Пантеон славы и дворец труда: неосуществлённые проекты москвы

Сухаревская площадь

В 1931 году был разработан план генеральной реконструкции Москвы. Он предполагал полное изменение градостроительной концепции города. В центре должны были появиться широкие транспортные магистрали и высотные здания. Чтобы сделать это, начали сносить историческую застройку. В 1933 году дело дошло и до Сухаревой башни. Известные архитекторы пытались защитить башню. Живописец и реставратор Игорь Грабарь, академики архитектуры Иван Фомин и Иван Жолтовский написали Сталину письмо, в котором указывали, что решение ошибочно: «Сухарева башня, — писали они, — есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду одинаково высоко ценимый… Мы… решительно возражаем против уничтожения высокоталантливого произведения искусства, равносильного уничтожению картины Рафаэля».


Авторы письма предлагали в течение месяца разработать проект реконструкции Сретенской площади, который позволил бы разрешить транспортную проблему, при этом сохранив Сухареву башню. Архитектор Фомин вскоре представил этот проект — с круговым движением по площади. Были и другие варианты — пропустить транспорт западнее башни, передвинуть её на другое место, устроить тоннель для транспорта. Всему этому, увы, не суждено было сбыться.

При разборке Сухаревой башни один из наличников окон третьего этажа сохранили и перенесли в Донской монастырь, где его вмуровали в монастырскую стену. Часы с Сухаревой башни сейчас установлены на башне Передних ворот усадьбы Коломенское. Фундаменты башни также сохранились, но скрыты под современной площадью.

В 1980-е годы исполком Москвы принял решение о восстановлении башни. Был объявлен конкурс проектов, но ни один из них не был принят. Сейчас о существовании Сухаревой башни напоминает лишь памятный знак в сквере на Садовом кольце.

Храм Христа Спасителя на Воробьёвых горах

Храм этот собирались воздвигнуть в честь победы России в Отечественной войне 1812 года. Архитектор Александр Витберг предложил построить его между Смоленской и Калужской дорогами, на Воробьёвых горах, которые Александр I поэтично назвал «короною Москвы». Вот несколько доводов, придавших вес предложению: это и желание императора соорудить храм за городом, поскольку в Москве «нет достаточно места, потребного для изящного здания»; это и ссылки на расположенный за городом собор Святого Петра в Риме; это и удачное географическое расположение — ведь расстилающееся у подножия Воробьёвых гор Девичье поле позволило бы видеть храм издалека. И последний довод: Воробьёвы горы расположены между путями неприятеля, вошедшего в Москву по Смоленской дороге и отступившего по Калужской.

Храм должен был стать самым высоким в мире: высота его наземной части должна была быть 170 метров (для сравнения: высота собора Святого Петра в Риме — 141,5 метра). В 1823 году начались заготовка камня и работы по соединению верховьев Волги и Москвы-реки для доставки камня к храму. Первый опыт оказался удачным, но вывезти большие партии так и не удалось, потому что воду в Москве-реке не смогли поднять до нужного уровня.

Строительство храма так и не продолжилось. Многочисленные ключи на склоне гор, свидетельствующие о песчаных грунтах, исключают возможность строительства большого сооружения не только на склонах, но и на вершине из-за опасности неравномерной осадки.

Гонка в строительстве между Москвой и Берлином

Одновременно с реализацией идеи Дворца Советов в Москве в Берлине возводили не менее монументальное здание – Купольный Дворец (Дом собраний). Адольф Гитлер также, как и Иосиф Сталин занимался переустройством столицы. В планах должны были появится монументальные сооружения: рейхсканцелярия, верховное командование вермахта, партийная канцелярия, дворец самого Гитлера и Дом собраний.

В отличии от большевиков фюрер отказался сносить постройки с историческим значением – старый рейхстаг, здесь предлагали начать масштабную стройку. Он предложил использовать старое здание под библиотеку. Новое здание парламента должно было вместить гораздо большее число депутатов.

