«швейцарский поход»

4Переход от Альтдорфа в Мутенскую долину

Достигнув Альтдорфа, Суворов увидел, что далее дороги не имелось и Швица можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, на котором неприятель захватил переправочные средства. На это обстоятельство ни Готце, ни Штраух не обратили внимания Суворова при обсуждении плана похода. Из Альтдорфа существовали две дороги — из Шахенской долины к к верховьям р. Линт, где Суворов мог соединиться с отрядом Линкена, и из Мадеранской долины — к верховьям Рейна. Однако ни та, ни другая не вели к Швицу и соединение с войсками Римского-Корсакова и Готце было невозможно. Находясь в столь критическом положении, Суворов узнал о существовании двух горных троп — через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, откуда шла дорога к западу на Швиц. Тогда он решил направить по кратчайшей из них (протяженностью 18 километров), идущей через перевал Кинциг, всю армию, намереваясь во что бы то ни стало дойти до Швица.С рассветом 27 сентября армия выступила. Авангард вёл Багратион, за ним следовали войска генералов Дерфельдена и Ауфенберга, а за ними — вьюки. Розенбергу было приказано прикрывать тыл от нападений Лекурба и следовать за вьюками. Переход армии представлял огромные трудности. Множество людей, лошадей и вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. Через 12 часов пути авангард достиг деревни Мутен и захватил стоявший там французский пост (150 чел), не успевший сделать ни единого выстрела. Остальные войска растянулись по всему пути и провели ночь на снежном перевале. Лишь вечером 28 сентября хвост колонны добрался до Мутена. Затем ещё в течение двух дней той же дорогой тянулись вьюки. Арьергард за это время отразил два нападения Лекурба. С 28 на 29 сентября арьергард двумя колоннами с интервалом в несколько часов двинулся вслед за главными силами. Лишь утром 29 сентября Лекурб, поняв, по какому пути ушла русская армия, послал сообщение Массене, Молитору, Мортье и Луазону о том, что Суворов во главе 20—25-тысячной армии вторгся в Мутенскую долину через перевал Кинциг-Кульм. Последние части арьергарда Суворова прибыли в Мутенскую долину 29 сентября. В тот же день, в Мутенской долине, Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении Римского-Корсакова и Готце.


Расстановка сил

К началу кампании 1799 года Австрия располагала в Южной Германии 80 тысячами войск эрцгерцога Карла, в Тироле — 48 тысячами графа Бельгарда; в Италии находилась 86-тысячная армия генерала Меласа. Россией было выставлено в подкрепление австрийцев 65 тысяч, помимо стоявших на западной границе 86 500 человек. По просьбе австрийского правительства 14 (25) марта в Вену прибыл фельдмаршал граф Суворов, который должен был командовать союзными войсками в Италии. Также в Средиземное море была послана русская эскадра адмирала Ф. Ф. Ушакова.

Французские войска находились: в Эльзасе и Майнце — 45 тысяч Бернадотта и Журдана; в Швейцарии Гельветическая армия насчитывала около 48 тысяч Массена́, считая местный контингент; Итальянская армия в Северной Италии составляла 58 тысяч Шерера и в средней и южной Италии Неаполитанская армия — 34 тысячи Макдональда.

1-й эшелон русских войск, состоявший из 22-тысячного корпуса генерала Розенберга, выступил из Брест-Литовска 13 (24)—20 (31) октября 1798 год и в первых числах января следующего года достиг Дуная, где простоял на квартирах в окрестностях Кремса и Санкт-Пёльтена 2 месяца.

Причины перехода русских войск в Швейцарию

В этой стране находилась стотысячная армия французов. Ею командовал генерал Массена. Ему противостояли русско-австрийские части, командовали которыми генерал-лейтенант А. М. Римский-Корсаков и фельдмаршал Ф. фон Готце. Каждый член коалиции преследовал собственные цели, пытаясь взять с России максимум возможного и под благоприятным предлогом выдавить ее. В принципе, у России была одна цель в этом походе — восстановление французской монархии.

