Битва при молодях 1572 года

Краткий ход компании 1572 года

Защита южных рубежей Московского государства обеспечивали гарнизоны, разбросанные вдоль всей линии укреплений, начиная от Рыльска и заканчивая острогами на Южном Дону в районе реки Россошь. Ближние подступы к Москве охраняли укрепленные и усиленные пушками гарнизоны Коломны, Тарусы, Калуги и других небольших населенных пунктов, расположенных кольцом в направлении на юг. Общая численность русских войск не превышала 60 тысяч. Для открытого противостояния с Давлет-Гиреем в чистом поле русские могли собрать в одном месте не более 40 тыс. ратников и всадников. Указом Царя главнокомандующим русских войск назначен князь Воротынский — герой осады и взятия Казани. В данной ситуации поступок Ивана Грозного выглядит малообъяснимым. Желание назначить командовать всеми русскими войсками опального князя, выглядит довольно странно.


Воротынский

В исторических хрониках начало битвы не имеет четко обозначенной даты. Некоторые источники настаивают на дате 26 июля 1572 года, другие утверждают, что 29 июля является днем, когда в открытом бою сошлись главные силы противоборствующих сторон. Следует отметить, что первый вариант с датой начала битвы при Молодях 26 июля нужно считать более правильным. Причина заключается в том, что это сражение является тактическим итогом полномасштабной стратегической операции, которую провели русские войска. С точки зрения военного искусства маневр русской армии, предшествующей основному сражению, является образцово показательным. Русским войскам удалось не только сначала бить превосходящую армию противника по частям, но и заставить противника принять бой в невыгодных для него условиях. В этом заслуга командующего русскими войсками князя Воротынского и геройского сопротивления отдельных частей, выполнявших отвлекающий маневр.

Русская рать

Первые столкновения произошли уже 26 июля на подходе к Москве. Отчаянное сопротивление русских отрядов вынудило крымского хана прекратить движение к Москве и развернуть свою армию против главных сил русских. Отбиваясь от наседавших русских отрядов, крымско-татарское войско вынуждено было ввести в бой все свои главные силы, которые утратили свою устойчивость и представляли собой удобную мишень для удара главных сил русского войска под командованием Воротынского. В результате хитрого маневра русским удалось заманить ханское войско на позиции стрельцов и артиллеристов. Сражение длилось почти больше двух суток.

Битва

К 1 августа силы крымского войска были исчерпаны. Противнику не удалось ни сбить русские полки с позиций, ни взять укрепленный «ваген-бург». Весь следующий день 2 августа Давлет-Гирей, увлекшись атаками на укрепления русских, прозевал выход в тыл его войска большого полка русских. Последующий удар с тыла по наступающим татарам был для ханского войска роковым. Армия Давлет-Гирея дрогнула и побежала. Не спасли распадающуюся армию ни янычары, ни хваленная татарская конница. В сражении пал сын Крымского хана, его зять и внук. Корпус янычар был полностью уничтожен. В качестве трофеев русские войска захватили ханский лагерь вместе с шатром и знаменами. Остатки крымского войска преследовались русскими всадниками вплоть до Оки. В Крым смогли вернуться только жалкие остатки ханского войска, не более 15 тыс. человек.

Остались одни стены

Просторный двухэтажный дом в усадьбе в Молодях из красного кирпича, в котором Пастернаки снимали комнаты и который сегодня находится в плачевном состоянии, построили братья Домашневы для себя. Рядом поставили корпус для прислуги и каменный амбар. Все это создавало очень интересный архитектурный комплекс, хотя два вспомогательных здания по сравнению с господским домом выглядели очень скромно.

Останки архитектурного корпуса усадьбы в Молодях сегодня также можно увидеть юго-восточнее от Воскресенского храма. Строения заброшены и стоят в руинах с обвалившимися кровлями. Частично сохранился старинный парк с прудами, но сегодня в нем не узнать былой роскоши и красоты.

Справиться с Москвой одним ударом


В утверждении, что битва при Молодях решала вопрос о существовании русского государства, никакого преувеличения нет. Поход, который предпринял летом 1572 года крымский хан Девлет Гирей I и который так бесславно закончился для его участников, ставил своей целью не просто грабеж — он должен был, согласно ханскому замыслу, навсегда лишить русских государственности. Не случайно, как потом рассказали пленные татары, еще накануне выступления на Москву были распределены и расписаны все основные уделы в пределах русских земель, которые крымский хан обещал своим приближенным и военачальникам.

