Збигнев бжезинский о будущем россии и украины

«Мы ввяжем СССР в войну по вьетнамскому сценарию!»

В декабре 1979 г. Советский Союз совершил стратегическую ошибку, развязав афганский конфликт. Роль Бжезинского в его инициации была предельно активной и последовательной. В июле 1979 г. стратег написал докладную записку президенту США, призывающую втянуть СССР в афганский аналог вьетнамской войны.


Это был четкий поэтапный план. С одной стороны, бюджет Советского Союза отягощался непосильными военными расходами (США организовали и вооружили подразделения моджахедов). С другой – американцы запускали механизм финансовых санкций, лишая Москву допинга нефте- и газодолларов.

В результате реализации данного сценария экономика Советского Союза действительно не выдержала вмененных издержек и, выражаясь языком летчиков, вошла в критически опасный штопор.

Великая Шахматная доска

Одно из его главных достижений. Собственно, книга неплохая. Почти. Вернее, первые страниц сто. Примерно до 90-й страницы идёт краткий экскурс в историю от Древних времён до современности, с ненавязчивым объяснением, почему Америка труЪ. Чем дальше от начала, тем объяснение становится менее вменяемым, а градус неадеквата возрастает пропорционально увеличению порядкового номера страницы. Уже после ста страниц становится невыносимо и — ну ты понел… России в сем эпическом труде посвящена целая глава с красноречивым названием «Черная дыра».

По степени тупизны и апломба книга находится на уровне отечественных горе-патриотов вроде Проханова. Это и обеспечило ей популярность у этой публики.

Литература

  •  (недоступная ссылка)
  • Кожакин Е. В. Россия в политических исследованиях Збигнева Бжезинского 1950—1960-х гг // История и историография зарубежного мира в лицах. — 2001. — Вып. 5. — С. 158—170.
  • Пирогов Г. Н. Данилевский в зеркале З. Бжезинского // Коммунист. — 2000. — № 5. — С. 88—126.
  •  (недоступная ссылка)
  • Поликарпов В. С. З. Бжезинский: Сделать Россию пешкой. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2011. — 224 с. — ISBN 978-5-699-52041-1.
  • Рустамов Ю. И. Роль США в системе международных отношений : (заочный диалог с З. Бжезинским) / Юсиф Рустамов ; Нац. акад. наук Азербайджана, Ин-т философии и политико-правовых исслед.. — Баку: Елм, 2005. — 201 с. — ISBN 9952-428-00-7.
  • Трофимчук Г. П. Русские Шашки. Посторонись, Бжезинский. — М.: Агентство Ударных Технологий, 2007. — 199 с.

Биография

Согласно официальной биографии, родился в Варшаве в семье польского дворянина и дипломата Тадеуша Бжезинского (1896—1990) и Леонии (урождённой Роман; 1896—1985). По другим данным, родился в польском консульстве в Харькове на улице Ольминского, где работали родители; записан ими был родившимся в Польше.

С 1938 года жил в Канаде, куда его отец был направлен в качестве генерального консула Польши, в 1950-е годы стал гражданином США и сделал академическую карьеру.

Окончил Университет Макгилла (бакалавр и магистр искусств, соотв. 1949, 1950). Степень доктора философии по политологии получил в Гарварде в 1953 г., его диссертация была посвящена «формированию тоталитарной системы в СССР». Затем в 1953—1960 гг. преподавал в Гарварде, а в 1960—1989 гг. — в Колумбийском университете, где возглавил новый Институт по вопросам коммунизма (Institute on Communist Affairs).

В 1966—1968 гг. — член совета планирования Государственного департамента. Первым предложил объяснять всё происходящее в социалистических странах с позиций концепции тоталитаризма. Автор глобальной стратегии антикоммунизма, теории технотронной эры и концепции американской гегемонии нового типа. В 1960-х годах был на посту советника в администрациях Кеннеди и Джонсона, занимал жёсткую линию по отношению к Советскому Союзу. В конце срока Джонсона являлся советником по внешней политике вице-президента Хамфри и его президентской кампании 1968 года. Последовательный критик политики Никсона — Киссинджера.

