Подводная лодка к-19: история, судьба, фото

Экипаж

Командиры

  1. Н. В. Затеев (1957—1961)
  2. В. А. Ваганов (1961 — сентябрь 1965)
  3. Э. А. Ковалев (сентябрь 1965—1967)
  4. Ю. Ф. Бекетов (1967—1969)
  5. (но поход 1969 года, в котором лодка столкнулась с SSN-615 «Gato» осуществлял 345-й сменный экипаж под командованием кап. 2р. Шабанова В. А.)
  6. В. М. Тяпкин (1969—1970)
  7. Ю. С. Пивнев (26 октября 1970 — сентябрь 1973)
  8. (но в печально известный поход 1972 года также ходил сменный 345-й экипаж под командованием кап. 1р. Кулибабы В. П. А вышла в него лодка ещё в декабре 1971.)
  9. Г. А. Никитин (сентябрь 1973—1974)
  10. В. Ф. Мусатов (3 июня 1974—1977)
  11. Н. С. Елисеев (28 мая 1977 — 4 ноября 1978)
  12. В. А. Дмитров (30 октября 1978—1987)
  13. О. Е. Адамов (15 августа 1987 — 22 сентября 1997)
  14. А. А. Горюнов (24 февраля 1998—2001) командир экипажа
  15. И. С. Панасюк (2001—2003) командир экипажа.

Невидимый убийца

Впрочем, и в восьмом отсеке, где располагались вспомогательные механизмы, кубрик и камбуз, тоже было небезопасно: туда по нарушенной системе подачи воздуха высокого давления стал проникать угарный газ и дым. Пришлось организовывать эвакуацию людей и оттуда в соседний седьмой отсек, а на местах остались только командир электротехнического дивизиона капитан третьего ранга Лев Цыганков и несколько его подчиненных. Они задраили переборочный люк за своими эвакуировавшимися товарищами и вернулись к своим аппаратам и механизмам: без них лодка не могла продолжать всплытие. На то, чтобы остаться в живых, никто из них уже не рассчитывал.


А пожар в девятом отсеке не утихал, продолжая убивать и тех, кто находился поблизости, и тех, кто был в восьмом отсеке, – дымом и угарным газом, и уже добрался до седьмого, турбинного отсека. Здесь люди погибали, не отходя со своих боевых постов, не выпуская из рук штурвалов и рукояток: просто потому, что на минуту снимали изолирующие маски, или от проникающего угарного газа под неплотно прилегающие маски, или просто потому, что иссякали отведенные силы.

Тем временем лодку отделяли от поверхности уже считанные метры воды. Еще несколько мгновений, – и можно открыть рубочный люк и провентилировать отсеки! Но до этого момента угарный газ успел добраться и до шестого отсека, где располагалась главная энергетическая установка корабля – два атомных реактора. И здесь тоже начали погибать моряки, которые не оставляли боевых постов. Например, как только стало понятно, что отсек заполняет невидимая смерть, мичман Александр Новиков начал помогать матросам-срочникам надевать изолирующие маски и успел спасти многих, но не себя…

23 дня в темноте

Первых членов экипажа К-19 удалось эвакуировать только 1 марта, на седьмые сутки аварии (1972 год был високосным). Двенадцать моряков по спасательному канату перебрались на борт стоящих рядом кораблей. 3 марта к эвакуации подключился вертолет с большого противолодочного корабля «Вице-адмирал Дрозд», который присоединился к спасательному отряду. С его помощью и по канатам, несмотря на бушующий шторм, с К-19 сняли еще 62 человека. На лодке остались только 19 человек аварийной команды во главе с командиром Кулибабой и 12 моряков, запертых в десятом отсеке. Их удалось вывести, точнее, вынести наружу только 18 марта – через 23 дня после пожара! Очевидцы говорят, что обессилевшим морякам накладывали на глаза повязки, чтобы их, просидевших три недели в темноте, не ослепило мартовское солнце.

2 апреля подводная лодка К-19, пройдя на буксире 2160 морских миль, добралась до Североморска. И только тогда с нее сошел командир – капитан второго ранга Кулибаба.

Позднее, когда закончилось следствие по делу о пожаре, все действия командира экипажа и самих моряков были признаны верными. Командира наградили орденом Боевого Красного Знамени, а руководившего запертыми в десятом отсеке моряками капитан-лейтенанта Бориса Полякова – орденом Красной Звезды. Награды получили и многие другие члены экипажа (как живые, так и погибшие).

