Хантингтон, сэмюэл филлипс

Профессор и консультант

После получения ученой степени он поступает на работу преподавателем в свою альма-матер — Гарвард. Там он проработал с перерывами в течение почти полувека – до 2007 года. Лишь с 1959 по 1962 год он пробыл заместителем директора института по освещению войны и мира в другом знаменитом американском университете – Колумбийском.


Был в его жизни период, когда он близко соприкасался с действующими политиками высокого уровня. В 1968 году он был консультантом по вопросам внешней политики у кандидата в президенты Хьюберта Хамфри, а с 1977 по 1978 год Самюэль Хантингтон служил в администрации президента Джимми Картера в качестве координатора по вопросам планирования при Совете национальной безопасности. К его мнению внимательно прислушивались многие президенты и госсекретари, а Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский считали Хантингтона своим личным другом.

Сэмюэл Хантингтон

Сэмюэл Филлипс Хантингтон (Samuel Phillips Huntington). Родился 18 апреля 1927, Нью-Йорк, США — умер 24 декабря 2008, Мартас-Винъярд, Массачусетс, США. Американский социолог и политолог, автор концепции этнокультурного разделения цивилизаций, обнародованной им в статье «Столкновение цивилизаций?» (The Clash of Civilizations?), опубликованной в 1993 году в журнале «Форин афферс», а затем в 1996 году в книге «Столкновение цивилизаций».

Получил высшее образование в Йельском университете, в 1948 году — степень магистра в Чикагском университете, защитил докторскую диссертацию в Гарвардском университете, где и преподавал до конца жизни.

В начале научной карьеры получил известность, прежде всего, как исследователь гражданского контроля над вооружёнными силами и теории модернизации. Основатель и главный редактор журнала Foreign Policy.

В 1973 году работал заместителем директора Центра международных отношений.

В 1977-1978 годах — координатор отдела планирования в Совете национальной безопасности США.

В 1978-1989 годах — директор Центра международных отношений.

Показателем высокого авторитета Хантингтона среди американских политологов является избрание его в 1984-1985 годах вице-президентом, а в 1986-1987 годах — президентом Американской Ассоциации политических наук.

Хантингтон — автор многочисленных работ в области политической модернизации, международных отношений, теории демократии и иммиграции.

Библиография Хантингтона (основные работы):

«Солдат и государство: теория и политика гражданско-военных отношений» (1957) «Политический порядок в изменяющихся обществах» (1968) «Третья волна: Демократизация в конце XX столетия» (1991) «Столкновение цивилизаций» (1993) «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности» (2004).

Большую известность получила созданная Хантингтоном концепция «столкновения цивилизаций», описывающая динамику современных международных отношений сквозь призму конфликтов на цивилизационной основе.

По его мнению, единственное реальное различие, оставшееся между народами после завершения холодной войны, — культурная принадлежность.

Хантингтон высказал мнение о неизбежности в недалёком будущем противостояния между исламским и западным мирами, которое будет напоминать советско-американское противоборство во времена холодной войны. Эти его построения приобрели особую популярность на Западе после трагических событий 11 сентября 2001 г.

Другая известная теоретическая разработка Хантингтона — концепция «волн демократизации».

Примечания

  1. Institut National de l’Audiovisuel – Ina.fr.  (фр.). Ina.fr (1 janvier 1970). Дата обращения 1 ноября 2017.
  2. Murden S. . Cultures in world affairs / In: Baylis J, Smith S, Owens P, editors. — The Globalization of World Politics.. — 5th ed. New York: Oxford University Press;, 2011.. — p. 416-426. с.
  3. Fox, J. Paradigm Lost: Huntington’s Unfulfilled Clash of Civilizations Prediction into the 21st Century. — International Politics, (2005). — С. 42, pp. 428–457..
  4. Mungiu-Pippidi, A., & Mindruta, D. (2002). Was Huntington Right? Testing Cultural Legacies and the Civilization Border. — International Politics. — С. 39(2), pp. 193 213..
  5. Russett, B. M.; Oneal, J. R.; Cox, M. (2000). «Clash of Civilizations, or Realism and Liberalism Déjà Vu? Some Evidence». — Journal of Peace Research.. — С. 37: 583—608..
  6. Sen A (1999). «Democracy as a Universal Value». — Journal of Democracy.. — С. 10 (3): 3—17..
  7. Berman, Paul (2003). Terror and Liberalism. — W W Norton & Company..

