Бухарский эмират: фото, государственные символы, социальная структура, земледельческая община, ордена, монеты. присоединение бухарского эмирата к россии

У нас очень много родственников в разных странах

Мы часто видимся с тетей Shukria Raad Alimi, она является дочерью эмира Алим-хана. Shukria Raad Alimi живет в Вашингтоне и на протяжении очень долгого времени работала на радиостанции «Голос Америки». Сейчас она уже вышла в отставку. Удивительно, но многие из ее семьи работают на «Голос Америки». Еще у нас много родственников в Германии, Турции. Конечно, многих детей, внуков, правнуков уже нет в живых. Например, дядя моей мамы (сын эмира) ушел из жизни 6 лет назад. Его сын живет в Северной Каролине в Америке.


Очень многие из нашей семьи живут в разных частях США (Северная Каролина, Вашингтон). Мы не знаем, сколько детей было у эмира, но думаем, что их было очень много. Мы знаем, что у него было 3 официальных жены в Бухаре, и когда ему пришлось бежать в Афганистан, люди там ему очень сочувствовали и многие отдавали своих дочерей ему в жены. Поэтому еще несколько жен у него было в Афганистане.

У меня есть уникальная историческая фотография, которой нет ни в каких источниках, — она изображает моего прадеда с местными правителями Афганистана. Ее мне прислала наша тетя, оригинал фотографии находится у нее.

Прадед был в близких дружеских отношениях с эмиром Афганистана, так как они учились вместе; эмир помогал ему сбежать и обустроиться в Афганистане. Таким образом, кроме английского, на котором мы разговариваем в Америке, мы знаем таджикский. Мы заметили, что в Самарканде также много людей, владеющих этим языком. Дело в том, что в Афганистане говорят на языке дари — это один из диалектов таджикского языка. В Иране, Узбекистане, Таджикистане и Афганистане говорят на разных диалектах, и, несмотря на то, что они имеют различия и свои особенности, мы все же можем их понять.

Пожертвования

Сеид-Абдул-Ахад-Хан. Конец XIX века.

Эмир Саид Абдул-Ахад-хан делал большие пожертвования для постройки различных зданий и сооружений:

  • Главные нарзанные ванны в Кисловодске архитектора Клепинина А. Н.,
  • Дворец эмира Бухарского в Железноводске архитекторов А. А. Семёнова и И. И. Байкова,
  • Дворец эмира Бухарского в Ялте архитектора Н. Г. Тарасова,
  • Дворец эмира Бухарского (Новая Бухара) спроектирован А. Л. Бенуа,
  • Бывшее представительство эмира Бухарского в Оренбурге,
  • Дом эмира Бухарского в Санкт-Петербурге по проекту С. С. Кричинского.

Также на средства эмира и деньги его подданных (более 1 млн рублей) построен эсминец «Эмир Бухарский», участвовавший в Первой мировой войне.

Эмир Бухары являлся почётным членом Туркестанского благотворительного общества. На особом месте для эмира стояла забота о делах ислама. Так, переданные им в вакф в пользу святынь Мекки и Медины владения приносили до 20 тысяч рублей золотом годового дохода, а в начале 1880-х годов эмир Абдул-Ахад Бахадур-хан пожертвовал несколько тысяч рублей золотом на постройку Хиджазской железной дороги.

В 1888 году Абдулахад-хан расходовал часть денег преподнесенных Государю Императору на ремонт величественной мечети Султан-Азрет в городе Туркестане., скорее всего речь шла о мавзолее Ходжа Ахмеда Яссави.

Наконец, совершенно исключительную роль сыграл эмир в строительстве знаменитой мечети в Санкт-Петербурге — крупнейшей мечети в Европе той эпохи. Абдулахад Бахадур хан не только добился у русского правительства разрешения на постройку мечети, но и пожертвовал 350 тысяч рублей на выкуп земельного участка для строительства и ещё 100 тысяч на само строительство. Кроме этого, эмир организовал сбор для этой цели пожертвований среди бухарских купцов. Всего же собрано было более 200 тысяч рублей золотом. Сеид Абдул Ахад хан вёл переписку не только с Россией, но и с Италией, Тунисом, Персией, Францией, Болгарией, Данией, Черногорией, Сиамом (нынешний Таиланд).

Взаимоотношения Бухарского ханства с Россией

Первые отношения России с Бухарой, при посредстве купцов и торговых людей, начались ещё до появления монголов; но сведения об этих отношениях настолько скудны, что не дают возможности составить о характере их никакого понятия.

В середине XVI века Бухарское ханство посетил представитель Московской компании Антони Дженкинсон.

В 1620 году в Бухаре побывал российский посланник Иван Хохлов.