После возвращения лодки в родную гавань в течение полутора месяцев ее экипаж, переживший такую колоссальную трагедию, расформировали. А саму К-19 после очередного ремонта, который тянулся с июня по ноябрь 1972 года, вернули в строй. И уже 8 января 1973 года она вышла на свою пятую службу, которую закончила с оценкой «отлично».

«Задраить люки!»

Чтобы оценить, какое мужество проявили моряки К-19 в тот мрачный день 24 февраля 1972 года, и что им пришлось совершить, чтобы спасти свою лодку и своих товарищей, надо хотя бы коротко описать, в каких условиях произошел пожар. В тот день поздним утром, в начале одиннадцатого, лодка шла экономичным ходом на глубине 120 метров. Это не было предельной глубиной, на которой она могла идти, но всплытие с такой отметки занимало немало времени. А в 10.23, согласно данным флотского расследования, в 9-м отсеке загорелось масло, попавшее на воздухонагреватель фильтра локального узла очистки воздуха.

Эта беда была запрограммирована событиями, случившимися неделей раньше. 17 февраля на трубопроводе судовой гидравлической системы появилась крохотная трещина, из которой и начало сочиться масло. Проблему обнаружили и устранили, но к тому времени масло уже стекло вниз, туда, где находился фильтр вентилятора. А дальше потянулась цепочка трагических совпадений: протекшее масло не убрали (сделать это оказалось невозможно из-за затрудненного доступа в нижнюю часть отсека), кожух фильтра раскалился из-за долгой работы на идущей в подводном положении лодки, а когда масло загорелось, личный состав отсека не сразу это заметил и не сразу оценил опасность.


Когда пламя вырвалось в верхнюю, основную часть отсека, ликвидировать пожар своими силами матросы уже не могли. И только тогда, в 10.54 на лодке прозвучал сигнал тревоги, по которому межотсечные двери тут же были задраены. Каждый отсек должен был бороться с огнем самостоятельно. Обитателям последнего, 10-го отсека, где буквально лежа на торпедах спали 12 человек, это спасло жизнь. Тем, кто находился в 9-м, это подписало смертный приговор. Лишь нескольким матросам из него, когда по приказу командира корабля капитана второго ранга Виктора Кулибабы ненадолго отдраили переборку, чтобы восьмой отсек принял живых из девятого, удалось выйти из объятого огнем помещения. Остальных отрезала стена огня.

Список инцидентов, аварий и катастроф на К-19

По причине несчастных случаев несколько человек погибло в 1959 г. ещё до спуска подлодки на воду, а именно:

  • при окраске трюмов вспыхнул пожар, два человека погибли;
  • после возобновления покрасочных работ задохнулась женщина-маляр;
  • В 1961 году при погрузке ракет в шахты один матрос был придавлен крышкой шахты и погиб.
  • 12 апреля 1961 года лодка чудом избежала столкновения с АПЛ USS «Nautilus», но из-за резкого манёвра снижения глубины при этом врезалась в дно. Значительных повреждений не было.
  • 4 июля 1961 года — авария кормового реактора: падение давления в первом контуре в результате разрыва в первом контуре импульсной трубки между напорной линией и датчиками. В результате приборы показали нулевое давление, хотя полного разрыва не было. Устранение аварии впоследствии стоило жизни 8 человек, все остальные члены экипажа получили высокие дозы облучения.
  • 15 ноября 1969 года — столкновение в подводном положении с подводной лодкой ВМС США USS «Gato» при манёвре изменения глубины с 60 до 90 метров.
  • 24 февраля 1972 года — пожар в 8 и 9 отсеках. Отбуксирована на базу. Погибло 28 человек на лодке и 2 спасателя. 12 матросов пробыли в заточении в 10-м кормовом отсеке 23 дня без света, пищи и со скудными запасами воды, получая из центрального поста только воздух .
  • 15 августа 1982 года — при ремонте в аккумуляторном отсеке возникла электрическая дуга. Обожжены несколько человек, один из них 20 августа скончался в госпитале.

