Сражение на реке пьяне (1377)

История битвы[ | код]

Во главе татарских войск | код

Существует две точки зрения, кто именно разбил русское войско в 1377 году на реке Пьяне. Одни историки считали, что в нижегородские земли проникла татарская армия Араб-паши (также Арапша, Арабшах). Застав врасплох русских воинов, именно этот татарский царевич нанёс им поражение. По другой версии, русские войска находились в ожидании, что Араб-паша на них нападёт, но неожиданно напали на них и разбили их «татары из Мамаевой Орды», а не Араб-паши.

Предпосылки | код

Весной 1376 года московский воевода и литовский князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский во главе русского войска вторгся на среднюю Волгу, взял откуп 5000 рублей с мамаевых ставленников и посадил там русских таможенников (дорогу).

В 1376 году перешедший на службу к Мамаю с левобережья Волги хан Золотой Орды Арапша разорил Новосильское княжество, избегая сражения с вышедшим за Оку московским войском.

Весть о приближении татарского войска достигла южнорусских рубежей задолго до приближения противника, поэтому в землях Нижегородского княжества удалось сформировать сильное войско для отпора противнику. Войска для отпора планировал вести сам Великий князь Московский Дмитрий Иванович, спешно откликнувшийся на просьбу о помощи своего тестя нижегородского князя Дмитрия Константиновича.

Соотношение сил | код

О противнике долго не было слышно никаких вестей, поэтому Дмитрий Иванович вернулся в свои владения, оставив владимирский, переяславский, муромский, юрьевский и ярославский полки. Командующим был назначен молодой княжич Иван, сын Дмитрия Константиновича, участвовавший в предыдущем году в удачном походе под руководством Боброка-Волынского против ставленников Мамая на средней Волге.

Данные о численности русского и ордынского войск неизвестны.

Ход сражения | код

Объединённое русское войско двинулось навстречу татарам, встав лагерем на левом берегу реки Пьяны, в сотне верст от Нижнего Новгорода. Тогда же пришло известие о том, что Арапша находится на Волчьей Воде, то есть на границах Новосильского княжества. В русском войске начала стремительно падать дисциплина, началось повальное пьянство, перестала нестись караульная служба. Повесть о побоище на реке Пьяне, являющаяся основным источником по битве, в дальнейших событиях упоминает не Арапшу, а татар из Мамаевой Орды.

Русские воеводы забросили всё своё оружие и предавались развлечениям: «начаша ловы за зверми и птицами творити, и потехи деюще, не имея ни малейшаго сомнения». Простые воины последовали их примеру: бросали оружие, предавались пьянству и бражничеству.

Ордынцы, тайно подведённые мордовскими князьями, напали на русский лагерь 2 августа 1377 года. Русское войско, не изготовленное к битве (и ни один из воевод не смог организовать сопротивление), пустилось в бегство к реке, но было беспощадно уничтожено. Погиб под ударами татарских сабель князь Семён Михайлович (который также упоминается в числе погибших в Куликовской битве в 1380 году), вместе с ним огромное количество бояр и простых солдат. Многие тонули, не сумев переплыть Пьяну, в их числе оказался князь Иван Дмитриевич.

Последствия | код

Бегство застигнутых врасплох

Нижегородское княжество осталось без защиты. Ордынцы подошли к Нижнему, который был уже полупустым (население разбежалось в страхе в Заволжье, Городец и Муром), жгли и грабили его в течение двух дней с 5 по 7 августа, после разграбили княжество.

Ордынцы разорили земли за рекой Сурой, также была взята приступом Рязань, рязанский великий князь Олег Иванович чудом избежал плена.

За татарским набегом на нижегородское княжество последовал набег мордвы, который впрочем, не увенчался успехом — мордовские отряды были полностью уничтожены князем Борисом Константиновичем Городецким, который зимой вместе с племянником Семёном Дмитриевичем и московским воеводой Свиблом совершил карательный поход в мордовскую землю и положил её пусту.

После успешного набега 1377 года на русское пограничье в следующем году Мамай двинул войско на самого Дмитрия Московского (см.Битва на Воже).

1. Битва на реке Пьяне.

