Басмачество

Басмачество в Хорезме

Туркестанский фронт, фото времён борьбы с басмачеством (1922 год)

В январе 1918 года лидер нескольких туркменских племён Джунаид-хан (настоящее имя Мухаммед-Курбан Сердар) сформировал басмаческий отряд и во главе 1600 всадников вторгся на территорию Хорезма. Захватив Хиву, он приказал убить Асфендиар-хана и посадил на его место дядю убитого — Сеида Абдуллу. Но у Сеида Абдуллы сохранилась только формальная власть, а фактически в Хорезме была установлена единоличная власть Джунаид-хана.

Во второй половине 1918 года Джунаид-хан заключил союз с белогвардейцами Чимбайского участка и выступил против красных отрядов на правом берегу р. Аму-Дарьи. Но белогвардейцы Аму-Дарьинского фронта не смогли оказать ему активной поддержки из-за собственной малочисленности и отдалённости от остальных белогвардейских фронтов.

Во второй половине 1919 года Красная армия развернула крупное наступление на Хиву. 25 декабря части Красной армии форсировали реку Аму-Дарью, вышли на левый хивинский берег и заняли Новый Ургенч и ряд других городов. В январе 1920 года Джунаид-хан потерял свою штаб-квартиру в Бедиркенте.

9 февраля 1920 года казаки и каракалпаки заключили мирное соглашение с советским командованием и Джунаид-хан остался без поддержки. 29 февраля 1920 года отряд Джунаид-хана потерпел поражение под Батыр-Кентом и отступил в пески Каракумов. Вскоре после этого в Хорезме была провозглашена Хорезмская Народная Советская Республика.

В октябре 1920 года, собрав новые силы, Джунаид-хан захватил Кунград и окружил Нукус. В ноябре коммунистическое правительство Хорезма попыталось вступить с Джунаид-ханом в мирные переговоры, но он письменно заявил, что не прекратит борьбы с Советской властью и большевиками. Весной 1921 года отряды Джунаид-хана вновь были вынуждены уйти в пустынные районы.

Со временем Джунаид-хан смог заручиться поддержкой исламского духовенства и довести численность своих отрядов до 9 тысяч человек. В конце 1923 года в Хорезме вспыхнуло восстание, во главе которого встал Джунаид-хан. В январе 1924 года его отряды заняли Питняк и Хазарасп, осадили Хиву и Ново-Ургенч. В марте Красной армии удалось вытеснить повстанцев за пределы Хивинского оазиса, но решающие поражения басмачам удалось нанести только в конце 1924 года, после чего Джунаид-хан отступил в глубинные районы Туркменской области.

В 1927 году Джунаид-хан прислал на 1-й Всетуркменский съезд Советов своих представителей, с согласием на установление мирных отношений. Съезд принял предложение Джунаид-хана, после чего он со своим отрядом вернулся в Хорезм и осел в Каракумах. Воспользовавшись предоставленной свободой, Джунаид-хан начал подготовку к дальнейшей борьбе. 19 сентября 1927 года Джунаид-хан объявил третий военный поход против советской власти, однако к декабрю его отряды потерпели поражение и он бежал в Иран.

В 1931 году Джунаид-хан перешёл советскую границу во главе отряда из 2000 басмачей и предпринял последнюю попытку свержения советской власти в Туркмении, но отряд был разгромлен. Джунаид-хан эмигрировал в Иран, откуда позже перебрался в Афганистан.

Находясь в Иране и Афганистане, Джунаид-хан продолжал организовывать басмаческие отряды и координировать их вылазки на территорию Туркмении. В —1934 годах всё ещё происходили ожесточенные столкновения частей Красной армии с отрядами туркменских басмачей, но со смертью Джунаид-хана в 1938 году движение окончательно прекратило существование.

