Гражданская война в таджикистане (1992–1997 годы): описание, история и последствия

Вмешательство соседей

В августе 1992 года произошла чудовищная резня в Курган-Тюбе, где боевики разгромили квартал, в котором проживало узбекское меньшинство. Это была настоящая этническая чистка – людей убивали поголовно. Гражданская война в Таджикистане (1992-1997) изменила и положение русскоязычного населения страны. Та его часть, которая проживала в Курган-Тюбе, спаслась только благодаря вмешательству 201-й дивизии армии РФ.


По итогам летних боев оппозиция одержала победу. Исламисты заняли Курган-Тюб. Однако этот успех оказался обманчивым и имел множество негативных последствий для противников власти. Как и должно было случиться в подобной ситуации, победителями стали не демократы, рабочие и учащаяся молодежь, а неуправляемые и жестокие радикалы. Этот поворот оттолкнул от коалиции многие умеренные силы, в том числе бадахшанцев и душанбинцев. Русскоязычное население и российская армия стали открыто поддерживать «красный» Куляб. Коммунисты также получили помощь от Узбекистана. Лидер этой страны Ислам Каримов начал поставлять в Куляб оружие и все остальное, необходимое для победы над исламистами.

В Таджикистане появились хорошо обученные отряды узбеков, сражавшиеся на стороне «юрчиков»

В сентябре такое формирование, которым командовал участник афганской кампании Махмуд Худойбердыев, установило контроль над стратегически важной Гиссарской долиной

Наркотрафик

Серьезной проблемой, которую вскрыла гражданская война, стала контрабанда афганских наркотиков. Российские войска контролировали часть таджикской границы именно по причине опасения, что нежелательный товар попадет в Россию. Однако на протяжении всей войны наркотрафик только усиливался. Курьеры распространяли свой товар через мелководный Пяндж, где так и не установилось серьезного контроля.

Из Таджикистана наркотики попадали в Киргизию и Узбекистан, а уже оттуда – в Россию. Правительство Рахмонова не раз обвиняло оппозицию в том, что она существовала только за счет нелегальной торговли ядовитым снадобьем. За период гражданской войны, однако, СМИ фиксировали подобные факты со всех сторон конфликта. Кроме того, в преступную деятельность были вовлечены отдельные пограничники РФ, что вызывало бурю обсуждений в российской прессе.

Примирение 1997 года

24 июня 2007 года. Праздничные флаги на улицах Худжанда в честь государственного праздника «День национального примирения в Таджикистане».

27 июня года в Кремле на девятой по счету встрече между представителями противоборствующих сторон было подписано окончательное мирное соглашение. Президентом Таджикистана остался сторонник светского правления Эмомали Рахмонов, однако оппозиция получила места в парламенте, административные должности, директорские посты на различных крупных предприятиях, а рядовые бойцы сил оппозиции вошли в состав армии. Начался процесс возвращения беженцев из Афганистана

С 1998 года 27 июня является государственным праздником «День национального примирения в Таджикистане». 27 июня постановлением национального парламента объявлен нерабочим днём

После примирения обстановка в стране постепенно стабилизировалась. Продолжал вести вооружённую борьбу полевой командир Махмуд Худойбердыев , контролировавший Курган-Тюбе, но он был подавлен в году

Несколько группировок под руководством полевых командиров, не подписавших соглашение, были подавлены в 2000-2001 годах

Малые группы, не подписавшие соглашения, продолжают сопротивление и до 2009, в частности группа Мулло Абдулло контролирует труднодоступные районы

Появление полевых командиров

Важным фактором в завязавшемся конфликте была позиция российской армии и пограничников. С началом войны силы РФ объявили о формальном нейтралитете. Летом 1992 года ключевые бои велись в Курган-Тюбинской и Кулябской областях. Эти регионы были быстро опустошены. У противников появилось тяжелое вооружение и бронетехника.

События сразу показали, что коалиционное правительство оказалось попросту недееспособным. При этом президент всячески помогал коммунистам, которых также называли «юрчиками» (по имени Андропова). Среди них выделились собственные полевые командиры, например, Сангак Сафиров. В Куляб бежал и председатель Верховного Совета Таджикистана Сафарали Кенджаев. Его поведение было характерным – политик организовал собственный военизированный отряд.

Сурае Шуджоат

В годы гражданской войны я вела одну из самых популярных программ таджикского государственного радио «Хоки Ватан» («Песок родины»). Основными слушателями радиопрограммы были таджикские беженцы, оказавшиеся в Афганистане.

