Хатынь

Кто решил увековечить память о деревне?

Кирилл Мазуров среди тружеников села. Фото: Владимир Лупейко

В популярной литературе утвердилось мнение, что мемориальный комплекс в Хатыни появился благодаря руководителю БССР Петру Машерову. Это так и не так. Идея создать в этих местах комплекс принадлежала Кириллу Мазурову, его предшественнику на должности первого секретаря ЦК КПБ. В мемуарах «Незабываемое» Мазуров писал:


— В один из воскресных дней конца сентября 1963-го мы с Тихоном Яковлевичем Киселевым — тогда Председателем Совета Министров БССР — выехали в окрестности Минска. Километрах в пятидесяти от города по Витебскому шоссе свернули вправо по первой попавшейся дороге. Отъехав немного, остановились в березовом перелеске. Пройдя его, вышли на небольшую поляну. Несомненно, в прошлом это была пашня, но она давно уже не видела плуга, заросла высокой травой и кустарниками. В центре поля, на взгорье, увидели сожженную деревню. Десятка два обгорелых печных труб, словно памятники, поднимались к небу. От самих дворов и дворовых построек почти ничего не осталось — только кое-где серые каменные фундаменты. Перед нами была сожженная деревня, в которой после войны так никто и не поселился. Недалеко мы увидели небольшое стадо коров. Присматривал за ними пожилой человек. Подошли, разговорились. От пастуха услышали страшную историю о трагической гибели деревни Хатыни. Возникла идея увековечить Хатынь и ее жителей.

Мемориальный комплекс «Хатынь»

Вид основной части Мемориального комплекса (от входа)

В память сотен белорусских деревень, уничтоженных нацистами в годы Великой Отечественной войны, в январе 1966 года было принято решение о создании в Логойском районе мемориального комплекса «Хатынь». В марте 1967 года был объявлен конкурс на создание проекта мемориала. В конкурсе победил коллектив архитекторов: Ю. Градов, В. Занкович, Л. Левин, скульптор народный художник БССР С. Селиханов. Торжественное открытие мемориального комплекса «Хатынь» состоялось 5 июля 1969 года.

Мемориальный архитектурно-скульптурный комплекс занимает площадь около 50 га. В центре композиции мемориала находится шестиметровая бронзовая скульптура «Непокорённый человек» с мёртвым ребёнком на руках. Рядом сомкнутые гранитные плиты, символизирующие крышу сарая, в котором были сожжены жители деревни. На братской могиле из белого мрамора — Венец памяти. На нём — наказ погибших живым:

Люди добрые, помните: любили мы жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие.Мы сгорели живыми в огне.Наша просьба ко всем:пусть скорбь и печаль обернутся в мужество ваше и силу,чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на земле.Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала!

На обратной стороне Венца памяти — ответ живых погибшим:

Родные вы наши. Головы в скорби великой склонив, стоим перед вами.Вы не покорились фашистским убийцам в черные дни лихолетья.Вы приняли смерть, но пламя любви вашей к Родине нашей Советской вовек не погаснет.Память о вас в народе бессмертна, как вечна земля и вечно яркое солнце над нею!

«Кладбище деревень»

Бывшая улица деревни выложена серыми, под цвет пепла, железобетонными плитами. В тех местах, где когда-то стояли дома, поставлено 26 символических бетонных нижних венцов срубов и столько же обелисков, напоминающих печные трубы, опалённые огнём. Перед каждым из сожжённых домов установлена открытая калитка, как символ гостеприимства жителей деревни. На трубах-обелисках — бронзовые таблички с именами тех, кто здесь родился и жил. Сверху каждого обелиска — печально звенящий колокол. Колокола звонят одновременно каждые 30 секунд.