Курбаши

Туркмения

  • Джунаид-хан (Курбан-Мамед) (в Хиве 1918—1920, прет. 1920—1924, 1927—1928).
  • Азиз-хан Чапыков (1918—1924).
  • Якши-Гельды-бек (04.1920 — 09.1925).
  • Анна-Бала (Анна-бек) (04.1920 — 09.1925).
  • Ишик-хан (1929—1930)*
  • Оразгельды Канджик (04. — 08.1931)*

Общая характеристика

Отряды басмачей действовали особенно активно в Ферганской долине и прилегающей к ней высокогорных Алайской долине, в Сырдарьинской и Самаркандской областях, в Восточной Бухаре, Хорезме, Каракумах, Красноводском районе, Нарынской волости. Число участников этого движения иногда составляло до 150 000 по всему региону (1920).

Тактика борьбы басмачей состояла в том, чтоб, базируясь в труднодоступных горных и пустынных районах, совершать конные рейды в густонаселённые районы, убивать большевиков, комиссаров, советских работников и сторонников Советской власти. Повстанцы прибегали к партизанской тактике: избегая столкновений с крупными частями регулярных советских войск, предпочитали внезапно нападать на небольшие отряды, укрепления или занятые большевиками населённые пункты, а затем быстро отходить.

Басмачи нападали на объекты Средне-Азиатской железной дороги, разрушали железнодорожные пути, вызывали крушение поездов, сжигали здания, убивали железнодорожников. Им противостояли вооруженные подразделения охраны НКПС. Для отражения нападений и восстановления повреждённых путей использовались бронепоезда и бронелетучки.

Существенным стимулом для повстанчества служила политика большевистских властей в отношении мусульманского населения. Самое серьёзное недовольство верующих вызывали меры, ломавшие традиционный уклад и образ жизни.

Если в 1918 году основным центром движения сопротивления была Фергана, то в 1920—1922 годах оно распространилось почти по всей Средней Азии. В начале 1923 года Красной армии удалось разбить главные отряды басмачей в Ферганской долине. К осени 1926 года басмачество было в основном разбито по всей Средней Азии. Новый импульс движение получило в связи с насильственной коллективизацией в конце 1920-х— начале 1930-х годов, но не смогло достигнуть каких-либо успехов и продержалось недолго.

В некоторые годы общее количество басмачей достигало нескольких десятков тысяч бойцов. Одновременно по всему бывшему Туркестану действовали десятки повстанческих отрядов. Наиболее крупными лидерами басмачей были Мадамин-бек, Ибрагим-бек, Джунаид-хан, Катта (мулла) Эргаш, Жаныбек-казы, Шермухаммедбек, Муэтдин-бек, Давлятмандбек, Фузеил Махдум, Мулла Абдулкаххар, Утанбек и другие.

Уход в Афганистан

Вслед за этим Ибрагим-бек достиг своих наивысших успехов в борьбе с советской властью. Центром его влияния стал посёлок Гиссар, где Ибрагим-бек созвал курултай полевых командиров (курбаши) и стал их предводителем.


Ибрагим-бек, несмотря на безграмотность, оказался неплохим администратором. Он упорядочил взимание податей с населения подвластной территории и из этих средств выплачивал жалованье не только полевым командирам, но и воинам. Его войско было многонациональным, в нём объединялись узбеки (сам Ибрагим-бек по национальности был узбеком), таджики, туркмены. Всех их сплачивало неприятие тех порядков, которые принесла большевистская революция в Среднюю Азию.

Борьба была долгой и упорной. Только в июне 1926 года очаги басмачества на советской территории были ликвидированы. Однако Ибрагим-беку удалось уйти на территорию Афганистана. Там, в северных провинциях, он устроил лагеря беженцев из СССР и базы повстанцев. Оттуда басмачи продолжали уходить в рейды на советскую территорию.

Стремясь к ликвидации басмачества, советское правительство всячески задабривало короля Афганистана Амануллу-хана, но тот очень вяло воевал с Ибрагим-беком. Тем не менее, последний считал короля своим врагом и поддержал вспыхнувшее против него в 1928 году восстание Хабибуллы Калакани. Когда Калакани в январе 1929 года захватил Кабул, Ибрагим-бек признал его своим повелителем.