Размер и количество цивилизаций

Цивилизации могут состоять из большого количества людей, как китайская цивилизация, или очень небольшого, как англоязычные жители островов Карибского моря.

Цивилизации смертны, но живут очень долго: они эволюционируют, адаптируются и являются наиболее стойкими из человеческих ассоциаций. Практически все основные цивилизации, существующие в мире в XX веке, возникли по крайней мере тысячу лет назад или, как в случае с Латинской Америкой, являются непосредственными «отпрысками» другой, давно живущей цивилизации.

Динамика численности основных цивилизаций, на основании данных US Census Bureau


Цивилизации динамичны: у них бывает подъем и упадок, они распадаются и сливаются. Цивилизации могут смешиваться, накладываться одна на другую, включать субцивилизации. Западная цивилизация существует в двух основных вариантах: европейском и североамериканском, а исламская подразделяется на арабскую, турецкую и малайскую. Границы между цивилизациями редко бывают четкими, но они реальны.

Всего насчитывают 15 важнейших цивилизаций, из которых 7 уже исчезли (месопотамская, египетская, критская, классическая, византийская, центрально-американская, андская), а 8 продолжают существовать (китайская, японская, индуистская, исламская, западная, латиноамериканская, африканская и русская).

После возвращения

После того, как сингл «Love for Russia» стал популярным, Хантингтон принял решение вернуться в музыкальную профессию, совмещая концертные выступления с преподавательской деятельностью. В 2011 году он записал новый сингл «Honey, Honey!» вместе с российским поп-дуэтом «DiscoBonus». Песня была написана участниками дуэта Игорем Сорокиным и Андреем Москалёвым, но не получила ожидаемой популярности ни в России, ни в Европе.

26 февраля 2013 года вышел в свет новый сингл Эдди Хантингтона «Rainy day in May». Песня была написана Фрэнком Скоттом и Мортеном Фрэнском, и спродюсирована Томми Олсеном. Песня была создана в стиле ранних работ Клиффа Ричарда — любимого исполнителя Эдди. Участники записи старались наиболее точно передать особенности звука 60-х годов XX века. Сингл был выпущен на норвежском лейбле KVK Digital.

1. Концепция «Столкновения цивилизаций» С. Хантингтона

Своеобразным ответом Ф. Фукуяме прозвучала статья гарвардского профессора СэмюэлаХантингтона «Столкновение цивилизаций?», опубликованная в 1993 г. в журнале   «Foreign Affairs», на страницах которого Ф. Фукуяма и высказал идею «конца истории». Статья С. Хантингтона начинается с изложения следующего предположения: «Я полагаю, что в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой. Нация-государство останется главным действующим лицом в международных делах, но наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями — это и есть линии будущих фронтов».

Но почему неизбежно столкновение цивилизаций? Во-первых, потому, как полагает С. Хантингтон, что различия между цивилизациями не просто реальны, но наиболее существенны.

Во-вторых, потому, что «мир становится все более тесным», и что взаимодействие между народами разных цивилизаций усиливается. В свою очередь, это приводит к росту цивилизационного самосознания, к углублению понимания различий между цивилизациями и общности в рамках цивилизации.

В-третьих, «процессы экономической модернизации» и социальных изменений во всем мире размывают традиционную идентификацию людей с местом жительства, одновременно ослабевает и роль нации — государства как источника идентификации.

В-четвертых, пишет он, господство Запада вызывает «рост цивилизационного самосознания» в незападных странах,  «у которых достаточно стремления, воли, ресурсов, чтобы придать миру незападный облик».