Одно из первых посольств в Бухару, о котором имеются более точные данные, было посольство, снаряжённое царем Алексеем Михайловичем (1645—1676) в 1675 к аштарханидскому бухарскому хану Абдулазиз-хан (1645—1681), и состоявшее из Василия Александрова Даудова, астраханца Махмета Юсупа Касимова, подьячего посольского приказа Никифора Венюкова и подьячего казанского дворца Ивана Шапкина.


Абулфейз-хан в 1717 году отправил в Россию посла Кулибека топчи-баши. Посол был лично принят царем Петром Великим. Известно, что мать посла Кулибека топчи-баши — Дарья — была русской пленницей в Бухаре и даже сохранила православное вероисповедание. Отец был из родовых узбеков ханства. Посол поздравил Петра I с победами, одержанными над шведами. Одним из самых важных пунктов посольства Кулибека было ходатайство о бухарских купцах. В ханской грамоте Абулфеиз-хан просил русского царя отпустить своих подданных, задержанных в Астрахани. Петр Великий подчеркнул «Мы с удовольствием то приемлем, ежели вы желаете, дабы между нашими государствами дружба и приятство было содержано, в чем мы великий государь и от своей стороны вас обнадеживаем. И когда будет от Астрахани до Бухары свободный проезд, тогда мы с нашей стороны посла нашего к вам отправим»

Пётр I, неоднократно пытавшийся завязать отношения со Средней Азией, в 1719 посылал в Бухару Флорио Беневени разузнать о возможности воспользоваться Амударьей для торговых целей. В Ф. Ефремов, захваченный в плен киргизами, совершил чрезвычайно интересное путешествие по Средней Азии и сообщил много ценных сведений о Бухаре.

Узбекский эмир Даниял-бий в январе 1774 г. отправил посольство В Россию во главе Ирназар Максуд угли 5 апреля 1775 года посольство представилось императрице Екатерине II. При представлении посол был принят императрицей, которая спрашивала о его государе и о нем самом. В 1779 году было отправлено посольство из Бухары в Россию, во главе которого опять был поставлен мулла Ирназар-бий и его сын Мухамед-Шерифбий. Императрице были подарены два арабских аргамака, с попонами и седлами; сабля, осыпанная алмазами и другими драгоценными камнями; 35 пар индийской кисеи, вышитой золотом и шелками. Цесаревичу — один аргамак; цесаревне — 10 пар кисеи; Потёмкину, Панину, Безбородко и прочим — 5 арабских лошадей, 115 бухарских халатов из дорогих материй, ружьё с золотой насечкой и некоторые другие вещи бухарского производства.. Посольства Ирназара Максудова способствовали укреплению бухарско-российских отношений. В условиях экономической изоляции Средней Азии, падения значения Великого шёлкового пути, Ирназар Максудов выдвинул смелую и сложную идею — проект поворота торговых сношений Восточной Азии с Западной Европой на их первоначальный путь, в бухарско-русские пределы. К сожалению, существовавшие исторические условия не позволили реализоваться этой идее. Русское правительство высоко оценило заслуги бухарского посла. Ему был пожалован «один казённый корабль, из находившихся в Каспийском море, для распространения торговли в границах Российской империи и дозволялось торговать на 10 тысяч рублей беспошлинно в течение пятилетнего времени». Также ему было разрешено купить у казны и отправить в Бухару беспошлинно 15 тысяч пудов железа, 5 тысяч пудов стали и 3 тысяч пудов меди. В знак уважения Екатерина Великая подарила Эрназару Максудбеку 10 тысяч рублей. На эти средства впоследствии в Бухаре было построено медресе, названное в честь спонсора Эрназар эльчи. Оно находилось в западной части медресе Кукельдаш и просуществовало до середины 1950-х годов. Медресе было разрушено по инициативе советских органов власти. Ныне на его месте расположен сквер.

В сентябре-октябре 1858 года в Бухаре побывала российская делегация во главе с Н. П. Игнатьевым. Принятие русских предложений бухарским эмиром укрепило позиции Российской империи. Миссия Н. П. Игнатьева была последним из посольств перед стремительным наступлением войск Российской империи в глубь Азии.

