Болонская система образования в россии

Достоинства и недостатки

Достоинства Болонского процесса: расширение доступа к высшему образованию, дальнейшее повышение качества и привлекательности европейского высшего образования, расширение мобильности студентов и преподавателей, а также обеспечение успешного трудоустройства выпускников вузов за счёт того, что все академические степени и другие квалификации должны быть ориентированы на рынок труда.

Присоединение России к Болонскому процессу даёт новый импульс модернизации высшего профессионального образования, открывает дополнительные возможности для участия российских вузов в проектах, финансируемых Европейской комиссией, а студентам и преподавателям высших учебных заведений — в академических обменах с университетами европейских стран.

США не только наблюдают за процессом европейской образовательной интеграции, но и достаточно активно участвуют в нём. В 1992 году при ЮНЕСКО была создана рабочая группа по разработке нормативной базы для обеспечения возможности взаимного признания документов об образовании стран Европы и Америки. Однако за два года не удалось прийти к консенсусу: выяснилось, что одной из главных проблем на пути конвергенции двух образовательных систем является проблема сопоставления Европейской системы взаимного признания зачётных единиц (ECTS) с американской системой зачётных единиц (англ. credits). В США применяется более разнообразная и гибкая система учёта учебной нагрузки, состоящая из системы зачётных единиц (credits), подсчёта суммарных оценок по критериям количества (GPA) и качества (QPA), а также дополнительных баллов за успешную учебную и научную работу (Honors).

Вводимая в России многоуровневая система высшего образования, ориентированная унификацию с европейской системой образования и интеграцию в неё, — коренным образом отличается от исторически сложившейся в Российской Федерации. Многое придется менять, а что-то — ломать кардинально и строить заново. В этом и достоинство вводимых инноваций, и потенциальные угрозы. Существует опасность потерять то ценное, что было достигнуто за предыдущую историю отечественного высшего профессионального образования. И эта опасность является вполне реальной в связи с отменой специалитета как уровня подготовки профессионалов в техническом университете.

По оценкам российских экспертов в области образования, присоединение России к Болонскому процессу может привести к временной путанице с учебными программами. Работодателей, которые учились во времена СССР, нужно информировать о том, что все современные степени высшего образования являются полноценными, но некоторые степени в большей мере предназначены для научно-педагогической деятельности в ВУЗе, например степень магистра и доктора философии. Степень специалиста в ЕС и большинстве стран, которые участвуют в Болонском процессе, отсутствует. Одна из серьёзных проблем интеграции российской системы образования в Болонский процесс — недостаточно полная информированность должностных лиц как о текущем положении дел в российском и европейском образовании, так и о целях Болонского процесса.

Итогом «болонизации» стали снижение уровня массового образования, фрагментация знаний (в силу ориентации на узких специалистов), делающая невозможным формирование критического и аналитического мышления, пассивность студентов (из-за отсутствия широкой информации о самом процессе[каком?] и из-за того, что все решения уже приняты наверху, а участие студентов не только не поощряется, но грубо подавляется); общая путаница и снижение качества образования[источник не указан 729 дней].

Показательна в этом плане работа 2005 г., представленная Национальным союзом студентов Европы (ESIB) и названная «Чёрной Книгой Болонского процесса». Она была составлена на основании материалов, предоставленных студентами из 31 страны-участницы процесса, и перечисляла многочисленные провалы этой «реформы», среди которых неэффективность кредитной системы, проблемы со структурой бакалавриат-магистратура и пр[источник не указан 729 дней].

В итоге, всё новое и привлекательное в системе оказалось на практике абсолютно недееспособным, зато по традиционно сильным сторонам высшего образования был нанесён мощный удар[источник не указан 729 дней]. Очень жёстко и крайне критично оценивают Болонский процесс и авторы французских исследований 2008 г. «Кошмар Гумбольдта», «Губительные последствия университетской „модернизации“ в Европе», «Европейская Лиссабонская стратегия, на пути к рынку исследований», показавшие, какими разрушительными процессами обернулись описанные «реформы»[источник не указан 729 дней].

