Дрейфус, альфред

Раскол общества

Файл:Caran-d-ache-dreyfus-supper.jpg Карикатура Каран д’Аша «Семейный ужин», 14 февраля 1898. Вверху: «И, главное, давайте не говорить о деле Дрейфуса!» Внизу: «Они о нём поговорили…»

На стороне обвинения оказывается всё военное сословие Франции, в том числе военные министры, весь генеральный штаб, далее, клерикалы, националисты и особенно антисемиты. Радикалы и социалисты в подавляющем большинстве становятся на сторону Дрейфуса, но не все. Рошфор, у которого, несмотря на его социализм, всегда чувствовался оттенок антисемитизма, высказывается решительно против Дрейфуса, вступает в близкие отношения с его врагами, подчиняется их влиянию и наконец решительно переходит в лагерь националистов-антисемитов, в котором встречается со своим недавним (в процессе 1889 г.) прокурором, умеренным республиканцем Кене де Борепэром.


Различие во взглядах на дело Дрейфуса разводит вчерашних друзей и единомышленников, вносит раздор в семьи. Для одних Дрейфус — изменник, враг Франции, а его сторонники — евреи, иностранцы и люди, продавшиеся евреям, чтобы очернить честь французской армии; утверждать, что французский офицер (Эстергази) занимался таким грязным делом, как шпионаж, значит клеветать на французское офицерство. Для других Дрейфус — отчасти случайная жертва, на которую пало подозрение только потому, что он еврей и человек нелюбимый, отчасти — жертва злобы людей, действовавших сознательно, чтобы выгородить Эстергази и других.

Вся Франция делится на дрейфусаров и антидрейфусаров, между которыми ведется ожесточенная борьба. Первые образовали «Лигу прав человека»; лидер социалистов Ж. Л. Жорес, Ж. Клемансо и Э. Золя возглавили борьбу за реабилитацию Дрейфуса. Клерикально-реакционные круги создали антисемитскую «Лигу французского отечества». Клерикально-монархические силы в союзе с военщиной угрожали самому существованию Французской республики. Политические партии под влиянием этого дела в 1898—99 г перетасовываются заново.

В общем, разделение было похоже на то, которое за 10 лет перед тем было между буланжистами и антибуланжистами, причём в большинстве буланжисты оказались антидрейфусарами, и наоборот. Своеобразную позицию занял социал-демократ Жюль Гед. По его мнению, дело Дрейфуса — внутреннее дело буржуазии; пусть она в нём и разбирается, а рабочих оно не касается. Поддержанный из-за границы В. Либкнехтом, Гэд по этому вопросу нашёл мало сочувствия в рядах собственной партии; напротив, Жан Жорес, выступивший решительным борцом за Дрейфуса, создал себе этим славу и значительно усилил значение социалистов.

Подписи к слайдам:

Слайд 1

Дело Дрейфуса Выполнил: ученик 8 класса МБОУ «Вяткинская СОШ» Минаев Георгий

Слайд 2

Дрейфус Альфред Дрейфус родился 9 октября 1859 года в Мюлузе . Учился в Париже в Военной и потом Высшей Политехнической школе. Служил в артиллерии и дослужился до чина капитана . В 1893 году был причислен к Генеральному штабу. Не пользовался симпатией товарищей. Альфред Дрейфус умер 12 июля 1935 года в Париже и был похоронен с национальными почестями.

Слайд 3


Дело Дрейфуса процесс (1894—1906) по делу о шпионаже в пользу Германской империи, в котором обвинялся офицер французского генерального штаба, еврей родом из Эльзаса (на тот момент территория Германии) капитан Альфред Дрейфус (1859—1935). Процесс сыграл огромную роль в истории Франции и Европы конца XIX века.

