«горбатого только могила исправит». генерал, выходки которого терпел сам сталин

Смерть Горбатого

Воровской мир никогда не поощрял насилие, а тут сами воры пачками гибли под пулями киллеров. Тем не менее рыночные законы позволили Алексееву расширить свой бизнес. В начале 1990-х ценные предметы искусства для него добывала группа некоего Фазы. Сам Фаза хоть и был тертым калачом, но подельников набрал бестолковых. В итоге вместо квартиры антиквара братки нагрянули в соседнюю, где взяли дешевые шмотки, и отправились к боссу узнать, что за прокол. Но по пути налетчиков задержала группа захвата УБОПа, и уже в камере Фаза заговорил.


Юрия Алексеева задержали в декабре 1991 года. Месяц в камере в Крестах он провел, не сказав следователю ни слова. Но потом решил говорить. Дело в том, что 61-летний Алексеев был серьезно болен — рак легких. Ему требовалось лечение, а переводить в тюремную больницу Горбатого не спешили. Понимая, что в этой сделке ставка — его жизнь, вор в законе решил соглашаться с обвинениями, лишь бы до суда его отпустили под подписку. Увы, на свободу он так и не вышел. В октябре 1993 года Юрий Алексеев скончался в тюремной больнице в Санкт-Петербурге.

Литература

  • Пётр Дунаев. Звезда и крест комбата. — М.: Центрполиграф, 2007. — 415 с. — ISBN 978-5-9524-2596-5.
  • . Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь / Под общей ред. М. Г. Вожакина. — М.; Жуковский: Кучково поле, 2005. — 408 с. — ISBN 5-86090-113-5.
  • Звягинцев В. Трибунал для героев. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2005. — 574 с. — ISBN 5-94849-643-0
  • Черушев Н. С. Из ГУЛАГа — в бой. — М.: Вече, 2006. — С. 270—290. — 512 с. — (Военные тайны XX века). — 5000 экз. — ISBN 5-9533-1588-0.
  • Калашников К. А., Додонов И. Ю. Высший командный состав Вооружённых сил СССР в послевоенный период. Справочные материалы (1945—1975 гг.). Том 1. Усть-Каменогорск: «Медиа-Альянс», 2013. — ISBN: 978-601-7378-16-5. — С.75—77.
  • Горбатов А. В. Годы и войны. — М.: Воениздат, 1965. — 384 с. + 1 вкл.

Так воевать нельзя

Рядовой кавалерист Горбатов в составе 17 черниговского гусарского полка был отправлен на фронт. Смелый, решительный он вызывался на самые рискованные операции по разведке и добыче «языков». За годы войны насмотрелся на то, как большинство российских офицеров попустительски относятся к простому солдату, зато держатся за свои привилегии и каждый раз не забывают напоминать о том, что они «господа», а все остальные «хамы».

Примечателен был такой случай, который произошел при общем отступлении русских войск в Галиции. Отход пехоты прикрывала кавалерия. Всадники уже несколько раз отбивали попытки немцев нанести урон отступающим русским частям. Именно в такие моменты любая армия наиболее уязвима и несет больше всего потерь.

Пятая по счету атака немцев была более решительна и лучше подготовлена. Русские кавалеристы дрогнули, покидая вверенные им позиции. Кроме унтер–офицеров Карелина и Козлова. Они мужественно стояли до конца и при помощи 2 пулеметов отбивались. Немцам пришлось ретироваться. Этих двух героев представили к награде и перевели в уланский полк. Впоследствии офицеры полка не хотели подавать руки бывшим соплеменникам и низшим чинам.

Такая дискриминация наводила на определенные мысли, но будущий генерал Горбатов на тот момент оставался верен воинской присяге с четким пониманием и осознанием того, «кто есть враг и что с ним делать». К противнику он испытывал уважение: не было той расхлябанности, головотяпства и многих других пороков, коими страдала российская царская армия. Враг был силен, умен, дисциплинирован. В его окопах имелось даже электричество и ни одной гильзы на земле не валялось. Но страха этот противник не вызывал, а заставлял мобилизоваться, стать лучше, чтобы победить и выжить.В Русской императорской армии кавалерия была, пожалуй, самым привилегированным родом войск

В русских частях наблюдалась определенная деморализация и разложение, вызванная долгими годами войны и бездарностью царского правительства. От войны устали все, рано или поздно должны были начаться перемены, сопровождаемые обычно большими потрясениями.