В-пятых, потому что «культурные особенности и различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические, и вследствие этого их сложнее разрешить либо свести к компромиссу». Причем С. Хантингтон придает особое значение национально-этническому, а еще более религиозному факторам: «В классовых и идеологических конфликтах ключевым был вопрос: «На чьей ты стороне?» И человек мог выбирать — на чьей он стороне, а также менять раз избранные позиции. В конфликте же цивилизаций вопрос ставится иначе: «Кто ты такой?» Речь идет о том, что дано и не подлежит изменениям. И, как мы знаем, из опыта Боснии, Кавказа, Судана, дав неподходящий ответ на этот вопрос, можно немедленно получить пулю в лоб. Религия разделяет людей еще более резко, чем этническая принадлежность. Человек может быть полуфранцузом и полуарабом, и даже гражданином обеих этих стран. Куда сложнее быть полукатоликом и полумусульманином».

Наконец, культурная, цивилизационная общность способствует экономическому регионализму, экономической интеграции в рамках одной культуры и цивилизации.

По его мысли, в современном мире различаются «западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации».

Основным столкновением цивилизаций на глобальном уровне С.Хантингтон считает «конфликт между Западом и конфуцианско-исламскими государствами».

Даже Хантингтон, однако, утверждал, что единственным способом избежать или уменьшить это «Столкновение цивилизаций» является строительство многополярного и многоцивилизационного порядка, вовлеченого в процесс поликультурного и межцивилизационного диалога.

Критика

Доктор политических наук В. С. Малахов называет статью «Столкновение цивилизаций?» «гротескным примером риторики идентичности, систематически продуцируемой культурцентризмом». Малахов пишет, что Хантингтон не учитывает социально-экономический фактор, пытаясь свести всё к «культурным различиям», и упрощает политическую картину мира, деля его на «добрую» (западную) и «злую» (не-западную, прежде всего исламскую) половины. В концепцию Хантигтона при этом не укладывается противостояние между Ираком и Ираном или между Египтом и Сирией (как мусульманские страны они должны по Хантингтону демонстрировать единство). Успех концепции Хантингтона, согласно Малахову, объясняется тем, что она возвращает Западу идентичность.

По данным этнолога В. А. Шнирельмана, цивилизационная теория Хантингтона не поддерживается и опровергается в западной академической литературе, хотя распространена в общественном дискурсе[].

Книга, создавшая имя

Первой книгой, создавшей Хантингтону репутацию оригинального мыслителя и вдумчивого ученого, стала вышедшая в 1957 году работа «Солдат и государство. Теория и политика гражданско-военных отношений». В ней он рассмотрел проблему осуществления эффективного общественного, гражданского контроля над вооруженными силами.

Хантингтон анализирует моральное и социальное состояние офицерского корпуса, он изучает военно-исторический опыт прошлого – сначала всемирный – со времен XVII века, потом тот, что приобретен в ходе вооруженных конфликтов на территории США и за океаном, куда посылался американский экспедиционный корпус. В книге нашла отражение и тогдашняя политическая обстановка начавшейся холодной войны. Вывод ученого: действенный контроль над армией со стороны общества должен основываться на её профессионализации, на всемерном повышении статуса людей, посвятивших жизнь службе в армии.

Как и многие другие публикации, эта книга вызвала ожесточенные споры, но в скором времени многие её идеи легли в основу проводимых в стране армейских реформ.

«Третья волна: демократизация в конце XX столетия» (1991)

Большую часть книги занимает обоснование синусоидного характера мирового процесса движения стран к демократическим формам государства. После подъёма в таком движении (Хантингтон насчитал три волны: 1828-1926, 1943-1962, 1974-?) следует спад (1922-1942, 1958-1975).

Концепция американского ученого базируется на следующих положениях:

  • Демократизация – это глобальный процесс, имеющий общие тенденции и частные случаи.
  • Демократия имеет характер самоценности, не имеющей прагматических целей.
  • Многообразие форм демократического порядка.
  • Демократизация не заканчивается в конце XX века, возможен откат назад некоторых стран и наступление в следующем веке 4-й волны.