Вся Италия практически была освобождена от французов, осталась только Генуя, в которой сосредоточились остатки армии Моро. Логичным шагом было завершить операцию и освободить Италию полностью. Но австрийское правительство посылает русские войска в Швейцарию. Предстоял поход Суворова через Альпы.

Под пятой захватчиков

Началось все в 1796 году, когда молодой и энергичный бригадный генерал Наполеон Бонапарт вторгся со своими войсками в Северную Италию. Он разгромил австрийскую армию и без особых помех завладел итальянским севером. Австрийцы приняли поражение и подписали с французами мирный договор в Кампоформио.

Н.А. Шабунин. Отъезд А. В. Суворова из села Кончанского в поход 1799 года

Почувствовав себя на завоеванных землях полными хозяевами, французы начали создавать новые вассальные государства. Итальянцы же недоверчиво восприняли оккупантов. И хотя наполеоновские войска пришли под революционным лозунгом «Мир хижинам, война дворцам», главной силой сопротивления стали именно жители хижин, крестьяне и городская беднота. Именно они стали главной действующей силой восстаний против французов – сначала в Пьемонте, потом в Ломбардии, далее в Венецианской области. По всей Италии разгорелась народная война, которая получила название Инсордженцо – движение против Наполеона, против французов. Духовенство отнеслось к приходу французов по-разному. Епископат занял нейтральную позицию, иерархам было что терять, и они старались не конфликтовать с новой властью. А вот низы духовенства – приходские священники, наиболее близкие к народу, – приняли активное участие в этом движении. Это народное сопротивление продолжалось, пока в 1799 году объединенные силы австрийской и русской армий под командованием Суворова, а также русский флот под командованием Федора Федоровича Ушакова не изгнали французов из Италии.

По дорогам или «карнизам»

Часто, когда говорят о военных походах через Альпы, речь идет о тяжелых боевых действиях в условиях горной войны. В реальности горы относительно невысокие. Еще в Римскую эпоху там были проложены прекрасные дороги, по котором осуществлялось торговое и военное сообщение Рима с провинциями к северу от Альп.

В Средние века военных походов через Альпы было множество, начиная со времен Фридриха Барбароссы и заканчивая Итальянскими войнами между Францией и Испанией. В Альпах есть даже так называемая «дорога немощных», по которой даже человек, не отличающийся крепким здоровьем, может преодолеть горы. Но все хорошие пути в условиях военных действий нередко перекрываются противником и остается лишь путь по «карнизам» — узким тропам вдоль пропасти. Минимальная ширина «карниза» — 50 см. Если один человек пройдет легко, то для армии с обозом, артиллерией и кавалерелией подобный путь чрезвычайно затруднителен.

Лишь три полководца решились на переход через Альпы по «карнизам»: Ганнибал (218 год до н. э.), Наполеон (1796 год) и Суворов (1799 год). Все три полководца добились успеха в том числе и за счет того, что выбирали крайне рискованный путь там, где противник не имел достаточно сильных заслонов.

Чертов мост

Утром мы въехали в узкое, глубокое ущелье с отвесными стенами и вышли у знаменитого Чертова моста. Сейчас через ущелье проходит современный мост. Остатки прежнего, разрушенного моста – значительно ниже. Тут же в скале прорублен туннель для поездов.

Сражение на Чертовом мосту произошло на следующий день после взятия Сен-Готарда. Мост узкий, и каждый, проходящий по нему, неизбежно попадал под обстрел французской пушки, установленной в туннеле и направленной на мост. Поэтому часть солдат отправили верхом через скалы, другие спустились вниз, переправились через бурную реку и по крутому склону вылезли наверх. Сбросив пушку в реку, французы отступили.

В скале, напротив Чертова моста, вырублен огромный каменный крест в память о русских воинах, погибших при переходе через Альпы в 1799 году.

Этот кусок земли (495 кв.м) благодарная Швейцария подарила России, и теперь он считается русской территорией.

Слева от мемориального креста начинается «виа феррата» – скальный маршрут с провешенными тросами. Несложное лазание, красивые виды.

Очень быстро тенистое ущелье с бурной рекой осталось внизу. Время от времени из темной дыры в скале выскальзывал красный стремительный поезд, или наоборот, исчезал внутри горы.