Басмачество в Самаркандской области

В Самаркандской области мусульманские повстанцы и духовенство провозгласили в ноябре 1918 года независимость Матчинского бекства в верховьях р. Зеравшан. Оттуда их отряды совершали набеги на русские поселения в окрестных районах. Осенью 1919 года им удалось захватить Пенджикент, Ура-Тюбинский и Ходжентский уезды.Красная армия смогла отбить эти районы только в марте 1923 года, а 2 апреля 1923 года отряды РККА захватили столицу Матчинского бекства — кишлак Обордон.Движение за независимость в Самаркандской области началось в начале 1918 года, когда была свергнута автономия Туркестана. Региональные лидеры не были идеологически монархией, но они также были автономны. Поэтому глава бывшего правительства Башкортостана, идейный основатель движения за независимость Ахмет-Заки Валиди в 1921 году прибыл в Самарканд с более чем 30 бывшими офицерами и бригадными войсками, в результате чего объединенные силы, такие как Очилбек, Бахромбек и Холботабек, были объединены и во второй половине 1921 года и в начале 1922 года Самаркандские войска были побеждены и в 1922-23 годах оно было свергнуто, но последние группы войск действовали до 1934-37 гг.

Война с афганским королём

Парадоксальным образом большую помощь Советскому Союзу в ликвидации басмачества оказали англичане

Видимо, им самим было важно иметь дело со стабильным Афганистаном

Осенью 1929 года против Калакани выступил родственник свергнутого короля Мухаммед Надир-шах. Получив оружие от англичан, ранее поддержавших Калакани против Амануллы, он в свою очередь захватил Кабул и стал королём. После этого Надир-шах развернул операции против сепаратистов на севере страны.

Деятельность Ибрагим-бека действительно стала угрожать целостности как СССР, так и Афганистана. Он провозгласил создание независимого исламского государства узбеков и таджиков. Поэтому в июне 1930 года афганское правительство одобрило ввод на север своей страны частей РККА с целью разгрома баз басмачей. Однако этот рейд, проведённый Мелькумовым, не достиг цели. Ибрагим-бек вовремя увёл из-под удара свои основные силы.

Поэтому осенью 1930 года афганские правительственные войска, вооружённые и снабжённые англичанами, под командованием Шаха Махмуд-хана, начали операции по уничтожению банд Ибрагим-бека. Но поначалу королевская армия терпела поражения, и Ибрагим-бек расширял зону своей власти. Только весной 1931 года в военной кампании наметился перелом. Главные силы Ибрагим-бека потерпели жестокое поражение под Талуканом. 16 марта в Ханабаде были публично казнены 35 пленённых курбаши Ибрагим-бека. Но ему самому опять удалось уйти.

Правитель Гиссарской долины

Ибрагим-бек стал фактическим правителем Гиссарской долины — правда, ненадолго. Уже летом 1922 года красные части вернули утраченные позиции. Лидер басмачей и его отряды спешно покинули Душанбе и бежали в Афганистан.

В апреле 1931 года Ибрагим-бек перешел советско-афганскую границу с девятитысячным отрядом, обратившись к народу с призывом восстать против советской власти.

Он хорошо знал о напряженной социально-политической обстановке, складывавшейся в Средней Азии в ходе проводимой сплошной коллективизации.

Ибрагим-бек очень рассчитывал на поддержку народа.


Однако уже к началу июня 1931 года в боях с Красной Армией отряды Ибрагим-бека потеряли 1224 человека убитыми. 75 человек было взято в плен. 314 человек добровольно сложили оружие. Сам Ибрагим-бек добровольно сдался советским властям 23 июня 1931 года.

13 апреля 1932 года он был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

Басмачеством (от тюркского «басмак» — совершать налет, нападать, набегать) называют партизанское движение населения Туркестана, который позднее получил название Средняя Азия. Одним из главных плацдармов басмачей стала территория Афганистана.

Советская власть была установлена в Средней Азии относительно быстро и бескровно. Но практически сразу большевики начали закрывать мечети, духовенство стало подвергаться арестам, сжигались религиозные книги, были отменены шариатские суды. Это становилось поводом для значительных протестов и недовольства населения региона.

В ответ басмаческое движение охватило весь край. Наиболее видными лидерами стали Ибрагим-бек в Восточной Бухаре, Мадамин-бек в Ферганской долине, Джунаид-хан в Туркмении.