Размеры Купольного дворца были колоссальными – 21 млн. м2. Гитлер был в неописуемом восторге от мысли возведения монумента такого масштаба. Надо отметить, что немецкий диктатор очень сильно расстроился, когда узнал высоту Дворца Советов, так как Дом собраний существенно уступал по этому показателю. В этот момент между вождями началось своеобразное соревнование: кто сможет выше и дороже построить будущий символ процветания страны.

Фюрер, пытаясь примериться с мыслью, что Купольный Дворец не сможет превзойти Сталинский небоскреб, решил для себя, что его дворец будет уникальным творением архитекторов тысячелетнего рейха. В годы войны Гитлер на время оставил реализацию своих архитектурных замыслов, но никогда не забывал о конкуренции с Дворцом Советов СССР. В планы немецкого диктатора входило уничтожение высотки после захвата Москвы.

Здание Советов в Москве. Кадр из фильма “Шпион”

дворец в культуре и искусстве

Кадры из фильма «Новая Москва» 1938 года

  • Дворец Советов и Дворец Труда — единственные здания, где в проекте принимали участие все знаменитые советские архитекторы начала и середины XX века (включая Алексея Душкина (автора сталинской высотки у Красных ворот, «Детского мира» на Лубянке, станции метро «Кропоткинская»), Алексея Щусева и Константина Мельникова).
  • В Евпатории памятник Ленину установлен на пьедестале в виде дворца.
  • В фантастическом фильме «wikipedia-ru:Космический рейс» 1935 года, описывавшем события 1946 года, можно увидеть здание на панораме Москвы.
  • Дворец показан в фильме «Новая Москва» 1938 года.
  • Здание изображено на панно-барельефе, установленном у входа в здание Северного речного вокзала.
  • В монументальном панно «Хлопок» для Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939 года Александр Самохвалов изобразил хлопкоробов разных национальностей на ступенях лестницы Дворца Советов.
  • В мультипликационном научно-фантастическом фильме «Полёт на Луну», снятом в 1953 году (ремейке «Космического рейса»), в кадре панорамы Москвы также изображено здание.
  • Дворец присутствует в фильме «Шпион», экранизации «Шпионского романа» Бориса Акунина.
  • Сооружение использовано в качестве прототипа «Ока Мира», главного здания фракции «Империя» в российской онлайн-игры «Аллоды Онлайн».

Конкурс

Дворец Советов СССР. Проект архитектора Б. Иофана

Идея сооружения Дворца возникла в 1922 году, когда собрался Первый съезд Советов. Несмотря на то, что здание так и не было достроено, работа над его проектом послужила мощным толчком для развития отечественной архитектуры, родился новый стиль, получивший название «сталинский классицизм». Именно Дворцу Советов пророчили титул лучшего здания всех времён и народов, он должен был украсить Москву, объединив все высотные здания в единый комплекс. Как говорил Луначарский, здание задумывалось не только как «вместилище необычайно многочисленных, соответственных нашей истинной демократии, народных собраний, но и для того, чтобы дать Москве некоторое завершающее здание, чтобы дать Москве — красному центру мира, — зримый архитектурный центр».

В 1931 был объявлен конкурс проектов Дворца Советов, которому суждено было стать очень масштабным и, к тому же, интернациональным: в соревновании приняло участие более 270 коллективов: 160 работ представили на конкурс архитекторы-профессионалы, более 100 проектов поступило от обычных граждан, 24 разработки прислали на конкурс граждане других государств.

Несмотря на обилие конкурсных работ, окончательное решение комиссией принято не было: ни один из проектов полностью требованиям не удовлетворял, а большинство разработок не выдерживало даже поверхностной критики и было похоже на что-то несуразное: многих вещей не учитывали, страдал идеологический аспект, часть конкурсантов имела отдалённые познания в архитектуре и на лавры победителей попросту не могла претендовать.

Среди реальных претендентов на успех выделилось несколько групп архитекторов: «классики» (И. Жолтовский и его сподвижники), конструктивисты (М. Гинзбург, И. Голосов, П. Голосов и др.), Б. Иофан и его последователи. Совет строительства Дворца Советов деликатно заметил в своём постановлении: «…не предрешая определенного стиля, совет строительства считает, что поиски должны быть направлены к использованию как новых, так и лучших приемов классической архитектуры, одновременно опираясь на достижения современной архитектурно-строительной техники».

