Факты о голодоморе 1932-1933 годов

Источники

  • Абылхожин Ж. Б., Козыбаев М. К., Татимов М. Б. Казахстанская трагедия.
  • Поляков Ю. А., Жиромская В. Б., Киселев И. Н. Полвека молчания (Всесоюзная перепись населения 1937 г.) // Социологические исследования, 1990. № 6
  • Максудов С. Потери населения СССР. Benson // Vermont: Chalidze Publications, 1989
  • Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Население Советского Союза. 1922—1991 // М., 1993
  • Татимов М. Б. Социальная обусловленность демографических процессов. Алма-Ата, 1989. С. 124.
  • ЦГАРК. Ф. 698. Оп. 14. Д. 219. Л. 104.
  • Асылбеков М. Х. Внешняя миграция и её влияние на национальную структуру Казахстана в XX в. // Уроки отечественной истории и возрождение казахского общества. Материалы научной сессии учёных Министерства науки — Академии наук Республики Казахстан, посвященной году народного единства и национальной истории. Алматы, 4 июля 1998 г. Алматы, 1999.
  • Асылбеков М. Х., Галиев А. Б. Социально-демографические процессы в Казахстане. С. 106.
  • Казахское хозяйство в его естественно-исторических и бытовых условиях. Алма-Ата, 1926. С. 61.
  • Sahni, Kalpana. Crucifying the Orient: Russian orientalism and the colonization of Caucasus and Central Asia. Bangkok: White Orchid Press, 1997
  • Марта Олкут. Процесс коллективизации в Казахстане. «Русское ревю», 40, апрель 1981
  • Коллективизация сельского хозяйства Казахстана. Т. 2. Алма-Ата, 1967, с.222.
  • А. Кучкин. Советизация казахского аула. М., 1962.
  • С. Пидхайни, т. 2, с.243.
  • «Большевик Казахстана», № 1, 1939, с.87.
  • Коллективизация сельского хозяйства Казахстана, т. 2
  • Давид Титиевский, Роберт Конквест. Жатва скорби: Overseas Publications, Interchange Ltd; London, England; 1988 ISBN 1870128 95 8
  • Conquest, Robert, «The Harvest of Sorrow: Soviet Collectivization and the Terror — Famine», (Edmonton: The University of Alberta Press in Association with the Canadian Institute of Ukrainian Studies, 1986).
  • I. Ohayon, La sédentarisation des Kazakhs dans l’URSS de Staline, collectivisation et changement social, Paris, maisonneuve et Larose, 2006

Так сколько же было жертв?

Между тем, ответить на вопрос о том, во сколько жизней обошелся Украине голод 1932-1933 годов можно довольно легко – по данным ЗАГСов.


Дело в том, что этими органами в 1931 году (то есть до начала голода) на Украине было зафиксировано 514,7 тысяч смертей. Эту цифру можно принять за фон естественной смертности. По данным Александра Шубина («10 мифов советской страны», Москва, 2007, страница 198) в 1932 году, в конце которого и начался голод, смертей было зафиксировано 668,2 тысячи, а в 1933 – 1850 тысяч. Если вычесть из этих цифр показатели естественной смертности, то получится, что число жертв голода на Украине составит 1 489 100 человек.

Впрочем, нельзя исключить, что и эти цифры сильно завышены.

Во всяком случае, если верить официальному сайту украинского Института национальной памяти, составители региональных «мартирологов Голодомора», представленных в «Книгах памяти» установили имена и фамилии 882 510 человек, которых сочли «жертвами Голодомора».

На каком основании сочли – разговор отдельный, и он еще впереди…

Мы сейчас о другом — много это или мало?

С моей точки зрения – чудовищно много: достаточно вспомнить, что за три года Первой мировой войны Российская империя потеряла 2,3 миллионов человек. Сравните – 2,3 миллиона за три года (это на огромную империю от Риги до Владивостока) и 800 тысяч на одной только Украине за несколько месяцев в 1932-1933 годах…

Но то, что для меня, русского националиста, очень много, то для националистов украинских («оранжевых демократов») – слишком мало. Сейчас ими чаще всего упоминается цифра в 7-8 миллионов крестьян, погибших от голода в СССР в 1932—1933 годах. Интересно, что именно эта цифра (если точнее — 7 910 000 человек) встречается в немецких пропагандистских листовках, которые в октябре 1941 года сбрасывались на советские позиции. Совпадение само по себе показательное… Но и циферок от доктора Йозефа Геббельса «оранжевым» кажется мало.

