Битва при аустерлице

Под командованием императоров

К этому времени Наполеон уже взял Вену и держал под контролем значительную часть Австрии, и ситуация складывалась так, что без генерального сражения обойтись не могла ни та, ни другая сторона. Французы, хотя они и пользовались захваченными ими австрийскими воинскими магазинами, испытывали заметную нехватку припасов, и затягивать кампанию было не в их интересах. К тому же Наполеону было хорошо известно о том, что пока попытки Англии, России и Австрии убедить Пруссию выступить на их стороне остаются безрезультатными, но шансы на ее вступление в войну возрастают, а это серьезно угрожало его тылам. В свою очередь, Австрия не намеревалась терпеть оккупацию своей территории и стремилась нанести французам критический удар, заодно рассчитавшись за проигрыш под Ульмом. А российский император Александр I весьма внимательно прислушивался в тот момент к аргументам австрийского императора Франца II и тоже был намерен завершить войну одной блестящей победой, которая, скорее всего, окончательно склонила бы пруссаков к открытию боевых действий.


«Наполеон при Аустерлице». Картина Франсуа Жерара, 1810 год

Поэтому все аргументы генерала Михаила Кутузова, предлагавшего не спешить с генеральным сражением, дождаться подкреплений из России и подхода австрийцев из Северной Италии (а также, возможно, вступления Пруссии в войну на стороне Третьей коалиции), были отметены австрийским и русским императорами, прибывшими к своим войскам под Ольмюц еще 19 ноября. Вручив формальное руководство объединенной армией Кутузову, оба императора фактически отстранили его от реального командования, принимая решения по собственному усмотрению. Именно так и был в конечном итоге утвержден план сражения под Аустерлицем, предложенный австрийским генерал-квартирмейстером Францем фон Веройтером. Его идея заключалась в нанесении основного удара по правому флангу французских войск и их глубокому охвату, после которого, как считал австриец, французы вынуждены будут или отступить, или капитулировать. Серьезного противодействия от Наполеона фон Веройтер не ожидал, разделяя общее мнение (которое всеми силами поддерживал и сам император Франции) о слабости противостоящих союзникам французских войск и их нежелании вступать в генеральное сражение.

План Наполеона в битве при Аустерлице

Наполеон имел в день сражения при Аустерлице около 75 тыс. (из коих около 23% конницы), но две дивизии из корпуса Даву могли прибыть лишь утром. Чтобы обеспечить свой левый фланг, от которого отходил путь отступления на Иглау, он приказал укрепить и вооружить 18 орудиями, взятыми из Брюнна, крутой холм у большой Ольмюцкой дороги; этот пункт (Сантон) был занят пехотным полком, коему и было приказано оборонять его до последней крайности. 19 ноября, накануне битвы, Наполеон окончательно убедился в предполагаемом обходе его союзниками, а их биваки ясно обозначали растянутость фронта их армии. Поэтому он составил  следующий план  действий: скрытно, в течение ночи, перевести все свои войска, кроме правого фланга, на левый берег Бозеницкого ручья и затем, удерживая неприятеля на флангах, в то же время массами, собранными между Пунтовицем и Гиршковицем, прорвав его слабый центр, утвердиться на Праценских высотах. Прорыв центра приводил также и к удару на фланг и тыл первых четырех колонн союзников.

После полудня 19 ноября Наполеон собрал корпусных командиров и, очертив общее положение, объяснил им свои предположения, а также и ту роль, которую он предназначал каждому из них в предстоящей битве при Аустерлице. Эти словесные приказания были сообщены войскам в виде письменной диспозиции, однако, лишь утром в день сражения. Согласно этим указаниям, Даву было приказано оборонять Гольдбах от Тельница до Сокольницкого замка включительно, т. е. он должен был держаться сначала с 5 тыс., а затем с 12,5 тыс., против 43 тыс. Буксгевдена. Корпуса Сульта и Бернадота, кавалерия Мюрата, гренадеры Удино, гвардия (всего до 50 тыс.), должны были, перейдя Бозеницкий ручей, скрытно расположиться между Пунтовицем и Гиршковицем, против Праценских высот. Корпусу Ланна приказано действовать, на левом фланге, против войск Багратиона. Из этого видно, что для решительного удара Наполеон назначил около двух третей своих сил и сосредоточил их на протяжении около 3 верст по фронту.

