Сталинский удар: 80 лет назад в ссср начался большой террор

Разгул террора

Приказ Ежова от 31 июля определял в «целевую группу» бывших «кулаков», «членов антисоветских партий», «участников повстанческих, фашистских, шпионских формирований», «троцкистов», «церковников», а чтобы уж никого не пропустить — «активных антисоветских элементов».


Для всех регионов Советского Союза устанавливались разнарядки по количеству арестованных и «осужденных по первой категории».

Первые массовые расстрелы произошли на Левашовском полигоне под Ленинградом 2 августа 1937 года и на Бутовском полигоне в Подмосковье 8 августа. Только в двух этих местах были убиты соответственно 45 тысяч и 20 тысяч человек.

Изначально по всей стране планировалось расстрелять 76 тысяч и отправить в ГУЛАГ 200 тысяч человек, но от секретарей обкомов и начальников управлений НКВД посыпались просьбы «увеличить лимит». По имеющимся данным, Сталин никому не отказывал.

Впоследствии ходили слухи, будто на соответствующем обращении главы парторганизации Украины Никиты Хрущева он наложил резолюцию: «Уймись, дурак!», но доказательств этому нет.

В общей сложности с августа 1937-го по ноябрь 1938 года НКВД арестовал 1 млн 548 тысяч 366 человек, из которых 1 млн 344 тысяч 923 были осуждены и 681 тысяч 692 расстреляны. Казнили в среднем по полторы тысячи человек в день.

Для сравнения: число жертв якобинского террора во Франции составило около 40 тысяч человек, в период «столыпинской реакции» были расстреляны и повешены примерно 2 200 человек, с 1825-й по 1905 год в России вынесли 625 смертных приговоров, из которых привели в исполнение 191.

Чья вина?

Вопреки традиционному представлению о тоталитарном режиме и страдающем народе, некоторые современные исследователи (Евгений Добренко, Олег Хархордин) видят причину не только Большого террора, но и вообще возникновения и устойчивости советского режима в низкой политической культуре общества, агрессивности, нетерпимости, коллективном пренебрежении к личности.

Биограф Сталина Эдвард Радзинский полагает, что тот использовал для своей выгоды недостатки национального характера, дав массам привычную модель с богом в образе Ленина и царем в лице себя самого.

В то же время старший научный сотрудник общества «Мемориал» Никита Петров указывает, что действия рядовых граждан, в частности, анонимки, не были главной движущей силой репрессий.

«Террор в основном проводился целенаправленно против категорий людей, определенных руководством государства. Большая часть доносов поступала от штатных осведомителей НКВД. То, что «полстраны стучало» — абсолютный миф», — утверждает исследователь.

«Нам заявляли, что вы дураки, идиоты»

Командующий войсками внутреннего Приволжского военного округа командарм 2-го ранга Павел Ефимович Дыбенко:


«Почему у нас как будто хуже дело шло, а у Якира и у Уборевича лучше? Потому что здесь, в центре, сидели враги и выставляли в красочном свете работу Уборевича и Якира. А Белова как называли? Ворошиловский фельдфебель. Какое название было Каширину? Это, говорят, ворошиловский унтер-офицер. А Левандовского как называли? Ворошиловский унтер-офицер. Дыбенко как называли? Ворошиловский унтер-офицер. Я думаю, что достаточно данных о том, какую клевету на нас возводили. Заявляли, что мы безграмотные. Я заявляю Политбюро, что мы грамотнее их в военном деле, но нам не верили, нам заявляли, что вы дураки, идиоты»2.

Документы СССР: «Чекисты отдела охраны полны огромной радости…»

Не исключено, что в этот момент Сталин усмехнулся, да и не он один: образование «матросского Наполеона» сводилось к трехклассному городскому училищу. Формально к 1922 году Дыбенко с отличием окончил Военную академию РККА, но это было фикцией: его супруга, профессиональная революционерка и сторонница идей «свободной революционной любви», Александра Михайловна Коллонтай впоследствии призналась, что выполняла за «своего матросика», который был моложе ее на семнадцать лет, все задания, так как он не мог писать без чудовищных грамматических ошибок. В начале 1930х бывшего «матросика» послали на стажировку в Германию, и немецкие преподаватели дали ему предельно лаконичную аттестацию: «С военной точки зрения — абсолютный нуль». Официальной пропагандой Дыбенко почитался как прославленный военачальник и один из героев Гражданской войны, но посвященные в суть вещей знали: на самом деле Павел Ефимович — это авантюрист, предатель, мародер и палач. Несколько раз большевики приговаривали его, члена партии с 1912 года, к смерти, но в последний момент миловали: лишенный нравственных тормозов «матросский Наполеон» был нужен им в первые годы революции.