Внешние ссылки

  • «Если Не Цивилизации, Что? Сэмюэль Хантингтон Отвечает на Своих Критиков», Иностранные дела, ноябрь/декабрь 1993 (полный текст)
  • Столкновение критического анализа профессора Невежества Эдварда Саида ‘Столкновения Хантингтона Цивилизаций’ теория.
  • «Ваши Новые Враги» Саидом Ширэзи, левым критическим анализом Хантингтона.
  • Войны Цивилизаций и Почему теория Хантингтона обращается к Западному Мышлению Джонатаном Пауэром
  • Booknotes берут интервью с Хантингтоном на том, Кто Мы?, 13 июня 2004
  • Николэос А. Денэксас, столкновение цивилизаций согласно Сэмюэлю Хантингтону – православная критика, 2008. (на греческом языке)

«Политический порядок в меняющихся обществах» (1968)

В этом своем исследовании американский политолог проводит детальный анализ общественно-политической обстановки, сложившейся в мире к концу 60-х годов XX века. Она характеризовалась, среди прочего, появлением целого сообщества стран, в основном из бывших колоний, вышедших из-под контроля метрополий и выбиравших себе путь развития на фоне противостояния глобальных идеологических систем, лидером которых были СССР и США. Такая ситуация привела к возникновению термина «страны третьего мира».


Эта книга сейчас считается классикой сравнительной политологии. А после выхода она подверглась жесточайшей критике со стороны апологетов популярной в то время среди западных политологов теории модернизации. Хантингтон в своем труде хоронит эту теорию, показав её как наивную попытку насаждать развивающимся странам демократический путь развития путем пропаганды прогрессивных взглядов.

Основные работы и воззрения

Карта этнокультурного разделения цивилизаций, построенная по концепции Хантингтона: западная культура (тёмно-синий цвет), латиноамериканская культура (фиолетовый цвет), японская культура (ярко-красный цвет), синская культура (тёмно-красный цвет), культура Индии (оранжевый цвет), исламская культура (зелёный цвет), православная культура (бирюзовый цвет), буддийская культура (жёлтый цвет) и африканская культура (коричневый цвет)

Хантингтон — автор многочисленных работ в области политической модернизации, международных отношений, теории демократии и иммиграции. Среди них следует выделить:

  • «Солдат и государство: теория и политика гражданско-военных отношений» (1957);
  • «Политический порядок в изменяющихся обществах» (1968);
  • «Кризис демократии. Отчёт для Трёхсторонней комиссии об управляемости демократических систем» (1975)
  • «Третья волна: Демократизация в конце XX столетия» (1991);
  • «Столкновение цивилизаций» (1993);
  • «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности» (2004).

Большую известность получила созданная Хантингтоном концепция «столкновения цивилизаций», описывающая динамику современных международных отношений сквозь призму конфликтов на цивилизационной основе. По его мнению, единственное реальное различие, оставшееся между народами после завершения холодной войны, — культурная принадлежность. Хантингтон высказал мнение о неизбежности в недалёком будущем противостояния между исламским и западным мирами, которое будет напоминать советско-американское противоборство во времена холодной войны. Эти его построения приобрели особую популярность на Западе после трагических событий 11 сентября 2001 г.

Другая известная теоретическая разработка Хантингтона — концепция «волн демократизации».

Примечания

  1. Murden S. . Cultures in world affairs. / In: Baylis J, Smith S, Owens P, editors. — The Globalization of World Politics.. — 5th ed. New York: Oxford University Press;, 2011.. — p. 416-426. с.
  2. Fox, J. Paradigm Lost: Huntington’s Unfulfilled Clash of Civilizations Prediction into the 21st Century. — International Politics, (2005). — С. 42, pp. 428–457..
  3. Mungiu-Pippidi, A., & Mindruta, D. (2002). Was Huntington Right? Testing Cultural Legacies and the Civilization Border.. — International Politics. — С. 39(2), pp. 193 213..
  4. Russett, B. M.; Oneal, J. R.; Cox, M. (2000). «Clash of Civilizations, or Realism and Liberalism Déjà Vu? Some Evidence». — Journal of Peace Research.. — С. 37: 583–608..
  5. Sen A (1999). «Democracy as a Universal Value». — Journal of Democracy.. — С. 10 (3): 3–17..
  6. Berman, Paul (2003). Terror and Liberalism. — W W Norton & Company..