В Нижегородской области есть место, которое вошло в историю под названием Перевоз Пьянский. Ныне здесь находится мелкий провинциальный городок, объявленный таковым расторопными местными чиновниками в 2001 году. Был поселок, стал город в 9тысяч населения. Люди потеряли льготы и выплаты, а чиновники приобрели городские зарплаты и новые возможности к злоупотреблениям.

Перевоз


Я пересекаю небольшой луг и выхожу к реке. Здесь 2 августа 1377г. произошло событие, которое войдёт в малоизвестную историю России как Пьянское побоище. Река Пьяна сегодня не велика, местами её можно даже перейти вброд.

В брод

Я выхожу к берегу, сажусь у воды, слежу за течением и присматриваю красивые кадры. Некоторые из них я вам сейчас покажу.

Перекаты

История сохранила мало фактов о тех далёких и суровых временах. Я вспоминаю только то, что известно более или менее достоверно.

Автопортрет

Летом 1377 года большой стан русского войска расположился вдоль реки Пьяна на месте современного города и до посёлка Центральный. Здесь же и происходила битва, которая затем перешла на левый берег реки. Сегодня ходит много мифов и откровенных выдумок про те тяжёлые времена. Воды реки скрыли все факты тех событий, размыли берега и лишь только любознательным краеведам не даёт покоя эта проигранная битва.

Облака над рекой

Места здесь просторные и живописные. Много разговоров о том, что, мол, русские витязи устроили попойку и поэтому были разбиты. Найденный в летописях термин «бражничество» тому виной. Однако известный языковед, историк Константин Сергеевич Аксаков в «Русской беседе» за 1859 год дал пояснение старинного термина «бражничество». И слово это означало празднование, пир, но, ни как не является синонимом пьянства. Этим же термином называли сам процесс приготовления вина.

Отражение облака

Река, словно пьяная, петляет по лугам, образует много красивых заводей, островков. Где своя жизнь и гармония. Фотографируя её в разные времена года, всегда удивляюсь этому разнообразию, смешению красок.

Я давно заметил, что говоря о Пьянском побоище, почему-то ни когда не упоминают о настоящих причинах поражения войска, а именно о предательстве мордвы. Ратники начали пировать, бражничать т.к. мордва сообщила, что татары находятся очень далеко и силы их незначительны. А сам царевич Синей Орды Арапша вообще отсутствует в стане. Князья им поверили. Сговор с татарами подтверждает и тот факт, что сразу после разгрома русского войска и отхода монголо-татар именно мордва начала разграбление сел и деревень.

Русские дороги

До сих пор на дороге Перевоз — Б.Мурашкино близ села Шпилёво подъём называется «Княжья гора». Безусловно, это связано с Пьянским побоищем. Есть предположение, что там и находился наблюдательный пункт русского князя.


Иней

Но тем не кончились бедствия Княжества Нижегородского: в следующем году явились новые толпы татар, а с ними уже заодно были воины мордвы.

Простор

Нужно понимать, что в старинных текстах под словом «мордва» — понимают мокшанских князей и к народу в современном понимании это ни как не относится.

Этюд о первом снеге

Сегодня небольшой городок Перевоз живёт своей жизнью, редко вспоминает те слишком далёкие годы, иногда в праздники даже удостаивается визитов высокого начальства.

Учись, пока я жив! (Губернатор В.П. Шанцев и глава района Ошарин Ю.В.)

На Пьяну постепенно опускался вечер. Солнце медленно сползало к горизонту, окрашивая всё в розовые оттенки, переходящие затем в закатный сумрак. Я делаю последние кадры и начинаю собираться домой.

Закат

Трагическая судьба войска в августе 1377 г. стала важным уроком всей Руси того времени. От князя до простого воина. Наши предки набирались опыта и сил, делали выводы, учились политической борьбе, искали союзников.До Куликовской битвы оставалось ровно три года…