Слайд 4

Дрейфусары и антидрейфусары На стороне обвинения оказывается всё военное сословие Франции, в том числе военные министры, весь генеральный штаб, далее, клерикалы, националисты и особенно антисемиты. Франция делится на дрейфусаров и антидрейфусаров, между которыми ведется ожесточенная борьба. Политические партии под влиянием этого дела в 1898—1899 годах перетасовываются заново. Для одних Дрейфус — изменник, враг Франции, а его сторонники — евреи, иностранцы и люди, продавшиеся евреям, чтобы очернить честь французской армии. Для других Дрейфус — отчасти случайная жертва, на которую пало подозрение только потому, что он еврей и человек нелюбимый, отчасти — жертва злобы людей, действовавших сознательно, чтобы выгородить майора Эстерхази и других.

Слайд 5

Суд Суд происходил в Париже в декабре 1894 года, при закрытых дверях. На виновности Дрейфуса решительно настаивали начальник генерального штаба генерал Буадефр, его помощник генерал Гонз, Пати де Клам, Анри и другие. Судьи колебались — улик было недостаточно. Тогда с согласия военного министра следователь изготовил фальшивый документ — записку, якобы написанную германским послом и изобличавшую Дрейфуса в сотрудничестве с немцами. Дрейфус был приговорён за шпионаж и государственную измену к разжалованию и пожизненной ссылке в Кайенну и в январе 1895 года препровожден на Чертов остров. Уголовная палата кассационного суда признала доказанную подложность одного документа достаточным «новым фактом» для пересмотра приговора, вошедшего в законную силу. При рассмотрении дела в кассационном суде выяснилось, что в деле Дрейфуса имеется не один, а множество подложных документов.

Слайд 6

Выступление Э. Золя 13 января 1898 года, в газете «Аврора» появилось письмо знаменитого писателя Эмиля Золя к президенту республики Феликсу Фору («Я обвиняю»), в котором очень решительно утверждалось, что бордеро сфабриковали Эстерхази и Анри, а генеральный штаб и военное министерство сознательно губили ненавистного им лично Дрейфуса, чтобы выгородить виновного Эстерхази. Письмо Золя произвело во Франции и в Европе потрясающее впечатление

С этого момента дело Дрейфуса захватило общественное внимание Франции и всего мира и приобрело громадное общественное значение

Слайд 7


. Вторичный разбор дела военным судом происходил осенью 1899 года в Ренне. Свидетелями обвинения выступили пять бывших военных министров (Мерсье, Бильо, Кавеньяк, Цурлинден и Шануан), генералы Буадефр, Гонз, которые, не приводя доказательств, настаивали на виновности Дрейфуса. Большинством 5 против 2 голосов судей Дрейфус был вновь признан виновным и приговорен к 10 годам заключения.

Слайд 8

Окончательный пересмотр. Дрейфус оправдан. В ноябре 1903 года Дрейфус подал новую кассационную жалобу, и дело перешло на новое рассмотрение кассационного суда. В марте 1904 года кассационный суд постановил произвести дополнительное следствие, и 12 июля 1906 года новый процесс признал Дрейфуса полностью невиновным; все обвинения с него были сняты, и он был восстановлен в армии и награждён орденом Почётного легиона.

Слайд 9

Спасибо за внимание !

[править] Эмиль Золя обвиняет

«Я обвиняю!»

Спустя два дня после оправдания Эстерхази в прессе появилась статья в виде открытого письма пейсателя Эмиля Золя, адресованная президенту Фору. Золя крайне эмоционально обвинил всех в антисемитизме, назвав главными виновниками Эстерхази и Анри, закончив смелое выступление словами «Я жду».

Надо сказать, что сам Золя еврейскую культуру недолюбливал и считал, что она воспитывает низменных торгашей. Точно так же, как недолюбливали её два первых дрейфусара: полковник Пикар и Клемансо. Но, в отличие от, они были мирными юдофобами, которым просто не нравились чужаки. Поэтому, когда они попытались разобраться в деле, то испытали неистовый когнитивный диссонанс: Альфред Дрейфус, как и его отец, были крещёными французскими поцреотами, на еврейских языках не говорили, обычаев не соблюдали, а когда немцы отобрали Эльзас и Лотарингию, переехали на французскую территорию, не желая жить под бошами.