Есть ли какие-то общие моменты Татарстана с московской ситуацией?

Я бы сказала, что есть и различия, есть и что-то общее. Различия заключаются в том, что коллеги из Татарстана демонстрируют гораздо больший оптимизм по поводу Болонской системы в принципе. Для них этот оптимизм связан с возможностями расширения профессиональных навыков у студентов, возможностями мобильности. В Москве эти моменты являются, конечно же, предметом гордости, но в некотором смысле это рутинизировано.


В Москве привыкли к тому, что есть магистерские программы, в которых проходят обучение в двух или в трех странах, привыкли, что приезжают зарубежные студенты. Вот эта рутинизация на самом деле вредит. Обусловлено это тем, что когда вы считаете, что иностранные студенты у вас или ваши студенты за границей это в порядке нормы, то вы теряете уникальность программы и теряете уникальность оценки Болонской системы.

С другой стороны я заметила еще одно отличие. Оно связано не с оптимизмом, а с идеей того, что бакалаврам труднее найти работу, так как в сознании работодателей довольно часто бакалавриат ассоциируется с незаконченным, неоконченным высшим образованием. В Москве эта ситуация немного нивелируется за счет того, что очень многие бакалавры заканчивая обучение приходят, особенно в гуманитарных ВУЗах, приходят на те работы и на те места, которые требуют обучения внутри коллектива. У нас молодежь очень любит все «хипстерское». Они идут в журналистику, они идут в какие-нибудь менеджерские проекты и там, разумеется, их переучивают. Ведь известна поговорка, что то, что ты выучил в университете надо взять и выбросить, что на работе учат заново. С этой точки зрения для современных работодателей как раз бакалавр это нормально, а вот магистр, который например первый раз пришел устраиваться на работу это странно, тем более что поступить учиться в магистратуру человек может через довольно таки длительное количество времени после получения первого профессионального образования.

Что я заметила общего, так это некоторое отсутствие истерики вокруг Болонского процесса. Потому, что в Москве и во всех крупных регионах, где есть ВУЗы, которые так или иначе внедрены в Болонскую систему, истерика наблюдается вокруг ЕГЭ. Потому, что там есть родители и дети, которые, разумеется, в этом эмоционально увлечены, так же есть такие учителя и так далее.

Сама по себе Болонская система не вызывает столько агрессивных нападок. Это какие-то более-менее конструктивные высказывания. И здесь мнения профессионалов, в том числе и у негативной стороны Болонского процесса, более чем сбалансированные и аккуратные. Так что я бы сказала, что этот сюжет демонстрирует, что есть некая общая температура по больнице и это здорово. Национальные особенности это прекрасно, но в рамках администрирования образовательной системы должен быть некий общий уровень. Тут очень много ответственности на самом деле национальных лидеров образования. Привести к жизни можно любую идею внутри образовательной системы и сохранить там какую-то национальную особенность можно. Вопрос только в том, что это тяжелее чем просто присоединиться к конвенции и под козырек сказать, что да, мы сделаем вот так и никак иначе».

Россия окончательно перешла на так называему Болонскую систему высшего образования: бакалавриат (4 года) + магистратура (2 года).

День знаний отмечает сегодня около семи миллионов студентов. С этого года сфера высшего образования существенно изменилась. Россия перешла на так называемую Болонскую систему, когда вузы предлагают бакалавриат и магистратуру: четырехлетние и шестилетние программы подготовки.

Принцип ее работы описан в европейской декларации о высшем образовании, принятой в 1999 году в итальянской Болонье. Цель реформы  унифицировать курсы и критерии оценок в разных странах. Последние годы отечественные вузы постепенно вводили два уровня обучения. И вот, наконец, процесс перехода завершен.