Реконструкция возможного вида русского Гуляй-города, применявшегося в битве при Молодях

Для Крыма успех похода 1572 года означал не только ликвидацию противника, который начал серьезно угрожать безопасности Крымского ханства, но и возможность добиться за счет военной победы особого положения у Оттоманской Порты, данником которой оно являлось. О том, какое значение османы придавали этой эскападе, говорит такой факт: впервые за много лет в рядах крымского войска шли семь тысяч отборных янычар, являвшихся лучшими бойцами Османской империи. Такой «подарок» был сделан крымскому хану потому, что недавние успехи московского царства, сумевшего завоевать Казань и Астрахань, существенно ослабили влияние Порты в северном Причерноморье, в Поволжье и на Каспии. И Константинополь всерьез рассчитывал на то, что руками крымских татар ему удастся как минимум ослабить, а еще лучше — уничтожить северного противника, раз и навсегда устранив исходящую от него угрозу.

Конный лучник из состава войска крымского хана. Рисунок художника Вацлава Павлишака

Стоит признать, что причин для такого оптимистического прогноза по поводу результатов крымского похода 1572 года и у Девлет Гирея, и у султана Порты Селима II было достаточно. Ведь предпринятый годом ранее набег едва не уничтожил саму Москву! Сорокатысячной крымской армии удалось дойти до русской столицы, сжечь предместья и посады (уцелели только каменные Кремль и Китай-город), захватить 60000 пленников и еще 80 тысяч русских буквально вырезать. Сделать это оказалось тем проще, поскольку к этому времени страна была заметно ослаблена: обострились внутренние проблемы, население сокращалось из-за недорода и чумы, а основная часть войск русского государства была занята на северо-западе, завязнув в неудачной для России Ливонской войне. Так что предприятие 1572 года выглядело обреченным на успех — и тем более удивительно, что в таких условиях русским войскам удалось не просто остановить наступление крымцев, но и наголову разгромить их рати, впятеро превосходившие числом защитников Москвы.

Из рук в руки

После смерти знатного вельможи Головина его семья владела имением еще несколько десятилетий, а потом оно досталось представителям обширного русского дворянского рода Салтыковых. Дело в том, что супруга Александра Федоровича Головина, сына сподвижника Петра, принадлежала к дворянскому роду Салтыковых. Звали ее Анной Петровной, и от Александра Федоровича она так и не сумела зачать детей.

После смерти мужа Анна Петровна вышла замуж вторично, на этот раз за князя Сергея Ивановича Барятинского, которого тоже пережила. Умерла она в 1771 году и завещала часть Молодей своему племяннику полковнику Ивану Сергеевичу Салтыкову, который спустя три года продал ее своему родственнику, Георгиевскому кавалеру и генерал-губернатору Тамбовской губернии Алексею Ивановичу Салтыкову. А после смерти последнего, в 1781 году, Молоди достались поэту и директору Российской академии наук Сергею Герасимовичу Домашневу, соратнику Екатерины II.


Алексей Иванович Салтыков был погребен рядом с храмом. До наших дней сохранилась усыпальница генерала во дворе храма. Она представляет собой кубическое строение, увенчанное крышей в виде пирамиды. По четырем сторонам украшают ее белокаменные двухколонные портики и угловые пилястры. Сегодня усыпальница отреставрирована и предстает в своем изначальном виде.

Прозаик и поэт Сергей Домашнев, слыл весьма известной личностью в Санкт-Петербурге. Восемь лет он возглавлял Петербургскую академию наук, куда был назначен личным указом Екатерины II. Правда, это назначение не было поддержано академиками, и директор был вынужден уйти со скандалом. До того он служил в Измайловском полку и участвовал в одной из турецких войн. Умер Сергей Герасимович в 1795 году и был похоронен в Москве в Свято-Даниловом монастыре.

В начале XIX века владелицей усадьбы стала некая Марфа Яковлевна Кроткова. О ней известно, что принадлежала она к старинному дворянскому роду, но других подробностей о жизни этой женщины не сохранилось. По семейному преданию, Марфа Кроткова славилась добросердечностью и не жалела денег на содержание Воскресенского храма.

В 1830-х годах Кроткова написала завещание, согласно которому усадьба отошла ее родственнице Александре Дмитриевне Бестужевой (урожденной Кротковой), супруге действительного статского советника Андрея Васильевича Бестужева. По некоторым сведениям, того самого, который управлял Симбирской удельной конторой, то есть занимался землями и крестьянами, принадлежащими царской фамилии.