Восточная щедрость

Помимо тщеславия, были у Алим-хана и другие качества — вполне позитивные. Так, взойдя на престол, он объявил, что категорически не принимает подарков, запретил служащим брать взятки и использовать налоги в личных целях. Правда, довольно скоро все вернулось на круги своя, но благородный порыв имел место. Алим-хан, продолжая дело отца, развивал промышленную добычу полезных ископаемых: меди, железа и золота, что привлекло в эмират иностранные капиталы и рабочих. А ещё он очень активно участвовал в торговле каракулем, занимая третье место на мировом рынке по объёму торговых операций с этим ценным мехом. Наконец, он был щедр как настоящий восточный владыка. Сестра Николая II, великая княгиня Ольга Александровна, вспоминала: «Приезжая в Санкт-Петербург, эмир всякий раз навещал меня, привозя богатые подарки, что зачастую ставило меня в очень неловкое положение. Однажды он подарил мне огромное золотое колье со свисавшими с него, наподобие язычков пламени, рубиновыми гроздьями». Большой восточный ковёр, также один из подарков эмира, оказался в числе немногих вещей, которые великая княгиня сумела взять с собой, покидая Россию во время революции. Эмиру не удалось и этого: в 1920 году, когда революция наконец докатилась до Бухары, он, спешно выезжая в Афганистан, ухитрился увести с собой большое стадо баранов. И только. Все его счета в российских банках большевики заблокировали. Остался он гол как сокол. Благо бараны были ценных пород. Так и пришлось Алим-хану заняться их разведением и селекцией, скрещивая с афганскими особями. Поначалу он ещё надеялся вернуть себе престол и пытался вербовать союзников в соседних государствах. Но платить ему было нечем. Бухарская казна, опись которой составила 48 страниц машинописного текста, была национализирована и вывезена в Москву. По дороге некоторые золотые изделия, среди которых числились самые настоящие произведения искусства, были «утрачены», а те, что всё-таки доехали до столицы, были переплавлены на драгоценный металл, в котором так нуждались большевики. Словом, эмиру ничего не осталось, как разводить баранов да промышлять каракулем. Чем он и занимался до самой смерти, заставшей его в Кабуле в 1944 году…

Дети эмира

УАлим-Хана было много детей. Когда в августе 1920-го он спешно покидал Бухару, то прихватил всех, но трое младших — Султанмурад, Шахмурад и Рахимхан — остались в городе, занятом Красной армией. Большевики хотели их расстрелять, но потом отправили в Москву в детский дом для сирот погибших большевиков и солдат Красной армии. И как ни бился Алим-хан, обращаясь к большевикам, взывая к мировой общественности, детей ему не вернули. Басмачат решили перевоспитать. Но преуспели лишь отчасти. Старший, Султанмурад, на свою беду, овладел английским языком. Ему инкриминировали сотрудничество с британской разведкой и отправили за решётку, где тот и умер. Младший сын эмира, Рахимхан, ещё до начала Второй мировой войны пытался бежать из СССР, но на советско-афганской границе был пойман и расстрелян. Средний, Шахмурад, в 1922 году был отправлен на учёбу в Германию — молодая Бухарская республика нуждалась в свежих кадрах. Он выучил немецкий язык и получил новое имя, став Шахом Муратовичем Алимовым. Но больше всего вернувшийся в СССР товарищ Алимов хотел стать военным, что с его родословной сделать было затруднительно. Тогда по совету друзей он отрёкся от отца, опубликовав в 1930 году открытое письмо в газете «Известия», где обвинил Сеида Алим-хана и его власть во всех тяжких грехах. Это помогло. Алимов был принят в Военно-инженерную академию имени В. В. Куйбышева, а окончив её, стал там преподавать. Служил в Красной армии, на фронтах Великой Отечественной войны потерял ногу, был награждён орденом Красного Знамени, вернулся в академию… Но один из его приятелей рассказывал: «Когда Шахмурад приходил к нам в гости, то, выпив, вспоминал родителей и плакал».

Метки: СССР, биография, судьба, дети, Все загадки мира, Бухара, Афганистан, хан, правитель, эмир

Награды

Внешние изображения
  • Орден Святого Станислава 2-й ст. со звездой, украшенной бриллиантами (1883);
  • Шашка, украшенная бриллиантами (1883);
  • Орден Святой Анны 1-й ст. с бриллиантами (1888);
  • Орден Белого Орла с бриллиантами (1889);
  • Орден Святого Александра Невского с бриллиантами (1893);
  • Портрет императора Александра III c бриллиантами для ношения на груди (1895);
  • Портрет императора Николая II c бриллиантами (1898);
  • Орден Святого Владимира 1-й ст. (1902);
  • Орден Святого апостола Андрея Первозванного укршенный бриллиантами (1906);
  • алмазные знаки цепи ордена Святого апостола Андрея Первозванного (1908).

Население

По состоянию на 1 января 2020 года, население области насчитывало 1 924 200 человек. Население сельской местности составляло 63 %, а городов — 37 %.

На официальном сайте Комитета по межнациональным отношениям и дружественным связям с зарубежными странами при Кабинете министров Республики Узбекистан опубликованы следующие сведения о численности национальных меньшинств в Бухарской области:

  • азербайджанцы — 2 111 чел.
  • бухарские евреи — 1 702 чел.
  • казахи — 18 007 чел.
  • корейцы — 1 816 чел.
  • немцы — 1 216 чел.
  • русские — 26 181 чел.
  • татары — 11 735 чел.
  • таджики и иранцы — 58 616 чел.
  • туркмены — 11 010 чел.