Напечатанное на первой странице письмо вызвало разрыв шаблона — именно с этого момента дело Дрейфуса захватило общественное внимание Франции и всего мира. Французское общество раскололось на дрейфусаров и антидрейфусаров, причём в большинстве последними оказались бывшие буланжисты и наоборот

Началось невиданное бурление говн — друзья ссорились, семьи распадались, политические партии перетасовывались, как карты. На Золя быстро состряпали дело за «оскорбление властей», но стало только хуже — к Эмилю присоединились Анатоль Франс (ещё один писака) и Жан Жорес (главарь местных социалистов), а также значительная часть наиболее ужаленных в задницу сограждан — журналюг, художников и прочего узнаваемого сброда, в результате общественный вой обрёл поистине титанический размах. Золя даже чуть не вздёрнули посреди улицы, да обошлось.

Его признали виновным, приговорив к году тюрьмы и штрафу в три тысячи франков — не дожидаясь приезда пативэна, Эмилька оперативно съебнул в Англию. Но дело Золя изменило судьбу Дрейфуса — на одно заседание принесли фальшивку с первого суда, после чего в деле вновь всплыл Пикар, заявивший, что документ подделан Анри. В результате дело стали шить уже Пикару, но ВНЕЗАПНО Анри признался в подлоге, после чего покончил с собой. Начались скандалы, интриги, расследования: политики и генералы полетели с должностей, антидрейфусары орали, что Анри — невинная жертва происков жыдов и их пособников, причём даже умудрились организовать сбор денег на его могильный памятник. Окончательно всем вынес мозг Эстерхази, как и Золя, бежавший в Англию и признавшийся оттуда, что именно он был автором бордеро…

Окончательный пересмотр. Дрейфус оправдан[править]

В апреле г. Жорес прочитал в палате депутатов попавшее ему в руки письмо генерала Пелье к Кавеньяку, написанное 31 августа г., то есть после самоубийства Анри, в котором Пелье говорил о бесчестных обманах в деле Дрейфуса С этого началась новая кампания. Бриссон резко заявил о недобросовестном поведении во всей этой истории Кавеньяка, который утаил от него, премьера, это письмо Пелье, как он утаивал многое другое и в том числе свои сомнения в подлинности письма Шварцкоппена, возникшие у него, как это теперь известно, не позже 14 августа 1898 г., тогда как допрос Анри произведён только 30 августа. В 1903 г. военный министр в кабинете Комба, генерал Андре, ознакомился с делом Дрейфуса и склонился к мнению о необходимости его пересмотра. В ноябре 1903 г. Дрейфус подал новую кассационную жалобу, и дело перешло на новое рассмотрение кассационного суда. В марте г. кассационный суд постановил произвести дополнительное следствие, и в г. новый процесс признал Дрейфуса полностью невиновным; все обвинения с него были сняты, и он был восстановлен в армии и награждён орденом Почётного Легиона.

[править] Франция в долгом XIX веке

В 1870 году Франция вступила в войну с Пруссией, но за два месяца умудрилась просрать все полимеры. В итоге во Франции замутили очередную революцию, императора Наполеона (не того) выкинули на мороз и запилили республику за нумером три. Пруссия же превратилась в Германскую империю, отжав у Франции немецкоговорящие Эльзас и Лотарингию.

Засчитанный слив и потеря двух провинций вызвали острые анальные боли у лягушатников, что привело к росту национализма и реваншистских настроений. Усиливался радикализм, чему способствовал экономический кризис середины 1880-х. Всё это приводило к недовольству политикой умеренных республиканцев, занимавшихся борьбой с монархистами и клерикалами. Тут все несогласные — монархисты, клерикалы, радикалы, социалисты, реваншисты, а также антисемиты — сплотились вокруг военного министра Буланже. Он осуществил ряд популярных реформ в армии, что привело к надеждам на маленькую победоносную войну с Германией и росту милитаристских настроений. Несмотря на реальную угрозу республике, движение быстро выдохлось в 1889 году после бегства и самоубийства Буланже.

В этом же году обанкротилась Панамская компания, что привело к новому экономическому и политическому кризисам. Неизбежное озлобление способствовало развитию анархизма и терроризма. В 1892—94 анархисты устроили несколько терактов, пиком которых стало выпиливание в июне 1894 президента Карно. Убийца оказался итальянцем, что ещё больше способствовало росту неприязни к нефранцузам.

