«бумеранг» vs бтр-80. зачем российской армии «тяжёлые колёса»?

Низкий таз радует глаз?

Скептики до сих пор сомневаются в полезности колёсного бронетранспортёра с размерами, немногим уступающими «Армате». Мол, даже престарелый фольксштурмовец с катарактой и «панцерфаустом» первой модели не промахнётся мимо такого «сарая». Ночью. Безлунной. В метель.


Немного истории. Основной колёсный бронетранспортёр российской армии БТР-80/82 — ведёт свою родословную напрямую от БТР-60. Поначалу четырёхосная машина удовлетворяла параметрам доктрины холодной войны (не БТР-152 и уже хорошо) — перевозить солдат к полю боя на приличной скорости, защищая от залётных осколков или пулемётной очереди из засады. Многие решения были компромиссными: спарка автомобильных двигателей от 51-го «газона» (не было достаточно компактного и мощного под рукой); тонкая броня 5-9 мм, но под рациональными углами наклона; открытый верх.

Потом подумали, что сверкать касками на фоне ярких «грибов» от взрывов ядерных зарядов советским мотострелкам для здоровья не очень полезно. Потому сделали крышу и башню для спарки пулемётов (БТР-60ПБ). Всё это продиктовано потребностями массовой многомиллионной армии и возможностями промышленности.

Но то, что было преимуществами, спустя годы стало недостатками. Тонкая броня, бензиновые пожароопасные движки уже в Афганистане сыграли свою роковую роль. Нарастающая минная война заставила пехоту вылезти на крышу. При взрыве мины есть шанс, что отлетишь в сторону, а в тесной железной коробке — верная смерть.

Пули снайперов? Пренебречь! Мины страшней

И как ни модернизируй бронетранспортёры этого семейства, ставя дизель, добавляя 30-мм пушки, утолщая (немного) броню, вводя противоосколочный подбой и современные средства прицеливания и наблюдения, в горячих точках российские солдаты на марше неизменно будут вылезать на броню.

БТР-80, БТР-82, БТР-82АМ, БТР-82АТ — сколько ни вешай букв на индекс, машины этого семейства морально устарели и не подходят под условия и задачи современных войн. Короче говоря, бесчисленные модернизации ведут в тупик.

Сирия. На броне привычней, но безопасней ли?

Машина нового поколения позволяет обеспечить другой уровень защищённости, как от мин, так и от стрелкового оружия и даже от крупнокалиберных пулемётов и автоматических пушек. А крупный калибр нынче на каждом ржавом пикапе норовят поставить. БТР-82 просто не может обеспечить защиту от них. Да что там говорить: он в борт и бронебойную винтовочную пулю со средней дистанции — уже не очень.

Сарай? Нет, не слышали. БТР Vilkas (в девичестве «Боксёр») литовской армии

Вот из автопушки или ДШК попасть в БТР как раз проще, чем из гранатомёта. Вспоминаем табличные и практические показатели дальности стрельбы из РПГ-7. А по движущейся цели? Это по-настоящему снайперская и филигранная работа, для которой нужно ещё серьёзно посветить тушкой из-за укрытия.

Для современного высокоточного оружия выигрыш пары десятков сантиметров в габаритах значит примерно ничего. А от попадания ПТРК могут спасти оптико-электронное подавление, динамическая защита и комплексы активной защиты (КАЗ). В разработке последних, к сожалению, Россия теряет пальму первенства — на Западе КАЗ активно разрабатывают и планируют ставить уже чуть ли не на грузовики. На днях две системы — израильского и германского происхождения — Армия США взяла на сравнительные тесты для последующего оснащения ими различных видов бронетанковой техники.

На БТР-82 V-образное противоминное днище не получится, а на «Бумеранге» — вполне. Тоже самое — подвесной пол и энергопоглощающие кресла десантников с амортизацией и индивидуальной подвеской.

В условиях, когда 70% потерь регулярных армий в локальных конфликтах приходится на мины и СВУ — это необходимость.

На «Бумеранге» наконец избавились от одной из главных бед советских БТР — отсутствия кормового выхода. Двери по бортам и люки на крыше явно никогда не способствовали безопасному десантированию. Да и самой машине порой приходится подставлять слабенький борт для прикрытия мотострелков.

Миф 1: БТР — это повозка для пехоты

Нет, БТР — это в первую очередь многофункциональная платформа. Мы можем обратиться к опыту Германии, Франции, США, Великобритании и обнаружим там примеры десятков машин на базе БТР, а позже и БМП.

Время и практика показали правильность такого пути. К примеру, британский многоцелевой транспортёр «Юнивёрсал Керриер», чьи корни тянулись к танкетке Carden-Loyd Mk.VI, закончил путь в середине 1960-х серией в 113 тысяч единиц и с десятками различных вариантов — от носителей вооружений до командирских, медицинских и инженерных машин.