В июле 1973 года Дэвид Рокфеллер основал Трёхстороннюю комиссию, неправительственную беспартийную дискуссионную группу, для содействия более тесному сотрудничеству между Северной Америкой, Западной Европой и Японией. Збигнев Бжезинский был назначен исполнительным директором комиссии, и занимал эту должность до 1976 года.

Ведущий советник по внешней политике Джимми Картера во время его президентской кампании 1976 года.

В 1977—1981 гг. занимал должность советника по национальной безопасности в администрации Картера. Являлся активным сторонником секретной программы ЦРУ по вовлечению СССР в дорогостоящий и по возможности отвлекающий военный конфликт, о чём после начала Афганской войны написал президенту Картеру: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну». В своих интервью «Как Джимми Картер и я положили начало моджахедам» (англ. How Jimmy Carter and I Started the Mujahideen), «Я бы сделал это снова» (англ. I’d Do It Again) Бжезинский прямо заявляет о роли ЦРУ США в подготовке афганских моджахедов. В то же время отрицает приписываемое ему создание «Аль-Каиды».

Бжезинский в Белом доме на встрече с китайской делегацией, возглавляемой Дэном Сяопином

В 1987—1989 годах — член президентского консультативного совета по внешней разведке.

В период президентства Клинтона Бжезинский являлся автором концепции расширения НАТО на Восток.

Являлся председателем Американско-украинского консультативного комитета.

Острый критик внешней политики администрации Джорджа Буша-младшего. Был одним из первых, кто поддержал кандидатуру сенатора Барака Обамы в борьбе за президентство.

В последнее время являлся советником, членом правления и сопредседателем консультативного совета Центра стратегических и международных исследований и одновременно ведущим профессором-исследователем международных отношений в Школе передовых международных исследований Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне. Также являлся членом Международного консультативного совета Атлантического совета, членом совета директоров Национальной поддержки демократии, членом организации «Freedom House», членом Трёхсторонней комиссии, сопредседателем Американского комитета за мир в Чечне.

Умер вечером 26 мая 2017 года на 90-м году жизни в больнице Inova Fairfax Hospital в Фолс-Черче (штат Вирджиния). Похороны состоялись 9 июня в Вашингтоне.

Жесткий характер и «битва с Советами»

Бжезинский, так и не избавившийся от «твердого польского акцента», имел репутацию крайне жесткого и непримиримого политика, который в свое время даже пытался оспорить влияние на власть у Картера. Он стал часто собирать журналистов в своем кабинете и проводить,, к явному недовольству ближайшего советника Картера, госсекретаря Сайруса Вэнса, как он говорил, «эксклюзивные» «не-для-печати» брифинги, во время который излагал свое собственное видение на различные мировые и внутриполитические события. И хотя журналистам позволялось фамильярно называть его Збигневом, он мог жестко поставить их на место. Так одному репортеру, который позволил себе перейти грань и выступить с нападками на него, Бжезинский заявил: «Я просто отрежу тебе голову».

С Вэнсом, который считался убежденным либералом, у Бжезинского были крайне неприязненные отношения. В конечном счете, он «буквально съел» главу американской дипломатии. Во время захвата граждан США после Исламской революции в Иране в 1979 году Вэнс настаивал на том, чтобы добиваться их освобождения путем дипломатических переговоров с новыми властями в Тегеране. Бжезинский выступал за жесткий вариант, требуя от президента отправки спецназа с секретной миссией в иранскую столицу.

Он провоцировал конфликты с госсекретарем даже во время заседаний в Белом доме. Так Вэнс настаивал на «треугольном» балансе сил между США, Китаем и Советском Союзом. Бжезинский говорил, что он «презирает такую акробатику», выступая за преднамеренное «стратегическое ухудшение» в отношениях с Москвой, и более тесные связи с Китаем. В 1978 году, буквально «забросав» Картера аналитическими записками, и попросту проигнорировав мнение госдепа, он поехал в Пекин и убедил китайское руководство в необходимости нормализовать дипломатические отношения с США, что послужило началом полноценного экономического сотрудничества между этими двумя странами.