Дыбенко слушают в гробовой тишине. Исход судебного разбирательства и грядущий приговор не вызывают сомнений, участников заседания уже ознакомили под роспись с материалами следствия: все арестованные признали свою вину в заговоре. Все присутствующие интуитивно ощущают: отныне жизнь страны и жизнь армии будет делиться на «до» и «после». О том, что происходило в их душе, мы уже никогда не узнаем: из 42 выступавших в прениях по докладу Наркома обороны 34 человека (80%) впоследствии были арестованы и расстреляны как «заговорщики»3.

Не будем забывать: все без исключения военачальники были активными участниками Гражданской войны, психология времен Русской Смуты органически вошла в их плоть и кровь. У многих имелись долго скрываемые от посторонних глаз непростые межличностные отношения — «не то разногласия, не то склока». Давние обиды «пламенных революционеров» на «врагов народа» и выкладывались в эти июньские дни 1937 года пред очи товарища Сталина…

Первым советским покорителем Эвереста был сын врага народа

Ораторы не осознавали, что этим и себе подписывают приговор. Сталин получил наглядное представление не только о тех, кто уже сидел на Лубянке, но и будущих приговоренных. В их числе — Дыбенко. Именно он во время штурма Кронштадта применил «заградительные отряды», которые стреляли по своим отступавшим или отказавшимся от штурма частям с тыла. Вот и сейчас командарм ведет кинжальный огонь по своим былым товарищам, стреляя им в спину, а в это время Хозяин невозмутимо решает его участь. Для современной Красной армии, оснащенной самолетами и танками, «абсолютный нуль» Дыбенко не только бесполезен, но и вреден, и его удел — умереть.

Через несколько дней командарма Дыбенко назначат членом Специального судебного присутствия Верховного Суда СССР, которое вынесет смертный приговор Тухачевскому и другим военачальникам. Самого Дыбенко расстреляют 29 июля 1938 года.

Хронология

Дата Событие
9 марта 1936 года В соответствии с постановление политбюро ЦК ВКП(б) «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов]] усложняется въезд в страну политэмигрантов и создаётся комиссия для чистки международных организаций на территории СССР.
Март 1937 года Начало активного «выдавливания» иностранцев из СССР. Постановлением Политбюро отказано в продлении вида на жительство проживающим в Западной Сибири иностранцам, в первую очередь гражданам Германии, Японии и Польши. Начинаются массовые аресты, лиц, контактировавших с иностранными дипломатами.
25 июля 1937 года Ежов подписал и ввёл в действие по телеграфу приказ № 00439, которым обязал местные органы НКВД в 5-дневный срок арестовать всех германских подданных, в том числе и политических эмигрантов, работающих или ранее работавших на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, а также железнодорожном транспорте, и в процессе следствия по их делам «Добиваться исчерпывающего вскрытия неразоблачённой до сих пор агентуры германской разведки». В августе — сентябре 1937 г. по указанию Ежова начались репрессии против советских немцев, которые проводились по образцу «польской операции». Всего по «немецкой линии» были осуждено 55 005 чел., из них 41 898 чел. к расстрелу.
11 августа 1937 года Ежов подписал приказ НКВД № 00485, которым приказал начать с 20 августа широкую операцию, направленную на полную ликвидацию местных организаций «Польской организации войсковой» и закончить её в 3-месячный срок. «Польская операция» стала крупнейшей из аналогичных ей «национальных»: итого по ней осуждено 139 815 чел., из них 111 071 к расстрелу.
17 августа 1937 года Приказ о проведении «румынской операции» в отношении эмигрантов и перебежчиков из Румынии в Молдавию и Украину. Осуждено 8292 чел., в том числе приговорено к расстрелу 5439 чел.
22 августа 1937 года Выпущен приказ НКВД «Об иностранцах», потребовавший прекратить продление видов на жительство гражданам 21 страны безусловно, и ещё 10 стран «при наличии компрометирующих материалов».
20 сентября 1937 года Приказ наркома внутренних дел СССР № 00593 о проведении операции против харбинцев.
30 ноября 1937 года Телеграмма Ежова № 49990 с приказом о проведении т. н. «латышской операции». Осуждено 21 300 чел., из которых 16 575 чел. расстреляны.
11 декабря 1937 года Телеграмма Ежова № 50215 с приказом о проведении т. н. «греческой операции».
14 декабря 1937 года Директива НКВД о распространении репрессий по «латышской линии» на эстонцев, литовцев, финнов, а также болгар. По «эстонской линии» осуждено 9 735 чел., в том числе к расстрелу приговорено 7998 чел., по «финской линии» осуждено 11 066 чел., из них к расстрелу приговорено 9078 чел.;
29 января 1938 года Директива НКВД об «иранской операции». Осуждено 13 297 чел., из которых 2 046 приговорены к расстрелу.
31 января 1938 года Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о продлении национальных операций до 15 апреля 1938 года.
1 февраля 1938 года Директива НКВД о «национальной операции» в отношении болгар и македонцев.
16 февраля 1938 года Директива НКВД об арестах по «афганской линии». Осуждено 1 557 чел., из них 366 приговорено к расстрелу.
23 марта 1938 года Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) об очищении оборонной промышленности от лиц, принадлежащих к национальностям, в отношении которых проводятся репрессии.
26 мая 1938 года Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о продлении национальных операций до 1 августа 1938 года.
24 июня 1938 года Директива Наркомата Обороны об увольнении из РККА военнослужащих национальностей, не представленных на территории СССР
15 сентября 1938 Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о создании особых троек для рассмотрения дел в отношении лиц, арестованных по национальным линиям до 1 августа 1938 года.