Наполеон в битве при Аустерлице. Картина Ф. П. С. Жерара, 1810

Вечером накануне битвы при Аустерлице французские войска читали приказ (вернее, воззвание) императора, в котором он посвятил в тайну своего плана всю свою армию, словами: «…в то время, как они будут обходить меня справа, они подставят мне фланг»… Кроме того, маршалам было приказано явиться к Наполеону 20 ноября в 7,5 часов утра, для получения новых приказаний в зависимости от движений, которые будут исполнены противником в течение ночи. К сказанному надо добавить, что в русских войсках еще существовали полковые орудия; тем не менее, русская артиллерия, особенно по своей материальной части, а также конница (составлявшая в союзной армии до 20%) нисколько не уступали французским. Русская пехота применяла линейный боевой порядок (развернутые батальоны); застрельщичий бой могли, в сущности, вести лишь немногочисленные в армии егерские полки. Французской же пехоте, несравненно более обученной стрельбе, Наполеоном, незадолго до Аустерлицкой битвы, был рекомендован особый боевой порядок, способствовавший развитию столь любимого русскими штыкового боя: в бригаде первый полк строился в развернутых батальонах, второй же побатальонно за первым, в колоннах.

Историческая сводка о битве при Аустерлице

Аустерлицкое сражение состоялось 20 ноября (по старому стилю – 2 декабря) 1805 года. Битва признана решающей, поворотной в ходе войны Третьей Антифранцузской коалиции и Франции. Здесь, под городком Аустерлиц (ныне – город, находящийся в Чехии, в исторической области Моравия), столкнулись силы армий императора Наполеона, а также императоров Александра I и Франца II. В результате сражения, Франция одержала решающую победу, что привело к ликвидации коалиции. Наполеон вступил на поле Аустерлица с меньшими силами, но потери союзников коалиции оказались несравнимо большими.

Читателю, однако, следует принять во внимание, что реальное сражение при Аустерлице и битва, описанная Львом Толстым – это не идентичные явления. Первое относится к области исторической действительности, а второе – к художественному, литературному переосмыслению событий

Императоры и война: какова роль глав государств?

История, Клио, как известно, – капризная муза. Клио сохраняет имена «великих»: императоры и полководцы, ученые и писатели… Имена простых людей, солдат, работников теряются во тьме времени, во мраке ушедших эпох. Опыт, приобретенный человечеством, – это череда войн, побед и поражений, изобретений и научных прорывов.

Ученые-историки говорят: у побед и поражений есть много причин, но среди них – три главных. Во-первых, императоры-союзники были ослеплены победой; во-вторых, усыпленная бдительность и самолюбование заставило Франца и Александра расслабиться, не подготовившись, как следует, к дальнейшим битвам. Наконец, третья причина – военные парады и многочисленные балы не способствовали дисциплине и собранности солдат.


Это противостояние называют «войной трех императоров». Лев Толстой играет на контрасте, изображая правителей сражающихся держав самоуверенными и гордыми. Между тем, после поражения образы государей меняются: теперь это просто люди, охваченные отчаянием и потерянностью. Как итог, император Австрии Франц сдался Наполеону, приняв условия французского правителя. Россия же продолжила войну против Франции.

Несколько слов о составе войск противников

Представим данные в виде списка. Силы французской армии:

  1. Наполеон привел на поле Аустерлица больше 73-х тысяч человек, под управлением которых находилось почти 140 орудий. После битвы Франция потеряла 1 305 солдат убитыми, около 7 тысяч человек было ранено в бою, почти 600 французов попали в плен. Армия утратила одно знамя.
  2. Союзная армия Антифранцузской коалиции насчитывала более 85-ти тысяч солдат и почти 300 пушек. Потери российской и австрийской армий были значительно больше – 16 тысяч человек погибло в бою, 20 тысяч – оказалось в плену у французов. Почти 190 орудий – уничтожены, и утрачено больше сорока знамен.

Итак, на поле при Аустерлице вышли 60 тысяч русских солдат под предводительством генерала Михаила Кутузова и 25 тысяч австрийцев под командованием генерала Франца фон Вейротера. Читатель заметил, что армия императоров-союзников превосходила по численности французов, однако у Наполеона были в запасе большие войска. Французский император решил, что 73-х с половиной тысяч солдат – достаточно для того, чтобы победить в сражении. Демонстрировать же превосходящую армию – опасно в стратегическом плане.

