Грюнвальдская битва: начало конца тевтонского ордена

После победы

После победы под Грюнвальдом, отношения между Ягайло и Витовтом опять стали напряженными. Однако, они дошли вместе до орденской столицы крепости Мальборк и осадили её. Витовт понял, что Тевтонский орден уже не опасен для ВКЛ, так как потерял практически все свои военные ресурсы, не стал участвовать в дальнейшей осаде.


Свои цели ВКЛ в этой войне полностью реализовало: был снят натиск на одну из провинций – Жемайтию; Крестоносцы больше не имели сил пытаться сделать коридор, от Тевтонского ордена, к Ливонскому; Все замки и укрепления, построенные к тому времени Орденом в литовской провинции – отходили ВКЛ; В плен попало несколько сотен рыцарей самых знатных фамилий, и примерно половина из них направлялось в Гродно и Вильно — ждать выкупа. Выкуп составлял значительную часть доходов княжества последующие годы. Чтобы собрать выкуп орден был вынужден привлечь все свои ресурсы, чем подорвал свою экономическую мощь; К тому же прекратились постоянные набеги тевтонских отрядов на города ВКЛ.

Место битвыПравить

Художник чуть было не успел запечатлеть, как Ягайло и Витовт запираются в кабинете

Сразу после выступления на балконе Витовт, Ягайло, эльф-домовик, сидевший в шкафу и карты заперлись в одной из комнат, дабы определить, где лучше всего напасть на Орден. Сыграв дважды в преферанс и так ничего не решив, Витовт приказал принести географические карты и кого-нибудь повесить.

Когда принесли карты, Ягайло и Витовт уставились на них и долго ничего не понимали. «Разве Белая Русь занимает такую крупную территорию?», — удивлялись они. Но потом Ягайло осенила догадка. Они смотрели на обратную сторону карты, где ничего не было нарисовано, кроме какого-то слова в уголке (любопытный факт — во многих летописях на этом месте складывается впечатление, что летописец упоминает это слово, затем долго смеётся, плачет, сморкается в папирус, пьёт чай, потом самогон, затем зачёркивает написанное и уходит спать). Перевернув карту, сожжённый и действующий короли Польши затеяли спор, где же всё-таки сражаться. Ягайло предлагал Гавайи. Витовт утверждал, что их только спустя сто лет откроют и, в свою очередь рекомендовал Ессентуки — там, чуть что, можно испить минералки. Ягайло поразился нерасторопностью исследователей, из-за которых достопочтенные господа не могут устроить Грюнвальдскую битву на Гавайях, и приказал кого-нибудь повесить. Неожиданно Витовт сообразил, что если битва называется Грюнвальдская, то её логично будет провести возле деревни Грюнвальд. Правда, на карте её найти не удалось, так как это была общая карта мира, так что приказом Витовта согнанные с ближайших деревень добровольцы под угрозой растерзания голодными тиграми срочно отправились строить её в польских лесах.

Семь бед — один ответ

В то же время Ульрих фон Юнгинген ходил по коридорам своего замка и думал о предстоящей битве. Враги казались очень хитры — они собираются устроить Грюнвальдскую битву, но не говорят, где. Логично предположить, что возле деревни Грюнвальд, но она не отмечена на карте города Мариенбурга, следовательно, её совсем не существует. Магистр Ордена посмотрел в бойницу — мимо неё как раз пролетел сброшенный с башни еретик, который навёл Великого Магистра на мысль самому построить деревню Грюнвальд и там затаиться в засаде. Лучшие зодчие Тевтонского Ордена, в том числе зацепившийся мантией за ворота недавно сброшенный еретик отправились строить новую деревню, ту, что станет скоро свидетелем грандиознейшей битвы.

1410 год. 15 июля состоялась Грюнвальдская битва между рыцарями Тевтонского ордена с одной стороны и объединенным польско-русско-литовским войском с другой

Цитируется по: Советская военная энциклопедия в 8-ми томах. Том 3. Под ред. Гречко А.А. М.: Воениздат, 1976-1980

История в лицах

Супрасльская летопись:

B лЂто 6918 . Приде из Царяграда Фотеи митрополить, поставлень на всю Рускую землю, родомь гречинь. Поставлень патрияръхомь Матфеимь при цари Мануиле, и приде на Москву при великомь князи Васили Дмитриевичь на Великь день. Того жь лЂта приставися С князь Володимер АндрЂевичь месяца мая во 14 день. Того жь лЂта князь Данило Борисовичь Нижьнего Новъгорода и c татары взя столни город Володимер и чюдотвореную икону святыя Богородици, злато обраша, ина многа зла сотворися. Того жь лЂта постави Фотеи митрополить епископа на Резань Сергия Озакова и потомь c месяць постави епископа на Коломну, игумена ярославского. Ha ту осень бысть побоище королу Ягаилу, именемь Владиславу, и князю великому Витовту Кестутевичь c немьци и c пруси во Прусъкои земли, межи городы Дубровны и Остреда. И убиша мистра и маршалка, и кундуры побиша, и всю силу их немецкую побиша, и грады немецькыя пограбиша, но толко три грады не дашася королу Витовту . И бысть тои осени ходиша на три побоища c немьци ляхом и лихве, но немЂць избиша, a во въсих побоищех много кресщань падота и литвы и ляхов. A стояша под Маръинымь городомь 8 недель и взяша Марина города два охобня, a вышнего не взяша, и ходиша по Немецькои земли по другои на десять недели.

Цитируется по: Полное собрание русских летописей. Том 35. Летописи белорусско-литовские. М.: Наука, 1980

Мир в это время

  • В 1410 году скончался король Мартин I Арагонский, с его смертью пресекается Барселонская династия Мартин I Арагонский. Неизвестный автор. 1400 год «Мартин Арагонский. Из династии Арагонских королей. Король Арагона в 1395-1410 гг. Король Сицилии в 1409—1410 гг. Сын Педро IV. Ж.: 1) с 1372 г. Мария де Луна (Умер 1406 г.); 2) с 1409 г. Маргарита дс Прадо. Умер 31 мая 1410 г.

    В 1380 г. арагонский король Педро IV подарил сицилийский престол Мартину, а тот передал его своему сыну Мартину Младшему. В 1390 г. тот был обвенчан с сицилийской королевой Марией и коронован сицилийским королем. Но прошло два года, прежде чем Мартин нашел возможность отплыть в Сицилию и утвердить права сына и невестки. В продолжение этого времени в Сицилии исчезли всякие следы монархической власти; четыре могущественных барона, поддерживаемые папой Бонифацием IX, захватили власть в свои руки и заключили в 1391 г. союз против мужа и свекра своей королевы. Но Мартин явился на ост-ров с многочисленным войском и уже заранее переманил на свою сторону некоторых из сицилийских баронов. Ара- гонцы быстро покорили весь остров, и осенью 1392 г. Мария и ее муж были повсеместно признаны государями. Но едва флот и войско отплыли в Сардинию для восстановления там арагонского владычества, как в Сицилии вспыхнуло всеобщее восстание. В короткое время Мартин был изгнан из всех городов, кроме Мессины, Сиракуз и Катании. В этой крайности он нашел помощь у одного из своих друзей, Бернардо де Кабреры, который, получив от нескольких торговых домов, под залог своих каталонских имений, громадную для того времени сумму в 150 тысяч золотых флоринов, нанял на эти деньги войско и в конце 1393 г. привел его в Сицилию. На острове началась кровопролитная война, в которой каталонцы жестоко отомстили баронам; в следующем году в ней принял участие и арагонский флот. Но жестокость только вызывала сопротивление, и Кабрере пришлось бороться со страшными затруднениями, прежде чем в 1396 г. он смог завершить войну. Остров, может быть, не покорился бы и тогда, если бы Мартин не сделался после смерти брата арагонским королем. Сицилийские бароны упали духом и стали искать мира на выгодных условиях. В декабре 1396 г. Мартин уехал в Арагон, учредив при своем сыне особый регентский совет.

    После смерти сына Мартин в 1409 г. присоединил Сицилию непосредственно к Арагону. Так как он не имел других наследников, в Арагоне начались беспорядки. Сам король хотел, чтобы престол после него перешел к внуку Федериго, побочному сыну инфанта Мартина, но все его хлопоты об этом остались безуспешны. Явились пять претендентов. Возобновились конфедерации вельмож, города вступали в союзы. При жизни Мартина вопрос о престолонаследии так и не был решен. С его смертью пресеклась Барселонская династия, правившая в Арагоне более трех столетий». Цитируется по: Рыжов К.В. Все монархи мира. Западная Европа. Энциклопедия. М.: Вече, 2001

Что почитать о битве?

Реконструкция Грюнвальдской битвы. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

На слуху у читателей роман Генриха Сенкевича «Крестоносцы». Но мы рекомендуем вам обязательно ознакомиться с романом Кастуся Тарасова «Погоня на Грюнвальд».

Тарасов существенно изменил ракурс и форму наблюдения за прошлым. Чтобы понять, почему его роман — классика белорусской литературы, сравним это произведение с книгами Владимира Короткевича, другого отечественного классика.