Однако некоторые не считают новую систему прогрессивной. Корреспондент НТВ Егор Колыванов взвесил все «за» и «против».

Двухуровневая система высшего образования на самом деле существует в некоторых российских вузах с 1993 года, хотя официально Болонскую декларацию наша страна подписала лишь спустя 10 лет, в 2003-м. И вот к началу этого учебного года отрапортовали: высшее образование в России полностью перешло на систему «бакалавр, магистр».

Вчерашние абитуриенты  с сегодняшнего дня студенты  уже через четыре года получат дипломы бакалавров и дальше либо завершат образование и пойдут работать, либо останутся в магистратуре еще на два года. При этом у молодого человека появляется возможность скорректировать свое образование в пользу какой-то другой, смежной специальности.

Елена Ершова, студентка второго курса магистратуры факультета международных отношений: «Болонская система позволяет нам выбирать, хотим ли мы просто более углубленно изучать одно и то же, либо наоборот  изучать что-то новое. Ведь за четыре года обучения студенты могли разочароваться или какие-то новые интересы появились».

Повышение академической мобильности  одно из главных преимуществ двухуровневой системы.


Игорь Горлинский, первый проректор СПБГУ по учебной и научной работе: «Можно осуществить мобильность мегауровня, то есть закончить бакалавриат в одном университете, а в магистратуру поступить в другом».

Такой шаг можно сделать не только в отношении российских вузов, но в европейских  российский диплом бакалавра зачтут на основании все той же Болонской конвенции. Однако 15% студентов, поступивших в этом году в вузы, будут учиться, как и раньше, пять или шесть лет. Теперь это называется специалитет, и таких специальностей 111.

Николай Михайлов, заместитель директора департамента профессионального образования Министерства образования и науки РФ: «Это в основном специальности в таких жизненно важных для Российской Федерации областях. Прежде всего это оборона, медицина, целый ряд специальностей в области культуры».

В Московском государственном техническом университете имени Баумана бакалавров и магистров немного. Большинство новых студентов будут учиться шесть лет на специалистов.

Анатолий Александров, ректор МГТУ им. Н. Э. Баумана: «Если, например, говорить о нашем университете, мы готовим инженеров-разработчиков. Это самая тяжелая инженерная специальность. И такого специалиста за четыре года не подготовишь».

Стереотип, что диплом бакалавра  это какое-то неполноценное высшее образование, пока все же довлеет над студентами, родителями и, самое главное, работодателями. Но сторонники двухуровневой системы считают, что именно для практического применения знаний компетенции бакалавра будет достаточно.

Российский студенческий союз утверждает, что в магистратурах мест и, особенно бюджетных, всем бакалаврам не хватит. А значит, высшее образование становится менее доступным. Студенты даже собираются подавать в суд на университеты.

Артем Хромов, Российский студенческий союз: «Эта проблема, которая будет ощутима не сегодня, а будет ощутима через четыре года, когда вся страна, все бакалавры будут пытаться стать магистрами. Вот тогда и произойдет тот самый казус, когда люди увидят, что они не могут получить образование высшее».

И действительно в Министерстве образования говоря открыто: право бесплатно продолжить обучение в магистратуре надо будет заслужить и доказать.

Николай Михайлов: «Конечно, магистерская подготовка  это подготовка все-таки, извините, за такое слово, более элитная. Каждый гражданин страны, наверное, не должен ее получать. Если он способен, он может и должен ее получить, но не все».

Это мировой процесс. Скорость развития технологий увеличивается, высшее образование охватывает все больше людей, но при этом образование расслаивается и разветвляется. Так что Россия оказывается не в каком-то уникальном положении, а в самом стандартом. Положение дел в высшем образовании будет и дальше меняться, неизменным останется, видимо, только Gaudeamus.