В итоге Вэнс не выдержал пикировки с могущественным советником и, «ошеломленный и сердитый», после того, как в Тегеран все же отправился и погиб отряд элитного спецназа, ушел в отставку. Этот трагический случай, кстати, стоил Картеру кресла главы Белого дома, которое он уступил Рейгану, проиграв на выборах президента США в 1980 году.

В своих мемуарах в 1983 году о своей работе в Белом доме Бжезинский написал, что для него являлось «крайне важным попытаться увеличить идеологическое влияние Америки на весь мир», «сделав ее снова носителем человеческой надежды». Он также признал, что работал на восстановление привлекательности Америки в развивающихся странах за счет улучшения экономических отношений с ними, правда, добавив, что сосредоточил «слишком много внимания на тех странах, которые оказались под советским или кубинским влиянием». В те годы, отмечали эксперты, Бжезинский был буквально зациклен на «идее углубления советского влияния в мире и необходимости противостоять ему».  Как отмечает The Washington Post, Бжезинский стоял за кулисами «живого и эффективного» восстания движения «Солидарности» в Польше против коммунистического режима.

Он настаивал на том, чтобы «идеологически и экономически» отрезать страны социалистического лагеря от Советского Союза, что, в конечном счете, удалось сделать его последователям, стоявшим у истоков «бархатных революций» в странах Восточной Европы.

Далеко за 80 лет Бжезинский, пишет «Нью-Йорк таймс», оставался полностью активным человеком, как ученый и консультант. Автор 30 книг, он работал профессором внешней политики в Школе международных исследований университета Джона Хопкинса, аналитиком в Центре стратегических и международных исследований, а также выступал в роли эксперта-комментатора на каналах PBS и ABC News. На склоне лет он начал отходить от образа убежденного, антироссийского ястреба и стал выступать за мирное решение международных конфликтов. В 2014 году он даже предупреждал о том, что «Запад не должен привести Украину в военный союз НАТО».

Западу не нужна сильная самостоятельная Россия


Что бы кто ни говорил, но Россия, в каком бы тяжелом положении она ни находилась, никогда не откажется от статуса великой державы. Во всяком случае, всегда будет себя таковой ощущать. Только очень наивные люди могут полагать, что в начале XXI века в мире нас ждут с распростертыми объятиями. Все равно Россия остается для Запада (речь сейчас о нем) соперником, равно как и глобальным фактором в мировой политике, который нельзя не учитывать. Поэтому о нас все еще пишут

Недавно новой книгой разродился знаменитый Збигнев Бжезинский. Один из ведущих американских политологов в свое время был помощником президента Картера по национальной безопасности, но известен прежде всего своими идеями. В России напечатаны две его работы: сначала вышла «Великая шахматная доска» и совсем недавно  «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство». Речь в них идет по большому счету об одном: как Америке остаться ведущей державой мира. Сомнений у профессора нет: «На заре XXI века американская мощь достигла беспрецедентного уровня. У США не имеется и вскоре не появится равного ей противовеса в мире».

О России Бжезинский говорит сравнительно немного, но нет сомнения, что его слова отражают точку зрения американского политического класса. Россию он, естественно, не любит  что ж, тем интереснее будет читать

Личная жизнь

Личная жизнь политолога была спокойной и размеренной. Еще в молодости Бжезинский женился на ровеснице — скульпторе по имени Эмили Бенеш. Она приходилась внучатой племянницей второму президенту Чехословакии Эдварду Бенешу. С интервалами в 2 года жена Збигнева родила троих детей — Яна Джозефа, Марка Фрэнсиса и Мику Эмилию Леонию.

Старший сын политолога, судя по фото, очень похож на отца и пошел по его стопам. В 2001–2005 годах Ян Джозеф занимал должность заместителя помощника министра обороны по Европе и политике НАТО.