Потом по дороге проползла колонна бронетранспортеров.

На вершине горы, среди душистого разнотравья установлен флаг кантона Ури: черная бычья голова на оранжевом фоне (граница итальяноязычного кантона Тичино и немецкоязычного Ури проходит по перевалу Сен-Готард).

Потом мы спускались по тенистому лесу. На каждом витке серпантина установлены плакаты с описанием растений и животных, встречающихся в данном уголке. На открытых участках врыты противолавинные ограждения.

Обедали в историческом ресторане «Суворов» на Чертовом мосту.

Ресторан стоит на уступе, на небольшой скальной площадке, обрывающейся вниз крутыми стенами, и, подойдя к краю обрыва, можно наблюдать за безудержным потоком реки, кувырком летящим вниз по крутым каменным ступеням.

В самом ресторане – небольшой музей, на стенах – скрещенные сабли, штыки (найденные на склонах и дне реки), портрет Суворова и картины, посвященные битве на Чертовом мосту. Подается специальное вино “Suworof”.

Вечером гуляли по Андерматту. Спокойный, тихий городок, практически безлюдный в вечернюю пору. Черные лебеди в маленьком пруду, прелестный фонтан с фавном, бык, водруженный на мотоцикл. В центре города – внушительный Suworofhaus, дом, в котором располагалась ставка Суворова с памятной табличкой.


Вечернюю тишину нарушил отряд пожарников, вышедших в полном обмундировании, с длинными лестницами и шлангами. Приставив лестницу к одному из домов, они стали лазить туда-сюда, тянуть шланги. Оказывается, пожарная дружина города состоит из добровольцев, которые вечером, после основной работы выходят на тренировки.

Через некоторое время по улице прошли молодые парни в военной форме. Это военнослужащие спустились из своей военной части на дискотеку в город (военная часть расположена довольно высоко, мы ее видели днем, когда поднимались по виа-феррата. Я думаю, ребята хорошо тренированы, если по ночам после дискотеки бегают к себе в часть на такую верхотуру).

Дорога на Милан

26-28 апреля 1799 состоялось сражение на реке Адде, что на подступах к Милану. Сражению предшествовал стремительный рейд русских казаков на город Бергамо, в котором ими были захвачены богатые трофеи: 12 орудий, знамя, припасы и пленные. Как и всегда в ходе итальянской кампании, союзные русским австрийские войска оказались практически бесполезными и действовали только как части усиления или обеспечивали охрану тылов русских корпусов. В общей сложности австрийские союзники были разбросаны на территории свыше 100 километров, тогда как Суворов действовал собранными в кулак частями. Кстати, в одном из боевых эпизодов, при взятии местечка Лекко, отличился будущий герой Отечественной войны 1812 года князь Багратион.

Отбросив французов от Адды и переправившись через реку без потерь, русские готовились к новым сражениям. Однако новый командующий французскими войсками генерал Моро решил не давать Суворову боя. Силы французов оказались разделены, и им пришлось отступать в разных направлениях. Более того, командующий пятитысячным французским отрядом генерал Серюрье, потерял всякую связь с начальством и был вынужден заночевать у деревенек Падеро и Вердерио. Он не мог знать, что к утру быстро продвигавшиеся русские отряды взяли его группировку в кольцо. После недолгих переговоров Серюрье, видя бесперспективность боя, приказал своим солдатам сложить оружие. Всего в результате боя и маневров у Адды французы потеряли свыше 5 тысяч человек пленными, более 2,5 тысячи убитыми и ранеными, 27 орудий. В плен попало несколько французских генералов. И это при общих потерях Суворова и австрийцев менее 2 тысяч убитыми и ранеными. Очередной триумф фельдмаршала Суворова открывал путь на Милан.

На суше и на море

Первое сражение произошло, как и планировал Суворов, на реке Адде. Победа русских войск позволила занять Милан и прекратить деятельность так называемой Цизальпинской республики. 26 мая 1799 года пал Турин, и тем самым была освобождена практически вся Северная Италия. Ситуация осложнялась тем, что французы пытались блокировать объединенные войска с двух сторон. Войска генерала Жана Виктора Моро сосредоточились в Генуе, а генерал Жак Макдональд подошел к Флоренции.