Новости СМИ2

Популярные статьи

  • ТОП-10 самых востребованных профессий в 2020 106 835 просмотров
  • ТОП профессий 2020 года 67 876 просмотров
  • Обучение и образование в Польше 2020: как поступить в польский вуз самостоятельно 49 782 просмотра
  • Как найти польские корни в 2020: актуальная и свежая информация 37 450 просмотров
  • Как поступить в медицинский университет: Польша 2020 35 678 просмотров
  • Чем отличается бакалавриат и магистратура 31 421 просмотр
  • ТОП женских профессий 2020 29 129 просмотров
  • Собеседование на Карту поляка 2020: о чем спрашивает консул 20 335 просмотров
  • Топ-10 профессий, которые имеют самую высокую заработную плату 16 205 просмотров
  • Наиболее востребованные профессии за рубежом: какую специальность выбрать 15 304 просмотра

Присоединение России к Болонскому соглашению

25.04.2012

В июне 1999 года подписали Болонскую декларацию, целью которой была гармонизация в системе высшего образования стран Европы. По сути, это добровольный процесс, в который можно включаться или нет. Данная система была разработана для того, чтобы повысить уровень престижности Европейских ВУЗов, повышая роль университетов в развитии культурных ценностей граждан. Таким образом, ВУЗы, которые работают в контексте данной системы, являются конкурентными, а специалисты, которые получали образование в Болонском процессе, считаются более перспективными и у них выше шансы на трудоустройство. Дипломы, которые были получены в ВУЗах, где работает данная система, позволят трудоустраиваться и развиваться в странах Европы.

Россия и Болонское соглашение


В 2003 году Россия вошла в число участников Болонского процесса. Теперь студенты ВУЗов имеют возможность обучаться до степени «бакалавра» и «магистра» с правом продолжать свое обучение в странах Европы. Мнение среди студентов различное. Кто-то считает, что данная система способствует тому, что из страны будут выезжать квалифицированные кадры и работать в странах Европейского Союза на самых низких должностях, а кто-то видит в этом реальные перспективы. Болонская система предполагает не только изменение программ, по которым будут обучаться студенты, но и её усложнение. При этом вводится совершенно новая система оценки, к которой нужно постепенно привыкать. Считается, что в России и так довольно высокий уровень образования, но участие в Болонском процессе позволит разделить выпускников на две основные категории: люди с конкретной специальностью и сформированная профессиональная элита.

Плюсы и минусы Болонского процесса

Многоуровневая система подобного обучения позволяет студентам самостоятельно работать над собой и над своим будущим. Сложности в обучении и повышение стоимости на образование будут способствовать тому, что получить образование смогут только реально способные на это люди. Если говорить о плюсах работы данной системы в России, необходимо упомянуть следующее:

1. В силу того, что принята общая система оценивания знаний студентов, введена модульная система, и студенты и преподаватели должны усердно работать для достижения результатов;

2. Узкая подготовка студентов к определенной специальности, которая предполагает четкую специализацию, позволяет не тратить лишнее время на дополнительные и не всегда нужные предметы;

3. У студентов появляется возможность предоставлять свои услуги на территории Европы;

4. Накопительная система позволяет автоматически получить оценку за контроль знаний, будь это экзамен или зачет. Все, что студент заработал, он может перевести в реальную отметку. Это освобождает от необходимости подготовки к экзаменам;

5. Мобильность, которую предполагает Болонский процесс, позволяет начать обучение в одном ВУЗе, а окончить его в другом. При этом это может быть как ВУЗ родной страны, так и любой Европейский ВУЗ.

Основными минусами можно обозначить следующие моменты:

1. Болонская декларация предполагает построение образование в европейских традициях. С учетом различий ментальности и традиций это сделать довольно непросто;

2. Велика вероятность того, что реальные, квалифицированные специалисты начнут переезжать в Европу, за счет чего может быть снижен уровень образования в стране;

3. Накопительная система для многих наших студентов становится чем-то удобным для того, чтобы не учиться, а писать какие-то работы, за которые можно получить баллы и автоматическую оценку. Это реально снижает уровень знаний студентов;

4. С появлением данной системы в России меняются ученые степени, и разрушается целая система образования, которая строилась годами. 