По своей эпичности и обобщению произведения Короткевича напоминали вертолетные съемки. В отличие от своего предшественника, Тарасов спустился на землю, превратившись из летописца, который описывал события с высоты нескольких веков, в непосредственного свидетеля этой битвы. Поэтому в «Погоне на Грюнвальд» история была показана на широком фоне: литвины и поляки, крестоносцы и татары; баталии и семейная жизнь; панорамное описание Грюнвальдской битвы.

Другим стал и подход писателя. У Короткевича историю двигали вперед массы во главе со своими вожаками. У Тарасова логика событий определялась политикой элиты общества и действиями простых людей, которые реализовывали закономерности истории через случайности. Таким образом, герой «Погони на Грюнвальд» Андрей Ильинич арестовал князя Свидригайло, участвовал в путешествии Витовта к императору Священной Римской империи и способствовал победе над крестоносцами.

ПредпредысторияПравить

Вначале Бог создал небо и землю. Потом были день, ночь, рыбы и птицы, люди, запретные плоды, изгнание, динозавры, трудности и неприятности, явления народу, строительство пирамид, выращивание висячих садов и битва при Гастингсе. После этого внезапно началась Великая война, которая, как и все множество войн до этого, была очень важна и значима, особенно в масштабах Вселенной.

Но до этого было другое событие. Некий господин, прикованный к скале и тщательно поклёванный орлом, заметил, что у православной княгини Юлиании родится сын, который свергнет своего отца с трона, поэтому в жёны Зевсу её лучше не отдавать. За смороженную глупость сей господин свалился вместе со своей скалой в подземелье, и поделом: упоминать вслух брак языческого бога и православной княгини не есть хорошо. Но на всякий случай Юлиания вышла замуж за кого не жалко, а именно, за князя Ольгерда. И родилось у них десять детей, и долго думали они, кто же окажется могущественней отца, так и не придумали — все дети были слегка отмороженные.

А на свадьбе Юлиании и Ольгерда все пели, смеялись и веселились. И только странная старуха бродила вокруг да около и думала, какую бы гадость сделать. То пообещает уколом веретена усыпить дочь, то горячую воду отключит, а потом подкинула на праздничный стол яблоко с надписью «Прекраснейшей» и тихонько ушла прочь.

Увидели яблоко гости, стали спорить, кому это яблоко отдать. Неожиданно явились три богини, Афина, Афродита и Клеопатра, забрали яблоко и завели дискуссию о том, кто из них достойна этого яблока. Спорили, спорили и наконец решили пойти спросить вот хоть Витовта например. И, не зная точно, кто такой Витовт, отправились богини в Вильно. Витовт в это время сражался со своей тенью на деревянных мечах и терпел поражение за поражением. Перед рождением Витовта его мать, Бирута, видела странный сон: пожар грозил уничтожить Трою. Посмеялась Бирута этому сну и ничего не сделала. Явились богини к Витовту. Испугался князь и пообещал больше не есть незнакомых грибов в лесу. Но богини требовали отдать яблоко прекраснейшей из них. Долго смотрел на них Витовт, а потом вспомнил, что он вообще-то христианин и съел яблоко сам. Удивились богини и улетели, а внутренний голос подсказал Витовту, что он что-то сморозил.

Значение Грюнвальдской битвы

Тевтонский орден лишился своей военной мощи, что привело к его закату. Кроме того, орден был вынужден потратить огромные средства на выкуп рыцарей, оказавшихся в плену. Поскольку деньги эти собирались в результате введения новых налогов на подконтрольных ордену землях, очень скоро там стало зреть недовольство. Ряд городов, ранее опиравшихся на защиту Ордена, отказался от союзнических отношений, число желающих вступить в него катастрофически сократилось.

«После Грюнвальдской битвы», А. Муха, 1924. (wikipedia.org)

1 февраля 1411 года был заключён Торуньский мир, по условиям которого Великое княжество Литовское получало Жемайтию (ключевая земля, лежавшая между владениями Ордена), а Польша — Добжиньскую землю. Кроме того, Тевтонский орден был обязан выплатить контрибуцию.

«Возвращение литовцев», Михал Эльвиро Андриолли, 1892. (wikipedia.org)

Несмотря на то, что Тевтонский орден формально просуществовал ещё больше ста лет, это был период его угасания. Теперь уже не орден диктовал условия другим государствам, а они навязывали ему невыгодные соглашения и отнимали у него территории. В Восточной Европе доминирующей силой стал польско-литовский союз, спустя полтора столетия преобразовавшийся в Речь Посполитую.