См. также: Список уничтоженных нацистами населённых пунктов Белоруссии

На территории комплекса находится единственное в мире «Кладбище деревень» — 185 могил, каждая из которых символизирует одну из невозрождённых белорусских деревень, сожжённых вместе с населением (186-я невозрождённая деревня — это сама Хатынь). Одна из таких деревень — Шуневка. Могила каждой деревни представляет собой символическое пепелище, в центре которого расположен пьедестал в виде языка пламени — символ того, что деревня была сожжена. В траурной урне хранится земля деревни. На могиле написаны название деревни и название района, в котором стояла деревня.

Ещё один мемориальный элемент комплекса — «символические деревья жизни», на ветвях которых в алфавитном порядке перечислены названия 433 белорусских деревень, которые были уничтожены оккупантами вместе с жителями, но восстановлены после войны.

Мемориальный элемент «Стена памяти» включает мемориальные плиты с названиями свыше 260 лагерей смерти и мест массового уничтожения людей на территории Белоруссии.

На территории мемориала также находится мемориальный элемент «Вечный огонь» На квадратном траурном постаменте в трёх углах расположены три берёзки. Вместо четвёртой горит вечный огонь — в память о каждом четвёртом погибшем жителе Белоруссии.

Мемориальный комплекс «Хатынь» включён в государственный список историко-культурного наследия. В 2004 году была проведена реконструкция комплекса.

Как считает Пэр Андэрс Рудлинг, причина, по которой из множества уничтоженных во время войны белорусских деревень советское правительство уделило особое внимание мемориализации именно Хатыни, — созвучие названия этой деревни с Катынью, являвшейся местом расстрела польских военнопленных сотрудниками НКВД, факт которого СССР отрицал до 1990 года.

Хатынь: хроника событий

На сегодняшний день хронология происходящих в Хатыни событий 22 марта 1943 года восстановлена очень точно, почти поминутно.

Утром, недалеко от деревни Хатынь партизанами-подростками из отряда «Мститель» был расстрелян автомобиль, в котором передвигался один из командиров рот 118-го шуцманшафт-батальона, гауптман Ганс Вельке, любимец Гитлера и чемпион по толканию ядра Олимпийских игр 1936 года. При этом обстреле было ранено двое, и еще трое полицаев-украинцев — убиты, в том числе и сам Вельке.

Сразу же после этого, немцы вызвали подмогу — батальон Дирлевангера, а пока он добирался до места из близлежащего Логойска, нацисты нашли и арестовали, а затем расстреляли за подозрение в помощи партизанам группу из 23 местных жителей — лесорубов. К вечеру по следам отступившего партизанского отряда нацисты вышли к небольшой деревеньке Хатынь, которую и сожгли дотла вместе с ее жителями. Командовал операцией бывший старший лейтенант Красной Армии, начальник штаба того самого 118-го «украинского» полицейского спецбатальона, Григорий Васюра.

Выжить тогда удалось только одному человеку — Иосифу Каминскому, местному кузнецу: «Я со своим 15-летним сыном Адамом оказался около стены, убитые граждане падали на меня, еще живые люди метались в общей толпе, словно волны, лилась кровь из раненых и убитых. Обвалилась горевшая крыша, страшный, дикий вой людей еще усилился. Под ней горевшие живьем люди так вопили и ворочались, что эта крыша прямо таки кружилась. Мне удалось из-под трупов и горевших людей выбраться и доползти до дверей. Тут же каратель, по национальности украинец, стоявший у дверей сарая, из автомата выстрелил по мне, в результате я оказался раненым в левое плечо. Мой сын Адам до этого обгоревший, каким-то образом выскочил из сарая, но в метрах 10 от сарая, после выстрелов упал. Я, будучи раненым, чтобы не стрелял больше по мне каратель, лежал без движения, прикинувшись мертвым, но часть горевшей крыши упала мне на ноги и у меня загорелась одежда. Я после этого стал выползать из сарая, поднял немного голову, увидел, что карателей у дверей уже нет. Возле сарая лежало много убитых и обгоревших людей. Там же лежал раненый Етка Альбин Феликсович, у него из бока лилась кровь. Услышав слова умиравшего, Етки Альбина, каратель подошел откуда-то, ничего не говоря, поднял меня за ноги и бросил, я, хотя был в полусознании, не ворочался. Тогда, этот каратель ударил мне прикладом в лицо и ушел. У меня была обгоревшая задняя часть тела и руки. Лежал я совершенно разутый, так как снял горевшие валенки, когда выполз из сарая. Вскоре я услышал сигнал к отъезду карателей, а когда они немного отъехали, мой сын Адам, лежавший недалеко от меня, в метрах примерно трех, позвал меня к себе, вытащить его из лужи. Я подполз, приподнял его, но увидел, что он перерезан пулями пополам. Мой сын Адам еще успел спросить: «А жива ли мама?», и тут же скончался».