Согласно этим и другим документам репрессиям должны были подвергнуться: немцы, румыны, болгары, поляки, финны, норвежцы, эстонцы, литовцы, латыши, пуштуны, македонцы, греки, персы, мингрелы, лакцы, курды, японцы, корейцы, китайцы, карелы и др. Вместе с тем «национальные линии» распространялись только на «иностранные» для СССР национальности.

Священники Кольского края

Если московских батюшек расстреливали в Бутово, то священнослужителей, церковнослужителей и простых мирян северных областей расстреливали на Левашовском полигоне под Ленинградом, сейчас там строится храм. Расскажу хотя бы о некоторых. 

Константин Мелетиев родился 20 мая 1884 года в семье священника. Учился в 1894-1906 годах в Архангельске, сначала в духовном училище, потом в духовной семинарии. Окончил семинарию по второму разряду (на «хорошо»). В августе 1909 года был рукоположен во диакона, потом во пресвитера. В 1909 году отец Константин стал одновременно настоятелем Благовещенского собора, законоучителем Кольского одноклассного приходского училища, заведующим Кильдинской приходской школой. Кроме того, он впоследствии был благочинным всего нашего края. В советский период отец Константин приложил много усилий, чтобы старинный Благовещенский храм Колы (единственную в то время каменный храм на всем Кольском полуострове) не закрыли. Действительно, закрыть этот храм смогли только после ареста священника. К отцу Константину во время следствия применяли пытки, как и к тысячам людей, прошедшим через советскую мясорубку. Одна из самых страшных пыток состояла в том, что подследственному несколько ночей подряд попросту не давали спать. В ходе изнурительных ночных допросов отца Константина пытались уличить в развёртывании агитации контрреволюционного и антисоветского характера. Однако священник настаивал, что никакой агитационной работы не проводил. И всё же 3 сентября 1937 года на допросе многие пункты обвинения отец Константин подписал. Однако, подписывая «признание», отец Константан приял весь удар на себя: он ничего не подписал против проходившего с ним по одному делу члена церковной двадцатки Немчинова, не добились от протоиерея Константина и показаний «о соучастии в антисоветской деятельности» верующих мирян или иерархов Православной Церкви. Священник никого не оговорил. Обвинительное заключение, утвержденное 26 сентября 1937 года заместителем начальника Мурманского Окружного отдела НКВД г. Мурманска содержало такой вот перечень «преступных деяний», якобы совершённых отцом Константином: враждебное отношение к советской власти, систематическая контрреволюционная агитация, искажение сущности сталинской Конституции, активизация деятельности церковной двадцатки путём вовлечения в неё молодёжи, организация нелегального сборища верующих у поселкового совета. О законном суде и судопроизводстве тогда и речи не было для многих и многих людей. Второпях и неправедно судили особые «Тройки», судебные органы «чекистов». Вот и следственное дело отца Константина было направлено на рассмотрение Тройки УНКВД Ленинградской области. В протоколе её заседания от 4 октября 1937 года записан окончательный приговор – расстрел. Время исполнения точно не указано: скорее всего, протоиерей Константин Мелетиев был расстрелян 5 или 9октября 1937 года. Убитый чекистами батюшка был похоронен на Левашовском кладбище. Отец Константин пока еще не прославлен в лике святых. Даже памятной доски нет на том храме, ради сохранения которого он пошел на такие жертвы. Сам Спаситель сказал: «По плодам их узнаете их». Что нам до того, какое вранье нарисовал в своих протоколах жуликоватый следователь, какие подписи подделал! Главное, что протоиерей Константин отдал жизнь за Христа, а храм Благовещения в Коле стоит, его давно уже вернули верующим, там совершаются богослужения Если же случалось, что даже и в сталинские период какие-либо следователи выносили более-менее мягкие приговоры, то они сами подвергались взысканиям. 