Вновь в строю

Бездарей в Красной Армии хватало, а толковых опытных военных можно было по пальцам пересчитать. Закономерно ощущался кадровый голод. Чистки в РККА, нехватка времени для технического переоснащения и множество других факторов, из–за которых были потеряны миллионы жизней советских солдат и офицеров.

Война стояла на пороге. Ее ждали и к ней готовились. Существует множество мифов о вероломном нападении Гитлера, но правда заключалась в том, что два гиганта не могли ужиться под одним солнцем. Когда драка неизбежна – бей первым. Так и поступила фашистская Германия 22 июня 1941 года.

Это было грустное возвращение. Жена, рассказавшая обо всех горестях и печалях, новое назначение, где при первичном анализе вверенных дивизий становилось понятно: хромает дисциплина, слаженности нет, а большинство командиров на это даже не обращают внимания.

Вор в законе Горбатый

Освободился Юрий Алексеев в 1960-х, уже будучи авторитетным вором в законе. Без криминала он жизни не мыслил, но был осторожен и умен. Своей специализацией Алексеев избрал антиквариат. Уже тогда в советской торговле появилось немало теневых дельцов, которые вкладывали нетрудовые доходы в предметы искусства. Группа, созданная Юрием Алексеевым, помогала им «избавиться» от этого богатства.

Вор в законе Юрий Алексеев — Горбатый

Причем тогда же за вором приклеилось его самое известное прозвище — Горбатый. Дело в том, что, уходя от возможной облавы, он подкладывал под пиджак какой-нибудь предмет. Так, что со стороны казалось, будто у мужчины горб. Меняя походку и голос, Алексеев на глазах преображался в немощного инвалида, до которого сотрудникам милиции не было дела. Фокус не раз спасал Алексеева от задержания и нового срока.

Специализация на антиквариате вынуждала Алексеева читать массу литературы по искусству и живописи. Вскоре в среде коллекционеров он стал таким же «своим парнем», как и в мире криминала. Антиквары не ощущали в нем угрозы, ибо в жизни Алексеев был интеллигентным и эрудированным человеком. По роду своей деятельности он даже несколько раз общался с директором Эрмитажа — профессором истории Пиотровским. За советом и экспертной оценкой к Алексееву не раз обращались ленинградские антиквары, и он никому не отказывал, даже если человек ему был неприятен.

Таким же он был и в воровском мире. В его ленинградскую квартиру не раз приходили люди, освободившиеся из колонии с «малявой» от авторитетов, где они просили за посетителя. Алексеев помогал им устроиться, а желающим давал заработать. По мнению оперов Ленинградского «антикварного отдела», еще с 1970-х Алексеев организовывал воровские группы, которые обчищали квартиры коллекционеров. Причем, будучи опытным искусствоведом, Алексеев указывал исполнителям, что нужно взять, а на что не стоит тратить время.


Вор в законе Юрий Алексеев — Горбатый

Юрия Алексеева долго подозревали в организации кражи кабинета дореволюционного нефтяного магната Нобеля. Кабинет, включая резной потолок и инкрустированный пол, был сделан из красного дерева и стоил баснословных денег. В результате хитроумной операции кабинет оказался во владении Алексеева, который уже при правлении Горбачева сумел переправить его за рубеж и продать.

Самое главное правило Горбатого — никакого насилия и крови. Поэтому хоть опера и мечтали поймать Алексеева с поличным, в душе они уважали старого лиса. Вот только сам вор долго не давал правоохранителям этой возможности. Задержанные налетчики использовались втемную, а их главарь хоть и знал «работодателя», выдавать его не хотел. Прокол у Горбатого случился уже в лихие 90-е, когда он сам не понимал, что за времена такие наступили и почему за золотое кольцо люди готовы были на убийство.