В мемориальном комплексе Хатынь Иосифу Каминскому установлен памятник в виде шестиметровой бронзовой скульптуры «Непокоренный человек» с мертвым ребенком на руках, созданную Сергеем Селихановым. Именно он «встречает» посетителей мемориала.

Рядом со скульптурой находится стилизованная мраморная крыша сарая, в котором были сожжены жители Хатыни.

Уроки истории

Эксперты отмечают, что сегодня в некоторых странах пытаются обелить нацистских преступников, используя для этого псевдонаучные теории.

Также по теме «Самые кровавые и страшные преступления»: почему в современной Литве героизируют «лесных братьев» На заседании Представительного совета ОБСЕ в четверг, 20 июля, Россия поднимет тему отношения к «лесным братьям» — антисоветским…

По словам эксперта, каратели ещё и деревню полностью разграбили, сдав часть имущества по описи.

«Это была система. Всё происходило в соответствии с наставлениями, методично. Выставляли оцепление, охранение в несколько уровней, следили, чтобы никто не убежал. Следует заметить, что участники карательных операций, как выяснилось в ходе судов над ними, даже не запоминали деревни, население которых они уничтожили. Хатынь им запомнилась только из-за гибели Вёльке» — рассказал Пернавский.

По словам директора Института белорусской истории Виктора Евмененко, память Хатыни в стране чтят.

«Хотя былого размаха у хатынских мероприятий сегодня нет, — отметил Евмененко в беседе с RT. — На мемориал привозят школьников, по телевидению идут посвящённые трагедии передачи, недавно отреставрировали знаменитый советский фильм Элема Климова «Иди и смотри».

Где находится, как добраться

Исторический Комплекс «Хатынь» находится на 54-м километре шоссе Минск-Витебск (трасса М3 к северу от белорусской столицы).

После большого каменного указателя «Хатынь» нужно повернуть направо (если ехать со стороны Минска). Через 4.5 км будет огромная парковка комплекса.

Карту можно увеличить, чтобы лучше разглядеть территорию мемориального памятника.

Координаты: 54.33473, 27.94354.

Эта поездка состоялась 16 апреля 2016 года.

В Беларуси, в любом городе есть огромное количество самых разнообразных вариантов жилья. Очень легко можно снять квартиру или комнату на сервисе Airbnb, или же через Букинг забронировать отель.

На карте ниже представлены другие достопримечательности Белоруссии, где мне удалось побывать. Подробнее о каждом из них можно посмотреть здесь.

Теперь это и моя Хатынь

Белоруссия встретила меня прекрасным периодом весны, когда деревья в цвету или на них только проклёвываются листочки дивного цвета молодой зелени. Всё это создавало непередаваемую гамму чувств. Контраст расцветающей весны и территории мемориального комплекса вызывал глубочайшие эмоции скорби, к горлу подступал комок.

Более 70 лет назад и всего одним месяцем раньше: в марте здесь все было по-другому. Плиты, по которым я шла, вели меня в страшное прошлое моей страны. И это прошлое касалось не только моих предков, но и всей истории человечества в целом. История оживала у меня на глазах.