Их пропаганда вываливает на головы доверчивых сограждан все новые и новые цифры — 7 миллионов «жертв Голодомора» только на Украине! Нет — 8 миллионов! Нет, еще больше — 12 миллионов!

Складывается впечатление, что если бы власть осталась в руках оранжевой команды, то количество «жертв Голодомора» и вовсе превысило бы численность населения Украины 1932 года.

Ошибочка вышла…

Первым на Западе опубликовал сообщение о голоде в СССР английский журналист Малколм Маггеридж. Во второй половине марта 1933 года в газете Manchester Guardian он рассказал о своих впечатлениях от поездки по Украине и Северному Кавказу. Автор описывал жуткие сцены голода среди сельского населения, засвидетельствовал массовую гибель крестьян, но не назвал конкретных цифр. Однако уже 31 марта 1933 года в той же газете появилось опровержение под названием «Русские голодают, но не умирают от голода». Его написал корреспондент New York Times в Москве Уолтер Дюранти.

Однако 8 февраля 1935 года в Chicago American появилось новое сенсационное известие: «6 миллионов человек умерли от голода в Советском Союзе». Автором ее был журналист Тим Уолкер, причем его статьи, посвященные голоду, сопровождались большим количеством фотографий, якобы снятых им в «наиболее неблагоприятных и опасных обстоятельствах».

Общественность была потрясена, но… Вскоре выяснилось, что репортаж был фальшивкой от начала до конца. Московский корреспондент журнала The Nation Льюис Фишер выяснил, что Тим Уолкер вообще не бывал на Украине, поскольку он, получив транзитную визу в сентябре 1934 года (а не весной, как он утверждал). Тим Уолкер пересек советскую границу в октябре, провел несколько дней в Москве, потом сел на поезд, идущий в Маньчжурию, и покинул территорию СССР. За шесть дней, прошедших между его прибытием в Москву и отъездом в Маньчжурию, было физически невозможно побывать в тех местах, которые тот описывал в своих публикациях.

Впрочем, в 1934 году голода в СССР уже в любом случае не было…

А другой въедливый журналист — американец Джеймс Кейси, доказал, что все фотографии вообще не имели никакого отношения к СССР — большинство из них было сделано в Западной Европе в период Первой мировой войны.

Вот такая у «Голодомора» предыстория, которая, впрочем, продолжилась уже в наши дни, когда СБУ опозорилась со своей знаменитой «фотовыставкой о Голодоморе», в ходе которой выяснилось, что предъявленные на ней фотографии «голодающих украинцев» были сделаны … в США во время Великой Депрессии. А история с селом Андрияшевка Сумской области, в которой ныне живущие люди с изумлением обнаружили свои имена и фамилии в списках «жертв Голодомора» вообще уже стала классикой…

Наличие таких «накладок» уже само по себе заставляет задуматься над тем все ли в порядке с «Голодомором».

Чорні дошки

Image caption Символічні «чорні дошки» з назвами сіл — частина Меморіалу пам’яті жертв голодоморів у Києві

У 1920-30-х роках газети регулярно публікували списки районів, сіл, колгоспів, підприємств чи навіть окремих осіб, які не виконували планів із заготівлі продовольства.

На боржників, які потрапили на ці «чорні дошки» (на противагу до «червоних дощок» – списків пошани), накладали різноманітні штрафи і санкції, аж до прямих репресій проти цілих трудових колективів.

У роки голоду потрапляння села на «чорну дошку» означало вирок його жителям.

Право вносити села і колективи до такого списку мали обласні представництва ЦК Компартії України за поданням районних і сільських осередків. Іншими словами, формально це була ініціатива знизу.

Система «чорних дощок», окрім України, діяла також на Кубані, Поволжі, Донщині, Казахстані – територіях, де жило багато українців.

Натуральные штрафы

Image caption Комсомолец Гончаренко, колхозник из села Ольшана Харьковской области, охраняет посевные и страховые фонды, 1933 год

У крестьян, которые не укладывались в планы хлебозаготовок и задолжали государству зерно, конфисковывали любое другое продовольствие. Оно не засчитывалось как уплата долга и было только карательной мерой. Политика натуральных штрафов должна была заставить крестьян сдать государству якобы скрытое от него зерно, которого в действительности не было.

Сначала карательным органам позволяли отбирать только мясо, сало и картофель, однако впоследствии они взялись и за другие продукты длительного хранения.

