Никита демидов

Биография

Памятный крест на месте рождения

Родился 8 (19) сентября 1724 года на берегу реки Чусовой во время пути его родителей из Тулы в Сибирь. С юности проявил интерес к семейному делу и уже в 19 лет обладал недюжинной деловой хваткой и необходимыми знаниями в области горного дела и металлургии.

Полученные по наследству заводы, в отличие от брата Прокофия, Никита не только не растерял, но и приумножил, построив три новых. В целом, его предпринимательская деятельность была весьма успешной: суммарная производительность принадлежавших ему заводов превышала выпуск чугуна и железа на всех заводах его отца до их раздела наследниками.

Демидов любил заниматься науками и покровительствовал ученым и художникам; он находился в дружеской переписке с Вольтером. В 1779 году учредил при Академии художеств премию-медаль «за успехи в механике».

Первым из Демидовых начал собирать коллекцию художественных и исторических ценностей. Во время путешествия по Европе (—) посещал мастерские художников и покупал понравившиеся ему картины. Серию полотен по его заказу пишет Жан Батист Грез, а живущий в Париже шведский живописец Александр Рослин — портреты Никиты Акинфиевича и его супруги. У французского скульптора Клода Мишеля Демидов заказал надгробие, которое в договоре фигурировало как мавзолей. Демидов постоянно содержал комиссионера, который доставлял из-за границы предметы живописи, статуи, редкие растения, вина.

Во время путешествия по Европе секретарь Демидова записывал происходившее в поездке. В 1786 году эти дневники были изданы.

Н. А. Демидов

Большие суммы тратил на обучение молодых дарований. Немало крепостных художников по его указанию было направлено на учёбу в Москву и в Петербург, в Императорскую Академию художеств, и за границу. Во время постройки каменного здания московского Университета выделил 5500 листов железа для кровли и 800 пудов железа для стен. Меценатская деятельность Демидова была высоко оценена современниками: он был избран почетным членом Санкт-Петербургской Академии Художеств и Вольно-экономического общества. Получил орден Святого Станислава.

Великий князь Пётр Феодорович, будучи наследником престола, неоднократно занимал у Демидова деньги и пожаловал ему Анненскую ленту с тем, чтобы он «возложил оную на себя по кончине императрицы Елизаветы Петровны». Вскоре по восшествии на престол Петра III Демидов потерял расположение к себе государя и был лишен пожалованного ему ордена, но Екатерина II возвратила ему орден св. Анны, вместе с тем произвела в чин статского советника, но запретила употреблять его на службу без именного указа, чтобы он мог заниматься исключительно заводским делом, важным для государства.

Как помещик и заводчик Демидов отличался крутым нравом и даже жестокостью.

Умер Демидов 7 мая 1787 года. Похоронен при своей усадебной церкви в селе Петровском.

Биография

Учился в Гамбурге, где воспитывал и своих сыновей. Нигде не служил и гордился этим, но получил чин действительного статского советника за благотворительную деятельность.

С увлечением предавался занятиям ботаникой, собрал гербарий, переданный Московскому университету, написал исследование о пчёлах, очень любил певчих птиц. «Как жадный, веселился на свои цветники и теплицы», так что даже на известном парадном портрете Левицкого из Третьяковской галереи опирается на лейку и указывает перстом на кадки с растениями.

Академик Паллас целый месяц прожил в его подмосковном доме, составляя «Каталог растениям находящимся в Москве в саду его превосходительства, действительнаго статскаго советника и Императорскаго Воспитательнаго дома знаменитаго благодетеля, Прокопия Акинфиевича Демидова» (1781). Этот подмосковный дом, позднее включённый в состав усадьбы Нескучное, поглощал львиную долю времени и забот богача. Если верить Пыляеву, над разравниванием ландшафта здесь работали целые два года ежедневно по семисот рабочих. За все время владения горными заводами ни разу не был на Урале.

Похоронен Демидов был в соседнем с усадьбой Донском монастыре.

Туляки идут на Урал

«Горный завод — главная структурная единица Урала. Промышленный Урал состоял из горных заводов, как держава — из городов…»1.