Решение Суворова вновь расходилось с планами австрийского командования. Первый удар великий русский военачальник нанес войскам Макдональда. В начале июня стремительным маршем он атаковал французов на реке Треббии. Три дня продолжался ожесточенный бой, в результате которого армия Макдональда была разгромлена. Ее остатки отошли к Реджио, а затем бросились на соединение с Моро.

А.Е. Коцебу. Сражение при Нови

В это время в Южной Италии был высажен русский морской десант в 500 человек. 19 июня он вместе с неаполитанским ополчением захватил Неаполь – столицу Королевства обеих Сицилий.

На фоне всех этих успехов русской армии Моро изменил свои планы и отступил в горы Ривьеры. Суворов не смог развить свои победы, поскольку австрийцы испугались дальнейших действий и потребовали завершить боевые действия, пока австрийские войска не возьмут город Мантую. Пока австрийцы планировали свои действия, к французам прибыло подкрепление в виде войск 30-летнего генерала Бартелеми Жубера. Жубер считался первой саблей Франции и, по мнению военных авторитетов, превосходил своего ровесника Наполеона в популярности и стратегическом мышлении. Тем не менее объединенные войска Жубера и Моро потерпели сокрушительное поражение при Нови. Генерал Жубер погиб в бою, а Моро был вынужден отступить к Генуе.

Так завершился Итальянский поход великого русского полководца. Очевидец писал Павлу I, что граф Суворов восстановил порядок в Италии и Европе, сокрушив голову французской гидре. За отличия в этом поразившем всю Европу походе Павел I возвел полководца в достоинство князя Италийского.

А. Шарлеман. Торжественная встреча Суворова в Милане в апреле 1799 года

Обложка: https://pinterest.com

Документальный фильм «Охота на фельдмаршала»

«Наши союзники, особенно Австрия, побаивались радикального усиления России»

— Почему союзники оставили армию России без основной своей поддержки в незнакомой Швейцарии? Так ли было важно сосредоточить основные силы против Франции в Голландии, или тут была игра против возможного российского усиления в случае победы над Францией?

— Это была скорее двуличная политика. Но это было не впервые — сама Россия еще в Семилетнюю войну после смерти Елизаветы Петровны изменила свою политику в отношении Пруссии, против которой воевала, и изменила тем самым союзникам, с которыми воевала. Но и при Елизавете наши союзники, особенно Австрия, побаивались радикального усиления России и пытались ввести российскую экспансию в Европе в какие-то рамки. Мы помним, что Европа препятствовала и выходу России к Черному морю, и ее прорыву в Средиземное море, препятствовала ее усилению в Польше, Пруссии, на Балтике. Но это нормальная дипломатия, и я бы не стал называть это сверхковарством. Каждый монарх действует в интересах своей страны и своей политической концепции, и к этому были готовы и русские дипломаты с военачальниками.

В случае с 1799 годом и с направлением Суворова в Швейцарию удивило не дипломатическое двуличие — оно-то вполне естественно, а то, что австрийцы неджентльменски повели себя в каких-то важных деталях подготовки войск и не исполнили свой долг перед Суворовым и русской армией. В первую очередь они не подготовили ее должным образом к горной войне, а они были обязаны это сделать — подготовить мулов, продовольствие, обозы. Это было сделано с опозданием и в незначительной мере. И во-вторых, австрийцы не сумели подготовить карты продвижения армии по Альпам — то, что имелось у Суворова, было сделано неудовлетворительно, не тех дорог он ожидал для продвижения в Альпы.

В общем, австрийцы ввели русскую армию в заблуждение. Возможно, они сделали это намеренно или по халатности, которая была им свойственна и из-за которой они терпели частые поражения от тех же французов.

— И все-таки, так ли было важно сосредоточить силы союзников в Голландии, что туда были направлены почти 60 тысяч австрийских солдат?