Кто начал битву и почему медлили польские дружины?

Формально в битве старшим над польско-литовскими войсками был Ягайло. На тот момент он был действующим королем Польши, при нем находились большое количество придворных, грамотных и знающих латынь. Именно им и принадлежит авторство многочисленных хроник, в которых превозносится роль Ягайло.

. Но литовскими войсками командовал Витовт, по праву Великого Князя Литовского. Ягайло, крестившийся в полит корректного для польской шляхты – Владислава, не особо жаждал этого сражения, как и польские рыцари. Возможно они надеялись, показав свою силу, договорится с Орденом полюбовно. И начинать битву поляки не спешили. Польские войска занимали левый фланг объединенной армии, и король Ягайло начал сражение с молебна, молился основательно и долго, потом решил повторить процедуру.

После этого польский король решил посвятить в рыцари две сотни юношей. Всё бы ничего, но правый фланг объединенного войска уже давно сражался. Загонщиком битвы стала легкая татарская конница Витовта, которая насчитывала 3000 – 4000 всадников, практически без защиты, с луками и легкими саблями. Эта атака сорвалась. Легкие татарские конники не могли ничего противопоставить воинам Ордена, закованным в латы лучших европейских мастеров. За своих союзников вступился Витовт, и тяжелая кавалерия ВКЛ, не уступавшая конным рыцарям, увязла в жестоком бою.

Витовт не раз посылал гонцов к Ягайло, но польские войска не трогались с места. Это не удивительно, в отличие, от городских польских хоругвей, рыцари которых постоянно участвовали в мелких стычках с тевтонцами – польские королевские и придворные хоругви не видели в рыцарях Ордена — врагов. Для них это были вчерашние союзники и главное, единоверцы.

А в стане крестоносцев, кроме смущавших взор знамен Папы Римского, находились полки нескольких известных польских князей. Великий Князь видя, что в яростной схватке уже пострадала половина его войска, сам скачет к Ягайло и заставляет его выступить навстречу орденским войскам. И дело тут не в нерешительности Ягайло. Опытный дипломат и интриган, он, скорее всего, желал максимально ослабить воинскую мощь своего двоюродного брата руками, а точнее мечами Тевтонского Ордена.

БитваПравить

Вот именно такой старожилы помнят Грюнвальдскую битву — куча народу и гора трупов

Гляжу — ползуть крестоносцы этыя ото всюду. Ну, я достаю, значить, свою кочергу…

~ Храбрый литовский воин про суперсовременное вооружение

Я сразу видел, что если наступать с востока, а потом окружить кольцом и ударить в центр, то победа будет за нами. Но войско как всегда что-то сморозило.

~ Витовт про тактику и стратегию

Встретившись у третьего по счету Грюнвальда, армии срочно начали сражение. На часах было 15 июля 1410 года…

Сама битва представляла собой довольное жуткое зрелище, которое трудно было разглядеть в поднятой пыли. Кто-то кого-то бил, кто-то отступал и переходил в наступление, слышались крики на польском языке «Это мой крест, отдай» и «Иди сам щиты собирай!». А вокруг грустно летал Бог Смерти, который на это битвы уже насмотрелся, и ему хотелось домой, к маме.

В течение всего сражения с обеих сторон шаманили какие-то шаманы, иногда прерывая битву, потому что траву надо окропить святой водой или помазать ботинки полководцу давленными гусеницами, после баталия начиналась с новой силой.

Когда битва уже всем надоела, а многочисленные болельщики начали расходиться, из леса появился Магистр, размахивая расчёской. Решив причесаться, он вытащил меч из кармана для расчёски и стал первым всадником без головы в мировой истории. Тем не менее, он не мог предать своих товарищей и храбро прыгнул в самую гущу событий, где героически погиб от клещевого энцефалита. В след за ним явился Грендель с дверью от туалета в лапах и бросился вслед за Магистром, но был нечаянно затоптан храбрыми татарами, которые ещё в самом начале потеряли нить рассуждения и просто носились туда-сюда, топча прохожих.

Когда дым рассеялся, Витовт и Ягайло, всю битву решавшие с помощью камня, ножницы и бумаги, кому первому перейти в наступление, неожиданно обнаружили, что битва выиграна. Поразившись тому, какой погром они тут учинили, бодрости солдат, вырезавших после мучительной битвы кресты со щитов крестоносцев, а также испугавшись предстоящей уборки Ягайло и Витовт вернулись в Польшу и ВКЛ победителями и устроили пир на весь мир…

Ход сражения

Построение войск

К моменту появления польско-литовского войска на поле брани тевтонцы уже успели выстроиться боевым порядком. Тяжёлой тевтонской конницей командовал сам Великий Магистр. Всадники выстроились в две двухкилометровые линии, дожидаясь приказа об атаке. Перед ними располагалась артиллерия, а в арьергарде стояла пехота и обозы. Выбранное тевтонцами место было очень удачным: рыцари заняли небольшое возвышение, а по бокам войска находились две деревни.