Так, на Южный Урал пришли представители славных тульских родов — Демидовы, Мосоловы, Лугинины.

К концу XVIII в. «крупнейшему купеческому роду Тулы» Лугининых принадлежали пять заводов на Южном Урале2. Однако экспансия этого рода тульских заводчиков на Урале столкнулась с противодействием другого не менее крупного и славного тульского рода — Демидовых. Их борьба растянулась на несколько лет и стала поучительнейшей страницей истории промышленного освоения Южного Урала.

Предыстория этих событий была долгой. Мануфактурное металлургическое производство в России возникло позже, чем в Европе, но оно получило стремительное развитие, и роль Урала в этом трудно переоценить3. Качество уральского железа во многом зависело от древесного угля. Лес становился жизненно необходимым для металлургического производства. Каждому горному заводу была необходима земля с «лесными дачами».

Как расстроился брак миллионера Демидова и племянницы Наполеона

До появления на Южном Урале драгун и казаков Оренбургской экспедиции все эти земли принадлежали кочевым башкирам. В 1736 г. императрица Анна Иоанновна разрешила «для лучшей их впредь пользы» покупать «у башкирцев» земли «тамошним жителям» дворянам и офицерам4.

В 1751 г. тульский заводчик Мосолов «на построение и содержание» Златоустовского «железного» завода приобрел башкирскую землю «окружностью» в пятьдесят верст5. Указ на строительство Златоустовского завода Иван «Меньшой» Мосолов получил 31 августа 1754 г. Этот год считается годом основания города Златоуста. В 1769 г. Василий Максимович Мосолов (племянник Ивана «Меньшого») продал Златоустовский завод «тульскому купцу и фабриканту» «Лариону Иванову сыну Лугинину»6.

П. Свиньин. Златоустовский оружейный завод. Первая четверть XIX в.

Благотворительность

Основал в Москве Демидовское коммерческое училище (1772), внес 1, 1 миллиона рублей в строительство Московского воспитательного дома, членом опекунского совета которого состоял. Он делал многотысячные пожертвования на Московский университет — с 1779 года на проценты с пожертвованной им суммы, размещённой в московском банке и именовавшейся Демидовским пансионом, стали содержаться по шесть студентов, предполагавших готовиться к профессорской педагогической деятельности; первыми стали: Яков Репин, Василий Аршеневский, Матвей Гаврилов, Михаил Степанов, Николай Попов, Михаил Багрянский.

Демидов на свои средства устроил при Воспитательном доме «родильный институт», выделив 20 тысяч рублей на эти цели. Из выделенных на строительство Воспитательного дома 1,1 миллиона рублей, 205 тысяч пошли на создание коммерческого училища, в котором единовременно содержались 100 мальчиков.

Демидов выделил 250 тысяч рублей на создание Петербургского коммерческого училища. На каждое открывающееся народное училище филантроп выделял по 100 тысяч.

Судьбоносная встреча

Никита Демидович Антюфеев (или Антуфьев) (1656-1725), русский промышленник и предприниматель, основатель славной династии Демидовых, родился и провел первую часть жизни в городе оружейников Туле. Биография этого выдающегося тульского кузнеца известна, но подробности его стремительного взлета по большей части находятся в области легенд. Поворотным моментом в судьбе Никиты Антюфеева стала встреча в Туле с Петром I, который по достоинству оценил мастерство туляка1.

Эта встреча позволила Антюфееву получить и новую фамилию, и уральские казенные заводы. Однако подробности сохранились преимущественно в фольклоре. Характерным кажется один из ранних рассказов, приведенных российским ученым и писателем Иосифом Гамелем (1788-1862) в книге, изданной в 1826 г.2 Это история с алебардами, которые пожелал заказать российский самодержец по дороге через Тулу в Воронеж. Лучше и быстрее всех исполнил монаршую волю Никита Антюфеев. Оказавшийся на высоте тульский кузнец явно не знал, чего ждать от царя. Поэтому, когда Петр I шутя предложил зачислить статного Никиту в гвардию, оружейник воспринял это как реальную угрозу рекрутчины и испугался не на шутку.