Александра Дмитриевна с мужем в свою очередь продали имение в Молодях некоему лесопромышленнику Бородину, которого принято считать последним хозяином этих мест.

Имение в Молодях

На схеме, приведенной в книге «Памятники архитектуры Московской области», хорошо видно, что парк с искусственными прудами был весьма обширен и лучи-аллеи расходились в разные стороны из центра. Эту планировку и сегодня при желании можно проследить, пройдясь по старым парковым аллеям, засаженными вековыми липами.

Система прудов в парке была создана так, что они располагались амфитеатром в соответствии с естественным рельефом. Специалисты считают создателей этих гидросооружений весьма талантливыми инженерами второй половины XVIII века. Что касается самой усадьбы, то в уже упоминаемом нами очерке «Люди и положения» Борис Пастернак оставил краткое его описание:

Ход битвы

Воин русской поместной конницы. Акварель из «Всемирного театра старинной и современной моды» Лукаса де Гира (англ.)русск., около 1575 г.

Крымское войско изрядно растянулось, и в то время, как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Именно здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под руководством молодого опричного воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был практически уничтожен. Это произошло 29 июля.

После этого произошло то, на что надеялся Воротынский. Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за свой тыл, Девлет Гирей развернул своё войско. Отряд Хворостинина столкнулся со всей крымской армией, и правильно оценив обстановку, молодой воевода мнимым отступлением заманил противника к гуляй-городу, развёрнутому уже к этому времени вблизи Молодей в удобном месте, расположенном на холме и прикрытом рекой Рожаей.

Московские стрельцы.

В той же Записи Разрядной книги о «береговой службе» и отражении нашествия крымских татар в 1572 году пишется:

В гуляй-городе находился большой полк под командованием самого Воротынского, а также подоспевшие казаки атамана Черкашенина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй-город был убит Теребердей-мурза.

После ряда небольших стычек 31 июля Девлет Гирей начал решающий штурм гуляй-города, но он был отбит. Его войско понесло большие потери, в том числе был взят в плен крупный военачальник и правая рука крымского хана Дивей-мурза. В результате крупных потерь крымцы отступили. На следующий день атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим — в укреплении находилось огромное число раненых, кончалась вода, русские ели лошадей, которые должны были передвигать гуляй-город (из мемуаров Г. Штадена).

Царю Ивану IV вручают трофеи, взятые у Девлет-Гирея князем Воротынским после сражения при Молодях.

2 августа Девлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. В тяжёлой схватке погибли до 3 тысяч русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки, понесла серьёзные потери и русская конница, оборонявшая фланги. Но приступ был отбит — крымская конница не смогла взять укреплённую позицию. В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз.

И тогда крымский хан принял неожиданное решение — он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие вверх крымцы и османы устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, «и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много».

Уже под вечер, воспользовавшись тем, что враг сосредоточился на одной стороне холма и увлёкся атаками, Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл крымцам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из-за стен гуляй-города сделали вылазку и воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Потери были огромны — погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлет Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен.

Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также ещё один 2-тысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 15 тысяч воинов.

Как сообщала Новгородская летопись:

Политическая ситуация[править]

Экспансия Московской Русиправить

Файл:Strelcy.jpg Московские стрельцы

В году русское войско взяло Казань, а четыре года спустя, в стремлении получить выход на Каспий, удалось завоевание Астраханского ханства. Оба этих события вызвали весьма негативную реакцию в тюркском мире, так как павшие ханства были союзниками османского султана и его крымского вассала. Кроме того, для Московского государства открывались новые просторы для политической и торговой экспансии на юг и на восток, а кольцо враждебно настроенных мусульманских ханств, стеснявших Русь несколько столетий, было разорвано. Не замедлили последовать предложения подданства со стороны горских и черкесских князей, а Сибирское ханство признало себя данником Москвы.

Такое развитие событий весьма обеспокаивало турецкого султана и крымского хана. Набеговое хозяйство, за счёт которого жил Крым, по мере укрепления Московской Руси оказывалось под угрозой. Султана беспокоили перспективы остановки поставок невольников из южнорусских и украинских земель, а также безопасность крымских вассалов. Целью турецкой и крымской политики стало возвращение Поволжья в орбиту турецких интересов и восстановление былого кольца вокруг Московской Руси.