Почему Наполеон хотел битвы, а Кутузов ее избегал

Аустерлицкое сражение стало возможным благодаря усилиям Бонапарта, который страстно стремился к битве в кратчайшие сроки. Для этого у французского императора было 3 главные причины:

  1. Поражение французского флота в битве при Трафальгаре от Англии. Это был страшный удар по Франции, которая осталась фактически без флота. Нужен был реванш.
  2. Наполеону была нужна крупная победа для укрепления своей власти. Корона еще слабо держалась на его голове, а единственная крупная победа, Маренго, воспринималась крайне неоднозначно. Фактически Наполеон проиграл ту битву, и только подоспевшие резервы спасли ситуацию.
  3. Французская армия находилась в опасности окружения и уничтожения.

Положение под Аустерлицем для Франции было очень опасным. Силы сторон были примерно равны, но в Моравию двигались дополнительные силу русской армии по численности равные текущим. Гаугвиц из Берлина вез ультиматум Наполеону с унизительными требованиями от Пруссии (Гаугвиц выехал 14 ноября). Отклонение ультиматума включало в войну Пруссию с ее 120 тысячной армией. Австрийцы перебрасывали с итальянского направления крупные подразделения. То есть при текущем равенстве сторон, Франция всего за месяц рисковала быть полностью окруженной противником, который будет превосходить их численно минимум в 3 раза. Именно поэтому Наполеон и рвался в бой. Кутузов по той же причине уклонялся — он ждал подкрепления. Когда стало понятно, что маневрами и тактикой Бонапарт не может вынудить Кутузова дать бой, в ход пошла дипломатия и актерское мастерство.

Актерский талант императора Франции

Сегодня Наполеон воспринимается многими в лучшем случае как грамотный военачальник, и других достоинств многие историки у него не видят вовсе. Это не правильно. На момент 1805 года это был очень умный человек, тонко чувствующий ситуацию и возможности, у него была прозорливость и очень хороший актерский талант. И это отлично подчеркивает подготовка его к Аустерлицу. Когда стало понятно, что тактически Кутузова не переиграть, Наполеон сделал 2 простых шага:

  • Он начал распускать слухи о необходимости мира и плохом моральном состоянии во французской армии. Делалось это через сми, через послов, шпионов и так далее.
  • Отправил к Александру 1 генерала Савари для переговоров о мире. Александр принял Савари, но переговоры вести отказался. Вместо этого он предложил отправить своего посланника к Наполеону, чтобы лично обговорить условия «мира». К Наполеону был отправлен князь Долгоруков. Нужно понимать, что это был за человек, чтобы осознать как его обыграл Бонапарт.

Петр Петрович Долгоруков, князь, доверенное лицо Александра 1. В 1805 году ему было 28 лет, но он уже был генералом и считался правой рукой императора. В обществе его называли «баловень судьбы». Он добился своего положения только из-за имени. Опыта ни военного ни гражданского у него не было. Это был, как сегодня модно говорить, представитель «золотой молодежи», для которого было характерно надменное отношение ко всем, кроме своего хозяина — Александра 1. Вот, что в своих мемуарах писал сам Наполеон.

Долгоруков вел себя несдержанно. Он требовал, чтобы Франция отказалась ото всех своих завоеваний и вернулась к своим границам времен Революции. Наполеон же вел тонкую игру, подпитывая иллюзию Долгорукова в собственном превосходстве над всем миром. В итоге, как пишет Соловьев в «Александр 1. Политика и Дипломатия. 1877 год» — Долгоруков доложил Александру 1, что Наполеон боится сражения, в его армии разброд и шатание, он полностью утратил контроль над войсками. Именно после этого доклада Александр 1, игнорируя все доводы Кутузова, принял решение дать сражение.

Поле битвы: Аустерлиц

Карта расположения сторон

Русская армия, под командованием Михаила Кутузова, не слишком хорошо вклинивается в бесконечную европейскую войну. Наполеон растет как полководец и союзные войска едва успевают уходить от его армий, давно потеряв стратегическую инициативу и прямо избегая прямых боев!Возле города Аустерлиц в Австрии, решено дать бой Франции, собрав в один кулак все силы союзников, чтобы победить преимуществом, а не умением.Что имело резон: Франция воевала без резервов на чужой территории, союзники ждали прихода 45 000 армии из Италии, а также были близки к союзу еще и с Пруссией, что давало бы полнейшее преимущество в живой силе и орудиях.Но тогда и славу пришлось бы делить! Потому битву откладывать нельзя!