«Полулегенда ли, реальный ли факт, но рассказывают, что когда первый раз в Туле царь Петр увидел уже немолодого Никиту (а было ему тогда лет сорок), то пораженный его статью, силой и ростом, воскликнул: «Вот молодец! Годится в Преображенский полк, в гренадеры!»3.

Подобные эпизоды приводил в своей работе русский писатель В.В. Огарков (1856-1918)4. Наиболее известен рассказ о том, что царю Никита не только смог исправить дорожный пистолет работы «немецкого мастера Кухенрейтера», но и сделал другой по тому же образцу, «нисколько не уступавший оригиналу».

Отчет о командировке в Англию тульского оружейника Алексея Сурнина

«Через сие-то отличное искусство в производстве своего ремесла, равно и через другие похвальные качества, Никита Демидович и сын его Акинфий Никитич сделались известными Петру Великому и снискали благоволение сего монарха, упрочившее состояние их и побудившие сих предприимчивых людей к дальнейшим подвигам на пользу отечества…»5.

История с дорожным пистолетом, без искажений сохранившая во всех версиях иноземное имя оружейника Кухенрейтера, по всей видимости, принадлежит к жанру исторических анекдотов, уже в XVIII столетии ставших в России разновидностью литературы. Во всяком случае, тульский историк И.Ф. Афремов (1794-1866) еще до Огаркова передавал «живописный» вариант легенды, где также фигурировал «именитый» дорожный пистолет6. Так или иначе, «документов, которые хоть что-то рассказывали бы о первой половине жизни Антюфеева Никиты… огорчительно мало…»7.

Место документов занимают предания и легенды. «Все предания «о начале» Демидова являются вымышленными… народ… питался домыслами и «перерабатывал факты истории» в соответствии со своим мировоззрением»8. Уже на Урале, в Невьянске, рассказывали, как, проезжая через Тулу, Петр I отдал в починку Никите Демидову заморский пистолет, «у которого он сломал курок».

Литература

  • Чумаков В. Ю. Демидовы. Пять поколений металлургов России. — М.: ЗАО «Бизнеском». — 2011. — 272 с. — (Серия: «Великие российские предприниматели», том 2) — ISBN 978-5-91663-088-6
  • Огарков В. В. Демидовы, основатели горного дела в России. СПб., 1891.
  • Огарков В. В. Демидовы. Основатели горного дела в России. Их жизнь и деятельность: биографический очерк. — 2-е изд. — М.: URSS; ЛЕНАНД, 2015. — 96 с. — (Биографии выдающихся личностей: БВЛ). — ISBN 978-5-9710-2329-6.
  • «Каменный пояс», Евгений Фёдоров, роман-трилогия.
  • Ипполитова Г. Аврора Демидова — графиня Ногера. — СПб., 2009.
  • Ипполитова Г. А. Итальянская глава о Демидовых: Николай Никитич и сыновья. — СПб.: изд-во Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина, 2013. — 109 с. с илл.
  • Ипполитова Г. А. Демидовы: тульские кузнецы, дворяне, графы, князья и Принцесса Матильда Бонапарт (Демидова). Альбом с иллюстрациями, 2016.
  • Юркин И. Н. Демидовы: Столетие побед. — М.: Молодая гвардия, 2012. — 448 с. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1410). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03573-7.

Семья

Наталья Яковлевна, 1-я жена

Александра Демидова, 3-я жена

Первой женой Демидова с 1748 года была Наталья Яковлевна Евреинова (1732—1756), дочь вице-президента коммерц-коллегии Я. М. Евреинова; их дети, сын Акинфий (15.03.1751—20.07.1752) и дочь Елизавета, умерли во младенчестве.

Второй брак его с Марией Сверчковой, был бесплодным.

Третьей женой Демидова стала Александра Евтихиевна (1745—1778), дочь купца Евтихия Ивановича Сафонова (ум. 1773). Она была слабого здоровья и страдала «жестокими припадками»; медики использовали множество способов лечения, но без успеха, и напоследок посоветовали, что единственное средство исцеления это поехать к водам. В результате, 17 марта 1771 года Демидовы отправились из Санкт-Петербурга путешествовать в чужие края на два года.