Закат на реке Пьяне

Подвиг звенигородцев

Закончив с разгромом лагеря у переправы, Араб-шах дал своему войску совсем короткий отдых и той же ночью выступил в сторону Нижнего. К утру уцелевшие звенигородцы вернулись на правый берег Пьяны… Здесь источники дают нам мало конкретики: по одной из версий, князь Фёдор Андреевич погиб, по другой — его, страшно израненного, но живого подобрали воины. Остаётся лишь удивляться тому, сколько силы было в этом недюжинном человеке. Князь Фёдор выжил, хотя и ослеп от сабельного удара по голове. Существует ещё одна легенда о том, что позже зрение ему вернул знаменитый митрополит Алексей, хотя это уже ничем не подтверждённый эпос. Твёрдо мы знаем лишь то, что после побоища на Пьяне тумены царевича Араб-шаха беспрепятственно разграбили и сожгли Нижний Новгород, уведя большой полон. А ещё через три года сокрушительное поражение Мамая на Куликовом поле положило предел ордынскому владычеству над Русью. Битва же на Пьяне из-за преступной беспечности и излишней самоуверенности нескольких князей и воевод была полностью проиграна. И все же потомки должны помнить, что беспримерное мужество звенигородцев и их князя не дали в тот день померкнуть славе русского оружия.

Метки: Загадки истории, Московская Русь, Русь, река, сражение, Дмитрий Донской, битва, Золотая Орда, Нижний Новгород, поражение, Ольгерд Гедеминович,

Избиение пьяных на реке Пьяне


В 1377 году русские княжества облетела весть о готовящемся вторжении ордынского войска. Для отпора супостату собрались русские дружины и стали ожидать на берегах реки Пьяны. А враг все не появлялся… То ли томительное ожидание слишком затянулось, то ли название реки повлияло на настроения в армии, но сделались русские воины беззаботными, расслабились, перестали вести караульную службу, сняли с себя доспехи, предались бражничеству (бражничеством в те времена называлось изготовление спиртных напитков) и «пили без меры, и напивались допьяна, и ездили пьяными».

«Поистине — за Пьяною пьяные!» — восклицает по этому поводу летописец — любитель каламбуров. Князья же, бояре да воеводы и вовсе разъехались на охоту, оставив хмельное войско без руководства, — «утеху себе устроили, словно они дома у себя были». Все это не могло хорошо кончиться.

Внезапно напавшие татары разгромили русские дружины; два князя, множество бояр, огромное количество воинов были убиты или потонули в Пьяне. Нижний Новгород, Рязань и окружавшие из земли были захвачены, сожжены и разграблены.

Побитые русичи сделали выводы и три года спустя на Куликовом поле подошли к предстоящему сражению более ответственно.

Пьяные поневоле

В древней истории одни народы стремились захватить новые территории, другие же всячески противостояли экспансии. Славяне безудержно заселяли Балканский полуостров в VI веке до нашей эры. Византийцы не очень успешно сдерживали миграционный поток. Они даже переправлялись на другой берег Дуная, чтобы сдерживать славян на дальних подходах к своей территории. В одну из таких вылазок в 598 году византийцы заблудились на чужой территории. Они оказались в безводной местности.

Безуспешные поиски водных источников полностью истощили запасы питьевой воды. Солдатам пришлось пить вино, чтобы не умереть от обезвоживания. На четвертый день они нашли небольшую речку. К тому моменту вся армия упилась в стельку и потеряла всякую дисциплину. Византийское войско бросилось к воде, как обезумевшие животные.

Тем временем славянские вояки терпеливо поджидали в засаде на лесистом берегу. Внезапное нападение застало пьяных византийцев врасплох. Это была стремительная и бесславная битва. Славяне без особых усилий разгромили измученного вином противника.

В поход за свободу

Слухи о походе князя Московского против Арабшаха быстро разлетелись по всем уделам. Добрались они и до далёкого Звенигорода, правда, уже в весьма искажённом виде. Княжество Фёдора Андреевича Звенигородского подчинялось Литве. Князь Фёдор, будучи близким родственником великого князя Литовского Ольгерда Гедеминовича, никак этим не тяготился. Ольгерд, сам исповедуя православие, не чинил никаких препон ни этническим русским, ни их вере. И все же Фёдор Андреевич всегда ощущал себя неотделимой частью Руси и всей душой ненавидел власть ордынцев. Поэтому, заслышав, что великий князь Дмитрий Иванович собирает на реке Пьяне всю православную Русь для войны с Ордой, Фёдор, не колеблясь ни минуты, снарядил двухтысячное войско, поручил сыну набрать ещё столько же и выступил к месту рандеву. Свою ошибку он понял, лишь когда полк звенигородцев подошёл к Пьяне. Фёдор Андреевич был разочарован, что заслон от Арабшаха принял за крупную военную акцию, но все же решил остаться, тем более, что обстановка у суздальцев и нижегородцев его сильно встревожила. Лагерь был организован из рук вон плохо: доспехи и оружие в беспорядке свалены в обозе, ратники, по причине великой жары, в одних портках праздно слоняются между расставленными как придётся телегами, рыбалка, купание-Князья и воеводы со свитами из детей боярских целиком погрязли в хмельных гулянках и оленьей охоте, нимало не беспокоясь ни о дисциплине среди солдат, ни даже о караульной службе. Местные мордовские князьки, с которыми суздальцы свели дружбу, исправно докладыва ли, что Араб-шах стоит в полутора сотнях вёрст от русского лагеря и боится сдвинуться с места, а посему: пей, гуляй сколько влезет… Однако пить и гулять князь Фёдор не захотел. Свой лагерь он разбил в полуверсте от основного, как раз напротив ближайшего брода. Разумением бывалого воина он понимал, что единственный путь к отходу необходимо взять под охрану.