Ливонская войнаправить

Ободрённый успехом в выходе на Каспий, Иван Грозный был намерен завоевать выход к Балтийскому морю, так как изоляция Московского государства была во многом обусловлена его географической отстранённостью от основных торговых путей и многовековым отсутствием выхода к морю. В началась Ливонская война против Ливонского ордена, в которую позднее вступили Швеция, Великое княжество Литовское и Польша. Поначалу события развивались благополучно для Москвы: под ударами войск князей Серебряного, Курбского, Адашева в году Ливонский орден был окончательно разгромлен, большая часть Прибалтики оказалась под русским контролем, был отвоёван древний русский город Полоцк с одной из древнейших православных епархий.

Вскоре, однако, удача сменилась рядом поражений. В году в результате Люблинской унии положение Московского государства осложнилось, так как ему нужно было противостоять возросшей силе соперников. Пользуясь пребыванием большей части русского войска в Прибалтике, и накаляющейся внутренней обстановкой, связанной с введением опричнины, крымский хан совершал многочисленные набеги на южные рубежи московских земель, в том числе безуспешный поход на Астрахань.

Крымский набег на Москву в 1571править

С поддержкой Турции и в согласовании с новообразованной Речью Посполитой крымский хан Девлет-Гирей в году организовал опустошительный набег на русские земли. Обойдя с помощью перебежчиков цепочку укреплений на южных окраинах Русского царства (называемой «поясом Пресвятой Богородицы»), он дошёл до Москвы и подпалил её пригороды, после чего построенный преимущественно из дерева город почти полностью сгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведённых в плен определить весьма трудно, но, по оценкам различных историков, оно исчисляется десятками тысяч. После пожара Москвы Иван IV, уехавший до этого из города, был уже практически готов на переговоры о возврате Казани и Астрахани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.

Однако Девлет-Гирей был уверен, что Русь уже не оправится от такого удара и сама сможет стать лёгкой добычей, к тому же в её пределах царили голод и эпидемия чумы. По его мнению, ей осталось только нанести последний удар. Весь год после похода на Москву он занимался составлением новой, гораздо более крупной армии. Активную поддержку оказала Турция, предоставившая ему 40 тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Из крымских татар и ногайцев ему удалось собрать около 80 тысяч человек. Владея огромной по тем временам ордой в 120 тысяч человек, Девлет-гирей двинулся на Москву. Предварительно, земли Московской Руси были уже поделены между крымскими мурзами. Вторжение крымского хана, как и набег Батыя, поставило острый вопрос о существовании Руси как независимого государства.

А что было у русских?

Численность российских сил под Москвой в несколько раз уступала захватчикам. Большая часть царского войска находилась в Прибалтике или защищала западные рубежи державы. Отражать вражескую навалу должен был князь Воротынский, именно его царь назначил главнокомандующим. Под его началом находились около 20 тыс. бойцов, к которым позже присоединился отряд немецких наемников (около 7 тыс. воинов), донские казаки и тысяча запорожских казаков («каневских черкасс») под руководством полковника Черкашенина. Иван Грозный, как и в 1571 году, при приближении неприятеля к Москве, прихватив казну, сбежал в Новгород.

Михаил Иванович Воротынский был опытным военачальником, проведшим почти всю свою жизнь в боях и походах. Он был героем казанской кампании, где полк под его командованием отразил атаку противника, а затем занял часть городской стены и несколько дней удерживал ее. Входил в состав Ближней думы царя, но потом попал в немилость – был заподозрен в измене, но уберег голову и отделался всего лишь ссылкой. В критической ситуации Иван Грозный вспомнил о нем и доверил ему командовать всеми имеющимися силами под Москвой. Помогал князю опричный воевода Дмитрий Хворостинин, который на полтора десятка лет был младше Воротынского. Хворостинин показал себя при взятии Полоцка, за что и был отмечен царем.


Сохранились документы, позволяющие нам определить численность отряда князя Воротынского с точностью до одного бойца. Она составляла 20034 человека. Плюс отряд казаков (3-5 тыс. воинов). Еще можно добавить, что у русских войск были пищали и артиллерия, и это впоследствии сыграло важнейшую роль в ходе сражения.