Будучи за границей, путешественники постарались увековечить свои изображения: в Париже известный портретист Александр Рослин в январе 1772 года написал портрет Александры Евтихиевны. Он же написал и Никиту Акинфиевича. Кроме того, в ноябре 1772 года были начаты мраморные бюсты супругов Демидовых русским пансионером Федотом Ивановичем Шубиным, и, чтобы более иметь время работать, он переехал к ним жить.

Проехав Германию и осмотрев всё попутно, Демидовы в Лейдене поспешили обратиться к знаменитому профессору Гоубиусу, который предписал, целую систему лечения, между прочим, прописав «пить ишачье (ослиное) молоко для наведения тела» и капли «для утверждения нервов» и для избегания «прежестокой истерики».

Лечение принесло быстрые успехи: уже в январе 1772 года Александра Демидова почувствовала себя беременной и 26 сентября в Париже родила дочь. Демидовы объехали, кроме Германии и Франции, Англию и Италию и в ноябре 1773 года возвратились в Россию. Александра Евтихиевна была уже вторично беременна и, не успев доехать до Санкт-Петербурга, 9 ноября родила сына. Дети:

  • Екатерина (1772—1832), жена генерала от инфантерии Сергея Лаврентьевича Львова (1740—1812).
  • Николай (1773—1828), был женат на баронессе Е. А. Строгановой (1779—1818).
  • Мария (1776—1847), кавалерственная дама, была женой обер-гофмейстера Дмитрия Николаевича Дурново (1769—1834)

Генеалогическое древо Демидовых

Демид Антюфьев
Никита Демидов (1656—1725)
Акинфий (1678—1745) Григорий (ум. 1728) Никита (1680-е — 1758)
Прокофий (1710—1786) Григорий (1715—1761) Никита (1724—1789) Иван (1708—1730) Евдоким (1713—1782) Иван (1725—1789) Никита (1728—1804) Алексей (ум. 1786)
Лев (1745—1801) Александр (1737—1803) Павел (1739—1821) Пётр (1740—1826) Николай (1773—1828) Иван
Василий (1769—1861) Григорий (1765—1827) Алексей (1771 — до 1841) Павел (1798—1840) Анатолий (1812—1870) Николай (1773—1833)
Александр (1811—1872) Александр (1803—1853) Пётр (1807—1862) Павел (1809—1858) Денис (ум. 1876) Павел (1839—1885)
Платон (1840—1892) Григорий (1837—1870) св. кн. Николай Лопухин-Демидов (1836—1910) Александр (1845—1893) Михаил (1840—1898) Елим (1868—1943) Анатолий (1874—1943)
Игорь (1873—1946) Александр(1870—1937) Павел (1869—1935) Николай (1871 — 1957) Владимир (1907 — 1983)

Краткая биография

Аки́нфий Ники́тич Деми́дов (1678 — 16 августа 1745) — русский предприниматель из династии Демидовых, сын Никиты Демидова, основатель горнозаводской промышленности на Урале и в Сибири, в том числе Суксунского завода.

Участвовал в строительстве и управлении уральскими заводами ещё при жизни отца. Он унаследовал от отца деловую хватку, был глубоким знатоком горнозаводского хозяйства, предприимчивым деятелем, умевшим ловко маневрировать среди придворных вельмож и добиваться для себя исключительных привилегий, в том числе чина действительного статского советника.

Акинфий Демидов продолжал развивать инфраструктуру между своими заводами, расчищать речные пути, прокладывать дороги, строил новые заводы, в три раза расширив свои владения. Основывая новые заводы, он преследовал не только личные, но и государственные и общенародные интересы. Так, первая в России косная фабрика на Среднем Урале была построена им «для славы Российской империи и всенародной пользы». Помимо традиционных железа, чугуна и меди, он начал добычу и обработку малахита и магнита, а также асбеста, или горного льна.