Федор Коваленко из села Лютенька Гадячского района на Полтавщине рассказывал: «В ноябре и декабре 1932 года забрали все зерно, картофель, все забрали, даже фасоль, и все то, что было на чердаке. Такие мелкие были сушеные груши, яблоки, вишни — все забрали».

87-летняя Нина Карпенко из села Мацковцы, Лубенского района Полтавской области, рассказывает, что в селе до сих пор помнят людей, которые от имени власти отбирали у своих соседей продукты.

В декабре 1932 года второй генсек ЦК КП(б)У Станислав Косиор докладывал Сталину: «Наибольший результат дает применение натурштрафов. За корову и свинью сейчас колхозник и даже одноособник крепко держатся».


На Поволжье и Северном Кавказе натуральные штрафы применялись лишь эпизодически.

Письмо центрального комитета помощи жертвам голода в России в международный комитет Красного Креста о механизме организации помощи голодающим. 15 января 1934 г.

2/15* января 1934 г.

Многочисленные сведения о страдающем от голода населении юга России стали причиной создания комитета, целью которого является помощь нашим несчастным соотечественникам. Подобные комитеты были организованы благодаря инициативе русской православной церкви. Главой этих комитетов является Центральный комитет в Белграде, почетный президент этой организации — Его Святейшество патриарх Варнава Сербский.

Мы не сомневаемся, что Международный Красный Крест, имея благородной целью великодушную помощь страдающим всех стран мира, обратит свое внимание и сострадание на проблему царящего на российских территориях голода. За последние месяцы сотни писем из России публиковались в газетах

В Германии и в Болгарии прошли выставки, целиком посвященные голоду, а в Берлине целую витрину занимали подлинные письма немецких колонистов, показывающих, что их авторы страдают от ужасного голода. Голод достиг такого масштаба, что все чаще происходят случаи людоедства. Мы можем предоставить в распоряжение Международного Красного Креста много подтверждающих это материалов. Нужно отметить, что страшный голод опустошает деревни, уменьшает население многих городов на 50%, что также подтверждается советником немецкого посольства в Москве г-м Отто Шиллером, евреем г-м Гарри Лангом и его женой, корреспондентами еврейской газеты «Форварде» («Vorwarts») (Нью-Йорк). Наконец, неопровержимым доказательством существования голода служит тот факт, что русские эмигранты из Европы вынуждены отправлять родственникам в Россию продукты питания. Простая нехватка продуктов в стране не потребует подобной помощи. Никому в голову не придет отправлять кило или два муки во Францию или в Швейцарию. Нужно также понимать, что те немногие продукты, что есть в России, распределяются среди определенной части населения, в то время как такая многочисленная категория, как «кулаки», а также клирики абсолютно лишены рациона.

Все вышесказанное можно подтвердить многочисленными доказательствами, которые мы передадим в Комитет Красного Креста через нашего представителя, архиепископа С. Орлова.

Мы надеемся, что, убежденный этими неопровержимыми данными по поводу наличия в России ужасного голода, еще более серьезного, чем голод 1921 г., Международный Красный Крест организует акцию помощи в самом широком смысле.

Мы прекрасно понимаем, что подобное решение может быть принято после предварительных переговоров и изучения новых неопровержимых доказательств. Но хочется надеяться, что это благое намерение может значительно помочь несчастным голодающим, даже если оно будет реализовано в скромных масштабах.

Однако, если организовать все это обычным способом, то есть послать деньги через Торгсин, то слишком большой процент будет изъят из них в счет уплаты советских налогов. Поэтому мы просим Международный Красный Крест взять на себя функцию посредника и передать наши разнообразные посылки под Вашей печатью и через Вашего представителя в СССР.

Президент митрополит Антоний Секретарь граф Орлов

3.

Геноцид Мнения историков и политиков расходятся. Некоторые из них считают, что голодомор был вызван для того, чтобы уничтожить украинский народ. Другие же говорят о трагедии всего Советского Союза. В 2006 году Верховной радой голодомор был признан геноцидом. Правительство Российской Федерации имеет на это счет другое мнение. Все-таки многие историки склоняются к тому, что о геноциде не может быть и речи. Ведь в других республиках и регионах от недостатка продовольствия тоже погибло очень много людей, но никто не говорит, что их специально морили голодом. Украинцы считают, что голодомор нанес сильный удар по демографии.

Депортации и стертая память

По словам историка Ефименко, если сначала переселение в опустошенные Голодомором села было добровольным, то в 1935-1936 годах власти прибегли к депортации. Крестьян из Киевской (современные Житомирская и Киевская) и Винницкой (в том числе современная Хмельницкая) областей принудительно вывозили на восток и заселяли в пустые дома.