Пример тому – дело последнего настоятеля Трифонов Печенгского монастыря иеромонаха Паисия (Рябова). Его кассационная жалоба была услышана и поначалу вместо высшей меры ему дали 10 лет концлагерей. Однако потом власти спохватились, распустили всю тройку, выносившую вердикт, лишили их званий, должностей. Дело пересмотрели, отца Паисия приговорили к смертной казни. Последний настоятель Трифонов Печенгской обители был расстрелян в Левашовской пустыне под Ленинградом 28 декабря 1940 года в день памяти основателя своего монастыря преподобного Трифона Печенгского. 

Начало террора

Уже весной 1937 года, вскоре после сталинского выступления, начинаются масштабные репрессии среди руководящего состава РККА. Одновременно, после ареста бывшего наркома внутренних дел Ягоды, начинается уничтожение его ставленников в аппарате НКВД. 

Простых трудящихся репрессии не касались до лета 1937 года. В этот промежуток времени сводились счёты на высоких постах и с высокопоставленными деятелями режима.

Но всё это было лишь прелюдией к началу массового террора. В конце июля 1937 года был подписан приказ № 00447, после которого террор и шагнул в массы.


Поскольку планировалось пропустить через судебный конвейер огромные массы населения, никакие суды не справились бы с возросшим в тысячи раз потоком дел и, если бы каждое дело рассматривалось как положено по закону, на их рассмотрение ушло бы несколько десятилетий.

Поэтому специально для упразднения судебных формальностей и ускорения процессов судебные полномочия передавались специальной созданным органам — тройкам. Эти тройки создавались на областном и республиканском уровнях. В их состав входили три человека, поэтому они и получили такое название. В обязательном порядке в состав тройки входил начальник областного\республиканского НКВД, прокурор области\республики и секретарь обкома\первый секретарь.

Механизм работы троек заранее был обкатан на т.н. милицейских тройках, появившихся за несколько лет до этого, чьей функцией было упрощённое рассмотрение дел о нарушениях паспортного режима.

Никакого суда тройки не проводили. Следствие велось НКВД, после чего с определённой периодичностью материалы со всей области\республики приходили в областной\республиканский центр, где рассматривались тройкой. В 99% случаев это были признательные показания.

Председателем тройки обычно был представитель НКВД, который после краткого ознакомления, занимавшего не более нескольких минут, выносил приговор, ставя на странице букву «Р», что означало расстрел. После этого прокурор и партийный секретарь ставили свои подписи в знак согласия. Рассмотрение дел, за редкими исключениями, проводилось даже без присутствия обвиняемого и, разумеется, без адвокатов, которые подсудимым не предоставлялись ни в ходе следствия, ни на импровизированном суде. Приговоры троек обжалованию не подлежали. 

Тройка имела в своём распоряжении только два вида наказания: расстрел и отправка в лагерь. Весьма часто случалось, что председатель тройки вскоре и сам оказывался в числе врагов народа. Так, были расстреляны председатель тройки Армянской ССР Мугдуси, Белорусской ССР — Берман, Казахской ССР — Залин и многие другие.