Факты бывают таковы, что жизнь одного человека может показать взлёт и падение целой нации.

Жизнь и смерть легкоатлета Ганса Вельке

В 1936 году в городе Берлине состоялись Олимпийские Игры. Так произошло, что первым немцем, который смог получить золотую медаль в толкании ядра, впервые в истории игр стал лёгкоатлет Ганс Вельке.


Каждая немецкая газета и журнал вовсю восхваляли Вельке как представителя чистой арийской расы. При этом не жалелось оскорблений и грязи в отношении «каких-то негров и других человекообразных», как назывались все остальные люди.

Но вся эта шумиха оказалась абсолютно напрасной, так как на этой же Олимпиаде, только несколькими днями позже, негр Джесси Оуэнс выступил великолепно и завоевал целых 4 золотых медали в лёгкой атлетике.

Да и в дальнейшем, чистая арийская кровь не спасла Ганса от пули белорусских партизан, когда в 1943 году в марте он оказался в автоколонне фашистов на территории оккупированной Белоруссии. Именно здесь, рядом с тогда никому не известной деревней Хатынь, бойцы партизанского отряда «Мститель» в перестрелке убили нескольких полицаев и одного немецкого офицера. В той расстрелянной легковушке ехал командир роты. Именно он — гауптман Ганс Вельке, бывший Олимпийский чемпион в толкании ядра…

Очевидно, смерть одного чистокровного арийца, по мнению фашистских карателей, стоила жизни целой деревни. Немцы вызвали подмогу, и партизаны были вынуждены отступить. Деревня осталась без защиты.

Описание преступления

Ванда Яскевич — одна из 149 сожжённых жителей Хатыни

Жители деревни ничего не знали об утреннем инциденте, в ответ на который был применён принцип общего коллективного наказания, нарушающий все правила и обычаи ведения войны.

По приказу Эриха Кернера и под непосредственным руководством Васюры полицейские согнали всё население Хатыни в колхозный сарай и заперли в нём. Тех, кто пытался убежать, убивали на месте[неавторитетный источник?]. Среди жителей деревни были многодетные семьи: так, например, в семье Иосифа и Анны Барановских было девять детей, в семье Александра и Александры Новицких — семеро. В сарае заперли также Антона Кункевича из деревни Юрковичи и Кристину Слонскую из деревни Камено, которые оказались в это время в Хатыни. Сарай обложили соломой, облили бензином, переводчик-полицейский Лукович поджёг его.

Деревянный сарай быстро загорелся. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, задыхаясь, люди бросились бежать; но тех, кто вырывался из пламени, расстреливали из пулемётов, автоматов и винтовок. Приказ открыть огонь отдали Кернер, Смовский и Васюра. Стрельба прекратилсь лишь тогда, когда затихли крики и стоны, и пока не обвалилась крыша сарая.

Схематический план бывшей деревни Хатынь и окружающей местности. Из уголовного дела о массовом убийстве жителей деревни.

В огне сгорели 149 жителей деревни, из них 75 детей младше 16 лет. Спастись тогда удалось двум девушкам — Марии Фёдорович и Юлии Климович, которые чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса, где их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета (позднее и эта деревня была сожжена оккупантами, и обе девушки погибли). Сама деревня была уничтожена полностью[неавторитетный источник?].

Из находившихся в сарае детей семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский остались в живых. Витя спрятался под телом своей матери, которая прикрыла сына собой; ребёнок, раненный в руку, пролежал под трупом матери до ухода карателей из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу пулей, и эсэсовцы приняли его за мёртвого. Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень[неавторитетный источник?]. После войны дети воспитывались в детском доме. Ещё троим — Володе Яскевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу — также удалось скрыться от нацистов.