Первый боевой поход и авария реактора 4 июля 1961 годa

При возвращении на базу после участия в учениях «Полярный круг» в 70 милях от норвежского острова Ян-Майен произошла авария правого реактора. В 4:15 при ходе в подводном положении и работе реакторов обоих бортов на мощности 35 % вахтенный командир группы дистанционного управления реактором обнаружил по контрольно-измерительным приборам падение давления и уровня в 1 контуре охлаждения кормового реактора. Как выяснилось впоследствии, повреждение произошло ещё на испытаниях, когда давление в контуре было сильно превышено, что было тогда оставлено без должного внимания. Тем самым авария была запрограммирована. Была сброшена аварийная защита реактора. В 4:22 ПЛ всплыла в надводное положение и продолжала движение при работе реактора и линии вала левого борта. Через 30—40 минут после начала аварии появилась и быстро начала расти гамма-активность. Появившуюся газовую и аэрозольную активность удалось несколько снизить вентиляцией реакторного отсека. В 7:00 была предпринята попытка аварийной проливки реактора через магистраль воздухоудаления, однако сразу же после пуска насоса шланг был сорван. Очередная попытка создания циркуляции по 1 контуру с помощью главного циркуляционного насоса привела к выходу его из строя. В 8:45 после приварки героическими усилиями аварийной партией трубопровода к воздушнику вновь была собрана нештатная аварийная схема проливки реактора. В результате подачи через нештатную систему проливки холодной воды в реактор произошло разрушение активной зоны и резко возросло гамма-излучение. В результате разгерметизации реактора и ошибочно проводимых работ, а также удаления воды из реакторного отсека трюмным насосом 10 отсека, радиационная обстановка на ПЛ резко ухудшилась, загрязнение распространилось по всему кораблю. После подхода на помощь дизельных лодок командиром Затеевым было принято решение об эвакуации экипажа.

Через сутки после начала аварии, в 4:00, весь личный состав был снят на дизельную подлодку С-270, а затем и на С-159, но позже передан на подошедшие эсминцы. На случай появления иностранных кораблей К-19 была подготовлена к затоплению.

К-19 была отбуксирована в базу. В результате сильного облучения c 10 по 23 июля 1961 года скончались 8 человек, а впоследствии — 1 августа 1970 года — ушёл из жизни командир БЧ-5 капитан 3 ранга Анатолий Козырев.

Члены экипажа К-19, погибшие в результате аварии 1961 года
Имя Звание и должность Доза облучения Дата смерти Примечание
Борис Корчилов лейтенант,

командир группы дистанционного управления

54 Зв = 5400 бэр 10 июля 1961[источник не указан 2384 дня] похоронен на Красненьком кладбище в Ленинграде
Борис Рыжиков главный старшина ~7 Зв = 720 рентген 23 июля 1961[источник не указан 2384 дня] похоронен на Зеленогорском кладбище под Ленинградом
Юрий Викторович Ордочкин

р. 23.05.1938

старшина 1-й статьи 30 Зв = около 3000 бэр 10 июля 1961[источник не указан 2384 дня] похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Евгений Фёдорович Кашенков

р. 28.07.1937

старшина 2-й статьи ~8.5 Зв = 845 рентген 10 июля 1961[источник не указан 2384 дня] похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Семён Васильевич Пеньков

р. 05.10.1940

матрос ~9 Зв = 890 рентген 15 июля 1961

(дата, указанная на памятнике)

похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Николай Алексеевич Савкин

р. 08.03.1939

матрос ~9 Зв = 930 рентген 12 июля 1961

(дата, указанная на памятнике)

похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Валерий Константинович Харитонов матрос ~9 Зв = 935 рентген 13 июля 1961

(дата, указанная на памятнике)

похоронен в Москве на Кузьминском кладбище
Юрий Повстьев капитан-лейтенант, командир дивизиона движения ~6 Зв = 629 рентген 20 июля 1961[источник не указан 2384 дня] похоронен на Красненьком кладбище в Ленинграде

Остальные члены экипажа также получили дозы облучения, во много раз превышающие допустимые, и проходили лечение от лучевой болезни в течение последующего года. Лечение включало в себя пересадку костного мозга с последующим полным переливанием крови. Эта методика была предложена профессором З. Волынским и спасла в том числе получивших смертельные дозы облучения капитан-лейтенанта Михаила Красичкова, матроса Старкова, матроса Козырева, ст.2й.статьи Ивана Кулакова и капитана 3-го ранга Владимира Енина. В целях секретности официальный диагноз был не «лучевая болезнь», а «астено-вегетативный синдром», в связи с чем подводники впоследствии имели сложности при приёме на работу.