— Удар по Франции со стороны Голландии и Бельгии планировался давно, и так же давно там был высажен, наряду с английским, и русский корпус, и такой удар по Франции выглядел бы вполне логичным. Но, с другой стороны, после суворовских побед в Италии для французов не было более опасного исхода в кампании, чем поход русско-австрийских войск на Париж со стороны Италии. То, что австрийцы эту идею не поддержали и ушли подальше, конечно, говорит о том, что они побаивались политического усиления России. Они боялись, что Россия, таким образом, осталась бы в Средиземном море: ведь там же стоял и российский флот под командованием Ушакова.

В то, что Россия могла бы укрепиться во Франции, они вряд ли могли верить — максимум, что мог сделать Суворов во Франции, это сокрушить Директорию, революционную армию и содействовать восстановлению на троне Бурбонов, а потом Россия должна была бы ретироваться оттуда. Планы сделать Францию протекторатом России было очень трудно исполнить в силу географической удаленности Франции от России. Закрепиться же на Средиземном море Россия вполне могла, и австрийцы этого побаивались, поэтому и решили переместить нашу армию на борьбу с Францией дальше, в швейцарские Альпы, ликвидировав таким образом перспективу совместного похода на Францию.

Торжественная встреча Суворова в Милане в апреле 1799 года. Художник А. Шарлемань. Репродукция wikipedia.org

Альтдорф. Перевал Кунциг-Кульм

На следующее утро мы покидали Андерматт. На прощанье сфотографировались с местными жителями ожидающими дилижанс.

Утром с жителями Андерматта

К полудню мы были в Альтдорфе.

В Альтдорфе русская армия оказалась в ловушке. Согласно австрийским картам, от Альтдорфа до Швица существовал проход вдоль берега Люцернского озера. В реальности же там оказались отвесные скалы. Все суда, вплоть до рыбачьих лодок, французы увели в Люцерн. Провиант кончился.

Путь назад был отрезан французами.

Было принято решение пробиваться через горный хребет Рошток. До сих пор на швейцарских картах этот путь через перевал Кунциг-Кульм называется «путем Суворова в 1799».

Альтдорф – симпатичный, провинциальный городок, столица кантона Ури (формально он не имеет статус города, т.к. его население меньше 10 тыс.). Красивые, разрисованные здания, театр, музей Суворова (был закрыт), фонтаны, клумбы.

Местный театр в Альдорфе

Швейцарское граффити


Некогда здесь жил Вильгельм Телль, возглавивший борьбу местных жителей против австрийцев. Памятник ему установлен в центре Альтдорфа.

Мы оказались в Альтдорфе 1-го сентября, и улицы были наводнены детишками. У каждого на шее – оранжевый ромб с отражателями на груди и спине.

Через несколько километров от Альтдорфа начинается подъем на перевал Кинциг-Кульм. Сначала на кресельном подъемнике поднялись до горной деревушки Бель. Там некоторое время ждали вагончик наверх в окружении местной детворы: школьники, живущие в горах, отучившись в школе в Альтдорфе, на канатке возвращались к себе домой, в горы. Вскоре пришел вагончик.

И поплыли вниз островерхие ели, потом — заросшие густой травой склоны, с пасущимися коровами, с редкими домиками.

От верхней станции канатки пошли на перевал. Подъем относительно пологий, по хорошей тропе. На самом перевале – деревянный крест, часовенка и шест с указателями на горные деревушки и хутора, разбросанные в окрестностях.

На спуске – те же мягкие, плавные, ниспадающие склоны.

Слева — красивая скальная стена с выступающими пиками, очень напоминающая итальянские Доломиты.

Справа — скальный остров.

Одинокие коровы, самостоятельно похаживающие среди густой травы и провожающие нас безмятежными взглядами.

Пахнет нагретой травой и цветами. Появились елки.

Неожиданно среди горного леса возник странный резкий запах, а на очередном повороте был обнаружен и его источник — сыроварня в большом деревянном доме. Через открытую дверь сыроварни были видны ряды полок с головками зреющего сыра, которые двое молодых парней переворачивали деревянными лопатами.

Еще ниже наша скорость передвижения сильно упала из-за зарослей малины, растущей вдоль тропы.