«Юнивёрсал Керриер» на службе в Красной армии

В наши дни любая из современных лёгких или средних платформ, если не следует, то по меньшей мере стремится следовать тем же самым принципам. Универсальное бронированное шасси и десятки функциональных вариантов на его базе.


Робоплатформы развиваются в том же направлении. Как и их предшественники в 30-х, они обеспечивают эвакуацию раненых и манёвр тяжелым вооружением на поле боя. Учитывая ценность современного солдата, нужно ли говорить о выборе военных?

Что касается огневой мощи, то она непрестанно растёт: от пулемётов винтовочного калибра дошли уже до 30-50-мм пушек (и это не предел!). То же самое касается брони. БТР стремительно догоняют БМП по своим возможностями, и разница между ними в этом аспекте истончается до невидимости.

Гладко было на бумаге

Вроде всё понятно, и армии во всём мире либо серийно оснащаются современными колёсными бронемашинами, либо такая техника активно разрабатывается — даже в странах «второго эшелона». Свои тяжёлые БТР пилят Турция, Сингапур и Сербия, не говоря уж о США, Германии, Франции, Италии. У нас от идей «Бумеранга» к ощутимому результату вышло только к 2020 году. Все 90-е и начало 2000-х пытались получить «каменный цветок» всё из того же старого советского семейства. Сначала был «раздутый» БТР-90 «Росток» и работы по ОКР «Гильза». От первого окончательно отказались только в 2011-м, при этом успев формально принять на вооружение. Тогда же утвердили проект будущего «Бумера».

БТР-90 с башней БМП‑3

Военные жаждали получить новую платформу уже в 2013-м, а серию — в 2015. Но сроки постоянно сдвигались из-за недоработок и недовольства военных отдельными характеристиками. И несмотря на то, что опытные образцы показывали на параде Победы в 2015-м, доводка машины шла ещё четыре года. Теперь обещают серию в 2022-м, но, как говорит опыт мирового и особенно российского ОПК, — время растяжимо.

«Бумеранг» за несколько лет подвергся множеству изменений и доводок, после которых удалось сильно снизить цену (по официальному заявлению, в три раза) на конечное изделие. Достаточно странное сообщение — или изначально стоимость была сильно завышена, или «Бумер» в серийном исполнении станет гораздо беднее по «начинке».

Как отметил недавно министр обороны Сергей Шойгу, отчасти из-за сдвига «вправо» ряда амбициозных программ вроде БМП «Курганец», БТР «Бумеранг» и танка «Армата», уровень перевооружения современной техникой сухопутных войск продолжает оставаться самым низким в вооружённых силах. Тем временем сроки выхода на ГСИ постоянно сдвигаются. А «бумеранги» нужны уже вчера.

Но пока по-прежнему основа транспорта наших мотострелков — это советские БМП-2 и странноватые БМП-3, а также разнообразные модификации БТР-80. Дошло до того, что решили проапгрейдить БМП-1 до уровня «Басурманина» с дистанционно управляемым модулем.

Сплошные паллиативные решения на фоне «боксёров» и «патрий». А солдаты и в Сирии до сих пор ездят «на броне», а не внутри неё, ибо страх подорваться на мине больше, чем получить пулю от снайпера. И сколько не обмазывай БТР-80, он остаётся концептуально устаревшей машиной. Это уровень подготовки даже не к прошлой войне, а к позапрошлой.

Но и серийное производство, к сожалению, ещё не панацея. Главное — создавать соединения на новой платформе и оснащать их всей линейкой необходимых для этого машин, а не раздавать всем сёстрам по паре серёжек. Успех техники зависит не только от техники, но и от стратегии и тактики её применения. И конечно, обученности личного состава и понимания собственного манёвра — чему в истории военных действий есть сотни и тысячи доказательств.

Перспективный колесный

ВПК-7829 «Бумеранг» — это универсальная колесная платформа, одна из трех перспективных платформ, на которых будет строиться бронетехника российской армии с 2020-х годов. Две другие — это средняя гусеничная «Курганец-25» (на ней создается БМП Б-11) и тяжелая «Армата». На последней, в частности, создан танк Т-14 и тяжелая БМП Т-15.

БТР «Курганец-25»

БТР «Курганец-25» 

Фото: РИА Новости/Вадим Савицкий

Впервые платформу открыто показали на тренировках парада Победы в 2015 году, до того ее демонстрировали в закрытой части экспозиции Russia Arms Expo 2013 в Нижнем Тагиле. По исходным планам Госпрограммы вооружений 2011–2020 годов, серийная техника, создаваемая на всех трех платформах, должна была пойти в войска как раз с 2015 года. Однако испытания и доработки затянулись.