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век
Белорусский апофеоз  (5/1)
Цена успеха  (5/1)
Интервью с Игорем Ашмановым. Драка с Соловьевым. Как брали Крым. Мы все под колпаком. Интернет — это зона порока.  (5/1)
Казнить нельзя помиловать  (3.67/3)
Интервью с Игорем Ашмановым. Драка с Соловьевым. Как брали Крым. Мы все под колпаком. Интернет — это зона порока.  (5/1)
Белорусский апофеоз  (5/1)
Цена успеха  (5/1)
«Массовое скотство, защита от которого общества и политики перестала осуществляться после убийства И.В.Сталина, и есть тот внутренний фактор, который привёл СССР к краху»  (4/4)
Размышления о «Древе Познания»  (3.8/5)
Казнить нельзя помиловать  (3.67/3)
Свобода личности или свобода индивида  (3.67/3)
В России готовят восстание Спартака, а в Белоруссию будут забрасывать диверсантов из подразделения Бранденбург-800?  (3.5/2)
О деятельности Фонда концептуальных технологий «Алтай» после 18.06.2018 года  (5/11)
Бильярд, как модель глобальной игры в фильме «Классик»  (5/8)
Как тесты конкурса «Лидеры России» отбирают либералов с нужным мышлением  (5/8)
О создании фильма «Час Быка»  (5/7)
Россия на взлёте, народ на излёте.. Москва – столица Всемирной Хазарии?  (5/7)
История библейского проекта «от А до Я» в мультфильме «Падал прошлогодний снег»   (5/7)
У Щетинина теперь все законно  (5/7)
Рабы пока немы: ОПГ против Глобального Родителя  (5/7)
Чисто чтобы не забыть, первыми в космос вышли русские  (5/110)
Центральный банк России работает на её уничтожение  (5/64)
Ну, за самодержание!…  (5/64)
7 советов от гениального врача Николая Амосова .  (5/57)
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына: отчёт «победителям»?  (5/52)
Другой взгляд на пенсионный вопрос или какое государство нам нужно  (5/50)
Самые яркие примеры смекалки у советских солдат  (5/46)
Смотрите ж: всё стоит она!  (5/38)

Вся сила в разведке и воинской хитрости

Битву при Молодях, пожалуй, можно считать одним из классических примеров того, как грамотно поставленная разведка может обеспечить преимущество обороняющимся, позволив им заранее рассчитать свои силы и определить место и время сражения. В начале 1572 года Разрядный приказ от имени московского царя и боярской думы дал наказ воеводе Михаилу Воротынскому и другим военачальникам, которые с весны 1572 года несли пограничную стражу по берегам Оки, готовиться к грядущему нападению.

Воин русской поместной конницы. Акварель из «Всемирного театра старинной и современной моды» Лукаса де Гира, около 1575 года

Это распоряжение надолго обогнало вести о начале похода крымцев. Московские рати даже успели пополниться последними резервами, которые оказались в распоряжении: семью тысячами немецких наемников из Нарвы, присланных по распоряжению Ивана Грозного, тысячью донских казаков и пятитысячным отрядом запорожцев, которым командовал полковник Михаил Черкашенин. В общей сложности русские силы составили порядка 25 тысяч бойцов — а против них шла рать, пятикратно превышавшая размерами это войско. Одних только крымцев и ногайцев насчитывалось до 80000 сабель, а кроме них были еще 33 тысячи турок и тот самый отборный янычарский отряд из 7000 бойцов.

В таких условиях выходить в открытую схватку было немыслимо — нужно было найти способ заставить ханское войско тратить и тратить людей в бесполезных атаках, пока не представится шанс нанести контрудар. Лучше всего это получилось бы за каменными стенами, но второй раз подпускать крымцев к Москве никто не собирался. Значит, нужно было найти другую удобную для обороны крепость и заставить нападающих штурмовать именно ее, что казалось задачей почти неразрешимой.

Султан Оттоманской порты Селим II. Портрет неизвестного художника

Русскими ратями командовали двое воевод — земский воевода князь Михаил Воротынский и опричный воевода князь Дмитрий Хворостинин. Общее руководство досталось Воротынскому, как более опытному и грамотному. Оба военачальника понимали, насколько непросто заставить ханское войско сойтись в битве именно там и именно тогда, где и когда это будет выгодно русским, а главное — так, как это будет эффективнее всего. Выдержать атаку крымской конницы в открытом бою русские войска не могли и потому возвели себе крепость буквально в чистом поле. Под руководством Михаила Воротынского земские воины соорудили неподалеку от села Молоди так называемый Гуляй-город, состоявший из выстроенных кругом хорошо защищенных бревенчатыми щитами повозок. Конечно, долгой осады такое укрепление не выдержало бы, но у крымцев для нее не было и снаряжения: они шли, рассчитывая на быструю победу в открытом сражении.


С этим читают