Хотя он построил семнадцать железных и медеплавильных предприятий, главным делом для него был Нижнетагильский завод, оборудование которого соответствовало лучшим русским и западноевропейским образцам. Это предприятие существует и сегодня. В 1725 году здесь была пущена первая домна, в то время крупнейшая в мире. В целях повышения доходности предприятия и борьбы с мелкими промысловиками, Демидов предпринял небезуспешные действия по монополизации добычи руды.

С открытием на Алтае полиметаллических руд Акинфий Демидов получил разрешение и монопольное право на строительство здесь рудников и заводов. Он основал несколько поселений по глухим местам вплоть до Колывани, и в 1729 году Колывано-Воскресенский завод на реке Локтевке выдал первый металл. В 1740—1744 годах был построен Барнаульский сереброплавильный завод, хорошо оборудованный для того времени.

Добыча меди не давала много прибыли, так как расходы на производство и транспортировку были слишком велики. Но Демидов открыл знаменитые алтайские рудники, где добывались золото и серебро. Его люди нашли серебряную руду в 1736 году. Несколько лет месторождения разрабатывали тайно, не извещая об этом правительство. По некоторым сведениям, на Алтае у Демидова были секретные мастерские, где чеканились золотые и серебряные монеты.

При Акинфии Никитиче хозяйство династии достигло зенита. О процветании его заводов можно судить по росту выплавки чугуна: если в 1766 году она составляла 392 тысячи пудов, то к концу столетия достигла 734 тысячи. В то время нижнетагильская группа заводов превысила по размерам производства все заводы, принадлежавшие Демидовым. Успехам способствовал новый подъём железоделательного производства в России второй половины этого столетия из-за повышенного экспорта металла в Англию. Только у Демидовых за полвека продукция чугуна выросла почти в пять раз. К концу жизни Акинфий Никитич имел 25 заводов, на которых было занято 23755 душ мужского пола.

Как и его отец, Акинфий Демидов пытался использовать связи для получения исключительных прав или дополнительной выгоды. Он заручился поддержкой императорского фаворита Бирона, давая ему огромные денежные займы. Но, несмотря на его посредничество, предложение Демидова уплачивать казне всю подушную подать за уступку ему всех солеварен и повышение продажных цен на соль было отвергнуто.

В 1726 г. Акинфий Демидов вместе с братьями и нисходящим потомством был возведён в потомственное дворянское достоинство по Нижнему Новгороду «с привилегией против других дворян ни в какие службы не выбирать и не употреблять».

Акинфий Никитич — создатель первой в России эталонной коллекции руд и минералов. Её ядром являлся минеральный кабинет немецкого химика и металлурга Иоганна Фридрика Генкеля, купленный во Фрайберге и пополненный образцами уральских и сибирских руд. После смерти Акинфия Демидова коллекция поступила в Московский университет.

Чувствуя уже себя усталым, Акинфий захотел посмотреть на те места, где провел детство и юность. Возвращаясь на уральские заводы, он достиг уже Камы, но, чувствуя себя нездоровым, пристал близ села Ицкое Устье Мензелинского уезда. Здесь 5 августа 1745 года Акинфий скончался в возрасте 67 лет. Погребён в Туле.

Вход в Некрополь Демидовых (усыпальница Акинфия Никитича Демидова и Григория Акинфиевича Демидова) г. Тула.

Эпатажные поступки

Один из самых колоритных деятелей Русского Просвещения был более всего знаменит своими чудачествами. Современниками характеризовался как человек грубоватый и независимый настолько, что вызывал негодование Екатерины II, отзывавшейся о нём как о «дерзком болтуне». Он не уставал повторять, что происходит от кузнеца, и не совсем доверял чиновным дворянам, которые (по его выражению) «водят за нос» таких, как он, «мохнорылых». Он мог запросто вывалять в меду, а потом в пуху заглянувшего к нему квартального надзирателя. Живавший за границей и принимавший в своём доме императора Священной Римской империи, П. А. Демидов тем не менее бравировал своей русскостью, уснащал свои письма словечками вроде «таперя», «войтить», «коностас», а ещё более того едкими и не всегда пристойными шутками. Заключал пари с человеком, который должен был год не вставать с постели под присмотром слуг. В случае исполнения уговора победитель получал несколько тысяч рублей, в случае проигрыша его секли розгами.