«Давали день на сборы и отправляли. Хлеб государству был нужен, а выращивать его в некоторых районах после Голодомора было некому. Кроме того, нужно было «почистить» западную границу УССР», — рассказывает историк.

Переселяли тех, кто на западе Украины «не проявил себя в укреплении границы и колхозного строя», также в директивах речь шла о «националистических и антисоветских элементах».

Историки говорят о так называемой стертой памяти поколений, когда практически не сохранились воспоминания о переселении в вымершие от голода села.

«Зафиксированных воспоминаний этого ужаса, когда люди вселялись в пустые дома, где умерли люди, я нигде не встречал. Таким предпочитали не делиться. Для людей это было ужасно. Я — потомок таких переселенцев. Моя бабушка с детства рассказывала мне о Голодоморе, как забирали еду. Но о своем переселении она молчала. Для нее это был еще большой ужас. Возможно потому, что они переехали в дом умерших. Только перед смертью рассказала», — рассказал историк.

Куда пропал хлеб: изъятия, воры и мыши

Цепочка решений и случайных событий, суммой которых стал голодомор, подробно описана в литературе. Краткое, но понятное их изложение содержится в статье историка д. и. н. Сергея Нефёдова. Особенно сильно пострадали производящие зерно районы (ограбленные с целью экспорта хлеба) и районы, в которых традиционно сельским хозяйством в основном занимались крестьяне-единоличники (Украина, Кубань, Поволжье). В Центрально-Черноземной области РСФСР, где крестьянство привыкло жить общинами, коллективизацию приняли спокойнее.

Коллективизационный плакат 1930-х гг. (ttolk.ru)

Серьезный урон нанесло раскулачивание, лишившее деревню сотен тысяч устойчивых хозяйств. Но главным ударом стала сплошная коллективизация: ее форсировали, так как не удалось заставить единоличников сдавать государству хлеб по заниженным ценам (тогда как колхозы уговаривать не надо). Далеко не всех единоличников это устраивало. В 1930 г. в протестных выступлениях участвовало около 2,5 млн крестьян (14 тыс. восстаний, бунтов и демонстраций). Ответом стали репрессии и начало насильственного изъятия хлеба. Благодаря этому в 1930 г. СССР продал 298 млн пудов зерна, в 1931 г. — 316 млн пудов, и получил необходимые для продолжения индустриализации средства.

Государство, переоценивая размеры урожая и масштабы его утайки крестьянами, изымало хлеб, оставляя огромному количеству крестьян недостаточно для пропитания. В Украине все усугубилось тем, что первый секретарь ЦК КП (б)У С. Косиор, не имея достоверных данных об урожайности, заявлял в 1931 г., что высокие планы хлебозаготовок, спущенные «сверху», — вполне реальны, и сетовал на саботаж со стороны крестьян. Эта ошибка стала фатальной — от деревни требовали невыполнимых показателей.

Усугубил ситуацию и забой тяглого скота крестьянами, не желавшими дарить свою собственность колхозам; а без скота, не дождавшись во многих местах тракторов к посевной, немало крестьян не могли эффективно работать. Затем, чувствуя угрозу голода, крестьяне в 1932 г. начали массово утаивать урожай (что в конечном итоге сделало их положение еще хуже): стригли колосья на полях, воровали зерно или прятали его в соломе при обмолоте. При уборке урожая оставляли часть на полях, но сохранить это не всегда удавалось, так как заготовители долгое время оставались в деревне. К тому же, работники ОГПУ, обыскивая крестьянские хозяйства, нередко забирали все, что находили.

Из справки ОГПУ об убое скота, 1929 г. (school.rusarchives.ru)

Казалось бы, утайка хлеба должна была спасти крестьян от голода. Если бы не два важных обстоятельства. Во-первых, воровали не все, массы работавших честно оказались обреченными после сдачи хлеба государству. Во-вторых, огромную часть похищенного не удалось сохранить — на поля и в погреба, где слишком долго лежало утаенное зерно, пришли поживиться мыши. Осенью и зимой 1932−1933 гг. массовым размножением грызунов была охвачена почти вся степная зона Европейской части СССР. По воспоминаниям одного крестьянина, «в ноябре 1932 года пошли лавой мыши и ели все на свете, даже людям спать не давали, обгрызали пальцы». Весной пришлось приложить немало усилий, чтобы потравить грызунов. Но мыши отняли то, что не смогло забрать государство, и крестьяне остались без еды.