Таким образом, к 1894 году во французском обществе господствовали сильные националистические, милитаристские, реваншистские и ксенофобские взгляды. В таких условиях было очень легко стать жертвой предубеждений…

Сюжет

В основе сюжета — получившая широчайшую известность история капитана Альфреда Дрейфу́са, артиллерийского офицера, осуждённого за шпионаж. Многолетний судебный процесс расколол пополам французское общественное мнение и оказал сильнейшее влияние на историю Франции и всей Европы рубежа XIX — XX веков.

Главный герой картины, полковник Пикар, бывший преподаватель Высшей военной школы (École supérieure de guerre) и новый начальник военной контрразведки, по долгу службы вынужден вникнуть в суть обвинений, предъявленных одному из его бывших курсантов, и системы доказательств его «несомненной виновности». Постепенно и несколько неожиданно для себя самого Пикар — в отличие от практически всех своих прямых начальников и сослуживцев — приходит к выводу, что установление истины в деле Дрейфуса послужит укреплению репутации и французской армии, и самой Французской Республики много лучше, чем её сокрытие.

Оригинальное название фильма (и романа), «J’accuse» («Я обвиняю!») — заголовок знаменитой статьи Эмиля Золя, публикация которой 13 января 1898 года в парижской газете «Орор» («L’Aurore»), редактируемой Жоржем Клемансо, взорвала общество, разделив на дрейфусаров и антидрейфусаров не только всю Францию, но и почти всю Европу, и положила начало развернувшейся во Франции и во всём мире кампании за справедливый пересмотр дела Дрейфу́са.

Сомнения в правильности приговора (1896)

Файл:003 Bordereau recto.jpg «Бордеро» — список документов, инкриминированный Дрейфусу

Уже тогда в печати робко высказывались мнения, что вина Дрейфуса не доказана и что он пал жертвой судебной ошибки; в «Matin» было напечатано факсимиле бордеро, которое у многих возбуждало сильное сомнение в принадлежности этого документа руке Дрейфуса. По просьбе брата осужденного, Матье, писатель Бернар Лазар повел борьбу против приговора. В ноябре 1896 г. он опубликовал памфлет «Правда о деле Дрейфуса» и разослал его членам сената и общественным деятелям.

Но еще до этого новый начальник французской разведки, полковник Пикар, ознакомившись с материалами дела, понял, что обвинение и суд по делу Дрейфуса были основаны на сомнительных доказательствах. В марте 1896 г. французская разведка перехватила письмо Шварцкоппена майору Эстергази, из которого явствовало, что последний является немецким агентом. Пикар установил, что документ, на основании которого Дрейфус был предан суду, написан Эстергази.

Решив не допустить пересмотра дела Дрейфуса, помощник Пикара Анри сфабриковал документ, в котором прямо говорилось об измене «еврея». Пикар был смещен и отправлен служить в Африку, но перед отъездом из Парижа он передал сведения об обнаруженных им фактах друзьям. Через них об этих фактах узнал вице-председатель сената Шерер-Кестнер, который заявил в сенате, что Дрейфус невиновен, и открыто обвинил Эстергази, однако премьер-министр Ф. Ж. Мелин отказался принять его заявление и пытался скрыть факты, чтобы не подорвать авторитет армии.

Военный министр Бильо (кабинета Медина) утверждал, что Дрейфус несомненно виновен; на том же решительно настаивали бывший военный министр Мерсье и вся партия генерального штаба, с Буадеффром и Гонзом во главе. Интерпелляция Шерера-Кестнера не имела прямых результатов; министр колоний Лебон сделал даже распоряжение об увеличении строгости по отношению к Дрейфусу.


В общественном мнении господствовали антиеврейские настроения. Антисемиты проводили демонстрации с криками «да здравствует армия», «долой жидов». По стране прокатилась волна антисемитских беспорядков. В Алжире они приняли кровавый характер. Представший перед судом Эстергази был объявлен жертвой еврейских происков; 11 января 1898 г. суд единогласно оправдал его. Полковник Пикар был вынужден подать в отставку; он был обвинен в клевете и заключен в тюрьму на двухмесячный срок.