Возвращение домой

Февральское отречение царя от власти Александр Васильевич Горбатов встретил в окопах. Что испытывали русские солдаты в тот момент? Растерянность, злость и уныние. Они рисковали жизнью, теряли друзей, стойко терпели лишения. Никто уже и не знал для чего. Мясорубка продолжалась вплоть до марта 1918 г. Но это состояние сменила радость – пришел приказ о расформировании полка. Теперь Александр Васильевич мог вернуться домой после четырех лет войны.

Дома он застал своих постаревших родителей, которых надломило горе. Один из братьев погиб на фронте, другого расстреляли за антивоенную пропаганду, больной отец почти не вставал с кровати. Горести в душе добавляла общая неразбериха и разруха: продовольствия не хватало, люди были рады любой возможности, чтобы прокормиться. Приближалась посевная пора – а семян у семьи Горбатовых не было, но предприимчивый Александр Васильевич смог их раздобыть, обменяв на ситец в Казанской губернии.

Покончив с полевыми работами и отремонтировав хозпостройки, он не мог найти себе места. Его вновь потянуло на фронт — сражаться за власть Советов. Он многое повидал на фронте и не хотел, чтобы старые порядки и бывшие господа с их замашками вернулись.  И все же Василий Алексеевич не стал отговаривать сына, когда тот снова собрался воевать – уже в Красной армии, и велел жене: «Не удерживай его, не плачь, пусть идет. Помни, Санька, ты защитник Родины…»

Можно по–разному относиться к большевикам, но одно не вызывает сомнения – они победили потому, что народ поверил им и поддержал. Одним из представителей народа был будущий генерал Горбатов.

«Чем больше посадят – тем лучше»

Генерал Горбатов и его непростая судьба, которая вела этого замечательного человека разными тропами, со своими взлетами и падениями, являются наглядным примером того, как можно в критической ситуации не терять духа. Его сокамерники рассказали о том, как подписывали под давлением всякую несусветную чушь. Это возмутило Александра Васильевича – такие действия коллег по несчастью он осуждал, считая, что они тем самым мешают правосудию и подставляют невиновных. У них была другая точка зрения, которая заключалась в том, что чем больше людей пострадает, тем скорее советская власть поймет весь абсурд происходящего.

Бывший командир дивизии, а ныне враг народа был непреклонен в своем решении — не давать никаких признательных показаний. Его отвезли в Лефортово и следователь по фамилии Столбунский начал допросы с пристрастием, угрожая, что вскоре и жена Александра Васильевича будет арестована, если он не сдастся и не начнет сотрудничать.

Смысл поговорки «Горбатого могила исправит»

Горб человека не всегда рассматривается только лишь в прямом смысле. В образном понимании он может символизировать какие-то грехи и недостатки, обременяющие жизнь, и не дающие человеку духовно совершенствоваться. Горб – это некий крест, который человек несёт по жизни. Недостатки бывают разными, это может быть пристрастие к алкоголю, несносный характер, увлеченность азартными играми, неспособность идти на компромиссы и т. д.

О чем говорит поговорка «Горбатого могила исправит»? Она говорит о том, что, к сожалению, человек не меняется

Почему могила исправляет горбатого? Потому что после кончины человека уже неважно, каким он был. В смерти все равны, и горбатые и стройные – все находят одно пристанище

Так ли это на самом деле? Действительно ли человека нельзя изменить? В большинстве случаев это правда. Однако из всякого правила есть исключения. Порой в жизни людей происходят такие события, которые меняют их сознание. Есть множество примеров, когда, скажем, после несчастного случая люди становятся совсем другими, начинают новую жизнь.