Критика

Идеи Хантингтона подвергались суровой критике различными академическими авторами, которые либо эмпирически, исторически, логически, либо идеологически оспаривали его утверждения (Fox, 2005; Mungiu Pippidi & Mindruta, 2002; Henderson & Tucker, 2001; Russett, Oneal и Cox , 2000; Harvey, 2000).

В статье, явно ссылающейся на Хантингтона, ученый Амартия Сен (1999) утверждает:

В своей книге «Террор и либерализм» в 2003 году Пол Берман утверждает, что в настоящее время не существует различных культурных границ. Он утверждает, что нет «исламской цивилизации» или «западной цивилизации» и что доказательства цивилизационного столкновения не убедительны, особенно при рассмотрении таких отношений, как между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией. Кроме того, он ссылается на то, что многие исламские экстремисты потратили значительное количество времени на жизнь или учёбу в западном мире. Согласно Берману, конфликт возникает из-за философских убеждений, что различные группы делятся (или не разделяют) независимо от культурной или религиозной идентичности.

Эдвард Саид издал ответ на тезис Хантингтона в своей статье 2001 года «Столкновение невежества». Саид утверждает, что классификация Хантингтона фиксированных «цивилизаций» в мире опускает динамическую взаимозависимость и взаимодействие культуры. Давным-давно критик Хантингтонской парадигмы и откровенный сторонник арабских проблем Эдвард Саид (Edward Said, 2004) также утверждает, что тезис о столкновении цивилизаций является примером «чистого коварного расизма, своего рода пародии на гитлеровскую науку, направленную сегодня против арабов и мусульман» (стр. 293).

Ноам Хомский критиковал концепцию столкновения цивилизаций как просто новое оправдание для Соединенных Штатов «за любые зверства, которые они хотели осуществить», что требовалось после холодной войны, поскольку Советский Союз больше не был жизнеспособной угрозой .

Страна-одиночка

Страна–одиночка не имеет культурной общности с другими обществами. Ее культура не имеет потенциально универсальной религии (христианство, ислам) или идеологии (либерализм, коммунизм), с помощью которых можно было бы установить культурную связь с другими обществами.

Так, например, Эфиопия изолирована в культурном плане из-за своего доминирующего языка — амхарского, в котором используется эфиопский алфавит, своей доминирующей религии — коптского православия, своей имперской истории, а также религиозной обособленности на фоне окружающих ее преимущественно исламских народов. Гаити тоже является страной-одиночкой вследствие особых причин: элита Гаити традиционно одобряет культурные связи этой страны с Францией, добавим к этому редкостный духовный сплав креольского языка, религии вуду, революционные традиции рабов и кровавое историческое прошлое. В Латинской Америке Гаити не воспринимается как латиноамериканская страна. В такой же мере Гаити отличается и от англоязычных черных стран Карибского бассейна.

Расколотая страна

В расколотой стране живут люди, относящие себя к разным цивилизациям. Они словно заявляют: «Мы различные народы и принадлежим к различным местам». Силы отталкивания раскалывают такие страны на части, которые притягиваются к цивилизационным магнитам других обществ.

Почти все страны разнородны и состоят из двух или более этнических, расовых или религиозных групп. Многие страны разделены, и различия и конфликты между этими группами играют важную роль в политике этих стран. Страны с четкими культурными группами, принадлежащими к одной и той же цивилизации, могут быть глубоко разделенными, и может дойти даже до политического разделения (Чехословакия) или возможности разделения (Канада). Однако глубокое разделение вероятнее всего возникает в расколотой стране, где большие группы принадлежат к различным цивилизациям.