3Битва у Чертова моста

25 сентября, после соединения с Розенбергом в Урзерне, Суворов направил на левый берег Рёйса полк под начальством генерала Каменского для выхода на тыл неприятельских позиций у Чёртова моста. Полк двинулся вслед за прошедшими через Бетцберг войсками Лекурба, уничтожая отставшие во время ночного марша части противника. Суворов повел армию правым берегом на север, но встретил препятствие — так называемую Урзернскую дыру, узкую и низкую галерею, пробитую в обрамляющих Ройс скалах, длиной 64 метра и шириной, дававшей возможность прохода только для одного человека с вьюком (в дальнейшем была расширена примерно до 3 метров). За ней дорога огибала скалу в виде карниза и круто спускалась к Чёртову мосту в том месте, где Рёйс представляет собой бурный поток с водопадами свыше 60 метров высотой. Сам мост состоял из узкой каменной арки без перил 20 метров длины, перекинутой через Рёйс на высоте 22—23 метров. Затем путь, упершись в отвесную скалу левого берега, круто поворачивал направо и спускался по искусственной каменной аппарели к другому мостику, по которому опять переходил на правый берег. Обойдя в этом месте крутую скалу, дорога снова выходила на левый берег реки и наконец, у деревни Гёшенен выходила из ущелья. Между Урзернской дырой и Чёртовым мостом — около 300 метров, а вся теснина до Гёшенена — около 2,5 километров. Когда полковник Трубников появился над выходом из Урзернской дыры, передовой отряд французов оставил свою позицию. Батальон Мансурова прорвался через проход и бросился на отступавших французов в штыки.Французы, стоявшие на противоположном берегу, начали разбирать аппарель. Но в это время к месту боев со стороны хребта Бетцберг прибыла колонна генерала Каменского. Французы начали отступать от Чёртова моста, успев предварительно частично разрушить его. Для устранения этого препятствия русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай, притащили брёвна и перевязав их офицерскими шарфами, перебросили их через образовавшийся провал. Первым, перешедшим по этой перекладине, был майор князь Мещёрский-третий, тут же смертельно раненый. За ним перешли солдаты Тревогина и Свищова.Лекурб намеревался остановить русскую армию, однако после боев на Сен-Готарде и за Чёртов мост и отступления ему удалось собрать лишь около 6000 человек. Здесь Лекурб направил часть войск под командованием Луазона и Гюдена в западном и юго-западном направлениях, оставшись в Зеедорфе с отрядом численностью 700—900 человек. Часть войск Лекурб направил к Флюелену, откуда они эвакуировались на переправочных средствах.

Муотаталь и перевал Прагель

Наконец мы вышли из леса, где на стоянке нас поджидал наш микроавтобус, на котором мы уже доехали до городка Муотаталь.

Русская армия затратила на переход из Альдорфа в долину реки Муота через хребет Рошток два дня. Моросил мелкий осенний дождь, раскисшая глина сменилась наверху снегом. Не было ни провианта, ни дров, чтобы обогреться и немного обсушиться на привалах, шли всю ночь и только к концу второго дня спустились в долину реки Муоты.

Там Суворова ждало тяжелое известие. Австрийцы, узнав, что Суворов идет им на подмогу, тут же вывели свои войска из Швейцарии, предоставив русским дальше сражаться в одиночку. Воспользовавшись этим, французский генерал Массена разгромил под Цюрихом корпус Римского-Корсакова, на соединение с которым так спешил Суворов. Цюрихское сражение стало одним из самых тяжелых поражений русской армии в XVIII-м столетии — было потеряно больше половины нашего войска (это случилось в тот день, когда суворовцы сражались за Чертов мост). Теперь французы наседали на Суворова со стороны Швица и отрезали путь по долине Муоты в сторону Австрии. Кампания была практически проиграна.


Нужно было спасать остатки измученной армии, выводить людей из гор и пробиваться в Россию.

Основательный, старинный дом в Муототале с табличкой, что здесь останавливался Суворов два века лет назад. «А сколько лет самому дому?» — спросили мы высунувшему из окна хозяина. «Четыреста», — ответил пожилой, добродушный дяденька, с интересом поглядывая на нас.

Мы подошли к монастырю св. Иосифа, где Суворов собирал военный совет. На этом совете было решено с боями пробиваться в долину Рейна через перевалы Прагель и Паникс.