Нередко басмачи действовали совместно с русскими белогвардейскими частями. Им оказывали помощь Иран, Турция, Китай и Афганистан. Обучением войск басмачей занимались офицеры атамана Уральского казачьего войска Дутова, турецкие офицеры и британские инструкторы.

Басмачество в Ферганской области

Наиболее активное движение басмачества началось в 1918 году в Ферганской области после кровопролитного штурма Коканда и ликвидации большевиками и дашнаками[неавторитетный источник?]Кокандской автономии. Бежавшие жители Коканда сформировали организованное сопротивление. По всей Ферганской долине и окрестностям стали создаваться отряды, которые возглавляли курбаши — полевые командиры.

Первоначально во главе сопротивления встал Кичик Эргаш (Маленький Эргаш), бывший начальник полиции Коканда. После его гибели движение возглавил Эргаш-курбаши известный как Катта Эргаш (Большой Эргаш), авторитетный кокандский мулла. К январю 1919 года общая численность его отрядов достигала 15 тысяч человек. Помимо армии Эргаша, в 1918—1919 годах в Фергане действовало до 40 повстанческих отрядов.

Крупный отряд организовал курбаши Мадамин-бек, который не признал верховенства Эргаша. В 1919 году Мадамин-бек сам возглавил движение. Его отряды неоднократно, но безуспешно пытались взять штурмом Андижан и перерезать железную дорогу. 22 августа 1919 года Мадамин-бек сумел заключить союз с Крестьянской армией русских поселенцев во главе с Константином Монстровым и 22 октября создал с ним коалиционное Временное Ферганское правительство. Под эгидой правительства отряды Мадамин-бека вновь объединились с отрядами Эргаш-курбаши и других ферганских полевых командиров.

В 1919 году басмачи контролировали почти всю Ферганскую долину, кроме крупных городов и железных дорог. Крупные силы повстанцев захватили Ош и повели наступление на Андижан, Скобелев и Наманган, но потерпели неудачу и отступили в горные районы. В феврале—марте 1920 года отряды Мадамин-бека потерпели серию тяжёлых поражений и 6 марта Мадамин-бек заключил соглашение с Красной армией, по которому он признал советскую власть, а часть его отрядов влилась состав РККА. В мае того же года Мадамин-бек был захвачен отрядом командира киргизских басмачей Хал-ходжи и казнён.

Переговоры с представителями народа (басмачами). Фергана. 1921 год

После Мадамин-бека басмачество возглавил Шер Мухаммад-бек (более известный как Куршермат), отряды которого действовали в восточной части Ферганы. К тому времени большевики смогли сформировать боеспособную армию во главе с Михаилом Фрунзе, провели мобилизацию в Туркестане, стали конфисковывать лошадей в кишлаках для нужд Красной армии, чем подрывали материальную основу басмачества. Эмир Бухары Сеид Алим-хан поддерживал нейтралитет, опасаясь разгрома эмирата (которого он в итоге всё равно не смог избежать), и не оказывал помощи ферганским повстанцам, препятствуя их сношениям с Афганистаном.

Летом 1920 года Куршермату удалось объединить часть басмаческих отрядов Ферганы в «Армию Ислама» и предпринять активное наступление в районе Андижана, Джалал-Абада, Оша, Коканда и Намангана. Во второй половине 1920 года Красная армия нанесла поражение отрядам Куршермата и его соратника Муэтдин-бека, после чего они были вынуждены перейти к тактике партизанской борьбы, налётов и диверсий. Фрунзе, достигнув успеха, перебросил войска на завоевание Бухарского эмирата, что дало возможность ферганским басмачам собраться с силами. В конце 1920 года движение получило новый размах.

К апрелю 1921 года большинство крупных отрядов было разгромлено. Осенью 1921 года Куршермат эмигрировал в Афганистан, передав командование Муэтдин-беку. К первой половине 1924 года в Ферганской долине не осталось повстанческих отрядов, оставшиеся ушли в горы.

