое постоянное поселение европейцев к северу от Вааля было основано последователями Потгитера. В марте 1838 года он отправился в Натал и попытался отомстить за резню, которую устроили зулусы Питеру Ретифу и его людям. Однако, позавидовав тому предпочтению, которое голландские поселенцы в Натале оказали другому лидеру, Мани Марицу, он пересёк Драконовы горы в противоположном направлении, и в ноябре 1838 года основал поселение на берегу реки Моол, которое назвал в свою честь Почефструм. Эта группа поселенцев сформировала примитивное правительство, и в 1840 году образовало конфедерацию с Республикой Наталь, а также с бурами, поселившимися к югу от Вааля, чьим административным центром был Винбург. В 1842 году группа Потгитера отказалась прийти на помощь бурам Республики Наталь, вовлечённым в конфликт с англичанами. До 1845 года Потгитер продолжал руководить бурами, проживавшими по обоим берегам реки Вааль, однако становившиеся всё более ясными намерения англичан и необходимость создания связи с внешним миром через независимый канал вынудили Потгитера со значительным числом буров из Почефструма и Винбурга в 1845 году мигрировать к побережью. Потгитер поселился в Зоутпансберге, а остальные фермеры решили разместиться на внутренних склонах Драконовых гор, где создали деревню под названием Андрис Охригстад, однако оказалось, что место для неё было выбрано нездоровым, и деревню пришлось покинуть. Новая деревня была расположена на более высоком месте, и в память о страданиях в покинутом поселении буры назвали её Лиденбург. Тем временем в районах, покинутых Потгитером и его товарищами, поселились другие буры, которые в 1848 году объединились под руководством Андриса Преториуса.

17 января 1852 года Великобритания подписала договор, в соответствии с которым признавалась независимость около 5.000 бурских семей (т.е около 40.000 лиц белой расы) в регионе к северу от реки Вааль — Трансваале; через два года была признана независимость Оранжевого Свободного государства. Однако при подписании этого соглашения от имени буров Преториус действовал на свой страх и риск, и партия Потгитера обвинила его в намерении узурпации власти. Однако собравшийся 16 марта 1852 года в Рюстенбурге фольксраад ратифицировал договор, а утром того же дня Преториус и Потгитер публично помирились.

В июле 1853 года скончался Андрис Преториус (Потгитер умер немного раньше, в марте), и его преемником был избран его сын — Мартинус Преториус. В 1856 году он созвал ряд народных собраний в различных округах Трансвааля, на которых решался вопрос о том, нужно ли создавать сильное центральное правительство вместо существовавших крошечных местных правительств. В результате была избрана народная ассамблея, которой поручили создать конституцию.

Ранняя история территории

На территории Трансвааля в течение тысяч лет жили аборигенные племена — бушменов и кой-кой. Около IV в. н. э. на территории будущего Трансвааля появляются носители языков банту: сото, свази, тсвана, педи, венда, ндебеле (расположенные к западу пустынные территории Карру и Калахари, непригодные для земледелия, их не интересовали). К началу XIX века, когда началась европейская колонизация территории, здесь уже были поселения, сравнимые по размерам с тогдашним Кейптауном, жители которых занимались сельским хозяйством, добывали полезные ископаемые и вели прямую и непрямую торговлю на больших расстояниях.

В 1817 году в этот регион вторгся зулусский вождь Мзиликази, который служил у правителя зулусов Чаки, но позже восстал, и был вытеснен на запад. Заключив союз с проживавшими на территории Трансвааля ндебеле, он стал их лидером. Шедшие в этот период войны, вошедшие в историю как Мфекане, серьёзно ослабили племена сото и тсвана, что облегчило последующую европейскую колонизацию этих земель.

Ндебеле вытеснили остатки венда на север, и Мзиликази разместил свой крааль в районе современной Претории, а в районе современного Зееруста основал военный пост Мосега, охранявший торговые пути. Завоевав Трансвааль, ндебеле покорили проживавшие здесь племена и установили систему военного деспотизма. Мзиликази господствовал в юго-западном Трансваале с по 1836 годы.

До этого времени регион между реками Вааль и Лимпопо был практически неизвестен европейцам, в 1829 году вождя Мзиликази посетил Роберт Моффет, а вслед за ним его страну начали посещать европейские торговцы и исследователи.