К нам спустилась настоятельница монастыря и провела нас в большую комнату со старинной мебелью и со столом в центре, ту самую комнату, где происходил исторический военный совет. Настоятельница достала огромный фолиант «Protocolum», в котором показала нам запись 1799 года о событиях тех дней, о мародерстве французов. Там же с немецкой дотошностью упоминалось, что русские оплатили предоставленный провиант.

Когда мы покидали монастырь, из города, из «увольнительной» возвращались монашки, симпатичные, модно одетые девушки. Они торопливо расходились по своим кельям, чтобы успеть переодеться и явиться на вечернюю службу в подобающем одеянии и настроении.

Сначала мы хотели переночевать в местном хостеле, но нашли, что там душновато, и отправились в кемпинг на берегу реки. Кемпинги в Швейцарии хорошо обустроены, с горячим душем, кухней, стиральными машинами. В этом еще имелся питомник для хасок, и утро мы провели у вольеров, фотографируя симпатичных собачек. Зимой их используют для катания туристов на собачьих упряжках.

Путь на перевал Прагель был отвоеван отрядом Багратиона. В то время, как авангард пробивал дорогу на Гларус из долины Муоты, арьергард отбивался от наседающих французов в Муотатале, а потом разошелся и сам перешел в наступление, отогнал их до Швица и захватил в плен 1200 французов.

Подъем на перевал Прагель идет по широкому ущелью, склоны которого покрыты зарослями малины. Сам перевал очень низкий (1551 м) и неявно выраженный, так что, если бы не памятная табличка, что через этот перевал в 1799 году прошла армия Суворова, я бы его не заметила.

Лес и заросли малины кончились, мы шли по альпийским лугам, по которым расхаживали независимые, ухоженные и сытые коровы. Луга, впрочем, были огорожены проволокой со слабым током, и тропинки были перекрыты «удочками», чтобы скотина сильно не разбредалась по горам.

Около строгой часовни с колокольней, сложенной из грубоотесанных камней, нас ждал наш микроавтобус, в который мы загрузились и отправились вниз.

Эта долина заметно пострадала от недавнего стихийного бедствия. Несколько деревенских домов было разрушено селевыми потоками. Полностью разнесен сарай с заготовленным на зиму сеном, и пространство между домами было завалено сеном. Сейчас там трудился трактор, и люди разбирали завалы.

Среди заросших лесом склонов перед нами вдруг открылось Клентальское озеро, глубокого сине-зеленого цвета. Оно было переполнено водой, прибрежные кусты полу-затоплены. Мы высадились на берегу. Вода была прохладная, тем не менее все с наслаждением искупались.

Потом мы спустились в небольшой городок Гларус, где русская армия отдыхала несколько дней и поджидала свой арьергард. А оттуда переехали в город Эльм, где стоит совсем маленькая скульптура: Суворов на коне. И тоже сохранился « Suworowhaus» — дом, в котором 5 октября 1799 года останавливался фельдмаршал перед тяжелейшим переходом через перевал Паникс.

Причины и предпосылки

В 1798 году Франция насильственно присоединила к себе Голландию под названием Батавской республики, а в Италии — Папскую область под названием Римской республики. Франция заняла королевство Сардинии и начала проникновение на Балканы. Швейцария была вынуждена подчиниться Франции под названием Гельветической республики.

Успехи революционной Франции заставили Павла I принять решение о вступилении во 2-ю антифранцузскую коалицию (Великобритания, Австрия, Турция, Неаполитанское королевство). Была создана объединённая русско-австрийская армия для похода в северную Италию, захваченную войсками Французской Директории. Под руководством Суворова весной-летом 1799 года Северная Италия была освобождена от французского господства, однако Австрия опасалась успехов Суворова и настояла на переброске его соединений в Швейцарию.

Отношения с Францией при императоре Павле I

Военная обстановка в Италии и Швейцарии перед началом похода

К концу августа 1799 года в результате Итальянского похода Суворова и Средиземноморского похода Ушакова почти вся Италия была освобождена от французских войск. Остатки разбитой при Нови 35-тысячной армии генерала Жана Моро (около 18 000 человек) отступили к Генуе, которая осталась последним районом Италии под французским контролем. Наступление русско-австрийской армии под командованием Суворова (около 43 000 человек) на Геную, с последующим полным вытеснением французской армии из Италии, представлялось естественным следующим шагом.