На базе «Бумеранга» предложено было целое семейство боевых колесных машин. Наиболее известны БМП К-17 и БТР К-16.

Первая машина — «базовая» в семействе — оснащена необитаемым боевым модулем «Бумеранг-БМ», разработанным в тульском КБ приборостроения. Модуль включает 30-миллиметровую автоматическую пушку 2А42, 7,62-миллиметровый пулемет ПКТМ, а также два сдвоенных пусковых контейнера для управляемых ракет «Корнет-Д». Последние могут использоваться против наземных целей (ракета с термобарическим оснащением), против бронетехники (с тандемным кумулятивным оснащением) и против низколетящих воздушных целей со скоростями до 250 м/с (ракета с осколочно-фугасным оснащением). Противотанковые ракеты применяются на дальности до 8 км, ракеты против незащищенных наземных и воздушных целей — до 10 км. БТР К-16 несет необитаемый боевой модуль, созданный в ЦНИИ «Буревестник», со стабилизированным в двух плоскостях 12,7-миллиметровым пулеметом «Корд».

Бумеранг

БТР «Бумеранг»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев


Впоследствии были замечены и другие варианты комплектации «Бумерангов». В частности, на показе бронетехники на форуме «Армия-2017» была показана версия с обитаемым боевым отделением «Бережок». Это решение было также разработано в Туле для модернизации парка советских БМП-2. Модуль включает в себя 30-миллиметровую автоматическую пушку 2А42, два сдвоенных контейнера для ракет «Корнет» и 30-миллиметровый автоматический гранатомет АГ-30М. Последний представляет собой огневое средство низкой баллистики и предназначен для поражения по навесной траектории живой силы, укрывающейся в складках местности.

Во всех этих вариантах машина, управляемая экипажем из трех человек, способна перевозить восемь десантников.

Все началось с Европы

По мнению Суворова, необходимость создания колесного танка была продиктована временем и характером вооруженных конфликтов в мире. При масштабных войнах такие машины были не нужны. При этом участие колесных танков в небольших локальных конфликтах и контртеррористических операциях «более актуально, нежели наших любимых Т-72, Т-80, Т-90 или новых «Армат».

«Спрут» — это легкий танк, прежде всего гусеничная авиадесантируемая машина, в том числе и плавающая. «Но тут есть определенные затыки в плане оперативной мобильности и маневрирования, использования дорог общего пользования. В этом отношении колесная бронетехника более гибкая», — говорит эксперт.

БТР-90

После этого события начали появляться колесные машины подобного класса в США. Например, M1128 MGS (Mobile Gun System) на колесной платформе Stryker, который предназначался для применения в конфликтах низкой интенсивности. При составлении парка техники легких пехотных бригад сухопутных войск США на основе этого семейства БТР в начале 2000-х годов было принято решение оснащать базовую машину M1126 только пулеметом M2HB калибра 12,7 мм. Огневую поддержку должны были оказывать самоходные артиллерийские орудия M1128 MGS с модификацией 105-миллиметровой пушки M68A2, расположенной в необитаемой башне. Каждому батальону на БТР Stryker придается батарея из девяти M1128, чего недостаточно для ведения огневой поддержки подразделения в условиях общевойскового боя.

БМП: «не стреляйте в меня, я не танк»

Если обычный танк в тупике, может подойти к проблеме радикально?

На свалку истории эти однобокие машины прорыва! Будущее за многозадачностью.

Пусть на смену ОБТ придёт БМП.

Как ни цинично это звучит, пехота, идущая вместе со своей машиной, — это дополнительный элемент защиты, зачастую более эффективный, чем броня какой угодно толщины или самый современный КАЗ. Пехота адаптируется к любой местности, может применять тяжёлое вооружение, опасное даже для самых монструозных ОБТ.

Над подобными БМП сейчас активно работают в корпорации ВАЕ (фото: BAE)

БМП в такой связке немного изменится — чуть больше брони, круче комплексы активной защиты. Вооружение — автоматическая пушка в 40/60 мм, способная поражать даже некоторые старые танки в лоб.

Главное оружие, конечно, противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) — самые современные, уже даже не третьего, а последующего поколения. С собственным простеньким интеллектом, возмож­ностью ведения огня по невидимым целям, когда ракета сама будет искать противника. С универсаль­ностью — перед пуском можно будет поменять боеголовку на кинетическую или на термобарическую, в зависимости от ситуации. Вероятно, это уже будет что-то больше похожее на тактическую ракету в вертикальной пусковой установке.

Как вариант, можно даже оставить танковую пушку и башню. Проект тяжёлой БМП на базе украинского Т-84

Разумно будет установить на такую БМП пару беспилотников и оборудовать в машине рабочее место командира отделения с дополненной реальностью.