Ко всему прочему, власти оказывали мало продовольственной помощи голодающим. С одной стороны, вина в этом лежит на местных работниках, не желавших признавать масштабы бедствия. Как писал украинский врач П. Блонский, «говорить о голоде считалось чуть ли не контрреволюцией». С другой стороны, помощь стремились оказывать прежде всего колхозникам, стимулируя единоличников расстаться со своей самостоятельностью. С началом сева в поле для колхозников было организовано питание, а единоличники продолжали умирать.

Как указывает С. Нефёдов, Украине выделили в помощь 5 млн ц зерна. В первом квартале 1933 г. всем городам страны выделили 15 млн ц, так что объем помощи ощутимый. Но все же крайне недостаточный. Работающим колхозникам выдали 170 кг зерна (в других голодающих районах СССР больше — 190−210 кг). Это количество не покрывало минимальных потребностей. В города голодающих не пускали. В конечном итоге пережившие голод крестьяне, лишенные возможности развязать вооруженную войну против государства, как в начале 1920-х гг., вынуждены были адаптироваться к новым условиям и играть по установленным властями колхозным правилам. Сталин победил: получая от крестьян хлеб по заниженным ценам, он добыл средства для снабжения городов и индустриализации.

Плакат 1933 г. (school.rusarchives.ru)

Каннибализм во время голода в Поволжье

В 1922 году со все увеличивающейся частотой стали поступать в столицу сообщения о людоедстве. Сводки за 20 января упомянули о случаях его в Симбирской и Самарской губерниях, а также в Башкирии. Он наблюдался везде, где был голод в Поволжье. Каннибализм 1921 года начал набирать новые обороты в следующем, 1922 году. Газета «Правда» 27 января написала о том, что в голодающих районах наблюдается повальное людоедство. В уездах Самарской губернии люди, доведенные голодом до безумства и отчаяния, поедали человеческие трупы и пожирали своих умерших детей. Вот к чему привел голод в Поволжье.

Каннибализм 1921 г. и 1922 г. был засвидетельствован документально. Например, в отчете члена Волисполкома от 13 апреля 1922 года о проверке села Любимовка, находящегося в Самарской области, было отмечено, что «дикое людоедство» принимает в Любимовке массовые формы. В печке одного жителя он нашел сваренный кусок плоти человека, а в сенях — горшок с фаршем. Возле крыльца было обнаружено множество костей. Когда женщину спросили о том, откуда она взяла плоть, она призналась, что ее 8-летний сын умер и она его разрезала на куски. Потом она убила и свою 15-летнюю дочь, пока девушка спала. Людоеды времен голода в Поволжье 1921 г. признавались, что даже не запомнили вкус человеческого мяса, так как ели его в состоянии беспамятства.

Газета «Наша жизнь» сообщала, что в деревнях Симбирской губернии на улицах валяются трупы, которые никто не убирает. Жизни множества людей унес голод в Поволжье 1921. Каннибализм был для многих единственным выходом. Дошло до того, что жители начали воровать друг у друга запасы человеческого мяса, а в некоторых волостях для пищи выкапывали покойников. Каннибализм во время голода в Поволжье 1921-22 гг. уже никого не удивлял.

Официальное признание

Само слово «Голодомор» впервые появилось в печатных трудах украинских эмигрантов в Канаде и США в 1978 году. В СССР в то время историкам позволяли лишь говорить о «трудностях с продовольствием», но не о голоде.

Из уст партийного чиновника слово «Голодомор» впервые прозвучало в декабре 1987 года. Тогда первый секретарь ЦК КПСС Владимир Шербицкий, выступая на торжествах по случаю 70-летия СССР, признал факт голода 1932-33 годах.

Когда по этой теме начали дискутировать все откровеннее, в 1990 году ЦК Компартии Украины разрешил публикацию книги «Голод 1932-1933 годов на Украине: глазами историков, языком документов».

По словам Станислава Кульчицкого, настоящий тираж издания был всего 2500 экземпляров и оно стало библиотечным раритетом.

В 2006 году, во времена президента Ющенко, Служба безопасности Украины рассекретила более 5000 страниц

государственных архивов о Голодоморе.

Почему произошел Голодомор

В 1928-м году руководство СССР объявило курс на коллективизацию, за счет объединения частных крестьянских хозяйств в коллективные хозяйства государственной собственности – в колхозы.