Буры в Южной Африке

Территория Южной Африки была издревле заселена скотоводческими народами готтентотов и собирателями-бушменами. В I тыс. н. э. их частично потеснили пришедшие с севера банту

В XVII веке южноафриканское побережье обрело важное стратегическое значение для ведущих европейских держав, поскольку мимо него проходил морской путь в Индию

Также по теме «Целый субконтинент стал жертвой насилия»: какую роль Британская Ост-Индская компания сыграла в мировой истории 2 августа 1858 года парламент Великобритании принял Акт о лучшем управлении Индией. В результате Британская Ост-Индская компания,…

В 1652 году нидерландский мореплаватель Ян ван Рибек, работавший на Голландскую Ост-Индскую компанию, основал в районе мыса Доброй Надежды город Капстад. В нём останавливались европейские корабли, чтобы починить снасти и пополнить запасы продуктов.

Вскоре в Южную Африку начали массово переселяться голландские фермеры. За ними последовали выходцы из Германии и преследуемые на родине французские гугеноты. К 1700 году белые переселенцы контролировали земли на 50—70 км вокруг Капстада, а через 30 лет — примерно на 400 км.  

Европейские колонисты использовали труд рабов, завезённых из Западной Африки и Азии. С экономической точки зрения Капская колония стала одним из наиболее успешных заморских владений европейских держав. 

Требование земли

24 апреля 2014 политическая партия, Front Nasionaal (FN) представил землю, требует комиссару по Требованиям Земли в Претории от имени африканерской страны. Требование принадлежит земле, описанной в Национальном архиве Южной Африки R117/1846: «От Ohrigstad до севера до Olifantsrivier, тогда вниз к линии залива Delagoa; на юг до реки Крокодила; на запад к Elandspruit до этих 26 линий степеней; восток до, где река Крокодила присоединяется к реке Комати». FN заявляет, что продажа сказанной земли была между королем Мэзоусом (представитель зулусов) как продавец; и Командир Город SJZR (представитель голландской южноафриканской страны) как покупатель. Копия соглашения подана в правительственных Архивах под файлом R117/46. Дальнейшие государства FN, за которые земля была по закону куплена и заплатила 25 июля 1846 как этническая группа и не как отдельные землевладельцы и были только в опекунстве пред1994 правительств, поскольку они были расценены как потомки этнической группы. Не было поэтому никакого законного права передать эту землю «иностранному» правительству в апреле 1994 и далеко от оригинальной этнической группы.

Новый процесс требований земли еще не был завершен как бы то ни было.

Повод для войны

В 1886 году в бурских республиках были обнаружены одни из крупнейших в мире месторождений золота. В Южную Африку хлынул поток британских золотоискателей, которых стали называть ойтландерами. Власти Трансвааля не мешали работе промышленников и старателей, однако установили для них специальный пятипроцентный налог, за счёт которого государство увеличило бюджетные доходы в 11 раз.

Также по теме «Будто на разных планетах»: почему в современном мире существует сегрегация 70 лет назад в Южной Африке на государственном уровне начала проводиться политика апартеида. Миллионы людей были официально лишены…

В 1890 году на 125 тыс. буров (из которых около 30 тыс. имели избирательное право) в Трансваале приходилось порядка 200 тыс. ойтландеров. Вскоре британские золотоискатели заговорили о предоставлении им гражданских прав.

В 1895 году группа из нескольких сотен вооружённых наёмников Chartered Company, принадлежавшей Родсу, вторглась из Родезии в Трансвааль. Отрядом руководил британский колониальный чиновник Линдер Джеймсон, который планировал поднять в Трансваале восстание ойтландеров. Однако участники рейда были заблокированы бурами и вскоре сложили оружие. Рядовых наёмников отпустили, а старших офицеров и примкнувших к ним местных заговорщиков приговорили к тюремному заключению и штрафам.


После провала рейда Лондон начал готовиться к войне с бурами. Руководство бурских республик пошло на масштабные уступки ойтландерам, снизив финансовые пошлины и сроки получения ими избирательных прав. Однако эти шаги не устроили британские власти. 

В августе 1899 года президент Трансвааля Пауль Крюгер согласился предоставить избирательное право всем британцам, прожившим в республике более пяти лет, однако потребовал от Лондона отказаться от вмешательства во внутренние дела буров и отвести войска от границы. Британцы не пошли на эти условия. 