Запертые в торпедном

В 10.56 подлодка К-19 всплыла на поверхность и начала принудительную вентиляцию отсеков, одновременно передав на базу сообщение о ЧП на борту. Но рассчитывать на скорую помощь было трудно: лодка находилась вдали от родных берегов, в районе всплытия бушевал сильный шторм. Оставалось рассчитывать на то, что экипажу хватит сил, чтобы дождаться спасателей. 

Лишь через двое суток к лодке подошло первое судно – сухогруз «Ангарлес». Но ни принять на борт моряков, нуждавшихся в эвакуации, ни завести буксирный конец на лодку не удалось: мешал шторм. Нужно было дождаться спасателей, имеющих специальное оборудование, чтобы попробовать взять К-19 на буксир и начать эвакуацию той части экипажа, которая не требовалась для буксировки корабля. Но на это ушло еще десять суток. Только 8 марта к терпящей бедствие лодке подошли корабли спасательного отряда: крейсер «Александр Невский» и плавбаза «Магомет Гаджиев», а также три буксира (всего в операции по спасению К-19 принимали участие почти три десятка кораблей и судов Северного и Черноморского флотов).

Все это время в кормовом, десятом торпедном отсеке оставались взаперти двенадцать моряков во главе с капитан-лейтенантом Борисом Поляковым. Им грозила смерть от удушья, если бы на третий день вынужденного заключения они не смогли по внутреннему корабельному телефону дать знать о себе своим товарищам в носовых отсеках, а те не сумели бы пустить кислород по трубопроводу, который обеспечивал дифферентовку (выравнивание) лодки. Куда хуже обстояло дело с водой: ее удалось найти только в почти пустой цистерне с пресной водой, и она, как вспоминали потом спасенные, была отвратительной на вкус. Впрочем, выбирать не приходилось. Еще хуже было с продуктами: рассчитывать можно было только на те «заначки», которые отыскались в матросских рундуках, то есть – на четыре пачки чая, две банки сгущенки и консервированную капусту. Все это делили на крохотные порции и ели в полной темноте. Ведь все батарейки в фонариках истощились еще в первые два дня, а электричества на лодке, которая заглушила реакторы, но не смогла запустить резервные дизели, не было.

Пожар в 1972-м

24 февраля 1972 года экипаж судна заметил задымление в девятом отсеке. Вскоре начался пожар. Моряки из других частей судна слышали приглушенные крики и кашель. Гибель подводной лодки К-19 была близка как никогда. По правилам, моряки не могли открыть охваченный огнем отсек, чтобы избежать пожара на всем судне. Загерметизированная часть К-19 превратилась в топку, в которой выжить не представлялось возможным. Несмотря на предупредительные меры экипажа, огонь все-таки начал распространяться по всей подводной лодке.

Тогда капитан Кулибаба отдал приказ о всплытии. Это было тяжелое решение. Теперь американцы могли заметить К-19. История подводной лодки, фото, основные характеристики – все это было в Вашингтоне. Однако даже там не могли предположить, что несчастливое судно опять попадет в беду, так и не вступив в бой.

От стапеля до пожара

Строительство первого советского атомного подводного ракетоносца проходило в крайне напряженных условиях. Практически одновременно с СССР такой же корабль строили и США. А значит, тот, кто успевал первым, получал существенное военное и политическое преимущество.

Ситуация осложнялась тем, что первенство в строительстве атомных субмарин на тот момент оставалось за США. Именно там 14 июня 1952 года заложили, а 21 января 1954 года спустили на воду первую в мире подводную лодку с ядерной энергетической установкой – «Наутилус». В СССР первый подводный атомоход – подлодку К-3 «Ленинский комсомол» – построили на четыре года позже. 12 сентября 1952 года появилось постановление о проектировании лодки, 24 сентября 1955 ее заложили на Северодвинском судостроительном заводе №402 (нынешнем «Севмаше»), а спустили на воду лишь 9 августа 1957 года.