Однако, в связи с планировавшейся высадкой 30-тысячного англо-русского десантного корпуса в Голландии, австрийским командованием было принято решение направить все находившиеся в Швейцарии австрийские войска (58 тысяч человек под командованием эрцгерцога Карла) на соединение с англо-русским корпусом в Голландии. Взамен ушедших из Швейцарии австрийских войск туда предполагалось перебросить русские войска из Италии (около 21 тысячи) и соединить их с находившимся в Швейцарии 24-тысячным русским корпусом под командованием генерал-лейтенанта Римского-Корсакова. А. М. Римский-Корсаков

18 (29) августа 1799 года австрийская армия начала отход из Швейцарии. Понимая, в какое отчаянное положение ставит его уход русские войска, эрцгерцог под свою ответственность временно, до прибытия Суворова, оставил в Швейцарии 22-тысячный австрийский отряд под командованием фельдмаршал-лейтенанта фон Готце. Тем не менее, у французов в Швейцарии сохранялось примерно полуторакратное превосходство в численности, и учитывая, что Массена (будущий маршал Франции) вообще отличался решительностью и энергичностью, французская атака была только вопросом времени. В то же время своевременное (до атаки Массена) прибытие армии Суворова в Швейцарию существенно осложнило бы французам задачу вытеснения войск коалиции из Швейцарии.

Суворов, однако, задержался в Италии вплоть до капитуляции осаждённого его армией французского гарнизона в Тортоне — согласно заключённой 11 (22) августа 1799 года конвенции, комендант крепости обязался капитулировать, если до 31 августа (10 сентября) крепость не будет деблокирована французскими войсками. Предотвратив две попытки французской армии под командованием Моро по деблокаде Тортоны, Суворов дождался капитуляции гарнизона. В 7 утра 31 августа (10 сентября) русские войска выступили по направлению к Швейцарии.

Итоги и результаты

  • Российские войска под командованием Суворова потеряли около 5000 человек, все орудия, но смогли вырваться из окружения.
  • Франция сохранила свой полный контроль над Гельветической республикой, каким он был до начала Швейцарского похода.
  • Невыполнение австрийцами союзных обязательств возмутили Павла I и он вышел из 2-й антифранцузской коалиции.

Список литературы

  1. Chandler, 1988, pp. 406—410
  2. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
  3. Айроло // Военная энциклопедия : / под ред. В. Ф. Новицкого … . — СПб. ; : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  4. Мещеряков, 1953, с. 349
  5. Замостьянов, 2008, с. 336
  6. Суворов, 1986, прим. к письму № 646
  7. Фон-Рединг-Биберегг, 1902
  8. Фон-Рединг-Биберегг, 1902, гл. 8.
  9. Я.Старков. Рассказы старого воина о Суворове. М, 1847. Пересказывается: В. С. Лопатин. А. В. Суворов. Письма. С.732-733.
  10. Наполеон. Итальянская компания 1796—1797 // Избранные произведения. Воениздат. 1956. стр. 357.
  11. Старков Я. Рассказы старого воина о Суворове. М.,1847. Пересказывается во многих источниках, в том числе: Михайлов О. Суворов. ЖЗЛ, вып. 1 (523) — 2-е изд. М, «Молодая гвардия» 1980, 494 стр., стр. 478—479
  12. Ростунов И. И. Генералиссимус А. В. Суворов. Жизнь и полководческая деятельность. Воениздат, 1989. 496 с.
  13. Биберегг Рединг, фон. Поход Суворова через Швейцарию гл. 11.
  14. Лопатин В. С. А. В. Суворов. Письма. стр. 366. Письмо № 658 эрцгерцогу Карлу (20-е числа X. 1799).
  15. Грязев Николай. Поход Суворова в 1799 г. Текст приводится по изданию: А. В. Суворов. Слово Суворова. Слово Современников. Материалы к биографии. М., Русский Мир, 2000

С этим читают