Два лагеря

Предчувствия не обманули Фёдора Андреевича. Мордовские князьки обещали дружбу только на словах, а сами тайными тропами подвели войско Араб-шаха к Пьяне. «Это зло случилось месяца августа во второй день в воскресенье…» Солнце едва начало клониться к закату, когда конные тумены басурман с дикими криками обрушились на суздальцев и нижегородцев. Татарский царевич разделил свою армию на пять отрядов: четырём надлежало ворваться в лагерь русичей, пятому — захватить брод, чтоб начисто отрезать противника от переправы. В охваченном паникой суздальско-нижегородском лагере царила неразбериха. Князь Семён Михайлович, яростно ругаясь и размахивая саблей, ещё сумел собрать две-три сотни кое-как вооружённых людей, но остальные беспорядочными толпами кинулись к реке. Совсем иначе обстояли дела в лагере звенигородцев. Подскакавших к броду татар встретила туча стрел, поставленные в полукруг телеги и ощетинившиеся копьями организованные ратники. Всем, кто первым добежал сюда с большой поляны, удалось воспользоваться бродом. Сообразив, что происходит, татары постарались отрезать суздальский лагерь от переправы, и тогда пытающиеся спастись люди начали бросаться в реку. Одним из первых здесь погиб князь Иван Дмитриевич. Даже не пытаясь по примеру Семена Михайловича организовать оборону, он бросился на коне в Пьяну и захлебнулся или был задавлен. Один за другим татары Араб-шаха подавляли очаги сопротивления в большом лагере. Фёдор Андреевич Звенигородский понимал, что у его отряда нет шансов, но решил любой ценой удерживать переправу, чтобы дать возможность уйти за реку всем уцелевшим. Поначалу это давало результаты, и две или три тысячи муромцев и владимирцев сумели перейти на другой берег. Затем татары окончательно блокировали подходы к переправе, и князь решил отводить своих людей. Сначала он отправил на другой берег Пьяны половину оставшихся воинов, а сам с другой половиной остался прикрывать их отход, затем велел отходить ещё части своего отряда. Араб-шах, взбешённый тем, что целый тумен его войска не может справиться с горсткой храбрецов, бросил татар на штурм, пообещав казнить всякого, кто отступит. Тому небольшому числу воинов, что остались на правом берегу, было уже не по силам удерживать ряды телег. Фёдор Андреевич отвёл последние три сотни к самой воде, выстроив две для защиты брода, третьей приказал отходить. Уйти успели лишь несколько десятков. Татары вошли в реку немного выше переправы, и русичи были порублены прямо в воде. Оставшиеся две сотни звенигородцев с князем оказались окружены ордынцами. Араб-шах, обещая жизнь, предложил им сложить оружие, но храбрые воины ответили отказом. Финальная часть сражения длилась не слишком долго, уж чересчур неравны были силы, но до самого конца так и не сломленные звенигородцы видели огромную фигуру своего князя, разившего мечом направо и налево, пока Фёдор Андреевич не рухнул под ударами десятка копий.