[править] Последствия

Теодор Герцль смотрит на тебя, как на гоя, а ещё он бородат

Последствия были далеко идущие, и весьма. Во Франции армия окончательно перешла под контроль республиканцев, а антисемиты, клерикалы и монархисты лососнули тунца. Если до дела Дрейфуса Франции всерьёз угрожала реставрация монархии, то после никто уже и не помышлял об этом. Было официально признано, что нерушимость прав человека и гражданина является высшим принципом Французской республики; этот принцип должен соблюдаться повсюду, в том числе в армии. В 1905 году был принят закон об отделении церкви от государства.

Ещё большее влияние дело Дрейфуса оказало на мировую историю, в частности, на возникновение сионизма. Ирония судьбы заключалась в том, что Дрейфус был полностью ассимилированным евреем, но оказалось, что от нападок не спасёт и ассимиляция, даже во Франции, родине свободы и демократии. В результате дедушка Теодор Герцль, оказавшись как-то в толпе разгорячённых противников Дрейфуса, скандировавших «Смерть евреям!», пришёл к выводу, что евреям лучше жить не в европейских странах, а в собственном государстве, где-нибудь эдак в Палестине.

Первый всемирный сионистский конгресс собрался в Швейцарии уже через 2,5 года после первого приговора Дрейфусу. Сам же Альфред не дожил до итогов дела, в котором оказался пешкой. Он перешёл в истинную веру в 1935 году, будучи подполковником запаса и кавалером высшего ордена Франции — ордена Почётного легиона, даже не осознав своей роли в истории Европы и Ближнего Востока.

Литература

Список литературы о деле Дрейфуса огромен, брошюра Поля Десаша «Библиография дела Дрейфуса» (фр. «Bibliographie de l’affaire Dreyfus», Париж, 1903) перечисляет более 600 названий отдельно изданных книг и брошюр о деле Дрейфуса. Также:

  • Книга самого Дрейфуса «Пять лет моей жизни, 1894—1899» (фр. Cinq années de ma vie 1894—99, П., 1899; есть несколько русских переводов) представляет живой рассказ не столько о самом деле, сколько о жизни в ссылке, в которой Дрейфус подвергался мучениям и преследованиям, часто противозаконным.
  • Другая книга Дрейфуса «Письма невиновного» (фр. Lettres d’un innocent, П., 1898) — его письма к жене из ссылки.
  • Золя, сборник статей «Истина шествует» (фр. La vérité en marche, П., 1901) — ряд статей о деле Дрейфуса.
  • Наиболее ценный фактический материал собран в стенографических отчётах о процессах Золя, Эстерхази, Дрейфуса в Ренне (фр. «Le procès Dreyfus devant le conseil de guerre de Rennes 1899», П., 1900, и фр. «Index alphabétique» к нему, П., 1903), вдовы полковника Анри против Рейнаха по обвинению в оклеветании памяти её мужа (фр. «Affaire Henry — Reinach, Cours d’assises de la Seine»).
  • Reinach J. Histoire de l’affaire Dreyfus (П., 1901—1904) — история Франции в конце XIX века в связи с делом Дрейфуса.
  • Водовозов В. В. Дрейфус, Альфред // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Закревский И. П. По делу Дрейфуса: Сб. ст. / Игн. Закревский. — СПб.: тип. П. П. Сойкина, 1900. — , 160 с. (Книга была арестована Петербургским цензурным комитетом и уничтожена.)
  • Лозинский С. Г. Дрейфус, Альфред // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.