Проектирование ДС СССР продолжили: в 1932—1933 гг. было выполнено 22 проекта, и в финал вышло 5 групп архитекторов. 10 мая 1933 года Совет строительства Дворца Советов постановил:

Наш человек в Америке

Вячеслав Олтаржевский оказался в США в середине 1920-х. До революции он с отличием окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, стажировался в Вене у знаменитого архитектора Отто Вагнера, участвовал в строительстве таких известных зданий, как Киевский вокзал, Купеческий клуб (ныне театр Ленком), квартал зданий Северного страхового общества на Ильинке. Построил несколько доходных домов. С началом Первой мировой был мобилизован и служил в железнодорожном ведомстве в качестве военного инженера. В 1922–1923 годах Олтаржевский работал заместителем Алексея Щусева — главного архитектора первой Всероссийской сельскохозяйственной выставки в Москве, которая располагалась на территории современного ЦПКиО имени Горького. А в 1924 году уехал в Америку. Там он выучил язык, экстерном окончил Нью-Йоркский университет (хотя ему было под пятьдесят!) и сумел устроиться на работу в мастерскую знаменитого Харви Корбетта, а через некоторое время стал его компаньоном. Фирма специализировалась на строительстве небоскребов, и Олтаржевский стал едва ли не первым российским архитектором, освоившим проектирование высотных зданий. Он был весьма успешен: стал членом Американского института архитекторов, получил американское гражданство, преподавал в Колумбийском университете, построил несколько запоминающихся зданий, например многоэтажный отель-курорт «Королевские сосны» в Нью-Джерси. Участвовал в нескольких конкурсах в Париже, где брал первые премии. Возвращаться он не собирался, но связи с коллегами в СССР не терял.

Вячеслав Олтаржевский — русский и советский архитектор

В 1934 году в США прибыла делегация видных советских архитекторов — Борис Иофан, Владимир Щуко и Владимир Гельфрейх. Официально эта миссия именовалась комиссией Дворца Советов, а цель поездки заключалась в ознакомлении с опытом высотного строительства, поскольку Америка считалась мировым лидером в этом вопросе. Но была и вторая негласная цель — попытаться уговорить специалистов из эмигрантской среды к возвращению на родину. Одним из первых кандидатов был Олтаржевский. Коллеги встретились, поговорили. Из-за Великой депрессии заказов было мало, а на родине Вячеславу Константиновичу предложили грандиозные возможности и участие в амбициозных стройках первых пятилеток. И, видимо, гарантии безопасности. Поразмыслив и посоветовавшись со старшим братом, который тоже был архитектором и эмигрантом, но к этому времени уже вернулся в Москву, Вячеслав Константинович согласился.

Дворец Советов — неосуществленный проект высотного здания в Москве для проведения сессий Верховного Совета Союза ССР

Компетентные органы сделали вид, что он был в командировке, а его американское гражданство списали на то, что иначе он не смог бы получить лицензию. И практически сразу Олтаржевский был назначен на должность главного архитектора ВСХВ. Тем более что опыт участия в подобных проектах у него был. Получилось даже логично: поскольку сам Щусев (главный архитектор выставки 1922–1923 годов) был в это время занят на строительстве гостиницы «Москва», место главного занял его заместитель по тому проекту, хорошо знакомый с передовым мировым опытом.

Что еще хотели, но не построили

Здание Наркомтяжпрома. Комиссариат тяжё-о-оленькой промышленности. Который был до войны упразднен. Но в 1934 году хотели-таки построить для него «головной офис». И главным претендентом называли проектную работу Ивана Фомина, основавшего в Стране Советов монументальный классицизм. Башни, арка, 24 этажа. И тоже местечко выбрали козырное — возле Красной площади. Но позже, со смертью Орджоникидзе, возглавлявшего Наркомат тяжелой промышленности, про эту идею забыли.

Большой академический кинотеатр на Театральной площади. Он планировался просто громадным и должен был накрыть тенью Большой театр

Этим подчеркивалась важность киноискусства на тот момент (1936 год). Но потом подумали и решили — перебор

Да и с гигантоманией в те времена уже вовсю боролись.