Image caption Сурае Шуджоат: Со многими людьми, с которыми судьба свела меня в военные годы, я по-прежнему поддерживаю связь


Мы ежедневно получали сотни писем от беженцев. В редакцию письма привозили сотрудники ООН, международных гуманитарных организаций, журналисты, иногда чиновники, побывавшие в Афганистане.

Мы зачитывали письма в эфире, надеясь, что их услышат родственники беженцев в Таджикистане. Сегодня это кажется невероятным, но тогда для многих наша радиопередача была единственной возможностью получить весточку от родных. Ведь тогда не было ни мобильных телефонов, ни электронной почты, ни соцсетей.

Историй, полных трагизма и ужаса, было очень много. Вот рассказ одной из моих собеседниц по имени Афзал.

В 1993 году, в самый разгар войны Афзал, ее единственная пятилетняя дочь и еще несколько женщин с детьми пытались переплыть Пяндж на плоту, чтобы добраться до Афганистана. Тогда многие спасались подобным образом.

Когда плот, на котором плыла Афзал и ее дочь, почти достиг афганского берега, начался обстрел с вертолета. Плот перевернулся.

Афзал с девочкой оказались в воде. Пяндж внешне очень тихий, но под поверхностью есть водовороты; если попасть туда — это неизбежная смерть. Дочь Афзал попала в один из таких водоворотов.

Афзал ухватилась за какой-то куст. Ее дочь кричала и просила мать о помощи, но мать не могла ей помочь. Водоворот несколько раз поднимал девочку вверх, и она всякий раз звала мать. Но мать понимала, что если она разожмёт кулак и отпустит куст, она утонет вместе с дочерью, которой уже невозможно помочь.

Афзал закрыла глаза, дочь утонула. Родные не нашли даже тела ребенка.

Мы виделись с ней несколько раз. Она постоянно вспоминала те трагические минуты. И повторяла: «Люди лгут, когда говорят, что ребенок дороже жизни. Оказывается, на грани между жизнью и смертью собственная жизнь становится дороже». Ей предстоит с этим страшным грузом памяти прожить всю жизнь.

В Шаартузском районе Хатлонской области я познакомилась с женщиной по имени Мохитобон. Она рассказала, как в 1993 году ее с детьми и матерью провожали братья и муж. Им удалось благополучно доплыть на плотах до афганского берега, но своих родных женщина больше никогда не видела. Знает только, что братьев и мужа убили.

Мохитобон призналась, что до конца жизни не забудет взгляд мужа: «Он смотрел на нас так, как будто прощался навсегда, как будто знал, что это наша последняя с ним встреча в этой жизни».

Image caption Семья беженцев из Таджикистана пересекает границу с Афганистаном вблизи деревни Пяндж

В 1997 году Мохитобон вернулась на родину. За считанные месяцы она поседела. Когда я впервые ее увидела, не могла поверить, что ей еще нет и сорока лет.

По работе я часто ездила на юг страны, в Вахшскую долину, откуда было очень много беженцев. В одну из таких поездок я оказалась в Кабодианском районе Хатлонской области.


Помню пустой дом, чьи хозяева бежали, спасаясь от расправы. Меня поразил приусадебный участок, гроздья винограда, хурма. Дом как будто ждал своих хозяев, которые, возможно, голодали в это время в Афганистане.

В 1993-1997 годах у меня дома жили беженцы, более 20 человек. Я знаю, что такое голод. Часто на работу приходила голодной, а еще грудной ребенок. Но даже тогда люди делились последним куском хлеба.

Нам на радио привозили хлеб. И этот хлеб спас от голодной смерти несколько десятков человек.

Предыстория

«Ленинабад правит, Куляб охраняет, Памир танцует, а Каратегин торгует» Таджикская пословица.