Связка «броневик и современный отряд пехоты» — возможно, в экзоскелетах — будет очень сильна. Но проблемы у БМП очень схожи с супер-ОБТ. Уже не очень современные бронемашины — такие, как тридцатитонные «Брэдли» и «Мардер», — догнали по весу средние танки времён Второй мировой. А современные броневики Т-15 и «Пума» догнали тяжёлые ИС-2. И стреляют по БМП, как по танкам, — из РПГ и ПТРК. А вес вышеописанных перспективных машин точно так же подходит к планке в сотню тонн. Вдобавок и размеры превосходят гиганта «Мауса»! Понятно, что и стоимость у броневиков и близко не маленькая. Пересадить всю пехоту на подобных монстров не выйдет даже у богатых американцев.


Как транспортировать подобные махины, тоже не очень ясно

Так что старая шутка из фильма «Войны Пентагона» о создании «Брэдли» уже действительно устарела. «Брэдли» теперь не кажется таким уж большим.

БМП Б-11 «Курганец-25» — видео

https://youtube.com/watch?v=vhygXFVQiSw

Моторно-трансмиссионное отделение БМП Б-11 (Объект 695) расположено в передней части корпуса и сдвинуто вправо для улучшения компоновки машины. Для выгрузки десанта используется аппарель с дополнительной дверью в ней. Масса машины будет составлять примерно 25 тонн. Пассивную броню будет дополнять комплекс активной защиты на башне. Боекомплект и вооружение изолированы от десанта и экипажа.

Экипаж состоит из трёх человек. Десантное отделение рассчитано на восемь человек.

Подвеска гидропневматическая, с изменяемым клиренсом от 100 до 500 мм.

БМП Б-11 (Объект 695) оснащены дистанционно-управляемым универсальным боевым модулем «Бумеранг-БМ» вооружённым 30-мм автоматической пушкой 2А42 с селективным боепитанием (боезапас 500 снарядов), 7,62-мм пулемётом ПКТМ (боезапас 2 000 патронов), двумя сдвоенными пусковыми установками ПТРК «Корнет». Автоматический гранатомёт не предусмотрен. Движение боевого модуля осуществляют управляемые компьютером электродвигатели. Боевой модуль может управляться наводчиком и командиром машины. Универсальный боевой модуль, за счёт роботизации, способен следить за целью и самостоятельно вести обстрел объекта до его уничтожения, оператору необходимо лишь указать цель, после чего компьютер станет сам вести слежение за ней.

БМП Б-11 (Объект 695) также оборудована камерами наблюдения за окружающей обстановкой. В задней двери присутствует амбразура для автомата АК.

Начиная с 2015 года в вооруженные силы РФ отправляются партии машин для опытно-войсковой эксплуатации. В качестве недостатка военные назвали высокий профиль машины. Несмотря на то, что профиль «Курганца» по высоте приблизительно такой же, как у западных аналогов(на 48 мм выше, чем у M2 Брэдли и на 58 мм ниже, чем у германской Пумы), а также на равную с ними толщину брони, российские военные традиционно предпочитающие машины с низким профилем, называют его «мечтой гранатометчика». Из-за этого сроки завершения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) по средней гусеничной платформе «Курганец-25» были сдвинуты на год. По сообщению первого вице-президента и совладелеца концерна «Тракторные заводы» Альберта Бакова, госиспытания начнутся в 2017 году из-за доработки профиля машины.

Старый, но небесполезный

Так что в будущем всем странам, желающим иметь солидный танковый парк, останется одно. Грустно модернизировать то, что есть на текущий момент. То есть «абрамсы» с разными цифрами и Т-90 с разными буквами.

Даже из старенького Т-72 можно сделать хороший современный танк, например, как в проекте Т-72Б2 «Рогатка» (фото: А. Хлопотов)

Хотя что ещё нужно для счастья? Забеги к Ла-Маншу и обратно пока отменили. Тепловизор есть, динамическая защита есть, активную защиту ставят. Медленно и печально ковырять оборону различных незаконных формирований и охранять базы с блокпостами — сгодится. Причём в любое время дня и ночи.

Американцы также постоянно модернизируют свои «абрамсы», не спешат строить новые танки

Главная проблема такого подхода в том, что всегда есть опасность, что у кого-то хватит денег на достаточный парк супер-ОБТ (или ПТУР) — тогда все наши простые танки станут совершенно бесполезными. Или — как уже было в 60-х с гладкоствольными орудиями и комбинированной бронёй — кто-то найдёт путь, как вырваться за современные ограничения, и сможет создать супертанк по нормальной цене и нормального веса.

Что же делать тем, у кого денег «совсем нет»?


С этим читают