Поэтому гонка на опережение в строительстве первых атомных подводных ракетоносцев имела особое значение. Работы по созданию К-19 шли в авральном режиме. По воспоминаниям очевидцев, все причастные к постройке лодки, начиная от конструкторов и заканчивая рядовыми рабочими, трудились в три смены. Но все равно опоздали… Впрочем, это было неудивительно, ведь американская атомная ракетная подлодка «Джордж Вашингтон» была заложена 1 ноября 1957 года, а спущена на воду 9 июня 1959 года. Советскую К-19, чья история отсчитывается с 17 октября 1958 года, спустили на воду 11 октября 1959 года, то есть всего на четыре месяца позже. Правда, при этом и построить первый советский подводный ракетоносец наша промышленность сумела гораздо быстрее американской: за 359 дней против 586! 

Однако спешка дала о себе знать: доводкой многих систем и механизмов морякам и судостроителям пришлось заниматься уже на спущенной на воду и официально вошедшей в строй лодке. Не стоит забывать и о том, что этот корабль был первым в своем роде, а значит, неизбежно страдал от множества «детских болезней», как это бывает с любыми головными кораблями.

7 июня 1961 года подводная лодка К-19 вошла в состав Северного флота и была зачислена в состав 206-й отдельной бригады подводных лодок. В том же году субмарина начала выходы в море: в июне она отправилась на участие в больших флотских учениях «Полярный круг». Именно по возвращении с этих учений и произошла первая крупная авария на подлодке с выходом из строя реактора и гибелью восьми моряков. После этого лодку дезактивировали, в 1962 году заменили ей реакторный отсек и сами реакторы и снова вернули в строй.

15 ноября 1969 года лодка едва не потерпела новую катастрофу. Во время боевой подготовки К-19 при погружении столкнулась с американской атомной субмариной Gato. Однако все обошлось лишь смятием носовой оконечности легкого корпуса, и наша лодка своим ходом вернулась на базу, хотя и в надводном положении. А два с половиной года спустя случился тот самый пожар в девятом отсеке.

Постройка и испытания

Ходовые испытания

13 — 17 июля 1960г. проводились заводские ходовые испытания, в ходе которых АПЛ чуть не врезалась в грунт на скорости 20 узлов из-за неверной установки рулей глубины. Вовремя давший задний ход матрос спас АПЛ от столкновения.

12 августа — 12 ноября 1960г. АПЛ выполняла программу гос. испытаний в ходе которых К-19 прошла 10779 миль.

В процессе испытаний впервые опробовали 5-ти суточный режим полного подводного хода на предельной мощности, которые завершились успешно. При всплытии, после проверки критической глубины в 300 метров, АПЛ завалилась с опасным креном примерно в 45° на правый борт, а потом на левый.

Испытание вооружения

На заводских испытаниях комплекс Д-2 с стартовой установкой СМ-60 проводились двумя пусковыми устройствами: для ракет Р-13 и Р-11 ФМ. Испытания ракеты Р-13 в Капустином Яре проводились на стартовой установке СМ-49.

В 1960 г. ракетный комплекс Д-2 был принят на вооружение дизель-электрических подводная лодках проекта 629, а потом и на АПЛ проекта 658(М).

Ядерные испытания

Летом 1961 года было принято решение правительства о стрельбе ракетами с последующими ядерными взрывами. 20 октября 1961 года, в ходе проведения учений «Радуга», ракетоносцем «К-102» по полигону на Новой Земле был произведён пуск ракет Р-13. Стрельбы были произведены двумя пусками — первый ракетой с боеголовкой в контрольной комплектации, второй — в штатной.

Головная часть первой ракеты в инертном оснащении пришла на боевое поле с существенным отклонением по дальности и направлению от точки прицеливания. Это произошло потому, что пуск был осуществлён в условиях штормовой погоды и лодка не смогла уточнить свои координаты. Пуск ракеты с боевым зарядом был произведён в тех же сложных погодных условиях. Аппаратура боевого поля на Новой Земле зафиксировала воздушный ядерный взрыв в точке с координатами, незначительно отличающимися от места падения первой ракеты. Это подтвердило стабильность траектории ракеты.

Поломка в реакторе

Летом того же 1961 года на К-19 случилась трагедия, о которой стало известно много лет спустя, после рассекречивания документов. Тогда подводная лодка участвовала в морских учениях в Арктике. Сломался реактор, из-за чего некоторые отсеки оказались в зоне радиации. Экипажу пришлось, не имея специальных средств и инструментов, избавляться от дефекта. Судно удалось спасти от гибели, но некоторые моряки поплатились собственными жизнями. Они попали под облучение и скончались в ужасных мучениях.