Уличные беспорядки в Душанбе в 1990 году

Политика перестройки, проводившаяся в СССР с середины 1980-х, привела к пробуждению в таджикском обществе гражданских инициатив, направленных на преодоление рецидивов советского строя. Одним из проявлений этого процесса стало зарождение исламско-демократической оппозиции, требовавшей отставки Рахмона Набиева — лидера Компартии Таджикистана, который в начале 1990-х стал первым руководителем независимого Таджикистана. В это время образовались многочисленные политические движения и партии — исламисты, демократы, коммунисты. Политическая ситуация в стране стала крайне запутанной. Однако, по мнению историков, более глубинными были не политические противоречия, а этнические и экономическое — условно говоря, конфликт между промышленно развитым севером и отсталым югом. Этот конфликт постепенно вышел на первый план

Истоки вооружённого противостояния заключались в стремлении определённых политических сил изменить традиционное распределение ролей между различными клановыми группами (связанными единством происхождения, проживания, семейными узами, укладом жизни, отношением к религии и др.) в жизни Таджикистана

Исследователи этно-территориальной и этно-социальной структуры современного Таджикистана выделяют следующие этно-территориальные группы

  1. Каратегинцы (гармцы) — жители долин рр. Сурхаб и Кызылсу, а также долины р. Обихингоу (долина Вахиё) от Файзабада на западе до кишлака Пильдон на востоке и перевала Хабурабад на юге. В 1940-е — 1960-е значительная часть каратегинцев была переселена в Вахшскую долину для сельскохозяйственного освоения. Каратегинцы составляют 25 % от общей численности таджикского населения.
  2. Кулябцы (кулоби)- жители восточной и центральной части Хатлонской области (25 %).
  3. Ленинабадцы (ходжентцы, худжанди) — жители Согдийской (бывшей Ленинабадской обл.). Общая численность — 25 %.
  4. Памирцы (бадахшанцы) — жители Горно-Бадахшанской АО. В отличие от остального населения Таджикистана (суннитов), памирцы являются исмаилитами. Численность — 10 % .
  5. Гиссарцы — жители Гиссарской долины от Пахтабада на западе до Файзабада на востоке. Численность — 10 %.

В советское время доминирующую роль в политической жизни играли выходцы из Ленинабадской области («ленинабадцы»), занимавшие высшие административные посты. С ними активно сотрудничали выходцы из Куляба — «кулябцы», занимавшие высшие посты в силовых структурах (МВД). В подчинении у «кулябцев» находились «бадахшанцы» («памирцы»). «Каратегинцы» (гармцы) занимали прочные позиции в торговле и производстве товаров народного потребления

Площадь Мучеников

События в Таджикистане развивались точно по тому же сценарию, что и в остальном СССР. В 1989-1990 годах, задолго до всяких цветных революций и майданов, по столицам союзных республик прокатилась волна гражданских волнений: Баку, Тбилиси, Вильнюс…

В феврале 1990 года на центральной площади столицы Душанбе собралась толпа, требовавшая от партийного руководства разъяснений по поводу слухов — якобы в новостройках столицы Таджикской ССР намеревались расселить беженцев из Нагорного Карабаха. Началась стрельба. Затем последовали погромы, в которых пострадало нетаджикское население, и в город вошли войска. Объявили комендантский час. В результате столкновений погибли 25 (по другим данным — 26) человек. Кто за этим стоял, участники и очевидцы спорят до сих пор. Якобы все было инспирировано КГБ и партией — то ли из Душанбе, то ли из Москвы. Площадь, на которой проводился митинг, получила название Шахидон (площадь Мучеников).

«Помню сожженные автобусы напротив ЦК, ограбленные магазины рядом с ЦУМом. Тогда до нас дошли слухи, что в городе неизвестными людьми были задержаны и пострижены девушки в европейской одежде, будто девушек без платков избивают», — вспоминала свидетельница событий.

=Поражение правительственных войск. Ленинабадский мирПравить

Начиная с июля, правительственные войска начали терпеть поражение за поражением. В сентябре, к их столице, Кулябу, подошли сторонники умеренной оппозиции. В самом же городе активно действовали радикалы, с которыми власти безуспешно пытались бороться. Начались ожесточенные бои за город, в ходе которых, оппозиционные силы вошли в него. Однако, правительственные войска держались достаточно долго, и сломить их удалось лишь к середине ноября. Среди старой элиты, опасавшейся окончательно потерять влияние, возник заговор против Кенджаева и Рахмонова — сторонников продолжения войны. Сангак Сафаров, один из влиятельных полевых командиров правительственных сил, организует военный переворот, в ходе которого, Кенджаев и его сторонники были арестованы. Он организует мирные переговоры при участии российских и американских посредников. В итоге, 14 декабря 1993 года, был подписан Ленинабадский мирный договор.