Происхождение

Сеид-Абдул-Ахад-Хан, 1869 год

Родился в городе Кермине 14 (27) марта 1859 года, по другим источникам в 1857 году, в семье эмира Бухары Сайида Музаффара Бахадур-хана. По свидетельству современников мать эмира — персидская рабыня по имени Шамшат, отличалась редким умом и стала любимой супругой эмира Музаффара. С 14 лет (по другим источникам — с 18) Абдулахад Бахадур хан являлся правителем г. Кермине. По словам посещавших его русских путешественников, наследник эмира Бухарского эмирата вёл довольно простой образ жизни. Молодой Абдул-Ахад Бахадур-хан являлся большим поклонником верховой езды и считался одним из лучших наездников эмирата. Любимыми занятиями эмира были укрощение жеребцов, соколиная охота и верховая игра кок-бури (козлодранье). Будущий эмир Бухары говорил на родном узбекском, персидском, арабском и русском языках.

Генеалогия Абдулахад-хана выглядела следующим образом:

Худаяр-бий Абулфейз-хан
Даниял-бий
Шахмурад Юлдуз-бегим
Хайдар
Насрулла
Музаффар Шамшад
Абдулахад

Население

Численность населения по состоянию на 1 января 2014 года составляет 272,5 тыс. жителей.

  • 1841 — 60—70 тыс.;
  • 1917 — больше 100 тысяч;
  • 1939 — 59 тыс.;
  • 1959 — 69 тыс.;
  • 1970—112 тыс.;
  • 1985—200 тыс.;
  • 2014—272,5 тыс.

Узбекистан, Бухара, Фестиваль специй и шелка

Согласно официальным данным, население главным образом составляют узбеки — 82 %, также в городе проживают: 6 % — русские, 4 % — таджики, 3 % — татары, 1 % — корейцы, 1 % — туркмены, 1 % — украинцы и другие — 2 %.

Большинство населения исповедует ислам, также в Бухаре проживают православные, иудеи и др.

История населения

Население Бухары на протяжении более двух тысячелетий развивалось непрерывно, видоизменяясь и смешиваясь со всеми пришлыми группами. Самыми древними жителями города были согдийцы, чей язык считается вымершим и относившимся к почти исчезнувшей (непонятный носителям других групп).

После революции, в ходе национального размежевания в Средней Азии, усилилось самоопределение бухарцев как узбеков. Первая перепись по национальному признаку в городе Бухаре была проведена в 1926 г. Из 41 823 переписанных жителей, 27 823 человека определили себя как узбеки, 8 646 — таджики, 5 354 человека отнесли себя к другим народам. В результате перемещения сельских жителей в город, численность его населения резко возросла, узбеко-таджикский билингвизм начал сокращаться. В период советской власти, практически всё население города начало относить себя к узбекам не только в гражданском смысле, но и в этническом.

Интересные результаты были получены в результате серии экспедиций 1940—1950-х годов под руководством О. А. Сухаревой, занимавшихся в том числе изучением этнического и языкового состава Бухары:

  • своеобразным было и понимание населением Бухары этнонимов: термин «таджик» местное население считало «иноплеменным» и использовало его для обозначения иностранцев (в основном персов), термин «узбек» использовался для обозначения коренного населения; термин «узбек» был распространен среди местного населения и употреблялся в основном при самоидентификации перед иностранцами[источник не указан 309 дней].
  • внутри оседлого населения, бухарцы, как и другие городские группы населения Средней Азии, использовали название местожительства (бухарцы, самаркандцы, ташкентцы и пр.), отдельные группы населения состоявшие в родстве со знаменитыми родами, использовали во внутриэтнической самоидентификации названия родов (часто бывших узбекских племен); многие жители соседних деревень, независимо от языка общения относили себя к узбекским племенам (бахрин, сараи и пр).
  • из-за отсутствия у населения понятия этнической нации, самоопределение строилось на отношении конкретного человека к государству, в связи с чем, население Бухары могло быть таджикоязычным и относить себя к узбекам, узбекоязычным и относить себя к таджикам; среди населения преобладал узбеко-таджикский билингвизм с большим количеством переходных форм (большое количество персидских слов в бухарском диалекте узбекского, а также большое количество узбекских слов в бухарском диалекте таджикского), который ещё больше затруднял самоидентификацию населения и приводил к расхождению в самоопределении даже внутри отдельных семей[источник не указан 309 дней];
  • в антропологическом плане население было крайне разнородным и часто отличалось по кварталам (к примеру узбекский квартал плетельщиков циновок — Буйрабофон, из-за замкнутой организации в гильдию, состоял в основном из горожан, связанных кровным родством как по мужской, так и по женской линиям)[источник не указан 309 дней].