Детская железная дорога в Измайловском парке. Его хотели превратить в самую крупную зону отдыха в Москве — с гигантским зоопарком, пляжами, станций гоночных катеров, яхт-клубом и так далее. ДЖД должна была проходить через все эти объекты. Проект утвердили за два дня до начала Великой Отечественной войны. И потому воплотиться в жизнь ему было не суждено.

Родной брат «Белого дома»

Архитектурный проект Центрального дома «Аэрофлота» очень напоминает Дом правительства РФ. И не случайно. И там, и там один архитектор — Дмитрий Чечулин.

Он должен был появиться на площади Белорусского вокзала в честь летчиков, спасших 104 человека с затонувшего парохода «Челюскин» в 1934 году. Вместо шпиля планировали установить фигуру, несущую гигантские крылья.

Позже проект признали достойным, но место — совершенно неподходящим. Дом бы просто задавил собой площадь — и физически, и морально. А потому на этом месте поставили памятник Горькому. Чечулин все свои наработки использовал при строительстве Дома Советов РСФСР (он же «Белый дом»). По чертежам этого архитектора в Москве построили гостиницу «Россия». Из сохранившихся зданий Чечулина — кинотеатр «Москва», концертный зал им. Чайковского, павильон «Украина» на ВДНХ, гостиница «Пекин» и другие.

Еще  факт. Оказывается, к ГУМу могла примоститься мемориальная усыпальница с саркофагами Ленина и Сталина внутри (вообще в пантеоне планировалось хранить останки выдающихся деятелей КПСС). Архитектор Николай Колли подошел к разработке проекта со всей серьезностью и пустил в ход монументальную скульптуру, барельефы, колонны, мозаику. Понятно, что здание с таким назначением должно быть суровым, величественным и огромным. Чтобы подчеркнуть масштаб личностей, находящихся внутри.

Площадь — пятьсот тысяч квадратных метров. Стоимость постройки — четверть миллиарда рублей (и не на наши деньги, а на момент 1953 года).

Но потом Красную площадь решили не трогать и наметили под будущую усыпальницу Софийскую набережную. А еще позже и вовсе отказались от строительства. Принято считать, что инициатором этого был лично Хрущев, как известно, осуждавший культ личности Сталина и боровшийся с архитектурными излишествами.

Символ коммунизма

Изначально в проекте Иофана над зданием возвышалась 18-метровая скульптура рабочего с факелом в руке под названием «Освобожденный пролетарий». Но, по словам И.В. Сталина, Дворец Советов должен был стать памятником Ленину и его достижениям. Так обозначилась новая задача: увенчать Дворец 100-метровой скульптурой Ильича. В ясную погоду ее теоретически можно было бы увидеть на расстоянии семидесяти километров от Москвы. Предполагалось, что статуя Ленина будет в три раза выше и в два раза тяжелее нью-йоркской статуи Свободы. Одна ее голова по объему лишь немного уступала колонному залу Дома Союзов на Большой Дмитровке.

Как выглядит Дворец Советов «на бумаге»? Его главный вход, возле которого установлены памятники Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу, обращен к Кремлю. Внутри здания – взаимодействие всех видов искусства. Фрески, например, должны были занять около 20 тысяч квадратных метров стен (при сравнении выясняется, что это шесть Красных площадей). Помимо них – скульптуры, бюсты, барельефы и полотна в стиле соцреализма.


Наибольший интерес представляет Большой зал, расположенный в центре Дворца. В нем можно было бы поместить на выбор колокольню Ивана Великого, Исаакиевский собор или любое здание высотой 25 этажей. Партер большого зала мог трансформироваться в сцену, водный бассейн и даже ледовую арену. Подобные превращения должны были происходить в течение нескольких минут при помощи электрического подъемника. Круглая форма Большого зала затрудняла проведение киносеансов, и у создателей проекта нашлось оригинальное решение проблемы. Следовало установить сразу четыре экрана, боковые грани которых сложатся в фигуру куба. Три из них обращены к разным сторонам амфитеатра, один – к сектору президиума.