Натиск и внезапность

Умение нестандартно мыслить, отделяя разумный риск от авантюры – качество, которое дано далеко не каждому полководцу, но у генерала Горбатова оно имелось, да и проявлялось в самых сложных ситуациях. Так было при битве за город Орел, когда он убедил Жукова выделить для его 3-й армии самостоятельный участок для прорыва. Задачу усложняла необходимость форсирования реки Зуши. Но представитель Ставки Г.К. Жуков поверил Горбатову, которому с его армией первоначально отводилась вспомогательная роль в обеспечении наступления. Даже опытных немецких офицеров удивил такой маневр.

Армия, полтора года просидевшая в обороне, считалась слабой, но взять Орел удалось именно ей – благодаря горбатовской хитрости, известной как «прием двух рук». Суть ее один из генералов популярно изложил так: «Рукой послабее держать противника за грудки, а сильной врезать по затылку». Испугавшись окружения, немцы бежали из Орла, и с юности дорогой Горбатову город избежал разрушений уличных боев.

Бригада московских писателей, приехавшая в Орел, встретилась с его освободителем. Константин Симонов назвал Александра Горбатова «человеком своеобычным, суровым и откровенным».

Борис Пастернак был красноречивее:

«Ум и задушевность избавляют его от малейшей тени какой бы то ни было рисовки. Он говорит тихим голосом, медленно и немногосложно. Повелительность исходит не от тона его слов, а от их основательности». Пастернак тоже понравился генералу «своим открытым нравом, живым и участливым отношением к людям».


Правда, стихи его не были близки Горбатову – ему гораздо больше по душе был «Василий Теркин».

Спустя много лет, познакомившись с Александром Твардовским, генерал изложил ему свое кредо: «Уменье воевать не в том, чтоб как можно больше убить противника, а насколько возможно больше взять в плен. Тогда и свои будут целы». Такой подход не раз приводил к столкновениям с начальством – однажды даже с отличавшимся выдержкой Рокоссовским, который требовал развивать наступление после взятия Рогачева. Невольным свидетелем «скандала» оказалась Нина Александровна, которая многие версты войны прошла рядом с мужем (никаких «походно-полевых жен»!). Она услышала, как за стенкой резко отодвинули стул. Рокоссовский повысил голос:

«Смирно! Приказываю: 3-й армии продолжить наступление на Бобруйск. Повторите приказ!»

Горбатов твердо ответил:

«Стоять «смирно» буду, а армию на тот свет не поведу!»

К счастью, вскоре дело замяли. Подтвердилась правота командующего армией: немцы, как он и предвидел, сумели организовать новый мощный удар… В мемуарах Рокоссовский писал:

«Поступок Александра Васильевича только возвысил его в моих глазах».

Новый скандал с участием Горбатова случился уже в Польше. Один из его офицеров получил письмо от отца, где говорилось, что шахты в Донбассе бездействуют из-за отсутствия крепежного леса и шахтеры голодают. Горбатов тут же велел загрузить вагоны польским лесом и отправить на восток.

Началось разбирательство (генерал обвинялся в преступной заготовке и отправке леса в тыл на продажу), опять прозвучали слова про «врага народа», но Сталин велел не трогать командующего армией. Позднее многие командиры вагонами вывозили из Германии добро, и Горбатов не осуждал их – но сам не торопился им подражать.

Манера видения боевых действий Героя Советского Союза Горбатова отличалась тем, что каждую свою операцию он планировал с учетом конкретной ситуации, избегая повторений и шаблонов. Всегда старался использовать фактор внезапности. Он был противником штурма Берлина, считая, что этот город и сам сдался бы. Для него было основной целью не убить, а как можно больше взять в плен и сделать все возможное, чтобы исключить ненужный риск.Командующий 3-й армией Александр Горбатов. Июнь 1944 года — Петр Бернштейн/РИА Новости

Фронт откатывается на Восток

В биографии Александра Горбатова ВОВ, как и в судьбе всего многострадального советского народа, — это трагедия, смешанная с чувством гордости и болью утрат. Советский Союз не сломился под гнетом врага, но заплатил за это слишком высокую цену.