Саморазгром из-за бочки спирта

Эта «битва», пожалуй, является апофеозом истории военных поражений из-за пьянства. Случилось это в 1788 году, во время очередной австро-турецкой войны, у современного румынского города Карансебеш. Предполагалось, что сражаться будут австрийцы с турками, но тут вмешались цыгане… Вечером к месту предстоящего сражения подошли гусары — авангард австрийской армии, возглавляемой самим императором Иосифом II. Турок они не обнаружили, зато повстречали цыганский табор, у которого притомившиеся с дороги воины купили несколько бочек шнапса. Вскоре к месту гусарской попойки подтянулась пехота и потребовала продолжения банкета уже со своим участием. Наглые гусары не просто отказали пехотинцам в их справедливой просьбе, но и принялись сооружать из бочек баррикаду. Началась потасовка. В этот флешмоб втягивались подходившие австрийские части. Положение усугублялось тем, что в многонациональной Австрийской империи и войска, соответственно, были многонациональные. Не все полки в силу языкового барьера могли понять, в чем дело. Первые прибывшие подразделения еще могли разобрать, что «наши» кавалеристы дерутся с «нашей» пехотой и вступались за своих, действуя кулаками и не применяя оружие. Следующие же части были уже в полной уверенности, что впереди идет бой с турками, и принимались всерьез палить по «противнику». Так перебранка переросла в перестрелку. Наступившая ночь только усилила всеобщую неразбериху. Одна из сторон (пехота ли, кавалерия — неизвестно) победила в схватке и погнала «противника» прочь. Немецкие офицеры попытались остановить бегущую армию и принялись кричать: «Halt! Halt!» («Стой! Стой!»). Плохо понимавшие немецкий язык подданные империи (славяне, венгры, итальянцы) во всеобщей суматохе приняли это за турецкий клич «Аллах! Аллах!», в результате чего пальба и паника только усилились. Наконец в бой вступила австрийская артиллерия, поливая огнем «турок». В довершение всего этого паноптикума из-за загородки вырвался табун лошадей. Солдаты решили, что их уже принялась добивать турецкая кавалерия. Теперь все австрийское войско воевало само с собой. Битва естественным образом переросла в паническое бегство. Мост через протекавшую в тех местах реку рухнул, и многие солдаты утонули. Иосиф II, также полагая, что бой ведется против турок, пытался вмешаться, но бежавшая в панике толпа сбросила императора с коня, и тот чудом спасся, упав в реку. К утру все было кончено: австрийская армия в страхе разбежалась, оставив на поле боя 10 тысяч убитыми и ранеными. Турки прибыли на поле битвы только через два и ничего не поняли, увидев горы трупов, брошенное оружие и припасы. Это была самая крупная победа турецких войск в данной войне.

Пьяное побоище 1377 года

Об этом сражении известно больше благодаря повести о битве на реке Пьяне. Она произошла 2 августа 1377 года и завершилась победой золотоордынского полководца Араб-шаха Музаффара. После битвы он разграбил Нижегородское княжество и Рязань.

Русское войско изначально возглавил Московский князь Дмитрий Иванович. Противник не торопился с активными действиями, поэтому князь вскоре вернулся в столицу с частью рати, а у юго-восточных рубежей оставил пять полков и передал командование ими молодому князю Ивану.

Из-за безделья в полках произошло падение дисциплины и началось пьянство. Ордынцы смогли незаметно добраться до русского лагеря, им помогли мордовские князья. Русское войско оказалось не готово к бою. Многие воины погибли в сражении, а другие утонули при попытке переплыть через Пьяну.

После битвы ордынцы быстро направились в сторону Нижнего Новгорода и два дня потратили на его разграбление, а потом двинулись на Рязань, которую тоже разорили.

Следом за войском Араб-шаха во владения Нижегородского князя вторглась мордва, но ее отряды были разбиты князем Борисом Городецким. Зимой 1377-1378 годов последовал его ответный карательный поход в мордвинские земли.


Предшествовавший битве 1376 год для русских князей был более успешным. Несмотря на разорение ордынцами небольшого Новосильского княжества, воевода и князь Дмитрий Боброк-Волынский совершил успешный поход на Булгарский улус Золотой Орды.

Рис. 3. Битва на Пьяне карта.

Что мы узнали?

В 1360-1370-ые годы русские княжества были еще относительно слабыми, поэтому и противостояние с Золотой Ордой шло с переменным успехом. Битва 1367 года завершилась победой русских князей, а в 1377 году, наоборот, победили ордынцы.