Курбаши

Фергана

  • Иргаш (курбаши) (02.1918 — 01.1920)*
  • Ахметбеков, Мадамин-бек (10.1918 — 6.03.1920, с 1919 — главный министр Временного Ферганского правительства)*
  • Усманалиев, Муэтдин (1918—1922)*
  • Аман-Палван (1918—1923)*
  • Курширмат (1918—1921, с 1920 — эмир Ферганы).
  • Холбута (в Ура-Тюбе 1920—1922)*
  • Рахманкул (в Аблыке 1918—1922)*
  • Парпи (курбаши) (в Алае 1918—1922)*

Конные повстанцы

Не стоит судить о басмачестве исключительно по фильму «Белое солнце пустыни». И со стороны басмачей были серьёзные воинские формирования, и РККА не ограничивалась товарищем Суховым с пулемётом «льюис», бросая в бой авиацию, артиллерию, броневики и даже танки МС-1 (на поздних этапах контрбасмаческой борьбы). За двадцать лет, начиная с 1918 года, в боях с басмачами участвовали 160 тысяч бойцов красноармейцев, сотрудников правоохранительных органов и участников туркестанских просоветских формирований.

Басмачи были отлично организованы и вооружены. Только в 1920 году насчитывалось 30 тысяч басмачей, ведших боевые действия по всему Туркестану, так называлась тогда Средняя Азия. И на вооружении у басмачей были отнюдь не кремнёвые карамультуки.

Оружие басмачам поступало через Афганистан, где тогда хозяевами были британцы.

Высокопоставленные британские офицеры не только ходили в военных советниках у главарей басмаческого движения, но и были включены в состав штабов для планирования операций и даже командовали отдельными подразделениями басмачей.

Британцы создают «Британскую военную миссию в Туркестане», под руководством генерал-майора Маллесона непосредственно после Февральской революции. На будущем ТВД британские офицеры появились в октябре 1917 года.


Британцы приняли и прямое участие в борьбе с Советской властью в Туркестане, точнее — с русским присутствием и влиянием. В 1918 году с РККА воевали батальон 19-го Пенджабского и несколько рот Йоркширского и Хэмпширского пехотных полков, 28-й лёгкий кавалерийский полк, взвод 44-й полевой лёгкой артиллерийской батареи, пулемётная команда.

Басмачам вменялось в обязанность не только уничтожение советских кадров и сочувствующих Советам дехкан, но и разрушение инфраструктуры, включая железную дорогу и ирригационные системы.

Правь, Британия, песками!

Басмачество было не только и не столько инструментом борьбы с большевиками, сколько исполнителем (того не ведая) определённого плана в рамках продолжавшейся «Большой игры»

Неважно, что СССР в неё не играл, Великобритания продолжала стоять на страже своих интересов

Кроме геополитики важным фактором выступала экономика, точнее — хлопок. Мировой рынок хлопка контролировала Британия, и ей не нужен был независимый игрок — Россия. Соответственно, басмачи получили установку на уничтожение ирригации, хлопковых полей и обрабатывающих их крестьян.

Россия как хлопковый экспортёр волновала британцев ещё в начале XX века. Стоит вспомнить, например, лекцию лорда Китченера в Имперском институте, посвящённую увеличению объёмов зарубежного производства хлопка.

Посвящать басмачей в стратегические замыслы британцы не спешили, играя на националистических и религиозных нотках для подогревания вооружённой борьбы с СССР.

С 1927 года Великобритания разочаровалась в басмачах и прекратила их поддержку, что негативно сказалось на движении — к 1930 году большинство банд были разгромлены или вытеснены за рубеж. Оттуда наиболее упёртые повстанцы продолжали налёты, но они носили характер единичных эксцессов, а не широкого вооружённого сопротивления. Конец басмачества принято связывать со смертью в Афганистане в 1938 году Джунаид-хана, последнего влиятельного и серьёзного курбаши.