Он просил, чтобы его направили на самый тяжелый участок. Витебское направление было крайне важным участком фронта. Когда Александр Васильевич оказался под Витебском, то застал удручающую картину: целые подразделения шли на восток. Кто–то получил ложный приказ по цепи, кого-то напугали действия вражеской артиллерии. Уныние и подавленность царили в рядах советских воинов.

Корпус, где Горбатов получил должность заместителя командира, включал в себя 50 тыс. солдат. В первые дни войны, когда немцы уже заняли Минск, корпус срочно перебросили на север, чтобы задержать наступление врага у Витебска.

Там Горбатову довелось столкнуться с ужасами отступления: его солдаты в беспорядке бежали по шоссе, не слушая растерянных командиров. Чтобы остановить бегство, пришлось применять кулаки, а временами и оружие. Горбатов вспоминал:

«В отношении самых старших я преступал иногда границы дозволенного, ведь порой добрые слова бывают бессильны».

С остатками корпуса он занял оборону восточнее Смоленска, но немецкие танки прорвались вперед, отрезав его от основных сил. На выручку окруженным пришла свежая дивизия с уполномоченным Ставки генералом Константином Рокоссовским – так впервые встретились эти два полководца.

Но общее отступление было не остановить. А 22 июля одному из немецких автоматчиков удалось ранить Александра Васильевича в ногу. После легкого ранения в ногу и лечения в госпитале Горбатова отправили в резерв: его корпуса уже не существовало. 


В те дни в Москве он в гостинице «Савой» увиделся с давним знакомым, лидером немецких коммунистов Вильгельмом Пиком, что снова вызвало гнев в Кремле: «врагам народа», даже помилованным, такое самовольство не прощалось.

Горбатова опять спас Тимошенко, забравший его на свой Юго-Западный фронт командиром стрелковой дивизии. Дивизия, в которой оставалось всего 940 человек, заняла оборону на Северском Донце, нанося врагу чувствительные удары. Горбатов не гнал солдат в наступление, считая первостепенным укрепление их боеспособности и морального духа. Но новый командующий армией Кирилл Москаленко думал иначе, угодливо следуя невыполнимому сталинскому приказу – изгнать немцев с советской территории уже в 1942 году.

Следствием этого были бесконечные атаки на немецкие позиции, приводящие к огромным потерям.

«Много, много раз в таких случаях обливалось мое сердце кровью…» – писал потом в воспоминаниях Горбатов. Он пробовал спорить, но в ответ получал только брань: трус, предатель, пособник Гитлера! На одном из совещаний Горбатов сорвался и обозвал Москаленко «бесструнной балалайкой». В результате в июне 1942-го его «задвинули» на должность штабного инспектора – и это в то время, когда грамотные командиры были на вес золота.

Именно тогда немцы, опрокинув все планы Ставки, прорвали оборону и покатились к Волге. Бросив штаб, Горбатов поспешил к командующему Сталинградским фронтом Андрею Еременко и попросил поручить ему какое-нибудь дело потруднее. Поручили – но потом опять отозвали в резерв… А в июне 1943-го его назначили командующим 3-й армией, которой в ходе Битвы на Курской дуге предстояло наступать на Орел.

горбатый (существительное)[править]

Морфологические и синтаксические свойстваправить

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. горба́тый горба́тые
Р. горба́того горба́тых
Д. горба́тому горба́тым
В. горба́тый горба́тые
Тв. горба́тым горба́тыми
Пр. горба́том горба́тых

гор-ба́-тый

Существительное, неодушевлённое, мужской род, адъективное склонение (тип склонения <п 1a> по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -горб-; суффикс: -ат; окончание: -ый [].