На партийном собрании летом 1930-го года руководитель Компартии Украины Косиор заявил:

Крестьянин принимает новую тактику. Он отказывается собирать урожай. Он хочет сгноить зерно, чтобы удушить советское правительство костлявой рукой голода. Но враг просчитался. Мы покажем ему, что такое голод. Ваша задача покончить с кулацким саботажем урожая. Вы должны собрать его до последнего зерна и сразу отправить на заготовительный пункт. Крестьяне не работают. Они рассчитывают на предварительно собранное зерно, которое они спрятали в ямах. Мы должны заставить их открыть свои ямы.

Политика советского режима вызвала протесты украинского народа. Историки зафиксировали около 4-х тысяч массовых выступлений крестьян в начале 1930-х годов против коллективизации, политики налогообложения, грабежа, террора и насилия органами власти.

Сталин, который считал крестьянство основой национального движения, ударил по украинскому крестьянству, как по носителю украинской традиции, культуры и языка. В 1932 году для Украины был установлен нереальный к исполнению план хлебозаготовок в 356 миллионов пудов хлеба.

Постановлением ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» все колхозное имущество приравнивалось к государственному и за его хищение было установлено жестокое наказание.

Кремлем были созданы условия жизни, рассчитанные на уничтожение части украинской нации, путем полного изъятия всех продуктов питания. Постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 22 января 1933 года за подписями Сталина и Молотова заблокировала украинцев в пределах голодающей территории, запретив выезд из УССР и Кубани за хлебом.

Весной 1933-го года смертность в Украине приобрела катастрофические масштабы. Пик Голодомора приходится на июнь месяц. Тогда ежесуточно мученической смертью умирало 28 тысяч человек, ежечасно – 1168 человек, ежеминутно – 20 человек.

Вопрос количества человеческих потерь Украины от Голодомора до сих пор остается открытым. Большинство ученых отстаивает число убитых более 7 миллионов человек в Украинской Социалистической Советской Республике и 3 миллиона украинцев в других регионах СССР: на Кубани, в Центрально-Черноземной области, Поволжье и Казахстане.

Памятники за пределами Украины

Австралия

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Аделаида Жертвам насильно созданного голода на Украине год, перенесен в году Украинская Православная церковь св. Михаила В 1993 году монумент был перенесен на другое место
Канберра Мемориал памяти жертв Голодомора-геноцида на Украине На территории Украинского Православного Центра Памятник открыл Джон Говард, тогдашний лидер оппозиции в Федеральном парламенте Австралии.
Мельбурн Мемориал памяти погибшим 7 миллионам украинцев в 1932-33 годах от голода, созданного большевистской властью На территории Украинской православной Свято-Покровской церкви. Основателем памятника является Иван Александров.

Аргентина

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Буенос-Айрес Мемориальная доска, посвященная жертвам Голодомора Кафедральный собор Буенос-Айреса

Канада

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Уинсор Famine Genocide in Soviet Ukraine 1932–1933 1983 Queen Elizabeth II Gardens, Jackson Park Надпись: «In memory of over seven million victims of the famine genocide 1932–1933 in Soviet Ukraine, a Stalinist crime against humanity.»
Виннипег Памятник искусственному Голодомору 1932-1933 24 червня 1984 Скульптор: Роман Коваль (Roman Kowal)
Эдмонтон Памятник жертвам Голодомора 1983 Churchill Square, cnr of 100 St. and 102A Ave Надпись: «In memory of the millions who perished in the genocidal Famine inflicted upon Ukraine by the Soviet regime in Moscow 1932-33. Let us all stand guard against tyrany, violence and inhumanity.»
Калгари Памятник жертвам Голодомора

Германия

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Мюнхен Памятник жертвам Голодомора 2008 Собор Покрова Пресвятой Богородицы и святого Андрея Первозванного

Польша

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Варшава Жертвам Голодомора 2009 Православное кладбище в Варшаве Скульптор: Геннадий Ершов.
Краков Мемориал памяти жертв Голодомора Плянты, Старый Город, Краков
Люблин Мемориал памяти жертв Голодомора 2015 Старый Город, Люблин

Венгрия

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Будапешт Мемориальная плита Голодомору 2006 Глория Виктис Мемориал Установлена украинской диаспорой в Венгрии.

США

Населенный пункт
Название
Дата установки
Расположение
Координаты
Фото
Краткие сведения
Вашингтон Мемориал жертвам украинского Голодомора-геноцида 1932-1933 годов 7 ноября 2015 Высота: 2,5 м, длина: 10 м, вес: 4 т. Мемориал в виде массивного бронзового поля колосков. Скульптор — Лариса Курилас.