Из взрослых жителей деревни выжил лишь 56-летний деревенский кузнец Иосиф Иосифович Каминский (1887—1973). Обгоревший и раненый, он пришёл в сознание лишь поздно ночью, когда карательные отряды покинули деревню. Ему пришлось пережить ещё один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашёл своего сына Адама. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца. Иосиф Каминский с сыном Адамом послужили прототипами знаменитого памятника в мемориальном комплексе.

Документ оккупационной администрации от 5 апреля 1943 года, который содержит сообщение об убийстве 90 жителей Хатыни и уничтожении деревни.

Одному из выживших жителей Хатыни — Антону Барановскому — 22 марта 1943 года было 12 лет. Он никогда не скрывал правду о событиях в Хатыни, открыто об этом говорил, знал имена многих полицаев, сжигавших людей. В декабре 1969 года — через 5 месяцев после открытия мемориального комплекса — Антон погиб при невыясненных обстоятельствах.

Последний свидетель сожжения Хатыни, Виктор Желобкович, скончался в 2020 году.

Версию событий с рядом отличий опубликовал в 2012 году украинский историк Иван Дерейко в монографии «Місцеві формування німецької армії та поліції у Райхскомісаріаті „Україна“ (1941—1944 роки)». Он пишет, что 118-й полицейский батальон после нападения отряда «Народные мстители» атаковал деревню, где вместо отхода в лес по неизвестной причине решили закрепиться партизаны. В результате штурма деревни было убито 30 партизан и некоторое число мирных жителей, ещё около 20 человек были захвачены в плен. Само же село с оставшимися жителями после боя по приказу обергруппенфюрера Курта фон Готтберга было сожжено Особым батальоном СС под командованием Дирлевангера.

«Никто не забыт, ничто не забыто!»

Вот уже почти сорок лет горит в Хатыни Вечный огонь. Пламя вырывается через разорванную решетку лагерного барака. На граните выбита жуткая цифра – 2 миллиона 230 тысяч погибших.

В годы Великой Отечественной войны погиб каждый четвертый житель Белоруссии. В память об этом были посажены три березы. Они здесь как символ жизни. А на месте четвертой березы горит Вечный огонь.

После войны в Белоруссии возродились из пепла 433 деревни, уничтоженные вместе с жителями.

Названия этих деревень увековечены на символических «Деревьях жизни». Они прорастают из земли, а вместо веток и листьев у них названия восстановленных деревень.

А за «Деревьями жизни» просматривается еще один символ возрождения. Это светлый сруб белого дома, который только-только начинают строить.

Лишь на обратном пути с мемориального комплекса обратила внимание на эти цветы. Словно  кровь, пролитая жителями Хатыни за то, чтобы сейчас мы могли жить под мирным небом

У одного из символических срубов растет огромное дерево с раскидистой кроной. Говорят, посадил его еще до войны тот самый Иосиф Каминский.

Дерево это словно мост, соединяющий прошлое с будущим. Безмолвный свидетель хатынской трагедии. Оно выжило, несмотря ни на что. Вот он, символ стойкости! Каждый год почки на ветвях дерева превращаются в листья. Жизнь продолжается.

Смотрю на дорогу, которая ведет к трассе. У каждого из нас своя Дорога, свой собственный Путь. Некоторые считают, что не нужно оглядываться назад, в прошлое.  Мол, нечего ворошить старое – что было, то прошло. Но если  не мы, то кто еще сможет сохранить для потомков память о трагедии в Хатыни?

Звучат, звучат колокола Хатыни. Этот звон намертво впечатывается в сердце. Он проникает в каждую клеточку души и, словно метроном, еще долго стучит в висках. Побывав хоть раз в Хатыни, ты уже никогда не  сможешь забыть эту крохотную белорусскую деревушку, ставшую символов зверств фашизма.

И вспоминаются строки Роберта Рождественского:

Люди, покуда сердца стучатся, – помните! Какою ценойзавоевано счастье, – пожалуйста, помните!