Семантические свойстваправить

Значениеправить

  1. разг. тот, у кого есть горб ◆ Он с живостью собрал все бумаги, кучей, в беспорядке сунул их в большой старый портфель ― сделал «ух», как будто горбатый вдруг сбросил горб, и весело потёр рука об руку. И. А. Гончаров, «Обрыв», 1869 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ) ◆ ― Я не знаю, Бессонов, почему вы так интересуетесь всем этим, ― сказал мне в заключение горбатый. В. М. Гаршин, «Надежда Николаевна», 1885 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ) ◆ К красивой наружности, к возрасту, к костюму она оставалась совершенно равнодушной; иногда это бывал старик, иногда горбатый, иногда едва оперившийся кадет. А. И. Куприн, «Наталья Давыдовна», 1896 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ) ◆ ― Горбатый всегда так ― молчит, молчит, да и вывезет несуразное. Максим Горький, «Жизнь Матвея Кожемякина», 1910 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. )
  2. авиац., жарг. самолёт-штурмовик ИЛ ◆ ― ИЛ не мой самолёт, ― проговорил Комлев. ― Не нравится мне «горбатый». На ИЛ я не сяду. 〈…〉 Этот выступ, бугор-кабина лётчика, породившая кличку «горбатый», когда штурмовик был ещё одноместным, с беззащитным хвостом. Артём Анфиногенов, «А внизу была земля», 1982 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ) ◆ «Летающий танк», «самолёт-солдат» ― окрестили наши. И ещё ― «горбатый». И вроде бы не столько из-за профиля, а потому, что как труженик добывал результат своим горбом. 〈…〉 «Горбатый» ― потому что войну вынес на своих плечах», ― говорят лётчики. Ф. И. Чуев, «Ильюшин», 1998 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. )
  3. автомоб. жарг. автомобиль ЗАЗ-965; запорожец ◆ Вероятно, весь вечер он возился в гараже (у них был старый горбатый «Запорожец») и сейчас стоял в промасленных брюках, в грязной рубашке, вытирая руки какой-то ветошью. Д. И. Рубина, «Уроки музыки», 1982 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ) ◆ Игорь Елисеев, владелец «Запорожца» ЗАЗ-965 1967 года выпуска, на аукционе в Благовещенске снял свой автомобиль с торгов, после того как за несколько минут цена на «горбатый» со ста долларов возросла почти до тысячи. Павел Репин, Мария Белоклокова, «„Запорожец“ становится пределом мечтаний „Новых русских“», 2002 г. // «Известия» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. ) ◆ А ещё с Tin Lizzy (это ласковое погоняло «Форда-Т», типа как у нас «копейка» или «горбатый») в мире началось конвейерное производство автомобилей. «Top 10 культовых автомобилей», 2003 г. // «Хулиган» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. )

Гипонимыправить

Этимологияправить

Суффиксное производное от существительного горб, далее от праслав. *gъrbъ, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. гърбъ, церк.-слав. гръбъ (др.-греч. νῶτος), русск. горб, укр. горб, болг. гърбът, сербохорв. гр̏ба ж. «горб», словенск. gȓb м., gŕba ж., чешск., словацк. hrb, польск. garb, в.-луж. horb, н.-луж. gjarb; восходит к праиндоевр. *gArb-. Диал. горбу́ш «невысокий холм», олонецк. (Кулик.), ср. чешск. pahrbek «бугор, холм». Родственно др.-прусск. garbis «гора», лит. gárbana, gárbina «завиток (волос)», ирл. gerbach «морщинистый», исл. korpa ж. «морщина, складка», korpna «собираться в складки, съеживаться», арм. kart’ «удочка, крючок» из *gr̥̄p-ti-. Напротив, греч. κορυφή «макушка, верхушка» следует, наверное, отделить от слав. gъrbъ. Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

горбатого могила исправит

Колыма

8 мая 1939 года был пятиминутный суд и приговор по 58 статье УК РСФСР на 15 лет. Отбывать наказание отправили на Колыму – край обреченных. Верховодили и заправляли всем уголовники. Приходилось по–новому жить. Бараки, тяжелые условия труда, поножовщина и прочие «прелести» лагерной жизни. Это был золотоносный рудник, где трудилось свыше 400 человек. По прибытии на место его отправили на золотой прииск Мальдяк, затерянный в тундре, но он и там не сдался – не заискивал перед бригадиром, пытался «качать права». В итоге зимой его перевели с работ в шахте, заставив работать наверху, на 40-градусном морозе и ледяном ветру. Ноги опухли и перестали сгибаться, от цинги расшатались зубы, смерть казалась неизбежной. Самому Александру Васильевичу удалось найти самородок весом в 150 граммов лишь однажды.