Династия мангытов насчитывает 8 эмиров:

Уже Мухаммад-Рахиму пришлось подавлять восстание племени бургут, населявшего Нурату (средняя часть долины Зеравшана между Самаркандом и Бухарой). Он уничтожил их укрепления и переселил всех в бухарский тумень, ликвидировал также укрепленные пункты мианкальских кипчаков, всех их вождей казнил, а простых людей выселил, места их проживания заселил карлуками из Несефа. В то же время он переселил племена етти-уруг и бахрин в окрестности Бухары. Мухаммад-Рахим покорил Шахрисабз, Хиссар и Куляб и переселил в Хиссар племена юз, кенегес и сарай.

Смерть Мухаммада-Рахима в 1758 г. послужила своеобразным толчком к новой волне феодального анархизма. Некоторые узбекские племена попытались, пользуясь временным безвластием, совершить государственный переворот и положить конец господству мангытов. Однако Даниялбию удалось быстро овладеть положением. Он разгромил восстание юзов и усмирил феодалов Хузара и Шахрисабза.

Особое внимание Шахмурад уделял медресе. Назначал преподавателей и возобновил чтение лекций


Однако бедность казны заставила ограничиться только ремонтом уцелевших медресе и мечетей, да пристройкой незначительных зданий из кирпича, который брали из развалин древних памятников.

Шахмурад старался привлечь на свою сторону дервишские братства. Он призывал отказываться от наследства,  и после смерти отца раздал свою долю в виде подаяний. В одежде кающегося грешника, повесив на шею шашку, он ходил по базарам, громко плакал и просил у всех прощения за бедствия, причиненные народу его отцом Даниялбием. Затем он удалился в соборную мечеть Бухары, где в уединении провел целый год.

После смерти Даниялбия в эмирате усилились смуты и волнения. Шахмурада пришлось долго уговаривать принять трон. Но, даже став эмиром, он по-прежнему вел аскетический образ жизни: тратил в сутки по 1 танга (20 коп.), надевал ветхую одежду, ел скудную пищу, ночевал в старой рваной палатке, никогда ни у кого не бывал на пирах и ни от кого не принимал подарки.

Шахмурад вел войны против Ирана, который представлял постоянную угрозу государству. В 1786 г. ему пришлось усмирять феодалов Кермине, Шахрисабза и Ходжента. В этом же году он совершил поход на Мерв и разграбил его. Он вел войну с Афганистаном из-за бывших бухарских владений на левом берегу Амударьи. В конце 80-х годов XVIII в. был заключен договор, по которому Амударья была признана границей между Бухарой и Афганистаном.

Правители Бухары провозгласили себя «повелителями правоверных», а вся Бухара должна была стать стражем и столпом ислама в Средней Азии, «Куполом ислама», каким когда-то был Балх. Вся духовная жизнь направлялась Кораном, а вся бытовая жизнь, все гражданские и уголовные дела должны были определяться шариатом.


По шариату эмир получал право на жизнь и смерть своих подданных, а также право на имущество всех жителей эмирата. Он был синонимом высшей власти, о которой нельзя было даже поминать громко из опасения подвергнуться наказанию. Чтобы придать своим особам мистическую таинственность, эмиры редко появлялись на людях, проживая в Кермине, в 80 км от Бухары, совершая все переезды по городу в ночное время.

Все бухарские эмиры демонстрировали заботу о религии и проявляли огромное внимание к ревностному исполнению всех предписаний шариата. Шахмурад за свою горячую демонстрацию неуклонного исполнения воли Аллаха и заботу о процветании ислама в государстве был прозван «амир-и-маъсум» — «безгрешный эмир»

Он стал членом дервишского ордена Накшбандийа и мюридом шейха Сафара, бывшего в то время главой этого ордена. Как первым условием вступления в орден Сафар потребовал от эмира публичного исполнения унизительных для него обязанностей. По повелению того же Сафара Шахмурад обратил мервцев из шиитов в суннитов.

Преемник Шахмурада, его сын эмир Хайдар (1800-1825 гг.) считался не только защитником и проводником ислама, но и знатоком шариата и в мечети читал лекции по теологии, на которые собиралось до 500 человек. В Бухаре в это время все было под запретом. Под страхом смертной казни было запрещено курить,  пить вино, петь песни, танцевать, женщинам запрещено было появляться в общественных местах, на людях запрещено было являться с открытым лицом.

РУБРИКИ ПО ТЕМЕ:

Экономика

Бухарская область обладает значительными природными ресурсами, особенно природным газом (большая часть запасов республики), нефтью, графитом, бентонитом, мрамором и известняком.

Из промышленности наиболее развита текстильная, существенное место занимает добыча и переработка нефти, природного газа и драгоценных металлов. Также широко распространены традиционные узбекские ремёсла.