Помимо троек существовали и другие внесудебные органы. Например, особое совещание при НКВД (оно не имело права приговаривать к более тяжкому наказанию, чем восьмилетнее заключение (до 1941 года) и поэтому играло лишь вспомогательную роль( или Военная коллегия Верховного суда, которая также в упрощённом порядке рассматривала дела различных высокопоставленных деятелей партии, армии, видных учёных и деятелей культуры.

Нобелевские премии

  • Физика — Клинтон Джозеф Дэвиссон и Джордж Томсон — «За экспериментальное открытие дифракции электронов на кристаллах».
  • Химия — Уолтер Норман Хоуорс «За исследования углеводов и витамина C». Пауль Каррер «За исследование каротиноидов и флавинов, а также за изучение витаминов A и B2».
  • Медицина и физиология — Альберт Сент-Дьёрди «За открытия в области процессов биологического окисления, связанные в особенности с изучением витамина C и катализа фумаровой кислоты».
  • Литература — Роже Мартен дю Гар «За художественную силу и правду в изображении человека и наиболее существенных сторон современной жизни».
  • Премия мира — Роберт Сесил «В ознаменование заслуг перед Лигой Наций».

«Альбомы» и «тройки»

Сталин и другие члены политбюро подписали 383 списка на «санкции первой категории», отчего-то называвшихся «альбомами» и содержавших 44 465 фамилий. Только за один день 12 декабря 1937 года Сталин и Молотов послали на смерть 3 167 человек.

На поданном Ежовым очередном списке людей, которые «проверяются для ареста», вождь начертал: «Не проверять, а арестовать нужно». Молотов написал на не удовлетворивших его показаниях: «Бить, бить, бить». Каганович имел обычай накладывать на покаянных письмах старых партийцев нецензурные резолюции.

В приказе от 31 июля было сказано, что «следствие проводится упрощенно и в ускоренном порядке», а главной его задачей является выявление всех связей арестованного. «Тройки НКВД», созданные еще после убийства Кирова, получили полномочия выносить смертные приговоры в отсутствие подсудимых и без участия защиты.

Родились

  • 11 февраля — Френц Владимир Рудольфович, русский советский живописец (ум. в ).
  • 28 февраля — Тюленев Виталий Иванович, русский советский живописец, график, Заслуженный художник РСФСР (ум. в ).
  • 2 марта — Юфа Тамара Григорьевна, советский российский художник-график.
  • 30 апреля — Мороз Георгий Моисеевич, русский советский живописец.
  • 24 мая — Белов Станислав Кондратьевич, советский российский график и педагог, Заслуженный деятель искусств РСФСР (ум. в ).
  • 1 июня — Широкова Инна Алексеевна, русский советский живописец, Заслуженный художник РСФСР.
  • 1 августа — Орлов Геннадий Васильевич, российский советский живописец и педагог (ум. в ).
  • 10 октября — Василевич Виктор Павлович, российский советский живописец.

События

30 мая — в Ленинграде в Доме Актёра открылась «Выставка живописи, рисунка и скульптуры».

Председателем Ленинградского Союза советских художников избран скульптор Манизер Матвей Генрихович, сменивший на этом посту Н. Э. Радлова.

И. И. Бродский удостоен Гран-при международной выставки в Париже за картину «Выступление В. И. Ленина на митинге рабочих Путиловского завода».

Скульптурная группа «Рабочий и колхозница» создана для советского павильона на Всемирной выставке в Париже скульптором Верой Мухиной и архитектором Борисом Иофаном. Скульптура была названа «эталоном социалистического реализма» в Большой советской энциклопедии. Выдающийся памятник монументального искусства, «идеал и символ советской эпохи». В августе 1939 года скульптура была установлена на постаменте перед северным входом на ВСХВ (ныне ВВЦ). В 2003—2009 годах была выполнена реставрация скульптурной группы, сопровождавшаяся её разбором на 40 фрагментов. Был значительно укреплён несущий каркас композиции, все части скульптуры были очищены и обработаны специальными антикоррозийными составами. Скульптура была установлена на новый специально возведённый для неё павильон-постамент, повторяющий пропорции оригинального павильона Иофана 1937 года. Торжественное открытие монумента прошло в Москве 4 декабря 2009 года.

А. Н. Самохвалов удостоен Гран-при международной выставки в Париже за панно «Советская физкультура», выполненного для павильона СССР, и Гран-при за иллюстрации к «Истории одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина, а также Большой золотой медали за картину «Девушка в футболке». В этом же году художник пишет одну из самых известных своих картин — Метростроевка со сверлом (1937, ГРМ).