В других странах

Американська діяспора теж скорбить

Меморандум хохлоупорков

Предмет статьи — не уникальная черта отношений Украины с Россией. Точно такой же срач существует между Великобританией и Ирландией: англичане устроили непокорным ирландцам весёлую геройскую жизнь в 1845—1849 годах. Все политические дискуссии на их форумах и в реальной жизни до боли напоминают украино-российские; аналогами «москалей» выступают «томми» (то бишь англичане), аналогами укров — «падди» (ирландцы). Разница лишь в главном: как укры не хотели в колхоз, так ирландцы ни за что не желали учить инглиш, становиться протестантами и присягать на верность британской короне.

У британских учёных существует официальная версия — неурожай картофеля, ставшего с некоторых пор основным продуктом питания для бедноты. ЧСХ, это происходило по всей Европе, но даже в соседней Шотландии до лютого голодомора как-то не дошло. В центре Дублина на набережной протекающей через него речушки стоит памятник — скульптурная группа, изображающая жертв ирландского голодомора, а на табличке под ним написано, что таки да, причиной был неурожай картофеля. Другие британские учёные утверждают, что с урожайностью было всё в порядке, только картошку при хранении поразила фитофтора. Притом в портах стояли суда, гружённые картошкой под завязку для отправки на экспорт. Итог — четверть населения за четыре года свалила или в , или на свет тот, а после продолжила валить уже по привычке. Результат: Éire — одна из немногих стран мира, население которой, при положительном приросте нынче, так и не достигло исторического максимума (и судя по всему, не достигнет): если в 1841 его численность составляла чуть более 8 млн тушек, то в 1901 — уже 4,5, как и нынче.

Как минимум детишками там стыдливо приторговывали. Для голодающих или нет, история умалчивает.

Кількість жертв

Image caption Оголошення на околицях Харкова, 1933р.

Ще один камінь спотикання серед дослідників проблеми – кількість жертв Голодомору.

Це число вираховують, порівнюючи смертність у охоплених голодом регіонах з нормальним рівнем смертності.


Через брак достовірних демографічних даних того періоду чисельність втрат серед українців оцінюють дуже по-різному: від 1,8 до 7,5 і навіть 10 млн.

Однак більшість фахівців нині сходяться на думці, що прямих жертв Голоду було 3-3,5 млн.

За підрахунками Інституту демографії та соціальних досліджень НАНУ, їх було 3,2 млн.

У рішенні Київського апеляційного суду щодо винуватців Голодомору вказано число 3,9 млн.

«Президент Віктор Ющенко зробив своїй країні ведмежу послугу, заявивши про 10 мільйонів смертей і втричі завищивши кількість убитих українців», — написав американський історик Тімоті Снайдер.

З тим, що дані екс-президента перебільшені, погодилися Стівен Дж. Віткрофт, Станіслав Кульчицький, Людмила Гриневич та інші дослідники цієї теми.

Серед дослідників також немає єдиної думки щодо загальної кількості смертей від голоду в СРСР у 1932-33 рр. Деякі іноземні історики говорять про 5,5-8 мільйонів загиблих, стверджуючи, що більше половини з них були українцями.

За підрахунками Снайдера, серед мільйона жертв на території Російської РСР близько 200 000 були етнічними українцями.

В Україні ведуть

Єдиний реєстр жертв Голодомору.

Мероприятия, осуществленные в 1921-22 гг.

Однако и большевики не бездействовали. Декретом ВЦИК Советов в июне 1921 года была организована ЦК Помгол. Эта комиссия была наделена особыми полномочиями в области распределения и снабжения продовольствием. И на местах создавались подобные комиссии. За рубежом осуществлялась активная закупка хлеба

Отдельное внимание было уделено помощи крестьянам в севе озимых в 1921 году и яровых в 1922 году. Около 55 млн пудов семян было закуплено для этих целей

Советская власть использовала голод для того, чтобы нанести сокрушительный удар по церкви. 2 января 1922 года Президиум ВЦИК постановил ликвидировать церковное имущество. При этом декларировалась благая цель — средства от сбыта ценностей, принадлежащих церкви, должны быть направлены на закупку медикаментов, продовольствия и других необходимых товаров. В течение 1922 года было изъято имущество у церкви, стоимость которого оценивалась в 4,5 млн золотых рублей. Это была огромная сумма. Однако на заявленные цели было направлено только 20-30 % средств. Основная же часть была «потрачена» на то, чтобы разжечь пожар мировой революции. А другая просто банально разворована чиновниками на местах в процессе хранения, транспортировки и изъятия.