Между тем начало битвы откладывалось. Набожный Ягайло сначала прослушал две мессы, а затем начал посвящать шляхтичей в рыцари. Некоторые историки обвиняют польского короля в малодушии или неосмотрительности, но некоторые полагают, что Ягайло специально не торопился с началом сражения для того, чтобы все союзные войска успели подтянуться к месту битвы.


В конечном итоге союзные войска выстроились тремя линиями (гуфами). Третий гуф играл роль резерва, поэтому он вступил в бой только в самые последние часы битвы. При этом армия стояла не развёрнуто, а клином, острие и боковые стороны которого составляли лучшие тяжеловооружённые всадники. Впереди войска также как и у тевтонцев стояли артиллерийские части.

Первый этап битвы

Сражение началось только в полдень. Войска обменялись незначительными артиллерийскими залпами, после чего в атаку двинулся левый фланг союзной армии, который составляли литовские и русские полки, ведомые в бой князем Витовтом. При этом польские части продолжали оставаться на своих позициях. Тевтонцы, занявшие удобные оборонительные позиции, были заинтересованы в том, чтобы сражение начали именно союзники. Дальнейшие события эксперты оценивают по-разному. Известно, что под натиском немецкой кавалерии Витовт приказал своим войскам отступить. Но до сих пор остаётся загадкой: был ли это обманный манёвр или неожиданно обернувшийся удачей промах литовского князя.

Тевтонцы устремились за отступающим Витовтом, решив, что перед ними находится вся польско-литовская армия, но неожиданно они встретили перед собой смоленские полки, стоявшие в центре союзного войска. Смоляне отчаянно оборонялись, не позволяя немецким рыцарям обойти свои позиции. На выручку русским полкам пришло несколько литовских отрядов. Вместе им удалось сдержать атаку тевтонцев, что переломило весь дальнейший ход битвы.

Второй этап битвы

В этот момент к бою подключились и польские части. Под напором тевтонцев королевские войска стали отступать. Немцам удалось подойти вплотную к месту, где располагался сам Ягайло и его свита, и захватить королевский стяг. Ситуация была критической, но Витовту удалось вовремя развернуть свой фланг, оттеснить крестоносцев и спасти королевское знамя.

Юнгинген приказал выводить на поле боя резервы, то же самое сделали и союзники. На этом этапе битвы поляков и литовцев выручил перевес в живой силе. Резерв тевтонцев стал быстро уставать, и союзники начали обходить оборонительную линию Ордена с левого фланга. Вокруг тевтонцев образовывалось кольцо, прорвать которое становилось всё тяжелее с каждой минутой.

Выйти из окружения удалось лишь небольшому числу рыцарей. Союзники перебили всё высшее руководство ордена — Великого Магистра, великого комтура и великого маршала. Почти 15000 человек были уведены в плен. Так Польша, Литва и северная Русь вместе сумели отстоять свою независимость.

Кто сражался против кого?

Картина Яна Матейко «Битва под Грюнвальдом». Фото: wikipedia.org

Если ответить одним предложением, то ВКЛ и Польша против Тевтонского ордена. Но существуют определенные нюансы.

За Тевтонский орден воевали собственно рыцари, пруссы (коренное население земель, которые захватил Тевтонский орден), отряды нескольких польских князей, а также наемники из Западной Европы.

За союзников сражался отряд татар, чехов, а также, возможно, жителей современной Молдовы.

Но в любом случае это не было противостоянием исключительно немцев против славян, как это утверждалось в советское время.

ВойскаПравить

Войско Польши и ЛитвыПравить

Войско Польского королевства поддерживают болельщики, превосходящие в количестве само войско

Армия Поляков и ВКЛ представляло собой непонятно что, которое шло исключительно нарезать крестов со щитов противника. Войско состояло из одного огромного отряда, часть которого потерялась ещё во время похода. В отряд входили множество подозрительных лиц и Польши и Великого Княжества Литовского, чехи, возмущённые столь странным обычаем празднования, татары, жалеющие, что ввязались в это мероприятие, воробей, исполняющий обязанности голубя-камикадзе и бочка боевой селёдки, предназначенная в пищу, но годная для ведения боевых действий. Из оружия у армий Витовта и Ягайло была одна большая пушка, к которой забыли взять ядра и набор маленьких ядер, предназначенных для пушки, забытой где-то в лесу. Кроме этого имелся в наличии один электрический пулемёт, но его, по словам того, кто его тащил, «треба в ризетку воткнути и буде славно», поэтому данное оружие использовалось только в качестве устрашения врагов.