Последствия аварии при плохом стечении обстоятельств были бы ужасающими. Могло произойти заражение всего Мирового океана. А причиной тому была бы всего лишь одна подлодка К-19. История о том происшествии на учениях оказалась засекреченной. Погибшие получили государственные награды.

Возвращение подводной лодки в строй

После трагедии 1961 года в советском военном ведомстве решили потопить К-19. История подводной лодки за столь короткий срок уже была полна всевозможными несчастьями, а ее корпус был поражен радиацией. Однако в этот критический момент свое слово сказал экипаж. Моряки сами вызвались дезактивировать аварийный реактивный отсек и извлечь опасные боеголовки. Люди работали в невыносимых условиях. Многие позже скончались точно так же, как их товарищи во время инцидента в Арктике. Высшие чины смотрели на ситуацию сквозь пальцы

Военные хотели спасти стратегически важное судно любой ценой, не считаясь с жертвами

Когда К-19, наконец, была отмыта, ее повели в родной порт. Однако по дороге вновь случилось непредвиденное. Недалеко от Северодвинска лодка оказалась на мели. На застрявшем судне закончилась энергия и сели генераторы. У экипажа было на исходе продовольствие. Флоту пришлось провести еще одну спасательную операцию. После тех события старый ракетный отсек был затоплен около Новой Земли. Подводная лодка К-19 (ее размеры, в основном) подверглась изменениям и модернизации. Только после 1961 года она смогла вести огонь из подводного положения благодаря увеличению радиуса стрельбы.

Спасение экипажа

О случившемся доложили в Москву. Через несколько часов о пожаре узнали руководители партии. Было принято решение выходить на связь с подводной лодкой только раз в день, чтобы минимизировать шанс перехвата сообщения американцами. Тогда же на выручку К-19 отправились восемь вспомогательных судов.


Ситуация осложнялась тем, что в районе, где находилась подводная лодка, бушевал шторм. Буря три недели не позволяла прибывшим кораблям помочь К-19. Спасатели пытались отбуксировать ее. Однако канаты, необходимые для этой операции, каждый раз рвались.

Тем временем экипаж под водой пытался сделать все, чтобы выжить. Другой его задачей было не допустить распространения огня до ракетного отсека. Если бы это случилось, то произошла бы детонация атомных боеголовок. На третий день в командную рубку поступил звонок с аварийного телефона в одном из закрытых отсеков. Моряки, которые были там заперты, выжили. На это никто уже не надеялся. Однако теперь было необходимо помочь изолированным людям. Они могли попросту задохнуться. Воздух пустили по трубе, которая первоначально предназначалась для аварийного откачивания воды.

Все моряки старались не тратить свою энергию попусту и не тратить драгоценный кислород. Экипаж был спасен только на 23-е сутки, когда погода, наконец, успокоилась. Погибло 2 спасателя и 28 моряков на подводной лодке. После случившегося на флоте снова разгорелись споры о том, нужно ли списывать К-19. У подводной лодки вновь нашлись могущественные защитники в верхах, которые отстояли АПЛ.

Политическая важность

Уже позже специалисты спорили между собой о том, стоило ли так торопиться с созданием подводной лодки. Профессиональные аргументы в данном случае оказывались на втором плане. Решающее слово было за политиками. В коммунистическом руководстве хотели как можно быстрее получить К-19, чтобы иметь аргумент в своем споре с США. Возможные эксплуатационные ошибки в Москве мало кого интересовали. Там надеялись на то, что дефекты можно будет исправить уже по ходу использования подводной лодки.

Некоторые конструкторы и военные специалисты оправдывали эту точку зрения с профессионального ракурса. Когда речь идет о судах нового поколения (каким была советская подводная лодка К-19), то невозможно на бумаге предугадать всех вероятных осложнений. Ошибки в данном случае приходится исправлять уже по факту их наличия.

История создания

В середине 50-х ЦК КПСС принимает решение о строительстве первого советского атомного ракетоносца (подводной лодки с ядерными ракетами на борту).

На создание «Проекта-901» были брошены все предприятия и КБ страны. Строительство происходило в 3 смены, круглосуточно, более 3000 человек в смене. Уже при создании АПЛ К-19 произошел первый несчастный случай. При покраске трюмов произошел пожар и погибло 2 человека, а после возобновления погиб еще один человек (задохнулся).