Пьяное побоище на реке Пьяны

События, попавшие в летопись историка, произошли в 1377 году. До русских князей дошла весть о грядущем вторжении орды. Было решено встретить супостата на реке Пьяны. Русские дружины томились в ожидании не один день, а врага все не было. В итоге русичи потеряли бдительность: небрежно несли караульную службу, занялись бражничеством. А для пущего удобства сняли доспехи.

Бражничеством назывался процесс приготовления браги, которую пили без перегона на спирт. Войско пило и развлекалось, не зная меры. Пьяными ездили верхом. Летописец метко подметил созвучие пьянства русского войска с названием реки. Князья с воеводами предались охоте, оставив пьяные дружины без командования. Безответственность всегда плохо заканчивается. Так случилось и на реке Пьяны.

Татарская орда разгромила хмельное войско. Два князя сгинули в речных водах. Почти все воины либо потонули в реке, либо были убиты на берегу. Орда беспрепятственно двинулась на беззащитные Рязань и Нижний Новгород. Супостаты сожгли и разграбили города и прилегающие земли. Впоследствии русичи не раз громили ордынское войско.

Самоуничтожение армии из-за бочки спирта

Событие, в результате которого в 1788 году австрийская армия понесла критичные потери, нельзя назвать битвой. В сражении всегда присутствуют противоборствующие стороны. Здесь же армия просто самоуничтожилась.

В ходе австро-турецкой войны противники наметили сражение неподалеку от румынского городка Карансебеш. Австрийские войска под командованием самого императора Иосифа II подошли к месту предстоящего сражения раньше турок. Гусары — авангард армии, встретили цыганский табор. Пользуясь случаем, воины купили у цыган несколько бочек отменного шнапса.

Вскоре подтянулась тихоходная пехота и потребовала своей доли шнапса. Гусары решили дать попойке статус закрытой вечеринки и принялись сооружать баррикады из бочек против незваных гостей. Пехота пыталась прорваться к вожделенному шнапсу. Храбрые вояки пошли на пехоту врукопашную, завязалась драка.

Тем временем к месту предстоящей битвы подтягивались другие части многонационального войска. Языковой барьер здорово осложнял ситуацию. Части, прибывшие первыми, еще смогли понять, что драка происходит между австрийскими гусарами и пехотой. Те, кто подходил позже, уже не могли ничего понять. Они открыли стрельбу, считая, что дерутся против турок, которых там и в помине не было.

Сгустившиеся сумерки стали роковыми. Неизвестно кто из зачинщиков драки стал одерживать перевес, но одна из сторон бежала. Другие пустились вдогонку. Тут подтянулась артиллерия и в воздухе засвистели пушечные ядра. В довершение чудовищного представления на место брани вылетел табун ошалелых лошадей, которых приняли за турецкую кавалерию.

Армия бросилась в паническое бегство на другой берег реки. Старый мост не выдержал и рухнул вместе с беглецами. Император, пытаясь повлиять на обезумевших солдат, чуть не погиб. К утру австрийская армия рассеялась без следа, оставив на поле боя 10 тысяч убитых собратьев по оружию.

Турки прибыли на поле боя спустя два дня. Они были в крайнем замешательстве, когда увидели горы мертвых тел, брошенную провизию, оружие. Так предприимчивые цыгане обеспечили туркам самую крупную победу в той войне.

Повесть о побоище на реке Пьяне[править]

Летописный рассказ ο побоище на реке Пьяне относится κ событиям конца XIV в., когда усиливалось военное сопротивление великого княжества Московского Орде. Москва становится в это время во главе остальных княжеств северо-восточной Руси, и великий князь московский возглавляет борьбу русских княжеств с Золотой Ордой. Данное столкновение с ордынскими силами закончилось поражением русских отрядов: виной этому оказалась неорганизованность русских воевод и беспечность русских воинов. Летописная повесть ο битве на Пьяне носит обличительный характер — автор с горьким сарказмом восклицает, обыгрывая название реки: «Поистиннѣ — за Пьяною пьяни!»

Текст «Повести…» публикуется по списку Симеоновской летописи первой половины XVI в. — БАН, 16.8.25. Отдельные исправления ошибочных написаний сделаны по Рогожскому летописцу (РГБ, ф. 247 — собрание Рогожского кладбища, № 253).