Войско ОрденаПравить

Войско Ордена состояло из 51 знамени, каждое, в свою очередь состояло из ещё чего-то, что-то делилось ещё и ещё, благодаря чему каждый воин нёс флаг отдельного отряда. Это была хитрая тактика — обычно под флагом идёт хотя бы 20 человек, и соперник предполагал, что войско в 20 раз больше и несколько волновался. К сожалению рыцарей, их противники считать всё равно не умели, поэтому лишь знали, что их будут колоть не копьями, а флагами. На вооружении у Ордена было множество пушек, танков и вертолётов, которые, правда, не были использованы, потому что не время.

Другие войскаПравить

Особенностью Грюнвальдской битвы является то, что к воюющим постоянно присоединялись всё новые и новые войска, которые сохраняли нейтралитет, в равных количествах колотя и крестоносцев, и поляков с литовцами. Среди них были Грендель, какие-то греки с троянцами, которые искали здесь Трою, а также эфиопы с амазонками, которые не могли упустить такой шанс себя показать и на других посмотреть.

Диспозиция сторон

Местом для Грюнвальдского сражения была выбрана равнина между селениями Людвигово, Стебарк и Грюнвальд. Окрестности были пересечены большим ручьём и холмами высотой до 200 м. Великий Магистр посчитал территорию подходящей для подготовки засад и внезапных манёвров. Зная о численном превосходстве противников, фон Юнгинген избрал оборонительную позицию.

Утром 15 июля 1410 года армии заняли противоположные края поля. Польско-литовская армия стояла восточнее Людвигова, по краю равнины и частично в лесах. Левый фланг во главе с маршалом Збигневом Брецийским представляла тяжёлая кавалерия. Отряды литовцев под началом Витовта, состоявшие из легковооружённых рыцарей, заняли позиции справа. Татарская конница Джелал-ад-Дина, отряды Молдавии и Сербии также расположились на правом фланге. Центральную часть войска составляли чешские и силезские наёмники, три хоругви из смоленский земель и королевский отряд Ягайло.

Войска Литвы и Польши выстроилась в 3 линии, в каждую из которых входило по 15-16 подразделений. Армия Ордена расположилась в 2 ряда, оставив в резерве хоругвь Великого Магистра. Правый фланг представляли лёгкая кавалерия и пехота под командованием великого комтура Лихтенштейна. Слева расположилась тяжеловооружённая конница, которую возглавил грандмаршал Валленрод. Погодные условия складывались не в пользу Тевтонского Ордена — с утра пошёл дождь, намочивший порох для бомбард. Жара, наступившая в полдень, изматывала крестоносцев, стоявших в открытом поле.

Решающее сражение «Великой войны» (1409-1411), в котором польско-литовские войска наголову разгромили армию Тевтонского ордена


«Великая война» между Тевтонским орденом с одной стороны и Польским королевством и Великим княжеством Литовским — с другой, возникла из-за захватнических целей Тевтонского ордена, претендовавшего на пограничные польские и литовские территории.

Зимой 1409-1410 гг. обе стороны готовились к решительной борьбе. Тевтонский Орден получил крупную помощь от императора «Священной Римской империи» и глав других католических государств, его союзником стал сам венгерский король Сигизмунд I Люксембургский.

В составе войск Литвы и Польши находились русские, украинские и белорусские полки, а также чешские наемники и татарские всадники. Общая численность войск — более 60 тысяч человек. Основу союзных войск составляли легкие пехотинцы. Обе воюющие стороны уже к этому времени имели артиллерию, стрелявшую каменными ядрами.

На рассвете 15 июля 1410 года обе армии встретились на землях между деревнями Грюнфельд (Грюнвальд), Танненберг.

Польско — литовская армия, по оценкам историков, составляла от 26 000 до 39 000 человек. Среди них было много плохо вооружённых бойцов, которые явно уступали армии рыцарей Тевтонского ордена в выучке и экипировке.

Следует отметить, что армия Тевтонского ордена до этого времени никогда не была побеждена в военных сражениях. И это вселяло в рыцарей излишнюю самоуверенность. Но у Тевтонской армии была своя проблема — численность противника вдвое превосходила их. Однако армия Тевтонского ордена была очень хорошо обучена, вооружена и смотрела на литовско — славянских варваров – простолюдинов свысока.