Горбатова спас фельдшер, определивший его сначала в сторожа (эта работа считалась привилегированной), а потом и вовсе его «актировавший» как инвалида. В лагере, расположенном ближе к Магадану, куда перевели недавнего командира, удалось пристроиться к хозчасти: теперь у Горбатова была возможность находить на столах недоеденные кусочки хлеба, а иногда и добывать на складе картошку, которую он растирал на самодельной терке и ел.

Тем временем война с Финляндией показала слабость Красной армии, обезглавленной репрессиями. Пользуясь случаем, нарком обороны Семен Тимошенко подсунул Сталину листок с фамилиями арестованных командиров, необходимых вооруженным силам, – там значился и Горбатов.

Сыграли свою роль и хлопоты Нины Александровны, которая, в отличие от многих жен «врагов народа», продолжала бороться за мужа, хотя и ей самой угрожала опасность, и ее отец и брат уже сгинули в вихре террора. В марте 1941-го Горбатова привезли в Москву – в ушанке, тряпичных обмотках-чунях и засаленном ватнике, в кармане которого лежали почерневшие от грязи сухари и куски сахара. Этот черный сахар неволи генерал хранил всю жизнь.

Вскоре его освободили и отпустили домой, дав им с женой путевку на Кавказ на два месяца – минимальный срок для возвращения сил истощенному «доходяге», который при росте 177 сантиметров весил всего 64 килограмма. По возвращении Тимошенко вызвал его к себе и предложил выбрать часть для дальнейшей службы. Выбор Горбатова пал на 25-й стрелковый корпус, расквартированный в знакомых местах, недалеко от Киева. Там ему и пришлось встретить начало войны.

Обычное детство в крестьянской семье

Несгибаемый советский полководец родился 21 марта 1891 года в дореволюционной России в деревне Пахотино, расположенной в современной Ивановской области.

Отец семейства, хоть и был худощавым болезненным человеком, науку жизни закреплял тумаками – таковы были реалии тогдашней России, где даже отпрыски знатных семей подвергались таким мерам воспитания. Родители искренне верили, что таким образом наставляют свое чадо на путь истинный.

Маленький Саша уже с детства выделялся из своего окружения. Сельскую трехлетку он закончил с похвальным листом. В нем очень рано проснулась предпринимательская жилка и умение нестандартно мыслить. Подростком он самостоятельно взялся отвезти на санях варежки, которые его семья и односельчане изготавливали на продажу. Товар он увез за семьдесят верст и вернулся с неслыханной для крестьян прибылью. Вскоре уже многие из взрослых хотели пообщаться с таким «мальцом-удальцом».

Горбатов Александр Васильевич вскоре пожелал «выйти в люди», справедливо считая, что в городе больше перспектив. Несмотря на уговоры родителей, он отправляется в Шую. Это был город и начинался новый этап в его жизни. Парень устроился приказчиком в магазине обуви. За три года своего обучения он терпел насмешки, побои, но упорно стремился к своей цели – получать жалование за свои труды. В торговле его дела шли успешно, даже слишком. Когда начали появляться первые успехи Александра Васильевича, его (как тогда выражались его современники) «забрили в солдаты». Это был 1912 год.

Заключение

Суть поговорки, конечно же, отражает реальность. Однако это не значит, что не нужно верить в лучшее. Конечно, если человек сам не захочет измениться – его ничто не заставит. Однако если желание стать лучше возникнет у самого человека, причём оно будет достаточно сильным – всё возможно. Примеров тому очень много. Обычно пересмотреть свои жизненные взгляды людей заставляют какие-то серьёзные испытания, которые нам, наверное, и посылаются для того, чтобы совершенствоваться. Не всех жизнь учит, и не все делают правильные выводы, однако есть люди, которые могут перечеркнуть свое прошлое и начать всё с чистого листа.


С этим читают