Младший сын Збигнева с 1999 по 2001 год работал директором по российским и евразийским делам в администрации Билла Клинтона, а при Бараке Обаме исполнял обязанности посла США в Швеции. Вторая жена Марка Бжезинского — Наталья Лопатнюк — по национальности украинка.

Збигнев Бжезинский и жена Эмили Бенеш

Единственная дочь мужчины ведет утреннее шоу и выпуски новостей на американском телевидении. В феврале 2014-го Мика Бжезинская рассказала, как отец в детстве прилюдно бил ее расческой по голове.

Племянник Збигнева Мэтью — журналист и писатель. Книга Мэтью Бжезинского «Казино Москва» издана в России, а произведение «Армия Исаака», основанное на интервью и мемуарах участников восстания в Варшавском гетто, в 2012 году стало финалистом Еврейской книжной премии.

Збигнев славился лаконичностью, которую объяснял цитатой: «Человеческий мозг не может непрерывно воспринимать информацию дольше 18 минут». Поэтому любимой социальной сетью патриарха американской политологии был «Твиттер».

Личность


Читая воспоминания разных людей, имевших честь беседовать с ним, убеждаешься, что разговор оставил им истинное интеллектуальное наслаждение. Человек, находящийся на иерархической лестнице в стане обремененных высшей властью людей, жестких и авторитарных, он отличался тем, что всегда искренно интересовался собеседником. Мог спросить: «А что вы думаете по этому поводу?» или же заявить: «Я полностью с вами согласен».

Этот интеллектуал высшей пробы был мозгом внешнеполитических стратегий США, видя скрытые для других перспективы и не распыляя своих усилий на второстепенное.

Он был настоящим патриотом Америки, но и любил Польшу как страну своей национальной идентичности. Стратег ценил то, что США «открыли перед ним огромные возможности». Его творческая личность, последовательно развивающая внешнюю политику, всегда получала поддержку. При этом он решительно отбрасывал условности, шаблоны. Для Збигнева Бжезинского не существовало никаких авторитетов, кроме единственного — папы Иоанна Павла II, которого считал «первым и единственным лидером человечества».

Специализация – внешняя политика

Честолюбивый ребенок польского дипломата мечтал стать ни много ни мало президентом своей страны. С детства он удивлял окружающих своим IQ. Однако на родине ему вместе с семьей следовавшего к местам службы отца пожить так и не довелось. В Германии он застал приход фашистов к власти, а находясь в СССР, услышал о массовых политических репрессиях. Возможно, с этих пор Збигнев принял для себя решение – служить победе демократии над диктатурой. Созвучно его мировоззрению Джордж Оруэлл образно сказал об этом: «Если вам нужен образ будущего (тоталитарного), вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно». Такого будущего Бжезинский не желал допустить.

Когда его родина оказалась в социалистическом лагере, он вместе с отцом – генеральным консулом Польши – находился в Канаде.

В 1950 г. окончил Университет Макгилла с дипломом бакалавра Збигнев Бжезинский. Биография его свидетельствует: внешняя политика начала интересовать героя нашей статьис юных лет.

Ученое звание профессора политологии молодой человек получил, обучаясь в Гарварде. Тема диссертации Бжезинского указывала на его специализацию — «Тоталитарная система СССР». Публикация в 1961 г. академической работы «Советский блок: единство и конфликт» была сигналом для специалистов: на Западе появился геостратег, с которым придется считаться всем. О фундаментальных знаниях и тонком построении разума этого человека свидетельствует его дальнейшее преподавание в «кузнице кадров» американской элиты, Гарварде.

Чего они боятся?