Союзное войско, обнаружив армию рыцарей, быстро построилось в три линии. На правом крыле разместились 40 литовско-русских хоругвей (хоругвь — войсковое подразделение средневековых Польши и Литвы) под началом великого князя Витовта, а также всадники, на левом — 42 польских, 7 русских и 2 чешских хоругвей под руководством краковского воеводы Зындрама.

Позиция союзных войск на правом фланге и с тыла прикрывалась естественными преградами — болотом и рекой Марша, а на левом — лесом.

Крестоносцы выстроились в 2 линии, поставив на правом крыле 20 знамён под командованием Лихтенштейна, на левом — 15 знамен под командованием Валленрода. 16 знамен находились в резерве (во 2-й линии).

В начале сражения командующие сторон были в некоторой нерешительности: тевтонцы не хотели продвигаться через лес, который давал противнику явно выгодную позицию. Стояла знойная жара и тяжело экипированные рыцари изнывали, что заставило гроссмейстера Ульрих фон Юнгинген послать польскому королю Владиславу (Ягайло) два меча с требованием, наконец-то, начать бой.

Грюнвальдская битва началась, и литовцы быстро атаковали левое крыло противника, но были немедленно отбиты жесткой контратакой армии Ордена. В результате противостояния польская армия также вступила в смертельный контакт с армией ордена на правом фланге. После ожесточенных боев Тевтонский орден окончательно захватил фланги армии польского короля.

Но битва была очень далека от победы Ордена. В погоне за литовцами на левом фланге рыцари лишились своего хваленного и упорядоченного формирования, за что были плотно окружены вражескими наездниками. И даже триумф на правом фланге тоже оказался обманчивым. Таким образом, фланги тевтонов были быстро захвачены обратно контратакой славян и литовцев.

В этой ситуации командир и гроссмейстер тевтонских рыцарей Ульрих фон Юнгинген решил лично вмешаться в события — с отборным подразделением он бросился в бой против врага, но был убит, что стало началом поражения Тевтонского ордена в  Грюнвальдской битве.


Без четких инструкций командующего, в армии крестоносцев начался ожидаемый беспорядок, отдельные подразделения рыцарей были отрезаны поляками и нещадно истреблялись многочисленной пехотой.

В результате около трети тевтонской армии полегло на поле сражения, было убито почти всё руководство Ордена, большое число рыцарей попало в плен, — в итоге сами рыцари были закованы в цепи, приготовленные в лагере для захваченных противников.

После судьбоносного поражения в Грюнвальдской битве Тевтонский орден потерял свой престиж. Последовали дальнейшие поражения в войне, и в ближайшие десятилетия религиозное государство рыцарей даже стало зависимым от Польши.

Перейти на главную страницу…

Какова роль Грюнвальдской битвы?

Реконструкция Грюнвальдской битвы. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В советское время Грюнвальдскую битву оценивали однозначно: она остановила продвижение немцев на восток, а после нее нога вооруженного немца пятьсот лет не ступала на земли Беларуси.

Это так и не так.

Как утверждает историк Геннадий Саганович (в книге «Грунвальд у беларускай гісторыі: спроба разбору палітычнага міфу»), закат ордена начался ранее, после заключения Кревской унии.

— У пачатку XV стагоддзя Ордэн наогул пачаў губляць сілы. І нават калі б бітвы пад Грунвальдам не было, гісторыя мела б прыкладна такую самую хаду, і свет выглядаў бы прыкладна так, як і сёння. Тэўтонскі ордэн быў манаскай дзяржавай, якая папросту не мела перспектывы. Перад Грунвальдам ён меў сілу толькі дзякуючы падтрымцы еўрапейскага рыцарства, і то толькі тады, калі яму даводзілася абараняцца.

К тому же после Великой войны Тевтонский орден смог отчасти восстановить свое могущество. После смерти Витовта (1430) он вмешивался в борьбу за престол, которую вели его преемники. Потребовалась Тринадцатилетняя война (1454-1466), по которой Тевтонский орден окончательно признал себя вассалом польского короля.

Да и немцы (пусть и в качестве наемников) неоднократно участвовали в боевых действиях на территории Беларуси.

Но эти факты совершенно не умаляют значение Грюнвальдской битвы. Именно она окончательно подорвала могущество ордена. Не будь этого удара, процесс ухода ордена с исторической арены мог бы растянуться на долгие годы.

В годы, когда Речь Посполитая была разделена между Австрией, Пруссией и Россией, Грюнвальдская битва была одним из символов, который объединял польскую нацию.