В Каракульском районе Бухарской области находится Кандымский газоперерабатывающий комплекс — один из крупнейших объектов газовой промышленности Центральной Азии. Комплекс является проектом российской нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» с общими инвестициями 3,5 миллиарда долларов и обладает мощностью 8,1 млрд м3 газа в год. Пуск комплекса содействует решению задачи, поставленной перед нефтегазовой отраслью правительством Республики Узбекистан в части углубленной переработки природного сырья с применением современных передовых технологий.

В Бухарской области насчитывается 31 месторождение природных минеральных ресурсов, из них на сегодняшний день используются 19 (графита, облицовочного камня, известняка, песка, необходимого для производства силиката, бетона и кирпича).

Основная часть этих месторождений расположена в следующих районах:

  • в Алатском (газ и конденсат — 293,8 млрд м³, техническая соль — 100 000 тонн),
  • в Караулбазарском (газ — 66 751 млн м³, конденсат — 2 104 000 тонн, нефть — 9 119 000 тонн),
  • в Каганском (щебень — 265 000 м³),
  • в Шафирканском (раствор щебня — 110 000 м³).

Таким образом, всего по области месторождения гипса составляют 46 300 тонн, известняка — 21,1 млн тонн, кварца — 35,9 млн тонн, графита — 805 900 тонн.

Объём основных минеральных ресурсов Бухарской области

Наименование ресурсов Единица измерения Количество
Конденсат газа млрд. м³ 293,8
Газ млрд. м³ 65,7
Конденсат млн. м³ 2,1
Нефть тонн 9 119 000
Техническая соль тонн 100 000
Песчано-гравийные материалы м³ 265 000
Гравий м³ 110 000
Известь млн. тонн 21,1
Гипс млн. тонн 46,3
Графит тонн 805 900
Кварц млн. тонн 35,9

История службы

Русские миноносцы в кильватерном строю. Первый «Доброволец», за ним «Москвитянин» и «Эмир Бухарский».

«Эмир Бухарский» участвовал в Первой мировой войне, в Февральской буржуазной-демократической революции и Гражданской войне. В октябре 1917 года экипаж эсминца перешел на сторону большевиков, поддержав их во время вооруженного восстания в Петрограде.

Эскадренные миноносцы «Эмир Бухарский» и «Москвитянин», бывшие минные крейсера, в доке в порту Императора Александра

В годы первой мировой войны в составе 5-го дивизиона эскадренных миноносцев участвовал в нападениях на вражеские коммуникации и в минно-заградительных действиях в районе Виндавы и Рижского залива. 26 октября 1917 года вошел в состав Красного Балтийского флота. После перехода из Гельсингфорса в Кронштадт был выведен в резерв в апреле 1918 года.

15 октября 1918 года переведён из Петрограда по Мариинской водной системе в Астрахань.

Вёл бои в 1919—1920 годах с белогвардейской флотилией и английскими интервентами в районе Царицына и в Азербайджане, чтобы не допустить их проникновения в Волгу.

Весной 1919 года в северной части Каспийского моря в составе Астрахано-Каспийской военной флотилии выставлял мины и здесь корабль получил своё новое имя «Яков Свердлов».

Входил в состав Волжско-Каспийской военной флотилии с 31 июля 1919 года и в состав Морских сил Каспийского моря с 5 июля 1920 года. В январе-марте 1923 года — стационер в Энзели. 13 июня 1923 года был сдан Бакинскому военному порту на долговременное хранение, а 1 декабря 1925 года исключен из состава РККФ с передачей Комгосфондов для разборки. После был разобран на металлолом в Астрахани.

Халат с погонами

В Санкт-Петербурге бухарский принц провёл целых 4 года, после чего отец призвал его на родину. В честь возвращения Алим-хану вручили во владение одну за другой две провинции: мол, управляй, сынок, показывай, чему научился. При этом в Российской империи параллельным и, что особенно приятно, дистанционным курсом развивалась военная карьера наследника: чуть ли не каждый год он получал повышение по службе и за 10 лет жизни в Бухаре стал «генерал-лейтенантом, с назначением генерал-адъютантом к Его Императорскому Величеству». Словом, всё у него шло хорошо, по плану. В декабре 1910 года скончался Абдулахад-хан, и Алим-хан занял давным-давно предназначенное ему место на троне. Он по-прежнему страдал полнотой, по-восточному любил роскошь, а государственным делам предпочитал музицирование и поэзию. Собственно, таковым Алим-хан и предстаёт перед нами на снимке пионера цветной фотографии Сергея Прокудина-Горского. Тот в 1911 году доехал до Бухары в рамках проекта, согласованного с Николаем II: запечатлеть в цветных фотографиях Россию, её культуру, историю и модернизацию. В итоге фотограф, чьи персональные выставки устраивались в Эрмитаже, создал «Коллекцию достопримечательностей Российской империи». А Алим-хан был одним из её экспонатов. Судя по всему, он тщательно подготовился к съёмке. Надел роскошный, расшитый дивными цветами ярко-голубой халат, прицепил к нему все имеющиеся в наличии ордена, а на плечи, поверх все того же халата водрузил погоны! Как много сообщает эта маленькая деталь о человеке. Эмира только что произвели в генерал-майоры, и он не упустил возможности продемонстрировать достижения на парадном снимке.