Несмотря на мощную финансовую финансовую поддержку Воспитательного дома, «но вместе с тем своими причудами и дурачествами причинял опекунам немало огорчений и очень часто приводил это почтенное учреждение «в недоумение», пишет М. И. Пыляев. То он распространял слухи, что все опекуны воры, то вместо обещанных 20 000 рублей пожертвований прислал каждому опекуну по скрипке.

На Басманной улице для Демидова был построен особняк, обшитый снаружи листами железа. Это архитектурное решение было связано со страхом Прокофия Демидова перед пожарами. Внутренние интерьеры изобиловали золотом, серебром и самородками. Стены были обиты бархатом. По комнатам ходили ручные обезьяны. В стены были вмонтированы органы, на столах серебряные фонтаны были вином.

В 1778 году организовал в Санкт-Петербурге праздник, во время которого от алкогольной интоксикации умерло более 500 человек.

Прокофий Демидов организовал в Москве катание на санях в жаркую погоду в июле. Для этого были выкуплены большие запасы соли для имитации снега.

В одном из писем А. С. Пушкин назвал его «проказник Демидов».

Достопримечательности

Храм Покрова Пресвятой Богородицы

Храм Покрова Пресвятой Богородицы

Сооружена в 1857 г. на средства купцов Куксиных, придел построен в 1865 г. Кирпичные стены оштукатурены. В объёмной композиции этого запоздалого памятника классицизма и в некоторых деталях декора уже сказывается влияние русского стиля. Настоятель — отец Александр.


Храм Благовещения Пресвятой Богородицы

Небольшая церковь русского стиля выстроена в 1874 г. по заказу купца А. А. Вишкарёва.

Храм Успения Пресвятой Богородицы

Церковь Успения Пресвятой Богородицы

Выстроена в 1851—1862 гг. на средства купца Вишкарёва. Кирпичные стены оштукатурены, цоколь облицован мрамором. В объёмном построении этого крупного храма и в его фасадном декоре приёмы классицизма смешиваются с мотивами древнерусского зодчества 17 в. Архитектура здания отличается оригинальностью, хорошими пропорциями и высокой профессиональной культурой в проработке деталей.

Крестово-купольный крещатый храм завершён пятью главами. Четыре угловые были колокольнями и не открываются внутрь храма. Барабаны глав восьмигранные. Каждая грань заканчивается треугольным фронтоном, металлические каркасные шатры над барабанами увенчаны главками, у которых шейки суживаются внизу. Из трёх полукруглых апсид средняя шире боковых. Членения фасадов характерны для классицизма. Обрамления порталов и окон навеяны нарышкинским барокко, над порталами в восьмигранных рамках помещены круглые окна.

Арки внутри храма, перекинутые между крещатыми столбами, несут высокий круглый барабан. В его верхней половине прорезаны окна, а в нижней тосканские пилястры чередуются с неглубокими арочными нишами. Вся декорация интерьера — пилястры на стенах и столбах, архивольты арок, карнизы — имеет классицистический характер. В западной части находились хоры. В настоящий момент идёт реставрация храма.

  • Памятник Юрию Никулину (открыт в октябре 2011 года).
  • Дом-усадьба Юрия Никулина.

Конфликт из-за наследства

С именем Акинфия Никитича связан серьёзный конфликт в семье Демидовых. Дело в том, что в своём завещании, написанном под влиянием второй жены Ефимьи Ивановны Пальцевой, все заводы и большую часть капиталов он оставил своему младшему сыну — Никите Акинфиевичу (1724—1789). Старшим сыновьям Прокофию Акинфиевичу (1710—1786) и Григорию Акинфиевичу (1715—1761) были завещаны соляные копи и земельные владения в Казанской, Калужской, Нижегородской, Ярославской и Вологодской губерниях, но это было совсем не то, на что они надеялись.