Для белорусов она играла эту роль с 1990-х годов. В условиях, когда некоторые битвы выпали из официальной повестки дня (вроде битвы под Оршей), битва при Грюнвальде смогла там закрепиться.

В конце концов, наши предки победили в этом сражении, и это главное.

ПредысторияПравить

Легенды утверждают, что раньше волки были размером с кабана. Но это не имеет никакого отношения к битве под Грюнвальдом. Другие легенды сообщают, что играли как-то Великий Магистр Тевтонского Ордена Трудового Красного Знамени Ордена, обладатель гран-при конкурса «Прикольное имя-1407» Ульрих фон Юнгинген с польским королём Ягайло, который был более достоин того гран-при, в подкидные шахматы. На этом легенда обрывается, потому что дальше свидетеля того события попросили удалиться и в воспитательных целях немножко потоптали конями.

Плутониевый макет Императорского Кренделя

Что произошло дальше, остаётся загадкой. Но через некоторое время разразилась Великая война. Ягайло срочно отправил своему другу, а по крещению брату Витовту, князю Великого Княжества Литовского, Императорский Крендель с царского плеча и просьбу о помощи. Витовт, который два раза прятался от Ягайло у Тевтонов, причём в последний раз, к ужасу вещей Кассандры, ощущающей надвигающиеся неприятности, спёр у Магистра его жену, прекрасную Елену, названную за это Марией, и теперь понимал, что крестоносцы уже не ждут его с распростёртыми объятиями, немедленно откликнулся на просьбу Ягайло, съел Крендель и помчался собирать войска. Это поразило греков — Кассандра обещала, что они будут воевать между собой, а тут такая неожиданность. Ягайло занимался примерно тем же самым, только, лишившись такого замечательного Кренделя, ничего не мог сделать. Когда Витовт уже собрал по кабакам и барам крепкую армию, польский король кое-как наскрёб четырёх человек и голубя-камикадзе. Поняв, что так дело не пойдёт, Ягайло принял другое имя — Александр и ушёл странствовать в поисках Кренделя.

Долго бродил Александр по Европе и у любого встречного спрашивал, не видел ли тот где-нибудь Крендель. По советам прохожих, которые почему-то смотрели на него с удивлением и опаской, Ягайло пришёл в какую-то пещеру, в которой плохо пахло. «Такой Крендель нам не нужен», — подумал он и собрался уходить, как вдруг сообразил, что прохожие его не так поняли и доблестно запустили его в пещеру к Гренделю. Ощутив прилив бодрости и силы, Александр с испугу принял ещё одно имя — Владислав, потом ещё принял, но страх не отступал. Отметив про себя, что надо бы изобрести подгузники на такой вот случай, Владислав дал дёру из пещеры, на ходу объясняя прохожим, что Гренделя больше нет. Прохожие его осыпали цветами и поражались, как мужественно новоиспечённый Беовульф удирал от своей жертвы.

Когда Ягайло вернулся в Польшу, Витовт очень долго и больно отчитывал его ногами во дворце польского короля за столь долгое отсутствие. По словам князя ВКЛ, ему пришлось даже условно сжечь Ягайло и занять польский трон ради общего блага. Владислав в ответ возмущался, рассказывал о том, какую подставу устроили ему европейцы, явно подкупленные Тевтонским Орденом, о том, как он чуть было не победил сурового Гренделя и о том, что какая-то сволочь съела его последний Крендель и теперь возмущается. Витовт с пониманием отправил Ягайло в нокаут и тут же выступил с балкона перед собравшейся внизу кучей мусора с торжественной речью. Затем велел врачам приводить в порядок Ягайло, который хоть и сожжён условно, но пока жив, а глашатаям сообщить войску о наступлении на крестоносцев.

В то же время Ульрих фон Юнгинген ходил по коридорам своего замка и думал о предстоящей битве. Враги казались очень храбры — мало того, что они затеяли воевать с самим Орденом, так ещё спёрли, оказывается, жену Елену, покуда он ходил захватывать Крит. Немножко подумав, Великий Магистр пришёл к выводу, что в Польшу надо отправить разведчика. Разведчиком стал проходивший мимо рыцарь Отто фон Штирлиц, тут же получивший имя Максим и отправленный на разведку. Бывший Штирлиц, а ныне Максим заявил, что когда-нибудь его потомки отомстят Германии за это предательство, а сам ушёл в лес грабить богатых и пинать бедных, за что получил прозвище Айвенго и славу в лице клеветнической книги, написанной каким-то скотом, то бишь Скоттом, впоследствии побывавшем на Южном Полюсе.


С этим читают