  • Если бы Трансвааль был морской державой… Карикатура начала Англо-бурской войны в газете «Новое время» (Россия)

Наступление англичан

Вскоре, однако, британцы переломили ситуацию. В Южную Африку непрерывно поступали армейские пополнения. Если сначала там было 30 тыс. английских солдат, то в феврале 1900 г. уже около 180 тыс. Между тем 40—45-тысячная армия буров из-за потерь и дезертирства только сокращалась.

Атака британских войск под Спион-Копом.

Январь 1900 г.

В феврале 1900 г. новый командующий британскими силами лорд Ф. Робертс начал наступление. Под Паардебергом англичанам неожиданно сдался бурский генерал П. Кронье с 4 тыс. солдат, а в марте без боя был занят Блумфонтейн. К этому времени англичане, наконец, осознали, что необходимо менять тактику. Вместо сомкнутых колонн они стали использовать стрелковые цепи, что значительно уменьшило потери и принесло новые успехи. Буры же, потерпев неудачу, пали духом и стали разбегаться по домам. 31 мая англичане, не встречая сопротивления, заняли Йоханнесбург, а 5 июня — Преторию. Казалось, что на этом война должна была закончиться.

Однако ряд бурских политиков и генералов (главнокомандующий Л. Бота, генералы X. Девет, П. Деларей и др.), а также многие рядовые буры (до 20 тыс.) отказались сложить оружие. Началась партизанская война, которая для обеих сторон всё больше превращалась в войну без правил.

Боевые действия

Война началась 16 декабря 1880 года восстанием трансваальских буров в Почефструме, после того как правительство Трансвааля объявило о своей независимости от Великобритании. С 22 декабря 1880 по 6 января 1881 года британские гарнизоны на всей территории Трансвааля оказались осажденными. Буры одевались в обычную сельскую одежду, которая была нейтральной по отношению к цветам африканского пейзажа; тогда как британская униформа была все ещё ярко-красной, что абсолютно контрастировало с африканским пейзажем. Это позволяло бурам, будучи опытными стрелками, легко стрелять из укрытия в британских солдат даже на большом расстоянии. Как считают некоторые историки, преимущество буров заключалось в их особой военной тактике

Буры отдавали предпочтение хитрости и скорости, в то время как англичане больше уделяли внимание дисциплине и построению.

Осада британских гарнизонов привела к сражению у Лаингс Нека 28 января 1881 года, где британские силы попытались прорвать позиции буров. Но, потеряв 84 человека убитыми (потери буров составляли 14 убитых), англичане потерпели поражение.

Буры не ограничились ведением боевых действий в Трансваале и вторглись в Натал. Г. Р. Хаггард, который в это время жил на ферме в этой колонии, вспоминал:

Буры нанесли ряд поражений английским войскам, крупнейшее из которых произошло 28 января 1881 года у Лаингс Нека. По этому поводу Хаггард писал своей жене:

«Нам сообщили, что войска, стоящие лагерем у Нэка, охвачены паникой из-за целого ряда поражений, и в последнем бою, стоившему жизни бедному сэру Джорджу Колли, офицеры с величайшим трудом удерживали солдат от бегства».

Хотя, на самом деле, британские солдаты и бежали с поля боя у холма Маджуба (последнего сражения войны), особенно после гибели генерала Д.Колли, который пытался остановить бегство (застрелен бурами).

Государства гриква

Помимо африканских вождеств, бурам пришлось столкнуться и с другими соперниками за контроль над территориями в бассейне реки Оранжевая. По её течению с начала XIX века существовали независимые общины гриква — этнической общности, образовавшейся в результате смешения европейцев с койсанами и чернокожими рабами. К середине XIX века существовало несколько независимых общин гриква: Грикватаун, Филипполис и ряд других. Позднее, в результате миграции части гриква на восток, они заселили земли к востоку от Капской колонии, которые стали известны как Восточный Грикваленд, а территории в районе слияния рек Оранжевая и Вааль получили известность как Западный Грикваленд. Гриква во многом воспроизводили традиционные африканские общинные институты. Управление в поселениях гриква осуществляли наследственные вожди или капитаны, как они сами себя называли, получившие власть благодаря своему авторитету, и передававшие её по наследству. Их власть носила патриархальный характер и ограничивалась, главным образом, вопросами обороны от внешних врагов. Важнейшие решения и судебные разбирательства выносились по решению совета глав больших патриархальных семей. В их юрисдикцию входило утверждение кандидатуры нового капитана и изменение законов.

Республики гриква оказались экономически несостоятельными и были поглощены британской Капской колонией всего через несколько лет после возникновения.


С этим читают