Преимущества для студентов


Отсюда следует, что выпускники российских университетов получат дипломы об образовании, не только подтверждающие их квалификацию в родной стране, но и будут котироваться среди работодателей по всей территории Европы. В свою очередь, иностранные студенты имеют огромные шансы трудоустроиться здесь. Кроме того, самым успешным учащимся будет предоставлена возможность прохождения обучения на протяжении семестра или года в университетах за рубежом благодаря характерным программам мобильности. Возможной стала и смена выбранной специальности при переходе, например, с бакалавриата на магистратуру.

Среди преимуществ непосредственно учебного процесса стоит назвать накопительную систему кредитов дисциплин, именно она позволит применить их для ускоренного получения второго высшего образования или углубленного изучения приоритетного иностранного языка, причем как в стенах вуза, так и в других странах.

Vivat Academia! Vivant professores!

Иван Тимофеев: «Мягкая сила», диверсификация экономики и дилеммы российских университетов

За последние 20 лет европейское образование не победило европейскую геополитику, но и геополитика не одержала окончательной победы над образованием. Пять лет российско-европейского кризиса, среди прочего, продемонстрировали удивительную устойчивость университетских связей между Россией и Западом, и в первую очередь — между Россией и Европейским союзом. Никакого катастрофического обвала совместных программ или драматического снижения академической мобильности за это пятилетие не произошло. И тут надо отдать должное всем тем, кто так спешил интегрировать Россию в Болонский процесс в начале века: образовательное сотрудничество успело набрать изрядный запас прочности, позволивший ему выдержать испытание украинским кризисом.

Несмотря и вопреки. Несмотря на крайне неблагоприятный политический фон и вопреки настойчивым попыткам обеих сторон подорвать это сотрудничество. И если сегодня представление о России в Европе не сводится к традиционным балалайкам, водке и медведям, к вездесущим агентам Кремля и к бесящимся с жиру олигархам, то за это надо благодарить в первую очередь не громогласные рупоры официальной пропаганды, а наших студентов, профессоров и ученых, работающих со своими европейскими коллегами. Разумеется, наряду с российскими писателями, музыкантами, художниками и другими лучшими представителями нашей культуры. Были, конечно, на протяжении последних пяти лет и болезненные потери, но ничего, даже отдаленно похожего на старый «железный занавес», над Европой пока не опустилось.

Болонский процесс дает нам представление о том, в каком формате может начаться процесс восстановления отношений между Россией и Европой. По всей видимости, таким форматом не будет создание каких-то новых тяжеловесных общеевропейских структур с громоздкими бюрократическими аппаратами, большими бюджетами, жесткими процедурами и прочим. «Институциональная усталость», скорее всего, сохранится надолго на Западе и на Востоке нашего континента.

«Большая Европа», когда и если снова придет ее время, будет складываться из отдельных, подвижных и гибких режимов и договоренностей типа Болонского процесса. Роль государств на Востоке и на Западе будет состоять не в том, чтобы конструировать и отстраивать эти режимы, но в том, чтобы не мешать, а в идеале — содействовать естественным процессам сближения, инициируемым самостоятельными институтами, независимыми группами и даже просто отдельными индивидуумами.

Болонский процесс в его нынешнем виде трудно сравнить с величественным архитектурным сооружением из стекла, стали и бетона. Скорее, он похож на живое дерево, которое растет, цветет и плодоносит в соответствии со своими сложными и таинственными алгоритмами. Еще более сложными и таинственными, несомненно, окажутся алгоритмы возрождения «Большой Европы».

Впервые опубликовано на французском языке в Le Courrier de Russie.