Фальшивка против Дрейфуса. Самоубийство и признание[править]

В самый день появления письма Золя в палате депутатов по этому поводу сделан был запрос; правительство Медина ответило обещанием предать Золя суду и получило выражение доверия значительным большинством голосов. В феврале 1898 г. и потом, после кассации приговора (по формальным причинам), вторично, в июле 1898 г., дело по обвинению Золя в клевете разбиралось в суде присяжных; Золя был признан виновным и приговорен к 1 году тюрьмы и 3000 фр. штрафа; он успел бежать в Англию. На разбирательстве дела Золя генерал Пелье представил новое доказательство виновности Дрейфуса, именно, перехваченное письмо Шварцкоппена к итальянскому военному агенту Паницарди, в котором говорилось об «этом еврее» (названа только первая буква Д.). В двух других так же перехваченных письмах говорилось об «этой каналье Дрейфусе». На эти письма сослался как на «абсолютное доказательство виновности Дрейфуса» Кавеньяк, военный министр в кабинете Бриссона, в речи, произнесенной им в палате депутатов 7 июля г., в ответ на интерпелляцию. Речь Кавеньяка произвела сильнейшее впечатление; по предложению социалиста Мирмана, принятому подавляющим большинством голосов, она была расклеена во всех коммунах Франции; общественное мнение явно и, казалось, бесповоротно, склонилось на сторону осуждения Дрейфуса Между тем, подложность документов была ясна уже из того, что их составитель, считая Шварцкоппена немцем, заставил его сделать несколько грубых ошибок против правил французского языка, тогда как Шварцкоппен — уроженец Эльзаса и прекрасно владеет французским языком. Полковник Пикар высказал публично, что этот документ (известный под именем faux Henry) подделан Анри; за это Пикар был арестован. Через несколько недель у самого Кавеньяка возникло сомнение: он допросил Анри (30 августа) и принудил его сознаться в подлоге. Анри был арестован и в тюрьме лишил себя жизни 31 августа. Виновность Дрейфуса ставилась этим под сильное сомнение; однако, вся военная партия, все антисемиты решительно настаивали на своем, утверждая, что Анри совершил подлог лишь для того, чтобы прекратить позорящую честь французской армии агитацию. На этой почве стоял и Кавеньяк. Под влиянием общественного настроения оказался возможным даже сбор денег на памятник на могиле Анри. Бриссон, до тех пор веривший в виновность Дрейфуса, высказался за пересмотр дела. Кавеньяк вышел в отставку; занявший его место генерал Цурлинден противодействовал пересмотру и должен был тоже выйти в отставку. 26 сентября министерство единогласно высказалось за допущение пересмотра дела Дрейфуса, причём за это решение высказался и третий военный министр в том же кабинете, генерал Шануан; но 25 октября в палате депутатов он неожиданно для своих товарищей по кабинету высказал убеждение в виновности Дрейфуса и заявил о своем выходе в отставку, вопреки всем обычаям не предупредив об этом премьера. Это был сильный удар кабинету, который и должен был выйти в отставку. Его место занял кабинет Дюпюи, с Фрейсине на посту военного министра. Новым фактом явился отъезд Эстергази за границу и заявление его, что автор бордеро — именно он; этому заявлению антидрейфусары не желали верить, уверяя, что сделано оно за деньги. Уголовная палата кассационного суда признала доказанную подложность одного документа достаточным «новым фактом» для пересмотра приговора, вошедшего в законную силу.

[править] Алсо

  • В Российской империи аналогией стало дело Бейлиса в 1913 году, сопровождавшееся мощной антисемитской кампанией и также закончившееся оправданием подсудимого. Гордись, анон, Россией, ведь у нас общественность не разделилась на две группы и выступила против загнивающего царского режима.
  • Желающие могут ознакомиться с романом Умберто Эко «Пражское кладбище», посвящённым теориям заговоров и искусственному созданию антисемитизма чуть менее, чем полностью. Значительную часть в нём занимает создание подлога против Дрейфуса главным героем книги в соучастии с Эстерхази и кое-какими другими занимательными личностями.