Большой и Малый залы Дворца Советов соединялись посредством открытого форума для народных собраний. Кроме того, в здании хотели расположить зал сталинской Конституции, зал героики Гражданской войны и архив документов, связанных с историей установления советской власти.

Амбициозность проекта требовала высокой технической оснащенности. Инженеры подсчитали, что в дни съездов и сессий Верховного Совета в здании будет находиться до 50 тысяч людей! Скоростные лифты, эскалаторы, шумоизоляция, самовыдвигающиеся кресла, автоматические системы уборки помещений, наличие радиосвязи в здании – все это должно было стать неотъемлемой частью внутреннего облика Дворца Советов.

Часть (к/п) №1

Вид части Красной площади, мавзолея и здания Исторического музея, от мавзолея идет караульная смена.

Идут солдаты кремлевского караула.

Вид Красной площади и мавзолея со стороны ГУМа.

Рисунок одного из ассирийских зиккуратов.

Очередь в мавзолей на Красной площади.

Вид храма Василия Блаженного, мавзолея и Спасской башни.

Верхушка храма Василия Блаженного.

Панорама части Красной площади.

Рисунок Дворца Советов.

Панорама части Москвы, бассейн «Москва» (сверху).

Вид части Москва-реки и Дома на Набережной.

Фрагмент украшения одного из зданий.

Вид части Кремля.

Вид бассейна «Москва».

Фрагменты храма Мардука в современном Ираке.

Фрески на стенах храма.

Панорама храмового комплекса.

Изображение царя Хаммурапи.

Разрушающийся храм.

Развалины ассирийских храмов.

Кинохроника 1931 года: люди в зале выставки, посвященной открытому конкурсу на проект Дворца Советов в Москве.

Экскурсовод рассказывает посетителям выставки об одном из проектов.

Люди рассматривают макеты проектов.

Архитектор Щусев А.В. работает над макетом Дворца Советов.

Вид макета.

Архитекторы работают над чертежами.

Архитектор Иофан Б.М. демонстрирует очередной макет.


Фрагменты макета.

Иофан у макета.

Макет Дворца Советов.

Экскурсовод демонстрирует макет.

Архитекторы Иофан, Щуко В.А. и Гельфрейх В.Г. у макета Дворца Советов в 1933 году.

Лицо Щуко.

Гельфрейх осматривает макет.

Лицо Иофана.

Макет Дворца Советов с установленной на нем скульптурой Ленина.

Кинохроника 1930-х годов: скульптор Меркуров С.Д. входит в мастерскую.

Предварительные фрагменты статуи Ленина.

Меркуров за работой над статуей Сталина.

Теплоход «Ракета» плывет по каналу имени Москвы.

Статуя Сталина на берегу канала.

Остатки постамента статуи.

Памятник Ленину на берегу канала.

Рисунки и эскизы Дворца Советов.

Вид бассейна «Москва» на месте храма Христа Спасителя.

Фотографии строительной площадки Дворца Советов в 1930-х годах.

Вход станции метро «Кропоткинская».

Кинохроника 1935-1936 годов: строительство Дворца Советов, экскаваторы вынимают грунт.

Виды строительной площадки Дворца Советов.

Фундамент Дворца Советов в 1938 году.

Монтаж металлических конструкций.

Инженеры наблюдают за ходом строительства.

Рабочие монтируют металлические конструкции.

Виды строительной площадки.

Рисунки и фотографии возведенного металлического каркаса Дворца Советов.

Кинохроника 1939 года: митинг на строительной площадке Дворца Советов.

Люди слушают выступающего.


Рисунки и эскизы Дворца Советов.

Рисунки и картины строительства Вавилонской башни, кинохроника строительства Дворца Советов в 1939 году.

Статуи Зимнего дворца в Ленинграде.

Фрагменты разбитых скульптур.