Говоря о значении России в международных делах, Бжезинский, как человек, безусловно, проницательный, не может не понимать, что все будет зависеть от того, как станет развиваться внутриполитическая ситуация в нашей стране. И тут ему сразу приходится сетовать на то, что нет в России «глубоко укоренившейся» демократической политической культуры, зато никуда не делись «имперские амбиции и авторитарные наклонности» властных структур. С тревогой Бжезинский замечает, что не исключена вероятность поворота к националистической диктатуре, а потому надо следить, чтобы Кремль не получил новые возможности ддя политического воздействия на соседей. Рецепт профессор Бжезинский предлагает такой: набрать в НАТО и Евросоюз кого только возможно, чтобы, не дай бог, не восстановилась советская империя.

Но тревожно Бжезинскому. Не дает ему покоя мысль, что Россия всегда претендовала на особую роль: «сначала как для Третьего Рима христианского мира и позже  как центра мировой революции, символом которой являлся развевавшийся над Кремлем красный флаг». Опасается профессор, что восстановление самоуважения России обернется противодействием «глобальному превосходству американского бизнеса и массовой культуры».

Опять же нельзя сбрасывать со счетов и родовую травму: российская элита, оказывается, всегда «испытывала сильное предпочтение в отношении высокоцентрализованной системы управления». А если еще учесть «отступление России от норм открытого общества и подлинной демократии», то станет понятно, что антиамериканские настроения в стране существуют не просто так. Это только Бжезинскому кажется, что для России «было бы затруднительно, а по сути бесполезно соревноваться с Америкой на основе национализма». Вывод достаточно спорный, к тому же наша история знает периоды, когда страна буквально восставала из пепла. Но явление из новой смуты сильно обновленного Российского государства  для Бжезинского это просто кошмар. Ведь тогда под вопросом окажется то самое глобальное лидерство Америки, которое оспариваем не только мы

Книги профессора


Заметим, что не в стиле Збигнева Бжезинского скрывать от общественности свое видение глобальной политики. Как ни странно, величие этого государственного мужа в том, что он не делал из своих взглядов тайны за семи печатями, а спустя время обнародовал их. В мире изданы огромными тиражами его работы для людей, интересующихся политикой, последовательная безупречная логика строк которых завораживает. Последнее обстоятельство дает нам возможность повести непредубежденный разговор о его взглядах.

Велик соблазн оппонентов стратега представить его взгляды шаблонными, пышущими ненавистью к России, пытающимися возвести Америку в абсолют. Таков ли Збигнев Бжезинский? Книги, написанные им в разное время, свидетельствуют о динамичной эволюции его взглядов. Перечислим наиболее известные работы профессора:

  • «Великая шахматная доска» (1997);
  • «Выбор. Мировое господство и глобальное лидерство» (2004);
  • «Еще один шанс. 3 президента и кризис американской державы» (2007);
  • «Америка и мир. Беседы о будущем американской внешней политики» (2008)
  • «Стратегический взгляд. Америка и глобальный кризис» (2012)

И это намеренно замалчивается его критиками. Они пытаются навесить ему ярлык проамериканского служаки. Впрочем, как вы догадались, это ложь. Не так уж прост профессор, не обо всех своих целях он говорит вслух, многое лишь подразумевая. Те, кто знаком с его книгами, утверждают, что доставляют истинное удовольствие попытки, знакомясь с конкретным произведением, читать между строк.

Сибирь. Чье достояние?

Удивительное дело  в геополитических рассуждениях американского профессора не обошлось без Сибири, и мыслит он примерно так: Россия и Запад будут крепко дружить, и, стало быть, Запад будет проникать все дальше и дальше в глубь Евразии  «в некогда заповедную зону российского «ближнего зарубежья». Более того, пан Збигнев намекает, что альтернативы у нас просто нет: ежели мы хотим сохранить «неисчислимые природные богатства» и «ценнейшее из своих территориальных владений», то без западной помощи никак не обойтись. А уж Запад-то будет счастлив: «для европейцев Сибирь могла обернуться тем, чем Аляска и Калифорния, вместе взятые, стали в свое время для американцев: источником огромных богатств, полем выгодного приложения капиталов, своего рода «эльдорадо« для самых предприимчивых поселенцев». По мысли Бжезинского, Россия Сибирь не удержит в одиночку, зато если наши края превратятся в «общеевразийское достояние», которым станут пользоваться на «многосторонней основе»,  это уже другое дело.