Оценки масштаба голода

Масштабы случившегося могут быть оценены лишь приблизительно.

Голодом была охвачена территория около 1,5 млн. кв. километров с населением в 65,9 миллионов человек. И по размерам территории и по количеству охваченного голодом населения он значительно превосходил голод 1921-1923 годов.

Наиболее силен был голод в районах, которые в дореволюционное время были наиболее богатыми по количеству производимого хлеба и где был наиболее высок процент коллективизации крестьянского хозяйства.

Голодом в большей степени было поражено население деревни, чем городов, что объяснялось мероприятиями советской власти по изъятию хлеба в деревне. Но и в городах было значительное число голодных: уволенных с предприятий рабочих, вычищенных служащих, получивших особые паспорта, не дающие права на продовольственные пайки.

Общие оценки числа жертв голода 1932—1933, сделанные различными авторами, значительно различаются и доходят до 8 млн человек, хотя последняя оценка — 7 млн человек Тема голода 1932—1933 года в советском информационном пространстве возникла впервые лишь к концу перестройки. К настоящему времени на постсоветском информационном пространстве сформировалось чёткое представление о голоде 1932—1933 годов как об одной из величайших гуманитарных катастроф советского периода.

Таблица 4. Индекс сверхсмертности в 1933 г.

Районы

Индекс сверхсмертности

Украина

3,2

Нижняя Волга

2,74

Северный Кавказ

2,61

Сибирь


1,1

Таблица 5. Оценки числа жертв голода 1932—1933 года для СССР

Автор

Число жертв, миллионов человек

Ф. Лоример, 1946

4,8

Б. Урланис, 1974

2,7

С. Уиткрофт, 1981

3-4

Б. Андерсон и Б.Сильвер, 1985

2-3

Р. Конквест, 1986

8

С. Максудов, 2007

2 — 2,5

В. Цаплин, 1989

3,8

Е. Андреев и соавт., 1993

7,3

Н. Ивницкий, 1995

7,5

Государственная Дума РФ, 2008

7

Относительно масштабов голода, «вызванного насильственной коллективизацией», существует официальная оценка, подготовленная Государственной Думой РФ в изданном 2 апреля 2008 года официальном заявлении «Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР». Согласно заключению комиссии при ГД РФ на территории Поволжья, Центрально-Черноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии «от голода и болезней, связанных с недоеданием» в 1932—1933 годах погибло около 7 миллионов человек, причиной чему были «репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок», которые «значительно усугубили тяжелые последствия неурожая 1932 года».

В Электронной версии Энциклопедии Британника приводится диапазон от 4 до 5 миллионов этнических украинцев погибших в СССР в 1932—1933 годах из общего числа жертв в 6-8 миллионов. Энциклопедия Брокгауз (2006) приводит данные потерь: от четырёх до семи миллионов человек.

Голод в искусстве

  • 1984—2000 — Роман-трилогия «Одинокая юрта» Смагула Елубаева.
  • 1992 — «ВЕЛИКИЙ ДЖУТ», на казахском «каз. НӘУБЕТ» (документальный, «Казахтелефильм») — сценарий Валерий Михайлов, режиссёр Калила Умаров, в 2012 году этот фильм-реквием был восстановлен на студии «Kalilafilm».
  • 1997 — «Заманай» (Времена), фильм-драма, «Оркен-фильм», режиссёр Болат Шарип, поставлен по роману Сакена Жунусова «Тропа» (1990).
  • 2013 — «Ашаршылык», документальная лента о голоде 1932—1933 годов в Казахстане, реж. Еркин Ракишев.
  • 2015 — «Жат» («Память», также «Чужой»), режиссёр Ермек Турсунов.
  • 2016 — Коллективизации и голоду в Казахстане посвящено несколько эпизодов киносаги Ахана Сатаева «Дорога к матери».

Подорванная посевная и уборочная кампания 1932 года

К началу посевной весной 1932 года деревня оказалась с подорванным животноводством и непростым продовольственным положением. Поэтому эта кампания не могла быть проведена в срок и качественно по объективным причинам. Также в 1932 году не удалось убрать как минимум половину выращенного урожая. Большой дефицит зерна в СССР после окончания уборочной и хлебозаготовительной кампании этого года возник в силу как субъективных, так и объективных обстоятельств. К последним можно отнести уже названные выше последствия коллективизации. Субъективными стали, во-первых, сопротивление крестьян коллективизации и хлебозаготовкам, а во-вторых, проводимая Сталиным в деревне политика репрессий и хлебозаготовок.


С этим читают