Константин Барановский, «Звезда»

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей , а также Телеграм-канал FRONTовые заметки

Украинцы устали от произвола боевиков — НМ ДНР

Неоднозначные личности в истории

Многие историки описывали в своих произведениях басмаческое движение в Средней Азии. Среди них были исследователи Ильяс Дауди и Александр Пылев, которые изложили историю жизни одного из лидеров басмачества, неразрывно связанную с борьбой. Махмуд-бек, как и прочие лидеры движения, эмигрировал в 1921 году в Афганистан. Но из-за границы он умело получал сведения от своих агентов. Полученную информацию он активно продавал иностранной разведке, разбогатев на этом. В начале ВОВ гитлеровцы сумели привлечь курбаши на свою сторону для сотрудничества. Переманить бывшего лидера было несложно, достаточно было предложить хорошее вознаграждение. Махмуд-беку предложили руководить шпионским подразделением «Унион». Для расширения агентурной сети на территории союза ему выделили приличную сумму. Позднее он готовил по заданию Абвера диверсионные группы для заброски в СССР.

Осада

На помощь восставшим против новой красной власти из Бухары в Термез выдвинулся Энвер-паша. Продвигаясь вглубь Восточной Бухары, он установил связь с находившимся в Душанбе командиром бухарского отряда Али-Ризой и полностью посвятил его в свои планы по ликвидации советской власти в Восточной Бухаре.

Полагаясь на свой авторитет, Энвер-паша надеялся, что его поддержат все вооруженные антиправительственные формирования. Однако его отряд был встречен локайскими басмаческими отрядами и разоружен, несмотря на протесты и разъяснения Энвера-паши, что он пришел к ним на помощь — как их брат, мусульманин.


Ибрагим-бек, желавший единолично управлять Восточной Бухарой, не поверил Энверу и тем более не хотел делить власть с кем-то пришлым. Он арестовал Энвер-пашу и его турецких офицеров, после чего никуда их от себя не отпускал.

Бухарский эмир Сейид Алим-хан был взбешен поведением своего подчиненного и потребовал освободить Энвер-пашу, немедленно приступить к штурму Душанбе и уничтожить красноармейский гарнизон.

Image caption Сдавшиеся в плен басмачи, 1928 год

Однако красноармейцы отбили все яростные атаки мятежников Али-Ризы и басмачей Ибрагим-бека. И несмотря на крайне тяжелое положение, обусловленное длительной блокадой, голодом, болезнями, недостатком питьевой воды и лекарств, осажденный гарнизон Красной армии все же продолжал удерживать Душанбе в своих руках.

Начальник Душанбинского гарнизона Владимир Мартыновский в донесении штабу Туркестанского фронта сообщал о критическом положении, в котором оказались красноармейцы, и просил скорейшей помощи: «Болезни и истощение вывели из строя 80% личного состава. Десятки красноармейцев убиты и ранены. Осуществить прорыв из плотного кольца окружения практически невозможно».

Отражение в культуре и искусстве

В советское время тема борьбы с басмачеством как с проявлением антисоветской националистической деятельности получила широкое распространение. Борьба красных с антисоветскими повстанцами в Средней Азии стала одной из главных тем советского кинематографа в среднеазиатских республиках, киностудий «Узбекфильм», «Туркменфильм», «Таджикфильм», своеобразным аналогом вестерна (см. истерн).

В этой связи можно отметить советский фильм «Джульбарс», снятый в 1935 году режиссёром Шнейдеровым, в котором отряд басмачей, возглавляемый бывшим баем, нападает на мирный караван, бредущий в горные кишлаки, а также фильм М. Ромма «Тринадцать», снятый им в 1936 году, или повесть Владимира Мильчакова «Погоня», главные герои которой помогают красноармейцам противостоять вторгшимся на территорию Советского Узбекистана басмачам.

Теме борьбы с басмачами в Средней Азии, в частности, посвящены: приключенческие художественные фильмы «Решающий шаг» (1965), «Завещание старого мастера» («Узбекфильм», 1969), «Белое солнце пустыни» (1970), «Седьмая пуля» (1972), «Алые маки Иссык-Куля» («Киргизфильм», 1972), «Это было в Коканде» («Узбекфильм», 1977), «Непобедимый» (1983), «Погоня в степи» (киностудия «Казахфильм») и др., героико-патриотические фильмы «Офицеры» (1971), «Долг» (1977) и др., фильм 4-й из телевизионного художественного цикла «Государственная граница» («Беларусьфильм», 1980—1988) «Красный песок» (1984); многосерийный телефильм «Джура, охотник из Мин-Архара» (киностудия «Таджикфильм», 1987), а также многосерийная эпопея «Огненные дороги» о предреволюционном Туркестане и становлении Советской власти, снятая на киностудии «Узбекфильм» в -1984 годах, в которой переданы мотивы и смысл басмачества как движения.