Татьяна Трунова, июнь 2018

Очерки, в которых звучит тема Великой Отечественной войны

  • «Поклонимся великим тем годам…» – о монументах доблести и славы 
  • Прохоровка: третье ратное поле России – о Прохоровском поле, где состоялось знаменитое танковое сражение

Другие достопримечательности Беларуси

  • Музей традиционной культуры в Браславе – очерк об экспозициях музея, посвященных народным промыслам Беларуси
  • Гомель – очерк о достопримечательностях города

Григорий Васюра: каратель и ветеран войны

Во время судебного процесса было установлено, что Васюрой лично было уничтожено более 360 стариков, женщин и детей. «Дело №104» в четырнадцати томах содержало большое количество неопровержимых фактов его кровавой «деятельности». Так, 13 мая, Григорий Васюра командовал операцией против советских партизан близ села Дальковичи, 27 мая под его руководством батальон выполнил карательную операцию в деревне Осови, тогда было расстреляно 78 человек. В операции «Котбус» в Минской и Витебской областях было расстреляно 50 евреев в деревне Каминская Слобода, проведены расправы над мирными жителями сел Вилейки, Уборок и Маковье (175 человек). За такую активную деятельность Васюра получил от нацистов повышение до лейтенанта и 2 медали.

После белорусских «подвигов» Грирорий Васюра продолжил служить нацистам в 76-м пехотном полку, который был впоследствии ликвидирован только на территории Франции. После войны ему удалось замести следы, но в 1952 году его все же приговорили к 25 годам тюрьмы за сотрудничество с нацистами — в то время о его причастности к деятельности шуцманшафт-батальона никто не знал. В 1955 году Васюра вышел на свободу по амнистии и вернулся «домой», в Черкасскую область, затем переехал в Киевскую, где со временем стал заместителем директора одного из местных совхозов. Ему каким-то образом удалось получить справку о том, что он был осужден всего лишь за попадание в плен, а не по его настоящей статье, и это дало ему возможность официально получить статус «ветерана ВОВ», и все привилегии, полагающиеся в таком случае. В 1984 году он был награжден медалью «Ветеран Труда», школьники каждый год поздравляли его с днем Победы, он очень любил перед ними выступать в качестве настоящего фронтовика-связиста, и даже был в числе почетных курсантов Киевского военного училища им. Калинина, которое окончил до войны.

Васюра на судебном процессе. Фото Юрия Иванова.

Нашли Васюру по «наводке» Мелешко, в процессе суда над ним — они продолжали держать друг с другом связь по почте. В итоге этого процесса Григория Васюру приговорили к расстрелу.

Владимир Щербицкий, в те годы секретарь компартии Украины, обращался в ЦК партии с просьбой засекретить информацию об участии его соотечественников в зверских карательных операциях, и к просьбе отнеслись «с пониманием» — вряд ли кто-нибудь воспринял бы подобную историю адекватно.

Считается, что 118-й полицейский украинский батальон принимал непосредственное участие более чем в 12 подобных карательных операциях на территории Украины и Белоруссии, а некоторые из его состава до сих пор на свободе. Например, недавно обнаруженный в Канаде Владимир Катрюк, который вместе с женой разводит пчел и продает мед на небольшой собственной ферме в Ормстауне, всего в нескольких часах езды от Монреаля.

Владимир Катрюк

Ему удалось эмигрировать в Канаду в 1951 году, и при получении гражданства он заявил, что не имел к нацистам никакого отношения, но в 1999 стало известно о его причастности к нацистским карательным операциям и его лишили гражданства Канады. В 2007 году это решение было пересмотрено, и ему вернули гражданство в связи с «недостатком доказательств».

Обновление: Катрюка больше нет в живых, он скончался 22 мая 2015 года в возрасте 93 лет.

Памятник «Хатынь» в Белоруссии

Центральная фигура хатынского монумента представлена бронзовой скульптурой «Непокорённый». Это, вызывающая слёзы, фигура мужчины высотой 6 метров, с телом мёртвого ребёнка на руках.