Персоны

Иофан Борис Михайлович — архитекторЩуко Владимир Алексеевич — архитекторГельфрейх Владимир Георгиевич — архитекторМеркуров Сергей Дмитриевич — скульпторЩусев Алексей Викторович — архитектор

Календарь

1931-1939

Места съемки

Москва

Объекты

Красная ПлощадьМавзолей

Сезоны

Лето

Каркас

Каркас должен был монтироваться на двух кольцевых бетонных фундаментах. Диаметр внутреннего кольца составлял 140 метров, наружного – 160. На каждое из колец приходилось по 34 стальные колонны, каждая из которых должна была выдержать нагрузку в 12 тысяч тонн – это вес товарного поезда, составленного из шестисот вагонов. Площадь поперечного сечения каждой колонны – 6 квадратных метров, на такой площади вполне уместится легковой автомобиль. Колонны опирались на клепанный стальной башмак, под которым, прямо в кольцевом фундаменте укладываются 4-5 литых стальных плит.

Все 64 колонны через каждые 6-10 метров соединяются между собой по горизонтали двутавровыми стальными балками. Такие же балки соединяют и каждые две колонны, расположенные на одном радиусе.

До высоты 60 метров колонны шли вертикально вверх, затем на протяжении 80 метров шли под небольшим углом. А с высоты 140 метров колонны снова шли вертикально. На высоте 200 метров колонны наружного конца обрывались, а вверх тянулись только колонны внешнего ряда. В тех местах, где колонны должны были переходить в из вертикального положения в наклонное, должны были ставиться так называемые распорные кольца. Поверхность такого кольца образовывала целый проспект шириной 15 метров.

Помимо основного каркаса, у Дворца должен был быть и вспомогательный. Огромные колонны основного каркаса находились бы на значительном расстоянии друг от друга, их прочности не хватило бы, чтобы выдержать вес стен и межэтажных перекрытий огромного здания. Назначение второстепенного каркаса – «собирать» нагрузки и передавать их на мощный основной каркас. Второстепенный каркас тоже состоял из балок и колонн, но все его элементы делались из стали менее прочной, чем ДС. Но от обычной строительной стали эта сталь отличалась добавкой меди. Прочности такая добавка не добавляет, но повышает сопротивляемость ржавлению. Балки вспомогательного каркаса располагались бы там, где они необходимы, дополняя каркас основной.

Поверх балок второстепенного каркаса должны были устанавливаться перекрытия – железобетонные плиты толщиной 10 сантиметров. На эти перекрытия укладываются полы. Толщина полов тоже должна была быть большой – ведь в полах должна пролегать трубы и электропроводка. Общий вес стального каркаса Дворца Советов должен был составить 350 тысяч тонн. На изготовление циклопической стальной конструкции работал целый ряд заводов в Москве и за ее пределами. На них изготавливались так называемые «монтажные элементы» — отрезки колонн, балок и колец. Длина каждого такого элемента не должна была превышать 15 метров – в противном случае их было бы невозможно перевозить по железной дороге и поднимать кранами. В Москве неподалеку от Ленинских гор был построен специальный завод, на котором все эти элементы готовились к монтажу – просверливались отверстия для заклепок, на специальных станках обтачивались торцы колонн. После такой обработки детали каркаса отправлялись на строительную площадку. Для монтажа использовались 12 кранов, грузоподъемностью 40 тонн каждый. После того, как каркас достигнет высоты, до которой краны не смогут дотянуться, 10 кранов должны были быть смонтированы на балках внешнего кольца основного каркаса. Оставшиеся два крана должны были передавать им грузы с земли. В дальнейшем планировалось уменьшить количество кранов на «верхотуре», а монтажом статуи должен был заниматься всего один подъемный кран.

Монтаж каркаса начался в 1940 году. К началу войны он достиг высоты в 7 этажей. Во время войны сталь ДС пошла на изготовление противотанковых ежей, а когда запасы подошли к концу, были демонтирована и уже построенная часть каркаса. 

alt=»» src=»49/9535372_08_lenin_66756.jpg»>

Но закончилось всё значительно менее помпезно:

Ну а потом в начале 90-х восстановили ХХС.