2 ноября новые рубиновые Кремлёвские звёзды зажглись над Москвой. К четырём башням со звёздами прибавилась ещё одна, не имевшая ранее окончания в виде орла, — Водовзводная. Новые рубиновые звёзды также были выполнены по эскизам народного художника СССР, главного художника Большого театра академика Ф. Ф. Федоровского.

23 декабря в Академии художеств в Ленинграде открылась «Выставка дипломных работ выпускников ВАХ 1937 года»

Затихание репрессий


Осенью 1938 года Берия назначается заместителем Ежова и сразу же начинает искать компромат на своего начальника. Одновременно Сталин распоряжается сбавить обороты, и репрессии понемногу начинают затихать. Тройки распускаются, аресты теперь проводятся только с санкции прокурора.

Возглавив НКВД, Берия предпринимает несколько шагов, направленных на некоторое смягчение политики репрессий. Во-первых, часть арестованных, но ещё не осуждённых по ежовским делам отпускают. Это было нужно не только по имиджевым причинам — в обмен они давали показания на злоупотребления затесавшихся в НКВД ежовских врагов народа.

Во-вторых, заключённых стали бить аккуратнее. При Ежове их избивали так, что на них зачастую не оставалось живого места. При Берии били по тем местам, где оставалось меньше всего следов. Например, особую популярность получило избиение дубинкой по пяткам.

Тем не менее репрессии не прекратились и тогда, хотя явно пошли на спад. Вместе с тем НКВД при Берии получило дополнительные полномочия, став практически всемогущим. В частности, теперь признанные невиновными подсудимые, а также заключённые, у которых истёк срок заключения, не могли быть освобождены без разрешения НКВД. Так, старый чекист Кедров, оправданный Верховным судом в 1941 году, не был отпущен на свободу и оставался в заключении до октября того же года, когда был расстрелян без приговора по указанию Берии.

Эпоха Большого террора стала беспрецедентным явлением в истории. Только за два года — 1937-й и 1938-й — было осуждено по политическим статьям около 1,3 миллиона человек, из них около 700 тысяч было приговорено к смертной казни. Это привело к значительным изменениям в облике страны. Практически полностью обновился партийный аппарат и аппарат НКВД, в которых почти не осталось людей с дореволюционным стажем. Также был почти целиком обновлён руководящий состав РККА. Власть Сталина упрочилась настолько, что более ни один из партийных деятелей не рисковал не то что выступить против, а хотя бы просто недостаточно хвалебно отозваться о вожде.

Мавр может уйти

Image caption «Ежов понимал, что Сталин пользуется им как дубинкой, и заливал совесть водкой» (Никита Хрущев)

25 ноября 1938 года Ежова сняли с должности наркома внутренних дел (сообщение об этом в «Правде» и «Известиях» появилось лишь 9 декабря), и впоследствии расстреляли, причем, в отличие от его жертв, без огласки и митингов «возмущенных трудящихся».

Конец «кровавого карлика» Николая Ежова

Его бывшие подчиненные распространили в народе два слуха: что он впал в буйное помешательство и сидит на цепи в сумасшедшем доме и что он повесился, прикрепив на грудь табличку «Я — г…о».

Вышли на свободу около 150 тысяч человек, в основном нужных государству технических специалистов и военных, в том числе будущие полководцы Великой Отечественной войны Константин Рокоссовский, Кирилл Мерецков и Александр Горбатов. Но были и простые люди, например, дед Михаила Горбачева.

По сравнению с масштабами репрессий это было каплей в море. Но пропагандистский эффект был отчасти достигнут: справедливость торжествует, у нас зря не сажают!

17 ноября 1938 года были ликвидированы судебные «тройки», которые, впрочем, с успехом заменили особые совещания при союзном и республиканских НКВД. Фактически, разница состояла в том, что право внесудебной репрессии передали с регионального на более высокие уровни.

В ходе чистки «органов» от людей Ежова были уволены 7 372 сотрудника и 937 из них осуждены. Сам Ежов репрессировал 1 862 чекиста предыдущего поколения: мало в сравнении с жертвами, понесенными народом, но много по меркам замкнутой корпорации, где все знали друг друга.


С этим читают