Выборы президента Украины в 1994 году. Примечательно, что украинская общественность с очень небольшим перевесом голосов подтвердила выбор Хмельницкого 1654 года (цитата Хантингтона)

Глубокие цивилизационные различия в стране могут привести к массовому насилию или угрожать ее распаду. Эта угроза чаще всего имеет место там, где культурные различия совпадают с различиями в географическом местоположении. Если культура и география не совпадают, то можно добиться совпадения путем геноцида или насильственной миграции. В такой стране часто группа, принадлежащая к одной цивилизации, пытается определить страну как свой политический инструмент и сделать свой язык, религию и символы государственными, как это попытались сделать индуисты, сингальцы и мусульмане в Индии, Шри-Ланке и Малайзии.

Процент людей, говорящищ дома на испанском языке в США, 2008 год

С коллапсом коммунизма культура вытеснила идеологию, и будто благодаря эффекту притяжения и отталкивания магнитных полей, Югославия с Советским Союзом распались на части и разделились на новые целостности, сгруппированные вдоль цивилизационных линий: протестантские и католические (Эстония, Латвия и Литва), православные (Россия, Украина, Беларусь, Молдова, Грузия, Армения) и мусульманские (Средняя Азия) республики бывшего Советского Союза; католические Словения и Хорватия, частично мусульманские Босния и Герцеговина, а также православные Сербия, Черногория и Македония в бывшей Югославии. В самой России есть несколько относительно небольших мусульманских меньшинств, особенно на Северном Кавказе и в Поволжье. В Эстонии, Латвии и Казахстане проживают большие русские общины. Украина разделена на униатский националистический, говорящий по-украински запад и православный русскоязычный восток.

2. Цивилизационная концепция А. Тойнби

Арнольд Тойнби задолго до С. Хантингтона утверждал, что развитие человечества возможно, прежде всего, как взаимовлияние цивилизаций, в котором существенную роль играет агрессия Запада и ответные контрудары противостоявшего ему мира. Он основывался на анализе опыта развития цивилизаций за последние шесть тысяч лет. Английский ученый обосновывал положение, что цивилизации представляют собой определенные типы человеческих сообществ, вызывающие ассоциации в области религии, архитектуры, живописи, нравов, обычаев, т.е. в области культуры.

Как пишет Тойнби, Западная цивилизация не единственная в мировой истории. Тойнби насчитывает всего 21 (а включая цивилизации-спутники и застывшие цивилизации – 37), и именно их рассматривает как основной структурный элемент мировой истории. Тойнби анализировал не только древние цивилизации, но и цивилизации, которые являлись их истоками. Например, индскую, породившую индийскую цивилизацию, андскую, породившую древние цивилизации Северной и Южной Америки, и т.д. Он различает цивилизации первичные, которые зародились на основе примитивного общества, вторичные и третичные, которые последовательно развились из этих цивилизаций. Каждая цивилизация проходит у Тойнби пять стадий: рождение, рост, надлом, распад и гибель.

Тойнби делил все цивилизации на три вида:

а) Расцветшие;

б) Неразвившиеся;

в) Застывшие.

Однако цивилизации не возникают сами по себе; необходима особая историческая ситуация для того, чтобы состоялось ее развитие. Подобную ситуацию Тойнби обозначает как ситуацию «Вызова-и-Ответа».


Вызов — это такая ситуация, при которой существование данного общества оказывается под некоей угрозой. Вызов может быть самым различным. Наличие Вызова обязательно для начала генезиса новой цивилизации, и без него спонтанного развития цивилизации не происходит.

Каждая цивилизация начинается с Ответа на Вызов — природной и человеческой среды. Тойнби для иллюстрации этого положения рассматривал происхождение египетской цивилизации.

Тойнби считает, что столкновения между цивилизациями – наиболее вероятный путь, по которому может в будущем пойти человечество. Влияние Запада на остальной мир и ответные контрудары, контрвлияние других цивилизаций будут определять облик и перспективы мира уже в обозримом историческом будущем. Делая подобное умозаключение, Тойнби руководствуется не политическими пристрастиями, а опирается, как и подобает историку, на опыт нескольких тысяч лет со времени появления первых цивилизаций.

Тойнби также указывает основные линии, по которым будет происходить «разлом цивилизаций». Прежде всего он говорит о Западе и России.