11 октября 1959 г. когда АПЛ была выведена из цеха в бассейн, в ходе церемонии спуска на воду, бутылка с шампанским не разбилась, а только скользнула по ходовым винтам и корпусу.

17 октября 1959 г. при спуске на воду АПЛ затонула, водолазы установили, из-за того, спусковые тележки забыли смазать, они приклеились к днищу. При первом же пуске атомного реактора произошла авария, забыли подключить приборы, показывающие давление в 1-ом контуре реактора, и подали давление превышающие норму в 2 раза. Аварию скрыли.

В январе 1960 г. при опробовании системы управления компенсирующими решетками, оператор допустил посадку решетки на нижние концевые упоры так, что погнул шток привода компенсирующей решетки. Для устранения последствий аварии пришлось заменить неисправную сборку реактора на новую.

12 июля 1960 г. был поднят Военно-морской флаг.

Конец службы

В последующие годы служба К-19 проходила относительно спокойно. Она была выведена из состава флота в 1990 году. В 2003-м было принято решение по утилизации несчастливой подводной лодки. Сохранили лишь рубку, которая до сих пор находится в городе Снежногорске Мурманской области.

За время службы К-19 прошла больше трехсот тысяч морских миль. Судно провело несколько боевых операций и запустило в общей сложности два десятка баллистических ракет. Однако, несмотря на эти выполненные поставленные задачи, К-19 больше всего известна именно благодаря многочисленным происшествиям и инцидентам.

Известность К-19

Чем больше всего известна подводная лодка К-19? История этого судна современному массовому обывателю запомнилась благодаря художественному фильму 2002 года с Харрисоном Фордом в главной роли. Эта картина под одноименным названием «К-19» обошла большинство мировых кинотеатров и напомнила о том, как близок был мир к ядерной катастрофе. Тем не менее фильм, в силу своего формата, показал далеко не все, что происходило на судне.

Подводная лодка К-19, история которой не поместилась бы и в несколько голливудских боевиков, началась в 1958 году. Тогда советское правительство решило, что пора создать первый на флоте атомный ракетоносец. Он смог бы стать важным аргументом в обострившемся споре с США. Большая часть службы подводной лодки пришлась как раз на время холодной войны. Из-за того, что К-19 чуть не стала причиной утечки радиации, ее неофициально называли «Хиросимой».

Сюжет

В разгар ядерного противостояния холодной войны Советский Союз спускает на воду новейшую подводную лодку, вооружённую ядерным оружием и оснащённую атомным реактором. Командование кораблём поручено капитану Алексею Вострикову. Волевой и энергичный Востриков решает проверить, на что способны корабль и команда, заставляя всех работать в экстремальных условиях, что вызывает недовольство команды.

Согласно плану похода К-19 всплывает на северном полюсе и производит испытательный пуск баллистической ракеты. Во время дальнейшего похода происходит авария системы охлаждения реактора на неремонтируемом участке, температура активной зоны начинает расти. Возникает угроза расплавления реактора, возможно это приведёт к взрыву. На совещании офицеры решают смонтировать резервный водопровод и пустить по нему холодную воду для охлаждения. Шестеро моряков, разбившись на три пары, проводят ремонт, получая смертельные дозы облучения. Стармех Горелов заменяет струсившего командира реакторного отсека Радченко и заканчивает ремонт.

На корабле начинается утечка радиации и заражение отсеков, антенна дальней связи повреждена, связь с Родиной невозможна. На горизонте появляется американский эсминец, но Востриков отвергает предложение о помощи. Тем временем разведка КГБ узнаёт о происшедшем через источники в США. Замполит отстраняет Вострикова от командования, но старпом Поленин неожиданно встаёт на сторону капитана и разоружает мятежников.

Резервная система охлаждения даёт течь, температура активной зоны снова начинает расти. Радченко заходит в реакторный отсек и исправляет повреждение. Востриков вытаскивает ослепшего Радченко и решает перевести команду на американский эсминец, а самому затопить лодку. На помощь приходит советская подлодка С-270. Экипаж К-19 связывается со штабом ВМФ и докладывает обстановку.

Трибунал оправдывает Вострикова, но он больше никогда не будет командовать подводной лодкой. Семеро моряков, производивших ремонт, умерли через неделю, впоследствии умерло ещё 20. Спустя 28 лет члены команды собираются зимой на кладбище и поминают погибших товарищей.


С этим читают