Императоры Австрии и России: Франц Второй и Александр Первый лично прибыли в штаб и намеревались командовать боем. Причем оба в военном деле были профанами, однако прислушивающимися к советам генералов. Вот только те не очень стремились их давать…Монархов окружал целый сонм молодых аристократов, книжных мальчиков, которые требовали боя и грезили о сокрушительных победах и пирах! Что им старые вояки!М.И. Кутузов , несмотря на заслуги, не входил в число уважаемых Александром советников, куда больше тот доверял австрийскому генералу Вейротеру, который хвастливо считал Наполеона неучем, выскочкой, которого он скоро накажет.


Австриец предложил сосредоточить войска на одном фланге и отрезать Наполеона от дорог, используя численный перевес. Это было благосклонно принято императорами.Но, как показала битва, не явилось тайной и для Бонапарта…

Ход сражения

Карта сражения

Наполеон был осведомлён о том, что фактическое командование союзной армией принадлежит не Кутузову, а Александру, склонному принимать планы австрийских генералов. Начавшая наступление союзная армия попала в ловушку, расставленную Наполеоном. Он угадал, что австрийское командование будет стремиться отрезать его от дороги к Вене и от Дуная, чтобы окружить или загнать к северу, в горы и для этого предпримет широкое обходное движение левым крылом против правого фланга французской армии. При этом фронт союзной армии должен будет неминуемо растянуться.

Наполеон сконцентрировал войска в центре, против Праценских высот, создавая у австрийского командования видимость возможности быстрого окружения своей армии, и одновременно изготовив свои войска для стремительного удара по центру союзников.

Наступление французских войск на Праценские высоты началось в 9-м часу утра, когда левое крыло союзников, ещё в сумерках начавшее фланговое движение, по мнению Наполеона, достаточно отдалилось от центра. Малочисленный центр русской армии не имел другого выхода, как отступить под натиском главных сил французской армии (на Праценские высоты было направлено свыше 50 тыс. человек). После занятия Праценских высот Наполеон направил удар главных сил на левое крыло союзников, которое оказалось охвачено с фронта и тыла. Только тогда командующий левым крылом союзников Ф. Буксгевден, увидев общую картину сражения, начал отступление. Часть его войск была отброшена к прудам и была вынуждена отступать по замёрзшему льду. Как показали позднейшие исследования французских историков, при этом отступлении потонуло в прудах и погибло от огня артиллерии от 800 до 1000 человек, тогда как Наполеон в победном бюллетене говорил о 20 000 утонувших. Правое крыло союзной армии под командованием Багратиона, четко и хладнокровно управлявшего своими войсками, оказывая жёсткое сопротивление, вынуждено было также отступить после того, как Наполеон направил против него в помощь своему левому крылу и кавалерию Мюрата. Императоры Александр и Франц бежали с поля боя ещё задолго до окончания сражения. Раненый Кутузов едва спасся от плена.

К вечеру 2 декабря стороны могли подводить итоги, главным из которых можно считать тот, что третья коалиция распалась. Русская армия впервые со времён Петра Великого проиграла генеральное сражение. Победоносный угар русского императора сменился полным отчаянием. «Смятение, охватившее союзный олимп, было так велико, что вся свита Александра I рассеялась в разные стороны и присоединилась к нему только ночью и даже наутро. В первые же часы после катастрофы царь скакал несколько вёрст лишь с врачом, берейтором, конюшим и двумя лейб-гусарами, а когда при нём остался лейб-гусар, царь, по словам гусара, слез с лошади, сел под деревом и заплакал». При государе в начале Аустерлицкого сражения находился А. А. Аракчеев.

Литература

  • Большой Энциклопедический Словарь. — М., 1994. — С. 87, 1223.
  • Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории – Санкт-Петербург.: Наука, 2001.
  • Манфред А. З. Наполеон Бонапарт. — М.: Мысль, 1989. — С. 430, 433—434. — ISBN 5-244-00456-5
  • Тарле Е. В. Наполеон.
  • Толстой Л. Н. Война и мир. Тт. 1 и 2.
  • Троицкий Н. А. Фельдмаршал Кутузов: мифы и факты. — М.: Центрполиграф, 2003. — С. 109—115. — ISBN 5-227-01603-8
  • Харботл Т. Битвы мировой истории. — М.: Внешсигма, 1993. — С. 47. — ISBN 5-86290-195-7
  • Чандлер Д. Военные кампании Наполеона. — М.: Центрполиграф, 1999. — С. 265—272. — ISBN 5-227-00456-0

Андрей Болконский

Для Андрея Болконского Аустерлицкое сражение – возможность показать себя, проявить все свои лучшие качества. Как Николай Ростов перед Шенграбенской битвой мечтал совершить подвиг, но, в момент опасности вдруг осознал, что его могут убить, так же и Болконский перед сражением думает о смерти. И удивление Ростова: «Убить меня? Меня, кого так любят все!» очень похоже на недоумение Болконского: «Неужели из-за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?».