Темный неподвижный  силуэт, словно почерневший от горя и гари. Освещенный солнечными лучами на фоне пронзительно синего неба, он выглядит особенно контрастно.

Место, сожженного вместе с людьми сарая, отмечено чёрной плитой — олицетворяющей крышу того самого злополучного амбара.

Рядом находится братская могила, где захоронены останки всех заживо сожженных жителей деревни Хатынь, со словами-наказом от имени мертвых нам, живым, и символическим венком памяти.

Надпись на монументе гласит: Хатынский Мемориал по своей планировке напоминает погибшую деревню: расположение домов и даже колодцев.

Всего в деревне стояло 26 домов, которые были сожжены полностью. В настоящее время каждый из них напоминает сруб, внутри которого стоит обелиск — печная труба.

Наверху каждой расположен колокол.

Глубокая оглушающая тишина этого места каждые 30 секунд, днем и ночью пронзается одновременным звоном всех 26 колоколов Хатыни.

Здесь же, на каждой колонне, находится доска с запечатленными навсегда именами жителей этого дома.

Жутко читать эти семейные родословные, оборвавшиеся в один день. Как пример, семья Навицких: мама, папа и их 7 детей, старшему из которых было 15 лет, а младшему 2 года.

А еще здесь сохранились деревенские колодцы. Точнее те места, где они когда-то находились. Теперь они отмечены мраморными крышами, а в каменных плитах символические углубления, где скапливается дождевая вода.


Люди почему-то туда кидают деньги. Непривычно, что в воде плавают бумажные купюры. Наверно, потому что в Белоруссии пока нет мелких монет.

Чуть дальше на территории комплекса расположено Кладбище белорусских деревень.

Сюда были торжественно доставлены урны с землей разоренных и сожженных дотла 185 деревень Белоруссии. 186-й в этом траурном списке была сама Хатынь.

На каждой символической могиле в камне выбито имя исчезнувшей деревни. Эти названия теперь можно встретить только здесь. На карте Беларуси таких названий больше не существует.

Фашистские оккупанты стёрли их с лица земли. И больше они не восстанавливались. Да! Их нет. Но они навечно живы в людской памяти. Неподалёку находится Стена Скорби.

Это железобетонная стена с нишами. Люди приносят сюда цветы и плюшевые игрушки.

На этих мемориальных плитах увековечены 66 лагерей смерти, созданных фашистскими оккупантами на территории Белоруссии, и названы места гибели большого количества людей.

В мемориале есть Площадь Памяти. На ней как символ вечной жизни растут 3 берёзы.

Горит, не потухая ни на минуту Вечный огонь.

Это символичное отражение того, что лишь 3/4 уничтоженных сел и деревень возродились к новой жизни. А четверть исчезла с лица земли навсегда. Так и растут здесь три березы, а вместо четвертой горит памятный огонь.

Рядом расположено Дерево жизни, символизирующее возрождающуюся жизнь.

На его «ветвях» список сожженных гитлеровцами, но возрожденных после войны трудом советских людей, 433 деревень…

Хатынь — символ всех деревень, которые сожгли немецкие завоеватели во время второй мировой войны. История трагедии Хатыни сохранилась до наших дней. И очень хочется надеяться, что останется в сердцах и памяти людей на многие десятилетия и века.

Этот мемориальный комплекс является историко-культурным наследием Белоруссии. Ежегодно его посещают тысячи экскурсантов. Это одно из самых горьких и почитаемых мест Великого народа Беларуси. Теперь там есть частичка и моего сердца.

ИХ НЕ ДАРОМ ЗОВУТ — «ПРЕДАТЕЛИ»

Командующий 201-й охранной дивизии генерал-майор Альфред Якоби был вне себя от ярости: он буквально пару дней назад отправил в Берлин очередную победную реляцию! А Вёльке был из тех военнослужащих, о «подвигах» которых систематически требовало отчёта ведомство Геббельса. И тут — такой пассаж… Естественно, Якоби потребовал, чтобы «эти славянские скоты разобрались с бандитами!».