Запад всегда с опаской относился к России, особенно после второй мировой войны. В глазах западных европейцев Россия всегда представлялась агрессором. Запад и Россия принадлежат к Христианскому миру, но к двум его противостоящим частям — католической и православной. История России глубочайшими корнями уходит в Византию, а Византия и Запад всегда были враждебны друг другу.

Английский историк также указывает на возможность будущих конфликтов между Западом и Индийской цивилизацией, утверждая, что «столкновение между Индией и Западом богато таким опытом, которого не имеет никакое другое общество в мире»; между Западом и цивилизациями Дальнего Востока: «Что касается Дальнего Востока, то у него еще меньше общего с культурным наследием Запада, чем даже у индусского мира».

Примечания

  1. Murden S. . Cultures in world affairs. / In: Baylis J, Smith S, Owens P, editors. — The Globalization of World Politics.. — 5th ed. New York: Oxford University Press;, 2011.. — p. 416-426. с.
  2. Fox, J. Paradigm Lost: Huntington’s Unfulfilled Clash of Civilizations Prediction into the 21st Century. — International Politics, (2005). — С. 42, pp. 428–457..
  3. Mungiu-Pippidi, A., & Mindruta, D. (2002). Was Huntington Right? Testing Cultural Legacies and the Civilization Border.. — International Politics. — С. 39(2), pp. 193 213..
  4. Russett, B. M.; Oneal, J. R.; Cox, M. (2000). «Clash of Civilizations, or Realism and Liberalism Déjà Vu? Some Evidence». — Journal of Peace Research.. — С. 37: 583–608..
  5. Sen A (1999). «Democracy as a Universal Value». — Journal of Democracy.. — С. 10 (3): 3–17..
  6. Berman, Paul (2003). Terror and Liberalism. — W W Norton & Company..

Примечания

  1. Murden S. . Cultures in world affairs. / In: Baylis J, Smith S, Owens P, editors. — The Globalization of World Politics.. — 5th ed. New York: Oxford University Press;, 2011.. — p. 416-426. с.
  2. Fox, J. Paradigm Lost: Huntington’s Unfulfilled Clash of Civilizations Prediction into the 21st Century. — International Politics, (2005). — С. 42, pp. 428–457..
  3. Mungiu-Pippidi, A., & Mindruta, D. (2002). Was Huntington Right? Testing Cultural Legacies and the Civilization Border.. — International Politics. — С. 39(2), pp. 193 213..
  4. Russett, B. M.; Oneal, J. R.; Cox, M. (2000). «Clash of Civilizations, or Realism and Liberalism Déjà Vu? Some Evidence». — Journal of Peace Research.. — С. 37: 583–608..
  5. Sen A (1999). «Democracy as a Universal Value». — Journal of Democracy.. — С. 10 (3): 3–17..
  6. Berman, Paul (2003). Terror and Liberalism. — W W Norton & Company..

Трагедия как довод в дискуссии

Выпустив через три года книгу «Столкновение цивилизаций и переустройство мирового порядка», писатель еще выше поднял накал дискуссии вокруг своей теории. В событиях трагического дня 11 сентября 2001-го многие, особенно американцы, увидели дополнительное подтверждение правильности предвидений знаменитого политолога, олицетворение начавшегося противостояния разных цивилизаций.

Хотя многие политологи извещают об отрицательном отношении к теории Хантингтона со стороны академических кругов США, существует мнение о том, что после терактов, сопровождавшихся исламскими лозунгами, прокатившихся по миру, «теория цивилизаций» окончательно взята на вооружение правящими кругами США.

МИР БЕЗ БУДУЩЕГО

В этом вакууме нет никаких позитивных представлений: ни о рае, ни о мире во всем мире и счастье для всех, ни о победе над болезнями, ни о завоевании других планет

Хорошая профессия. Наиболее часто будущее представляется как воплощение мечты ребенка «стать кем-то» — он изображает себя как представителя какой-то профессии. Преобладают (примерно 60%) модные и престижные профессии, так или иначе связанные с шоу-бизнесом: актер, спортсмен, певец, модель, балерина, художник, дизайнер. Вторая по встречаемости группа (28%) — «обычные» профессии: врач, водитель, электрик, продавец, мастер по ремонту бытовой техники, строитель, автомеханик, повар, учитель. «Героические» профессии — на третьем месте (10%): спасатели, военные, летчики, пожарные, полицейские.