По этому поводу Прокофий Акинфиевич, жалуясь на отца, писал графу Михаилу Илларионовичу Воронцову:

Обиженные старшие сыновья подали прошение императрице Елизавете Петровне, в котором заявили о своём непризнании воли отца. По их требованию, одобренному императрицей, генерал-фельдмаршал Бутурлин произвёл новый раздел имущества в соответствии с наследственным правом того времени, когда определёнными преимуществами пользовались именно старшие сыновья. По указу Берг-коллегии громаднейший «акинфиевский» промышленный комплекс был разделён между его сыновьями почти поровну на три части: Прокофию досталась Невьянская часть с пятью заводами и три нижегородских завода; Григорию — Ревдинская часть с тремя заводами, четыре завода в Приуралье и Тульский завод; Никите — Нижнетагильская часть с шестью заводами. Эпоха огромной демидовской империи закончилась.

Колокольня Николо-Зарецкого храма в г. Тула (построен на средства Акинфия Никитича Демидова).

Все алтайские рудники и заводы со всеми землями и работниками поступили в ведение Кабинета Её Императорского Величества (наследникам, правда, было выдано определённое вознаграждение). Найденное здесь серебро по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны было использовано для изготовления раки св. Александра Невского в Петербурге. В 1746 году алтайские рудники Демидовых поступили в казну.

Неутешительные итоги

«Способного» леса не хватило и на сорок лет. Хотя власти стремились в пятидесятиверстной окружности от горного завода «к строению железных, медных и других горных заводов не допускать», частное предпринимательство стремилось только к прибыли. Уже построенный Лугиниными медеплавильный завод на реке Миасс пользовался той же «лесной дачей» что и «главный» Златоустовский завод. Были и другие охотники использовать редкий в этих краях «способный» лес.

Зачем Демидов построил на Урале падающую Невьянскую башню

В начале XIX в. Златоустовские заводы были переданы в казну, а еще через сто лет «способный» лес на Урале кончился совсем. «Заводы, как здесь говорят… сильно обрубились, то есть вырубили леса вокруг себя»20. Результатом безудержного использования ресурсов стало то, что уже в начале ХХ в. уральские заводы предлагалось уничтожить, срыть и «вновь их построить с другим географическим расположением»21.

На Южном Урале горные заводы как самостоятельные центры экономического и культурного развития существовали недолго. Заводы зависели от своих владельцев, а леса стали свидетелями и жертвой развязанной заводчиками «междоусобной» войны, победа в которой стала поражением не отдельных промышленников, но промышленности огромной страны в целом. Тем не менее некоторые из созданных тогда заводов работают и по сей день.

Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке материала заместителю директора Объединенного государственного архива Челябинской области Н.А. Антипину.

Под Тагилом нашли печи, в которых плавили серебро для Демидовых

1. Иванов А.В. Горнозаводская цивилизация. М., 2014. С. 15.

2. Леднев В. Уральские заводчики Лугинины и их потомки // Урал. 2002. N 12.

3. Черкасова А.С. Рождение индустриальной цивилизации Урала и Демидовы. XVIII век // Культура индустриального Урала (XVIII-XX вв.). Сб. статей. Екатеринбург, 2010. С. 5-6.

4. Объединенный Государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 414.

5. Там же. Л. 405об.

6. Там же. Л. 185.

7. Лугинин Илларион (Ларион) Иванович // Тульский биографический словарь. Тула, 1996. Т. 1. С. 326.


8. ОГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 405.

9. Черников В.Г. Год рождения 1757. Хроника Нижне-Кыштымского завода от Никиты Демидова до Александра Вольхина. Екатеринбург, 1997. С. 9.

10. Литвер Л. Вековая сила // Миссия. 2017. N 6 (142). С. 20.

11ОГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 99об.-100.

12. Черников В.Г. Год рождения 1757. С. 12.

13. ОГАЧО. Ф. И-227. Оп. 1. Д. 93. Л. 87.

14. Там же. Л. 87об.

15. Там же. Л. 87-88.

16. Там же. Л. 97об.-98.

17. Там же. Л. 125-125об.

18. Там же. Л. 182.

19. Там же.

20. Озеров И.Х. Горные заводы Урала. М., 1910. С. 4.

21. Там же. С. 7.


С этим читают