Примечания

  1. Ulugbek Azizov.  (англ.). LIT Verlag Münster (2015, p 58). Дата обращения 22 июля 2017.
  2. Ira Marvin Lapidus — 2002, A history of Islamic societies, p.374
  3. ↑  (англ.). Encyclopædia Britannica.
  4. Бухара // Военная энциклопедия :  / под ред. В. Ф. Новицкого … []. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  5. Болдырев А. Н. Зайнаддин Васифа. Таджикский писатель XVI в. (Опыт творческой биографии). — Изд. 2.. — , 1989. — С. 225.
  6. Му‘изз ал-ансаб (Прославляющее генеалогии). Введение, перевод с персидского языка, примечания, подготовка факсимиле к изданию Ш. Х. Вахидова. // История Казахстана в персидских источниках. Т.3. Алматы: Дайк-Пресс, 2006, с.117-119
  7. Савельев П., Бухара в 1835 году. Спб., 1836,с.17
  8. Чехович О.Д. Из источников по истории Самарканда XV века. // Из истории эпохи Улугбека. — Ташкент, 1965. — С. 325.
  9. A.J.E.Bodrogligeti, «MuÌammad Shaybænî’s Bahru’l-huda : An Early Sixteenth Century Didactic Qasida in Chagatay», Ural-Altaische Jahrbücher, vol.54 (1982), p. 1 and n.4
  10. Б. В. Норик, Роль шибанидских правителей в литературной жизни Мавераннахра XVI в. // Рахмат-намэ. Спб, 2008, с.230
  11. Aminova Gulnora, Removing the Veil of Taqiyya: Dimensions of the Biography of Agha-yi Buzurg (a sixteenth-century female saint from Transoxiana). Ph.D. thesis, Harvard university, 2009
  12. ↑ А.А. Андреев, К ПРОБЛЕМЕ ДАРООБМЕНА В КОНТЕКСТЕ РОССИЙСКО-БУХАРСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ЭПОХУ ПЕТРА I. НА ПРИМЕРЕ ПОСОЛЬСТВА КУЛИ БЕКА ТОПЧИ-БАШИ В 1716–1719 гг. // Лавровский сборник: Материалы XXXVIII и XXXIX Среднеазиатско-Кавказских чтений 2014–2015 гг. Этнология, история, археология, культурология. — СПб.:МАЭ РАН, 2015
  13. Гуломов Х.Г. История дипломатических отношений государств Средней азии с Россией (XVIII – первая половина XIX вв.). Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора исторических наук. Ташкент, 2006,С.40
  14. ↑ Бухарские посольства при дворе Екатерины II // Исторический вестник, № 2. 1897
  15. Бухарские посольства при дворе Екатерины II // Исторический вестник, № 2, 1897. С. 537—538
  16. Гуломов Х. Г. История дипломатических отношений государств Средней Азии с Россией (XVIII — первая половина XIX вв.). Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора исторических наук. Ташкент, 2006, С. 44
  17. Халфин Н. А. Россия и ханства Средней Азии. Первая половина XIX в. — М.: Наука, 1974.