Обвинение. Процесс 1894 года[править]

Публичное разжалование Альфреда Дрейфуса

В конце г., когда у власти стоял кабинет Дюпюи, с генералом Мерсье в должности военного министра, в генеральном штабе была обнаружена пропажа нескольких секретных документов. Через некоторое время начальник разведочного бюро полковник Анри представил в военное министерство бордеро, то есть препроводительную бумагу, без числа и подписи, в которой сообщалось адресату об отправлении ему секретных военных документов. Бордеро это было, будто бы, найдено в выброшенных бумагах германского военного агента, полковника Шварцкоппена. Полковник Фабр и эксперт военного министерства признали почерк капитана Дрейфуса. Альфред Дрейфус арестован 15 октября 1894 года. Министр иностранных дел Ганото, на основании каких-то данных, не верил этому бордеро и был против возбуждения дела, но не решился настаивать на своем и впоследствии играл двусмысленную роль человека, убежденного в невинности, но не заявлявшего о том публично и поддержавшего министерства, враждебные Дрейфусу. Военный министр Мерсье, побуждаемый полковником Анри и майором Пати де Кламом, решительно высказался за предание Дрейфуса военному суду.

Суд происходил в Париже в декабре 1894 г., при закрытых дверях. На виновности Дрейфуса решительно настаивали начальник генерального штаба генерал Буадеффр, его помощник генерал Гонз, Пати де Клам, Анри и другие; Дрейфус был приговорен за шпионство и государственную измену к разжалованию и пожизненной ссылке в Кайенну, и в январе г. препровожден на Чёртов остров.

Кассационный суд (1899)

Файл:Lycee Rennes DSC08932.JPG Здание лицея в Ренне (ныне лицей Эмиля Золя), где разбиралось дело Дрейфуса

Файл:Dreyfus-rennes2.jpg Заседания суда в Ренне

При рассмотрении дела в кассационном суде выяснилось, что в деле Дрейфуса имеется не один, а множество подложных документов, и что первый обвинительный приговор был вынесен на основании данных, сообщенных судьям в их совещательной комнате и не предъявленных ни обвиняемому, ни его защитнику. Резолюция кассационного суда почти предрешала оправдание.

Вторичный разбор дела военным судом происходил осенью 1899 г. в Ренне. Общественное возбуждение и напряжение страстей достигли крайних пределов — во время процесса было сделано даже покушение на жизнь защитника Дрейфуса, Лабори, который отделался легкой раной. Свидетелями обвинения выступили, между прочим, пять бывших военных министров (Мерсье, Бильо, Кавеньяк, Цурлинден и Шануан), Буадеффр, Гонз, которые, не приводя доказательств, настаивали на виновности Дрейфуса. Защита настаивала на вызове Шварцкоппена и Паницарди, но в этом ей было отказано. Шварцкоппен сделал заявление через печать, что документы им получены от Эстергази, а германское правительство напечатало в «Reichsanzeiger» официальное заявление, что с Дрейфусом оно никогда не имело дела.

Процесс тянулся с 7 августа по 9 сентября 1899 г. Большинством 5 против 2 голосов судей Дрейфус был вновь признан виновным, но, ввиду «смягчающих обстоятельств» приговорен к 10 годам заключения, 5 из которых он уже отбыл.

Приговор этот произвёл на сторонников Дрейфуса тягостное впечатление — указывалось на то, что если Дрейфус виновен, то ничто вины его не смягчает, и следовательно, приговор свидетельствует о неискренности судей, которые хотели угодить военному сословию и, в то же время, смягчающими обстоятельствами примириться со своей совестью. Те дрейфусары, для которых дело Дрейфуса носило политический характер, настаивали на подаче апелляции, в то время как сам Дрейфус и его семья были заинтересованы лишь в скорейшем освобождении.

Президент Лубе по предложению министерства (Вальдека-Руссо) помиловал Дрейфуса, который помилование принял, чем возбудил против себя многих из своих сторонников, в том числе своего адвоката Лабори. Сторонники Дрейфуса хотели продолжать борьбу, настаивая на предании суду Мерсье и других лиц, но министерство Вальдека-Руссо, чтобы покончить с делом навсегда, внесло проект общей амнистии для преступлений, совершенных в связи или по поводу дела Дрейфуса; проект был принят обеими палатами (декабрь 1900).

Под амнистию сам Дрейфус, однако, не подошёл, так как его дело было рассмотрено судом; право требовать пересмотра за ним таким образом осталось (помилование этому не препятствует). После этого в деле Дрейфуса наступило временное затишье.


С этим читают