Итоги войны. Путь к новому конфликтуПравить

По Ленинабадским соглашениям, все представители старой элиты, сложившие оружие и непричастные к военным преступлениям амнистировались. Из представителей различных партий, элит, кланов и т.д было создано коалиционное «Правительство примирения», роль которого заключалась в наведении порядка в стране и подготовке выборов парламента и президента. Возглавляет его и.о президента Саид Абдулло Нури, его заместителем становится представитель правительственных сил Сангак Сафаров. Казалось бы, все окончилось достаточно неплохо. Но! Не удалось остановить разгул радикальных сил. Радикально-исламистские силы в рядах Народной Армии Таджикистана и Аль-Каида продолжали военные действия, некоторые полевые командиры не только со стороны бывшей оппозиции, но и со стороны бывших правительственных сил, ощущавшие себя на контролируемых ими территориях царями и богами примыкают к ним. Уже 9 марта 1994, Саид Абдулло Нури был убит боевиком Аль-Каиды, его место занимает Мохаммадшариф Химматзода. Затем, были уничтожены многие умеренно настроенные деятели Государства Таджикистан. И это обозначало лишь одно — война не окончена, хотя ее стороны изменились…

«Одна из первых акций Хаттаба»

— Есть две версии, почему начался бой на 12-й заставе. Одна — возмездие моджахедов. Другая — прорыв. Что это было на самом деле?


— Акция возмездия подразумевает наказание людей, которые причинили вред государству или сделали что-то плохое. Мы на Афганистан не нападали. Во-первых, мы спокойно сидели у себя, пусть уже и в развалившемся Советском Союзе, но всё-таки в нашем государстве. Во-вторых, в Таджикистане шла гражданская война. Третье — нападали регулярные части афганской армии, 55-й дивизии Кази Кабира.

— Цель этих акций — заставить вас уйти оттуда?

— Да. 1993-й — год, когда стало понятно, что Советский Союз окончательно развалился, все республики были уже самостоятельные, и все пытались утвердиться. В Таджикистане шла гражданская война, война за власть.

Естественно, погранвойска мешали тогда не только укрепиться оппозиционерам, салафитам, которые хотели прийти к власти вместо Рахмонова, но и сдерживали транзитный поток наркотиков через Таджикистан в Россию и дальше на Запад. Когда не удавалось пройти наших пограничников, делались такие выпады, чтобы вынудить российское государство принять решение о выводе войск. Это был государственный терроризм, по большому счёту.

— Можно ли считать, что для нас это была вторая афганская война?

— Нет. Я думаю, это совсем другое. Мы были там так же, как сейчас в Сирии: по просьбе и по соглашению с правительством Таджикистана, защищали границы, внешние границы СНГ. Это не было ни в коей мере продолжением тех событий. Это всё-таки в большей степени гражданская война, борьба за то, кто придёт к власти: кулябский Рахмонов или оппозиция. И борьба за продолжение наркотрафика, который потом там и образовался, и по сегодняшний момент действует — с ещё большим размахом.

— Зачем нам это было нужно? Это было миротворчество? Мы имели какие-то обязательства перед Рахмоновым? Или это была попытка защитить русских?

Для нас, как бы это высоко ни звучало, это всё-таки была охрана внешних рубежей. Потому что на тот момент внутренние границы со странами бывшего Союза ещё не были обустроены. И говорить в такой ситуации об их полноценной охране пока было нельзя. Поэтому основная наша задача стояла — сдержать натиск извне.

Всё, что потом мы получили в Чечне, — это результаты того противостояния в какой-то степени. Не получилось там — перекинулись в Чечню. Тот же Хаттаб. Наша застава — это его первая пробная акция против российских войск.

— То есть Хаттаб командовал одной из групп, напавших на заставу?

— По крайней мере, из тех документов, которые были собраны нашей разведкой (и я их читал), это одна из первых самостоятельных акций Хаттаба.

Итоги войны

За время войны экономика страны была подорвана. Таджикистан стал одной из беднейших стран мира. Огромное количество беженцев покинуло страну. Многие таджики эмигрировали в Афганистан. Хотя конфликт почти не принимал антирусской направленности, почти всё русское население, а также немцы, украинцы, евреи и другие представители не-коренных народов вынуждены были искать убежища в России и других странах. Большое число таджиков из-за неспособности прокормить свои семья вынуждены были устраиваться гастарбайтерами в России. На восстановление страны потребовались многие годы

За время войны погибло 100-150 тысяч человек, наибольшее количество жертв было во второй половине 1992 года. За период наступления исламистов стали беженцами 70 тыс. человек, а во время возвращения коммунистов стали беженцами 50 тысяч человек. Материальный ущерб оценивают в 7 миллиардов долларов


С этим читают