«Нормальная» жизнь. Очень часто (практически так же часто, как и мечта о профессии, а иногда — в соединении с ней) встречается представление о будущем как о достижении определенных (высоких!) стандартов уровня жизни. Свой дом, свой автомобиль, своя собака, своя лошадь, свой вертолет… Своя вилла с бассейном, своя «Феррари», свои бриллианты… Свой магазин, свой салон красоты, своя автомастерская… И много-много денег: миллионы в мешках, работа банкиром, президентом («потому что у него есть машинка для печатания денег»). Сюда же примыкают рисунки, в которых изображено достижение семейного счастья (чаще у девочек): я и мой будущий муж, я и принц (я — принцесса и принц, я — Золушка и принц), моя свадьба, моя будущая семья, я и мои дети на моей даче, я и моя семья в моем доме (в моей машине).

Реализация сегодняшних желаний или просто обыденность. Значительная часть детей вообще не может представить будущее — они рисуют либо обычные дела и события, либо — реализацию собственных желаний. Я иду в детский сад, в школу. Я рисую в художественной школе. Я что-то делаю. Хочу поехать к бабушке на дачу, на море с мамой, получить вещь в подарок.

Будущее — это фантастика. Довольно редкая категория, но все же заметная. Чаще всего изображаются новые средства транспорта, летающие дома, ракеты, летающие тарелки, летающие автомобили, роботы, двигающиеся дороги, фантастические города.

Будущее — это сказка. Редко, но встречается: я супермен, я с мамой на даче гуляю с инопланетянами, папа — король, мама — королева, я — принцесса, это моя сказочная страна.

Будущее — мечта. Почти незаметное количество рисунков. Относятся к рисункам профессий и «нормальной жизни» примерно как 1 к 100. Будущее — это воплощение «большой» мечты: хочу полететь в космос, хочу совершить кругосветное путешествие.

Общее впечатление, которое складывается довольно быстро при просмотре рисунков и потом только усиливается — отсутствие у детей какого бы то ни было позитивного образа будущего, который в советское время формировался с помощью популяризации науки и научно-технической фантастики. Между сказочным будущим, в котором дети понарошку представляют себя Золушками, принцессами, феями, Гарри Поттерами и Суперменами, и тусклой обыденной реальностью, скрытой за яркими красками детских рисунков, в сознании детей существует огромный, космического масштаба разрыв. Настоящий футурологический вакуум. В этом вакууме нет никаких позитивных представлений: ни о рае (земном или небесном), ни о мире во всем мире и счастье для всех, ни о победе над болезнями, ни о завоевании других планет. В этом вакууме летают жалкие остатки советских представлений о будущем, заложенные космической эрой и научной фантастикой — в лице Гагарина и Стрелки с Белкой. В рисунках нет ни одной фантастической новой идей, связанной с современной наукой. Да что там фантастические идеи! — в рисунках детей о будущем (!) вообще отсутствует наука. Её нет. Совсем.

В этой «футурологической пустоте» пространство возможностей детей при конструировании образа будущего резко ограничено. И вполне естественно, что все «мечты» смещаются в сторону «нормальной жизни», в которой единственно возможным становится достижении благополучия, семейного счастья, получение любимой, надежной или престижной профессии (стоматолог vs. доктор), достаток и богатство, чаще всего выраженный формулой «свой дом + свой автомобиль + своя семья». Но дети же фантазеры, они должны мечтать, и многих не устраивает такое «богатое» в прямом смысле слова, но скучное будущее. И тогда они начинают мечтать о карнавале — вот и появляются сотни «мечт» о том, как они станут рок-звездами, певицами, актерами и актрисами, моделями…


С этим читают