Литература

  • Д. Ю. Арапов Бухарское ханство в русской востоковедческой историографии. М. Изд-во МГУ, 128 с., 1981.
  • Н. Ханыков, «Описание Бухарского ханства» (СПб., 1843).
  • Н. Ф. Бутенев, статьи о минеральных богатствах Б. («Горный Журнал», 1842);
  • П. Савельев, «Бухара в 1835 г., с присоединением известий обо всех европейских путешественниках, посещавших этот город до 1835 г.» (СПб., 1836);
  • A. Lehmann’s, «Reise nach Buchara und Samarkand in 1841—42» (СПб., 1852, 17 т., «Beitr ä ge zur Kentniss des russ. Reiches»);
  • А. Попов, «Сношения России с Хивой и Бухарой при Петре Великом» («Записки Императорского Русского географического общества», кн. 9, 1853); «О Шегри-Себзкой области Б. ханства» («Известия Императорского Русского географического общества», 1865); «Бухарский эмир и его подданные» («Известия Императорского Русского географического общества», 1866);
  • Львов, «Ханство Бухарское» («Современная Летопись», 1868, № 22);
  • Бернс, «Путешествие в Бухару» (Москва, 1848—50);
  • Гавацци, «Alcune notizie racolte in un viaggio a Bucara» (Милан, 1867);
  • Кайдаков, «Караван-записки во время похода в Б. российского каравана 1824—25 гг.»;
  • Вамбери, «Путешествие по Средней Азии в 1863 г.» (СПб., 1865); «Очерки Средней Азии» (Москва, 1868); «A journey to the source of the river Oxus by captain John Wood» (Лондон, 1872);
  • Вамбери, «История Бухары или Трансоксании» (перевод Павловского, СПб., 1873);
  • Г. Юль, «Очерк географии и истории верховьев Аму-Дарьи» (перевод с английского О. Федченко, приложение к № 6 «Известий Императорского Р. Г. О.», 1873);
  • Яворский, «Путешествие русского посольства по Афганистану и Бухарскому ханству в 1878—79» (СПб., 1882);
  • И. Минаев, «Сведения о странах по верховьям Аму-Дарьи» (СПб., 1879); И. В. Мушкетов, «Туркестан» (т. 1, СПб., 1886); «Родословная Мангытской династии» («Материалы для статистики Туркестанского края», ежегод. под ред. Н. А. Маева, СПб., 1874);
  • А. П. Хорошхин, «Заметки о зякете в Бухарском ханстве» («Сборник статей, касающихся до Туркестанского края», СПб., 1876);
  • Н. Маев, «Очерки Бухарского ханства» («Материалы для статистики Туркестанского края», вып. V, СПб., 1879);
  • А. И. Соболев, «Географические и статистические сведения о Зеравшанском округе» («Записки по отделу статистики И. Р. Г. О.», т. IV, 1878);
  • П. Н. Петрова, «Сношения России с Хивой и Бухарой в царствование Анны Иоанновны» («Известия Императорского Русского географического общества», т. V, 1869);
  • И. Е. Косяков, «Путевые заметки по Каратегину и Дарвазу в 1882 г.» («Известия Императорского Русского географического общества», т. XX, 1884, вып. 6);
  • Г. А. Арандаренко, «В горах Дарваза-Каратегина», «Бухарские войска» («Досуги в Туркестане», СПб., 1889);
  • Вс. Крестовский, «В гостях у эмира Бухарского» («Русский вестник», 1884 г.);
  • А. Ф. Костенко, «Путешествие в Бухару русской миссии 1870 г.» (СПб., 1871); «Средняя Азия», «Туркестанский край» (СПб., 1880);
  • В. Ф. Ошанин, «Каратегин и Дарваз» («Известия Императорского Русского географического общества», 1881);
  • Архипов, «Рекогносцировка равнинной части Бухарского ханства» (1883);
  • Элизе Реклю, «Азиатская Россия и Среднеазиатские ханства» (т. VI, СПб., 1883);
  • Н. А. Маев, «Материалы для статистики Туркестанского края» (ежегодник и сборник «Русский Туркестан»);
  • М. Венюков, «Путешествия по окраинам Русской Азии» (СПб., 1868);
  • Гедеонов, «Астрономические определения в Закаспийской области, Хивинском и Бухарском ханствах в 1884 г.» («Известия Императорского Русского географического общества», т. XXI, 1885, вып. 3);
  • H. H. Покотило, «Путешествие в Центральную и Восточную Бухару» («Известия Императорского Русского географического общества», т. XXV, 1889, вып. VI);
  • В. А. Обручев, «Закаспийская низменность» («Записки Императорского Русского географического общества по общей географии», т. XX, № 3, 1890);
  • З. Жижемский, «Ирригация в долине Зеравшана в Бухарском ханстве» («Туркестанские Ведомости», 1888); «Литература о Закаспийской области и сопредельных странах» Пенкиной (СПб.);
  • И. Яворский, «Путешествие русского посольства по Афганистану и Бухарскому ханству 1878—1879» (2 тома);
  • П. О. Щербов-Нефедович, «Сборник новейших сведений о вооружённых силах европейских и азиатских государств» (изд. 8, СПб., 1889);
  • Б. И. Масальский, «Производство хлопка в России» (СПб., 1889);
  • А. Галкин, «Краткий очерк Б. ханства» («Военный Сборник», № 11—12, 1890).
  • Д. Н. Логофет Страна бесправия. Бухарское ханство и его современное состояние. М., 1908; 2-е изд. М., УРСС, 2010, 241 с.
  • Ж. Тулибаева, «Казахстан и Бухарское ханство в XVIII — первой половине XIX вв.» (Алматы, 2001).
  • Мир Абдуль-Керим Бухарский. // Материалы по истории туркмен и Туркмении. — М.-Л.: АН СССР, 1938. — Т. 2.

С этим читают