Но при этом результат этих мыслей у Ростова и Болконского разный. Если Ростов бежит в кусты, то Болконский готов идти навстречу опасности, чтобы «…наконец показать все то, что я могу сделать». Болконский тщеславен, так же как его отец, и его сын в будущем, но это тщеславие идет не от пустого бахвальства, а от благородства души. Он мечтает не о наградах, а о славе, о людской любви.

И в минуты его размышлений о грядущих подвигах Толстой словно опускает его на землю. Князь вдруг слышит глупую шутку солдат: «Тит, а Тит?» — Ну, — отвечал старик. — Тит, ступай молотить, — говорил шутник. — Тьфу, ну те к черту, — раздавался голос, покрываемый хохотом денщиков и слуг».

Те люди, ради любви которых Болконский готов идти на подвиги, даже не подозревают о его мечтах и размышлениях, они живут обычной походной жизнью и шутят свои глупые шутки.

Героическое поведение Андрея Болконского при Аустерлицком сражении Толстой описывает обыденными словами, без прикрас и пафоса. Тяжесть знамени, которое так сложно удерживать, что Болконский бежал «волоча его за древко», описание ранения, когда словно «… со всего размаха крепкою палкой кто-то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову». Нет ничего высокопарного и героического в описании его подвига, но именно это и создает ощущение того, что героизм – это проявление душевного порыва в обыденности военных действий.

Князь Болконский не мог поступить как-то по-другому, хотя он прекрасно понимал, что итог битвы при Аустерлице был предрешен.

Словно подчеркивая суетность всего происходящего, Толстой снова возвращается к небу над Аустерлицем, которое теперь видит над собой Андрей Болконский. «Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, — подумал князь Андрей, — не так, как мы бежали, кричали и дрались… совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..»

И грянул бой!

Французская пехота в атаке

Стоя друг против друга, на рассвете, австрияки и русские начали обход французов по флангам.Без данных разведки, без точного распорядка наступления — Вейротер полагался на свое чутье. Наполеон же укрепился на холмах и занял оборонительные позиции.

Густой туман скрывал действия сторон, но Наполеону удалось показать видимость плотного строя своей армии в центре и слабости флангов, что подстегивало союзников считать свой план боя верным.А тем временем, ночью французы тайно перегруппировались, чтобы встретить врага на том фланге, где будет обход и задержать его там, а самим ударить в центр!

Действия сторон в битве


Когда войска русских и австрийцев достаточно растянулись, ослабив центр, Наполеон решительно атаковал его!Предвкушающие успех союзники только что заняли высоты и уже мечтали о лаврах победителей, но вдруг все рухнуло! Армии союзников не выдержали атаки и стали отступать. Поглотив центр врага, французы затем окружили его, смяли и ударили уже по левому флангу войска, зажав 1/3 всей армии союзников в ловушку.

Атака кавалерии Мюрата на русский кавалергардов

Генерал Багратион, командовавший правым флангом войска, отчаянно сопротивлялся, он видел крах фланга и центра, но стоял насмерть. Даже отбросил французов назад, но скоро они получили подкрепление из центра, где с врагом было покончено, а русские армии таяли прямо на глазах.Вскоре, Багратиону донесли о ранении Кутузова и бегстве с поля боя императоров Австрии и России. Все было кончено.Французы не преследовали бегущих: почти 50 000 солдат отступали более-менее организованно, забрав орудия и трофеи, у Наполеона не было сил сегодня на еще один бой.

Австрийская армия обороняется

Императоры союзников были потрясены и шокированы такой быстрой и легкой победой над ними.

Память о сражении

Аустерлицкая пирамида (англ.) установлена в 1805 году к северо-востоку от Аустерлица

На месте сражения установлен мемориал в виде Мавзолея Мира со статуями солдат, а также сводчатая часовня. Существовал музей, где были представлены образцы военной формы и вооружения всех стран-участниц, в том числе и России. Долгое время в 1960—1970-е годы из Франции приезжал «наполеонист» в исторической форме, арендовал верховую лошадь и при помощи местного католического священника совершал мессу в память о погибших солдатах. В настоящее время каждый год устраивается военно-историческая реконструкция сражения.

Аустерлицким сражением заканчивается первый том «Войны и мира» Льва Николаевича Толстого.