Российская Федерация в Болонском процессе

В сентябре 2003 года на Берлинской конференции министров образования стран — участниц Болонского процесса, к тому времени уже 33-х, Российская Федерация в лице министра образования РФ В. М. Филиппова поставила свою подпись под Болонской декларацией, тем самым обязавшись до 2010 года воплотить в жизнь основные принципы Болонского процесса.

Болонский процесс позволит увеличить мобильность студентов и преподавателей, предоставляя возможность во время обучения менять страну и университет для пополнения своих знаний. Российская высшая школа выгодно отличается фундаментальным характером образовательных программ. Для того, чтобы использовать это преимущество и привлекать студентов из других стран, необходимо участвовать в построении общеевропейской системы.

Перед высшими учебными заведениями России, готовыми реализовать принципы Болонской декларации, стоят следующие задачи:

  • во-первых, проведение глубокого анализа собственных образовательных программ с точки зрения их гибкости, совместимости с европейским рынком труда, сопоставимости осваиваемых умений и навыков и присваиваемых квалификаций;
  • во-вторых, создание максимальных возможностей для свободной мобильности студентов преподавателей и выпускников, что предполагает и более углубленное изучение иностранных языков;
  • в-третьих, университеты должны разработать однородную структуру образовательных программ и дисциплин, а также ввести накопительную систему трудоёмкости зачётных единиц, основанную на ECTS (European Credit Transfer System), и договориться о принципах признания зачётных единиц, полученных в другом вузе.

Также предстоит обеспечить реализацию многих программ не только на национальных, но и на основных мировых языках. Выбор вузами специальностей и квалификаций должен быть ориентирован на их дальнейшее эффективное использование на рынке труда не только России, но и всей Европе.

За последние годы значительно расширилось количество вузов, использующих модульно-рейтинговую систему организации учебного процесса на основе зачётных единиц трудоёмкости учебных дисциплин, разработана методика расчёта зачётных единиц с учётом российской системы образования. Она непростая — это не только замена количества часов на зачётные единицы, это ещё и другая, асинхронная или нелинейная организация учебного процесса, когда студент сам по определённым правилам выстраивает траекторию набираемых курсов и, соответственно, зачётных единиц на каждую дисциплину.

Также в настоящее время Минобрнауки РФ рассматривает вопрос о внедрении в перспективе приложения к диплому (Diploma Supplement) на всей территории Российской Федерации.

Согласно Федеральному закону Российской Федерации от 24 октября 2007 года N 232-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)», дата введения двухуровневой системы образования в России повсеместно — 1 сентября 2009 года. Сегодняшнюю пятилетнюю систему подготовки специалистов сменят два уровня образования — бакалавриат (четыре года обучения) и магистратура (два года). На первом уровне высшее учебное заведение обеспечит базовую подготовку, достаточную для практической деятельности. Магистратура — это углубленное и специализированное обучение с ориентацией на научно-исследовательскую и преподавательскую работу. Причём уже бакалавриат даёт законченное высшее образование. Предполагается, что выпускник с дипломом бакалавра может претендовать на должности, для которых предусмотрено законченное высшее образование.

Модернизация высшего профессионального образования в направлении Болонского процесса проходит быстрыми темпами. В целом, сегодня российская система высшего профессионального образования готова к включению в Болонский процесс.

А как вообще оценивается эффективность образования?

Со школой все ясно – эффективность обучения оценивается по результатам ЕГЭ, хотя сам уровень ЕГЭ является предметом больших споров и в средней, и в высшей школе.

Что касается высшего образования, то тут не все так однозначно. На сегодняшний день существует несколько способов оценки эффективности высшего образования.

При этом под оценкой качества понимается:

  • оценка качества образовательной программы по отдельному предмету
  • оценка учебной программы в целом
  • качество работы ВУЗа, работа преподавателей, исследовательская работа
  • качество или практика какой-либо образовательной программы, например, консультации студентов.