Если кто не понял, «славянскими скотами» генерал Якоби любезнейше именовал 118-й батальон шуцманшафта, ротным командиром в котором служил покойный Вёльке. Нет, возглавлял-то это подразделение немец — майор Эрих Кёрнер. Но вот личный состав батальона был сформирован из Буковинского куреня ОУН  .  В числе прочего, Буковинский курень «отличился» участием расстрелов мирного населения в Бабьем Яре, участием в погромах и карательных операциях ещё до того, как надел форму «шуцманшафт».

Начальником штаба батальона и фактическим его «серым кардиналом» и вовсе был дезертир из Красной Армии, уроженец Западной Украины  Григорий Никитьич Васюра. Майору Кёрнеру не доставляло удовольствия контактировать с бандой украинских нацистов, слегка «разбавленной» дезертирами из Красной Армии (а что делать, «шуцманов» партизаны, да и просто местные жители, отстреливали и иными способами истребляли с особым старанием, надо было откуда-то брать пополнение).  Так что фактически командовал — Васюра.

Итак, ответственность за месть возложили на 118-й батальон Кёрнера-Васюры. Но оставался вопрос — кто должен стать «стрелочником»? Искать партизан по лесам «шуцманы» объяснимо боялись: легко нарваться на пулю. А жизнь, даже такую шакалью, как у предателей, они отчего-то ценили. Значит, нужно было найти жертву, которая не смогла бы сопротивляться. Опыта было много: 6 января 1943 года 118-м батальоном была уничтожена деревня Чмелевичи, Логойского района, каратели  сожгли 58 домов. В феврале 1943 года батальон понёс потери в боях с партизанами и сорвал злость на жителях деревень Заречье и Котели: было убито 16 человек и сожжено 40 домов. Так что «технология» была отработана.

Григорий Васюра — начальник штаба 118 батальона шуцманшафта. Храбрости сжигать людей заживо у него хватило. Храбрости отвечать за свои «художества» — нет.

Оставшийся командовать на месте казни Ханса Вёльке цугфюрер Василий Андреевич Мелешко приказал первым делом захватить козыревских женщин с лесозаготовок, которые сказали Вёльке и его людям, что не видели партизан. 26 человек озверевшие «шуцманы» расстреляли на месте. Остальных несчастных Мелешко отправил в Плещеницы, в распоряжение гестапо.

Начальник штаба Григорий Васюра связался с «братским» подразделением СС «Зондеркомандой доктора Дирлевангера», заслужившим страшную «славу» палачей-садистов. Подразделение штандартенфюрера СС Оскара Дирлевангера формировалось из подонков и отбросов, собранных из немецких тюрем, концлагерей и военных тюрем СС. Разумеется, «политических» среди них не было. Оскар Дирлевангер предпочитал «работать» с уголовниками, воображая себя новым Альбрехтом фон Валленштейном. Убийцы, садисты, грабители, насильники — все находили дружеский приют под крылышком «папы Оскара».

Естественно, столь сходные по своей сущности подразделения не могли не договориться!

С чего вдруг Василий Мелешко «заподозрил» жителей Хатыни в пособничестве партизанам — вопрос, прямо скажем, открытый. Скорее всего, была выбрана ближайшая к месту происшествия из деревень, в которых не стояло немецкого гарнизона…

И выродки из 118 батальона шуцманшафта вместе с выродками из «Зондеркоманды Дирлевангера» двинулись на практически беззащитную деревню.

Именно так выглядел «новый порядок», который несги гитлеровцы советскому народу. Также выглядит и «новый порядок», который несли американцы народам Кореи, Вьетнама, Японии… Кто там хотел Прекрасную Россию Будущего? С точки зрения ваших хозяев она выглядит именно так.


С этим читают