Накануне

Александра на войну провоцировал весь Петербург и лично его главный советник Адам Чарторыжский. Император решил лично возглавить армию. Австрия присоединилась к коалиции против Франции из-за наполеоновских планов по разделу Италии и Германии. У Александра к Наполеону была глубокая личная неприязнь. Накануне войны во Франции был расстрелян герцог Энгиенский. Россия выразила протест против пролития бурбонской крови. Наполеон в ответ написал Александру письмо, в котором прозрачно намекал на его вину в убийстве собственного отца Павла во время дворцового переворота 1801 года.

В августе 1805-го Бонапарт приступил к переброске своей Великой армии с побережья Ла-Манша вглубь немецких земель. Австрийцы уже действовали в Баварии. Вскоре они потерпели несколько эпизодических поражений (хотя генеральной битвы еще не произошло). 15 октября Наполеон без сопротивления австрийцев вошел в Вену. Накануне Франц эвакуировался из столицы, надеясь успеть соединиться с русским царем и вместе нанести удар по общему противнику. Битва при Аустерлице приближалась.

Диспозиция Вейротера

Вейротер заранее заготовил диспозицию для атаки, вопреки мнению Кутузова, полагавшего возможным сделать это лишь после разведок о противнике. В основу диспозиции положены были два произвольных предположения: 1) что французы во время битвы при Аустерлице будут неподвижно стоять за Гольдбахом и 2) что путь отступления противника отходит от правого фланга его расположения и что, следовательно, сюда-то и должен быть направлен главный удар. Согласно диспозиции, левое крыло (43 тыс., отр. Кинмайера, 1-я, 2-я и 3-я кол.), под общим командованием гр. Буксгевдена, должно было форсировать Гольдбах на участке Тельниц – Сокольницкий замок; то же, у Кобельница, должен был исполнить центр (17 тыс., 4-я колонна). Далее, всем четырем колоннам следовало зайти направо и наступать широким фронтом для атаки правого неприятельского фланга. Правое крыло (17,5 тыс., 5-я колонна и отряд кн. Багратиона), под общим начальством последнего, должно было первоначально держаться по обе стороны большой брюннской дороги, составляя ось захождения для левого крыла и центра, а в случае успеха последних – также начать наступление; резерв (8,5 тыс., гвардия), под начальством Цесаревича, назначался для подкрепления правого крыла. Таким образом, армия, растянутая не менее как на 12 верст по фронту, была разделена на несколько групп, имевших каждая особое назначение и разделенных значительными промежутками местности, причем войскам  левого  крыла предписывалось  совершить на поле сражения весьма кружный (до 10 верст) обход, а относительно слабый резерв был помещен за флангом, противоположным тому, на котором в предстоящей битве при Аустерлице намечалась главная атака. После полуночи начальники колонн были собраны в главную квартиру Кутузова, в Крженовиц, и здесь Вейротер прочел свою диспозицию. Когда его спросили: что делать,  если Наполеон перейдет в наступление, генерал-квартирмейстер ответил, что такого случая не предвидится. Только около 6 часов утра, чуть не в минуту выступления колонн с биваков, довольно длинная диспозиция, переведенная неуклюжим слогом на русский язык, была доставлена войскам.

Спор Кутузова и Александра I

В лучшем случае союзники располагали 90-тысячным войском, которому предстояла битва при Аустерлице. Дата генерального сражения еще не была определена. Русско-австрийские полки еще могли отступить. На этом плане настаивал Кутузов. Он понимал, что далеко не все изможденные солдаты, которые числились у императора на бумаге, были готовы сию минуту сражаться с хорошо подготовленным неприятелем.

Кутузов опасался генерального сражения. Он хотел продолжать отступление на восток, начатое после переправы французов через Дунай. Главнокомандующий делал ставку на затягивание войны. Он собирался дать время Пруссии решиться на присоединение к третьей коалиции, но столкнулся с серьезным сопротивлением собственного государя. Александр не желал переносить приближающуюся битву.

Царя в его стремлении немедленно дать бой французам поддерживала вся только что пришедшая из России гвардия. Были у государя персональные фавориты, как, например, князь и генерал-адъютант Петр Долгоруков, приближенный ровно за то, что разделял подобную точку зрения. Александр Павлович считал постыдным бежать от Наполеона и скрываться от него на просторах бедной горной Моравии. Его обуяла гордость. Кутузов мыслил холодно и здравомысляще, однако он так и не смог повлиять на финальное решение царя.


С этим читают