О побоище иже на Пианѣ. Въ лѣто 6885. <…> Того же лѣта перебѣжа из Синие Орды за Волгу нѣкоторый царевичь именем Арапша, и въсхотѣ ити ратью к Новугороду к Нижнему. Князь же Дмитрей Костянтинович посла вѣсть къ зятю своему къ князю великому Дмитрею Ивановичю. Князь же великий Дмитрей събравъ воя многы и прииде ратью к Новугороду к Нижнему въ силѣ тяжцѣ.

И не бысть вѣсти про царевича Арапшу, и възвратися на Москву. А посла на них воеводы своя, а с ними рать володимерскую, переяславскую, юрьевскую, муромскую, ярославскую. А князь Дмитрей Суждальскый посла сына своего, князя Ивана, да князя Семена Михайловичя, а с ними воеводы и воя многы.

И бысть рать велика зѣло, и поидоша за рѣку за Пиану, и прииде к ним вѣсть, повѣда имъ царевичя Арапшю на Волчьи Водѣ. Они же оплошишася и небрежением хожаху, доспѣхи своя на телѣги своя въскладаху, а инии — в сумы, а у иных сулици еще не насажены бяху, а щиты и копья не приготовлены. А ѣздят, порты своя с плечь спущав, а петли розстѣгавъ, аки роспрѣли, бяше бо им варно, бѣ бо в то время знойно. А гдѣ наѣхаху в зажитьи мед или пиво, и испиваху до пьяна без мѣры и ѣздят пьяни. Поистиннѣ — за Пьяною пьяни! А старѣйшины их или князи их, или бояре старѣйшиа, велможи, или воеводы, тѣ всѣ поѣхаша ловы дѣюще, утѣху си творяще, мнящеся, аки дома.

А в то время погании князи мордовьстии подведоша втаю рать татарскую из Мамаевы Орды на князей наших. А князем не вѣдущим, и про то им вѣсти не было. И доидоша на Шипару, абие погании борзо раздѣлишася на 5 полковъ, и внезапу из невѣсти удариша на нашу рать в тылъ, бьюще и колюще и сѣкуще без вести. Наши же не успѣша ничтоже, что бы им сътворити, побѣгоша к рѣцѣ ко Пьянѣ, а татарове послѣ, бьюще.

И ту убиша князя Семена Михайловичя и множество бояръ. Князь же Иван Дмитреевич прибѣгоша в оторопѣ к рѣцѣ ко Пьянѣ, гоним напрасно, и вержеся на конѣ в рѣку и ту утопе, и с ним истопоша в рѣцѣ множество бояръ и слугъ и народа безчислено. Сиа же злоба съдѣяся мѣсяца августа въ 2 день, на память святаго мученика Стефана, в недѣлю, въ 6 час дне от полудне.

Татарове же одолѣвше христианом, и сташа на костех, полонъ весь и грабеж оставиша ту, а сами поидоша к Новугороду к Нижнему изгоном, без вести. Князю же Дмитрею Костянтиновичю не бысть силы стати противу ихъ на бой, но побѣжа в Суждаль. А люди горожане новогородстии разбѣжашася в судѣх по Волзѣ к Городцу.

Татарове же приидоша к Новугороду к Нижнему мѣсяца августа въ 5 день, въ среду, на память святаго мученика Еусегниа, в канунъ Спасову дни, остаточных людей горожанъ избиша, а град весь и церкви и монастыри пожгоша, и згорѣло церквей въ градѣ 32. Отъидоша же погании от града в пятницу иноплеменници, волости новогородстии воюючи, а села жгучи и множьство людей посѣкоша, а жены и дѣти и дѣвици в полонъ без числа поведоша.

Того же лѣта пришед прежереченный царевичь Арапша и пограби Засурье и огнем пожже и тогда.

Того же мѣсяца августа приѣха князь Василей Дмитреевич из Суждаля в Новъгород в Нижний, посла и повелѣ выняти из рѣкы изо Пьяны брата своего, князя Ивана. И привезоша его в Новъгород, и плакашася над ним, и положиша его въ церкви каменой святаго Спаса, в притворѣ, на правой сторонѣ, за недѣлю по Оспожинѣ дни, в той же день мѣсяца августа въ 23.


С этим читают