Литература

  • Каканбаев А. Борьба с басмачеством и упрочение Советской власти в Фергане. — Ташкент, 1958.
  • Аманов Р. А. Конец авантюры Фузайл-Максума и Аъзама. — Сталинабад: Таджикгосиздат, 1960.
  • Юсупов Э. Ю., Лунин Б. В. Басмачество — орудие реакции. — Ташкент: Фан, 1981.
  • Поляков Ю. А. Борьба с басмачеством в среднеазиатских республиках СССР. — М., 1983.
  • Басмачество: социально-политическая сущность. — Ташкент, 1984.
  • Иркаев М. И. Разгром басмачества в Таджикистане. — Душанбе, 1985.
  • Зевелев A. И., Поляков Ю. А., Шишкина Л. В. Басмачество: правда истории и вымысел фальсификаторов. — М.: Мысль, 1986.
  • Басмачество. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2005. — ISBN 5-699-08722-2
  • Пылев А. И. Басмачество в Средней Азии: этнополитический срез (взгляд из XXI века). — Бишкек, 2006.
  • Павел Густерин. История Ибрагим-бека. Басмачество одного курбаши с его слов. — Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. — 60 с. — ISBN 978-3-659-13813-3

Многонациональный Туркестан

Кандидат исторических наук Турсунай Омурзакова дала характеристику национального состава Туркестана в своей статье «Этническая карта Кокандского ханства (история и тенденции)», которая была опубликована в издании Austrian Journal of Humanities and Social Sciences («Австрийский журнал гуманитарных и общественных наук») в декабре 2016 года. В своей работе исследовательница ссылается на официальный отчет российского генерал-адъютанта Константина фон Кауфмана (1818-1882 гг.), возглавлявшего завоевание и колонизацию Средней Азии во второй половине XIX века.

«Информацию и статистические данные русского генерала о народонаселении Туркестана можно принять как достоверные, так как он был не только политически заинтересован в них, но и имел на это полный административный ресурс. Поэтому мы считаем полученные результаты наиболее точными для конца XIX в.», – писала Т. Омурзакова.

Итак, общую численность жителей Туркестана фон Кауфман определял в 3 миллиона 150 тысяч человек. Согласно его отчету, в этнический состав населения входили таджики, узбеки, кипчаки, туркмены, сарты, каракалпаки, киргизы, кураминцы, татары, чалаказаки (шала-казахи), монголы, китайцы, таранчи (уйгуры), дунгане, калмыки, а также малочисленные и рассеянные по всему региону индийцы, персияне, евреи, арабы, афганцы и цыгане.

Поскольку власти Российской империи считали киргизов и казахов одним народом, называя последних киргиз-кайсаками, то неудивительно, что к киргизам были причислены почти 50% всего населения Туркестана, на территории которого помимо среднеазиатских республик находился и современный Казахстан. Правда, движение басмачей затронуло лишь южные регионы этой страны и не имело такого размаха, как в Узбекистане или Таджикистане.

Если же говорить о Средней Азии как таковой, то больше всего басмачей, наиболее упорно сопротивлявшихся новым порядкам, оказалось в тех местах, где самым многочисленным народом были сарты. В конце XIX века к этой национальности относились около 800 тысяч человек, они составляли большинство населения Сырдарьинской и Ферганской областей, а также Зеравшанского округа. 26% всех жителей Туркестана являлись сартами.

Вторым по численности народом, представители которого входили в отряды басмачей, были узбеки: 200 тысяч человек, или немногим более 6,3% всего населения восточной провинции. На третьем месте оказались таджики: 150 тысяч человек или около 4,7% жителей Туркестана.

Несмотря на историческую и статистическую достоверность отчета, который составил генерал К. П. фон Кауфман, по тем или иным причинам в него попали далеко не все народы Средней Азии. Например, вне списка остались ногайцы, которых власти Российской империи исторически причисляли к татарам.


С этим читают