Материалы сайта:

Размер имеет значение

Дворец Советов должен был выглядеть как своеобразный древневавилонский зиккурат, но составленный их цилиндров, а не из четырехугольников. Ступенчатую постройку планировали увенчать 100-метровой скульптурой Ленина, который бы указывал товарищам верную дорогу перстом размером с двухэтажный дом. Для сравнения: фигура вождя народов оказалась бы выше колокольни Ивана Великого на 19 метров, а ведь его хотели поставить на 300-метровый постамент. В готовом виде Дворец Советов должен был оказаться выше, чем Эмпайр-стейт-билдинг. Этот факт радовал людей — в СССР очень любили рекорды. По приблизительным расчетам, увидеть здание можно было бы с расстояния в 35 километров. Работавшие над проектом Иофан, Щуко и Гельфрейх постоянно сталкивались с трудностями: нужно было учитывать сильный ветер, дующий на таких высотах. Основа здания состояла из сложного каркаса, для которого разработали специальную высокопрочную марку стали. Она получила название СДС — Сталь Дворца Советов.

Сравнение трех статуй. (wikipedia.org)

Внутри основу Дворца Советов составлял Большой зал в виде амфитеатра. По плану он должен был занимать площадь 12 тысяч квадратных метров и вмещать до 20 тысяч человек. Для пребывания такого огромного количества человек в закрытом помещении нужна была сильная вентиляция. Стены зала предполагалось украсить лепниной на революционную тематику — все в лучших традициях сталинизма. Рядом с Большим залом планировался Малый, на 5775 мест. Предполагалось, что он станет самым большим театральным залом в Европе. Кроме двух залов во Дворце предусматривались 4 аудитории и огромная библиотека. Чтобы быстро попадать из одной точки в другую, в здании планировали построить 62 эскалатора и 99 лифтов.

Сравнение размеров Дворца Советов. (wikipedia.org)

Дворец Советов в Москве, историческая справка

Советский Союз колоссальными темпами возводит в центре Москвы циклопических размеров здание – Дворец Советов. Общая высота строения должна будет составить 415 метров (без учета громадной фигуры Ленина на верху).

Это выше Эмпайр-стейт-билдинг – высочайшего сооружения того времени. 100-метровая фигура Ленина по первоначальной идее, должна была указывать на солнце, при этом постоянно двигаться, но позже от этой задумки отказались. Монумент должен был стать небоскребом номер 1 как в Москве, так и в мире – главный гигант СССР.

В голове гигантской фигуры Ленина предполагалось сделать зал заседаний. Здесь, в торжественной обстановке, будут принимать в ряды СССР новые республики и государства. Начало колоссальной стройки было положено на первом Съезде Советов (тогда же объявили о создании Советского Союза) в 1922 г. Здание должно было стать символом Великой страны. Поэтому старый символ, царской России, уничтожили при помощи громадного количества взрывчатки.

Взрыв Храма Христа Спасителя

Всего в конкурсе на лучшее строение претендовали почти 300 проектов. Первоначально вместо одной огромной башни с Ленином на вершине предполагалось несколько зданий в составе одного большого комплекса. Проектировали столь амбициозное и грандиозное здание лучшие архитекторы Союза в течение 8 лет.

Общий вес здания составил бы 1,5 миллиона тонн, но этот громадный вес распределяется неравномерно по площади здания. Для возведения столь мощного сооружения не подходил ни один вид стали, поэтому, специально для него разработали новую марку стали под названием ДС.

Геодезические исследования показали, что место для строительства выбрано удачно – фундамент будет опираться на мощный слой известняка. Основание башни – это два бетонных кольца, диаметром по 140 и 160 метров каждый. Грунтовые воды остановили асбестовые щиты, пропитанные битумом. В подвальных этажах планировалось разместить технические и коммунальные службы.

Уже построили 7 этажей этого гигантского и амбициозного проекта. Страна Советов доказала, что даже такие безумные проекты ей по плечу.

Дворец Советов в Москве

Пантеон Славы

Пантеон в Москве — неосуществлённый проект мемориальной усыпальницы, «памятника вечной славы великих людей Советской страны», куда должны были перенести саркофаги Ленина и Сталина, а также «останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлёвской стены».

В 1953 году, сразу после смерти Сталина, был объявлен конкурс проектов пантеона, но его конкретное месторасположение не уточнялось. В центральные органы власти стали поступать многочисленные проекты, многие из которых перекликались с теми, что появились во время конкурса на сооружение Дворца Советов.


С этим читают