Стоит обратить внимание на оценку профессиональными экспертами, которая наиболее активно используется в Америке. Выглядит это следующим образом: ассоциации например, юристов или медиков (общественные организации), оценивают программы профильных ВУЗов

Делают это они весьма строгo, так как кровно заинтересованы в повышении престижа своей профессии.

Для справки, в настоящее время на рынке образования лидируют учебные заведения США. Это определяется двумя достаточно важными факторами:

  • высокая доля расходов на образование (7% от ВВП, приближается к 1 трлн. долларов, в России – порядка 3,5% от ВВП, в денежном выражении – 34 млрд. рублей)
  • объединение науки и образования, высшие учебные заведения являются главным сектором проведения фундаментальных исследований. В России и Европе центры образования и научных исследований разделены.

Некоторые выводы

Болонский процесс — это процесс распознавания одной образовательной системы другой в европейском пространстве. Если будущее Украины связано с Европой, то нельзя дальше утверждать, что Болонский процесс имеет для нас только просветительское и познавательное значение. Предоставление высокой оценки национальной системе образования не имеет успокаивать нас и сдерживать глубинное ее реформирования.

Всемирное признание нашего образования и высокое качество обучения — это достижение предыдущей эпохи, предшествующей системы власти, предыдущего поколения.

Сейчас можно с сожалением констатировать, что несмотря на естественные достижения образования, обеспечивает новая социополитическое система (демократичность, гибкость, незаидеологизованисть), в массовом измерении образование стало менее качественным, а подавляющее большинство выпускников высших учебных заведений (особенно новых) не конкурентоспособна на европейском рынке труда. Это обязывает меньше говорить о собственных достижениях, а все больше анализировать мировые и европейские тенденции реформирования образования и соответственно этому напряженно и последовательно совершенствовать нашу профессиональную сферу деятельности.

этом участие системы высшего образования Украины в болонских преобразованиях должна быть направлена ​​только на ее развитие и приобретение новых качественных признаков, а не на потерю лучших традиций, снижение национальных стандартов ее качества. Ориентация на Болонский процесс не должно приводить к чрезмерной перестройке отечественной системы образования. Наоборот, ее состояние нужно глубоко осмыслить, сравнив с европейскими критериями и стандартами, и определить возможности ее совершенствования на новом этапе. При этом эволюция системы образования не следует отделять от других сфер общества. Она должна развиваться в гармоничном взаимосвязи с обществом в целом, принимая на себя роль его проводника.

Модернизация системы высшего образования в Украине (Закон «О высшем образовании» и ряд нормативных актов Министерства образования и науки) имеет некоторые общие признаки с Болонским процессом (введение многоступенчатой ​​системы образования), но по большинству направлений она ему не отвечает. Это связано с тем, что исходные концепции такой модернизации не были ориентированы на интегрирование национальной системы образования в Европейское пространство. Они в большей степени имели «внутренний» характер и преимущественно сводились к «приспособление» системы высшего образования к новым внутренним реалиям. На современном этапе концепцию реформирования высшего образования следует в корне пересмотреть и создать программу последовательного ее сближения с европейским образовательным и научным пространством.

Правительство Украины принять осознанное политическое решение, которое бы основывалось на необходимости проведения указанных реформ и было бы положено в основу решительной внешней политики государства, направленной на интеграцию отечественной системы высшего образования в европейское пространство.

Мы начинаем движение к Болонскому процессу

На этом пути важно, чтобы нас не постигла опасность. Она в том, чтобы наши преобразования не оказались поверхностными, косметическими и не свелись лишь к конференциям и обсуждений

Они должны быть такими, чтобы достичь желаемой цели — предоставить молодежи возможность, сотрудничая с Европой, построить Украину и сделать всех нас гражданами прекрасного европейского континента.

М.З.Згуровский, ректор НТУУ «КПИ


С этим читают