Библиография[править]

Книги З. Бжезинского на русскомправить

  • Бжезинский, З. План игры : геостратег. структура ведения борьбы между США и СССР / Пер. с англ. — М. : Прогресс, 1986.
  • Бжезинский, З. Большой провал: Рождение и смерть коммунизма в двадцатом веке / Transl. by Larissa Gershtein. — New York : Liberty, 1989.
  • Бжезинский, З. Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы = The grand chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives — New York : Basic books, October 1997 / Пер. с англ. О. Ю. Уральской. — М. : Международные отношения, 1998.
  • Бжезинский, З. Выбор. Мировое господство, или глобальное лидерство = The choice: global domination or global leadership / Пер. с англ. Е. А. Нарочницкой, Ю. Н. Кобякова. — М. : Международные отношения, 2004.
  • Бжезинский, З. Ещё один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы / Пер. с англ. Ю. В. Фирсова. — М. : Международные отношения, 2007.

Статьи, интервью З. Бжезинского, рефераты его книг и пр.править

  • Посткоммунистический национализм / Бжезинский З. — М. : ИНИОН, 1991.
  • Бжезинский З. Преждевременное партнерство: Реферат / РАН Институт научной информации по общественным наукам; В. В. Александров. — М., 1994.
  • Бжезинский, З. Лицом к России // США: Экономика. Политика. Идеология. — 1998. — № 8. — С. 122—124.
  • Бжезинский, З. Китай — региональная, а не мировая держава // Pro et contra. — 1998. — T. 3, № 1. — С. 127—141.
  • Бжезинский, З. Как строить отношения с Россией // Pro et contra. — 2001. — T. 6, № 1/2. — C. 137—152.
  • Бжезинский, З. Путинский выбор // The Washington Quarterly. — Spring 2008. — T. 31, № 2. — C. 95-116.
  • Збигнев Бжезинский. Россия рискует превратиться в пустое пространство Интервью Збигнева Бжезинского газете Комсомольская правда 30.10.2008

Больше не участник забега

Збигнев Бжезинский

Профессор Бжезинский не знает сомнений, он сразу же ставит диагноз: Россия  «больше не участник забега». По его мнению, наша страна уже не представляет «имперскую державу», и на сегодняшний день самой главной для нее является задача социально-экономического возрождения; если мы ее не решим, то (по Бжезинскому) уступим Дальний Восток Китаю. Про Китай Бжезинский вспоминает еще раз, отмечая «относительную слабость России по сравнению с Китаем».

Заокеанский профессор признает, что Россия в 60-е годы вместе с Америкой возглавляла иерархию мировых держав. Но сейчас он полагает, что вне конкуренции США, а за ними идут Китай, Германия, Япония и только потом мы. Естественнно, не мог Бжезинский не вспомнить Афганистан с Чечней и еще добавил новую идею про то, что бывшие наши среднеазиатские республики, оказывается, главной сутью своей современной истории считают «борьбу за освобождение от российского колониализма». И воспринимают нас они в большей степени как бывшую колониальную державу

Да и вообще, уверен Бжезинский, у России сегодня не хватает ни экономических, ни финансовых, ни технологических средств, чтобы противостоять грядущим политическим потрясениям.

Но чего же тогда ведущий американский политолог поминает нас, говоря о самых разных темах? Оказывается, очень интересует его, что будет, если со временем Россия войдет в НАТО, нельзя ли будет использовать это обстоятельство, чтобы решать проблемы Дальнего Востока? И еще один характерный пример. Представим, рассуждает профессор, что американские вооруженные силы уходят из Европы, с Дальнего Востока и из района Персидского залива. Что тогда? Оказывается, случится всепланетный кризис. И вот одна маленькая деталь: «в Европе часть государств бросилась бы лихорадочно перевооружаться и искать особых соглашений с Россией».

Почему же никак не могут без нас обойтись?


С этим читают