Керенский глеб

Детство Александра

Фёдор Керенский по стечению обстоятельств ещё до рождения Александра обучал другого известного политика и революционера — Владимира Ленина. Две семьи (Ульяновых и Керенских) поддерживали дружеские отношения и часто общались между собой. Более того, Фёдор заботится о детях после того, как старшего сына Ульяновых казнят за государственную измену. В то время родственникам политических преступников было крайне сложно поступить в престижное учебное заведение или получить государственную работу. Владимир Ильич смог поступить в университет во многом благодаря рекомендации своего учителя.


В восемьдесят девятом году семья Керенских переезжает в Ташкент. Там Александр учится в гимназии. Он имеет имидж успешного ученика. Увлекается актёрской игрой и музыкой, часто принимает участие в любительских постановках. Гимназию оканчивает с золотой медалью. Через год в Санкт-Петербургский университет поступает новый ученик — Александр Керенский. Биография политического деятеля была предопределена именно в студенческие годы.

Внук священника

Зыбкость, обманность фигуры Александра Федоровича проявлялась даже в фамилии, ударение в которой ставили и ставят как попало. Сам он настаивал на первом слоге, поскольку фамилия происходила от городка (ныне села) Керенск в Пензенской губернии — там служил священником его дед Михаил.

Сын последнего Федор изменил семейной профессии, став учителем словесности и дослужившись до директора гимназии в Симбирске. Он женился на дочке майора-немца Надежде Адлер: позже недоброжелатели Керенского упорно объявляли ее еврейкой. Возникла и другая легенда: будущий премьер был сыном Геси Гельфман, одной из убийц Александра II, якобы усыновленным Керенскими (настоящий ребенок Геси умер в тюрьме вместе с матерью).

За что белые расстреляли борца с большевизмом и любимца Керенского

На самом деле Александр был вполне законным сыном Федора Михайловича Керенского. Хорошенький кудрявый Саша был любимцем большой семьи (три старших сестры и младший брат Федор), несмотря на капризы и шалости. Его отца уважали в городе, он дружил со своим коллегой Ильей Ульяновым, поставив тем не менее единственную в аттестате «четверку» его сыну — гимназисту Владимиру.

Тот был на 11 лет старше Саши и однажды читал ему, больному, «Хижину дяди Тома».

Потом их пути надолго разошлись — в 1889 году Федора Керенского перевели в Ташкент, где его старший сын пошел в школу. Сохранился рассказ об истерике, устроенной им при известии о смерти Александра III — будущий председатель Временного правительства рыдал и бился головой об парту. Но скорее всего, это тоже легенда, хотя Саша действительно рос нервным и впечатлительным. Он блистал в школьных спектаклях (особенно в роли Хлестакова) и мечтал стать актером. Свои письма подписывал — «будущий актер императорских театров». Однако по настоянию отца поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

«Человек, который погубил Россию»

Эта сцена запомнилась нью-йоркским эмигрантам надолго. На днях мне рассказывал о ней 93-летний художник Сергей Голлербах, обладающий сказочной памятью.

Он, например, помнит фамилию и номер дома офтальмолога, у которого они с Керенским полвека назад лечили глаза.

Как пишет Абрахам, потом выяснилось, что барышня с букетом считала Керенского ответственным за смерть своего брата и жениха-офицера, которые погибли в 1917 году.

Старые нью-йоркские эмигранты иллюстрируют неприязнь к Керенскому, царившую в их среде, рассказом о том, как русская бабушка увидела его на другой стороне улицы, ткнула в него пальцем и говорит внучке: «Вон человек, который погубил Россию!»

«Ему не могли простить, что он не арестовал Ленина», — говорит Голлербах.

Легенда о бабушке с внучкой зародилась очень давно, и сначала в ней фигурировала не нью-йоркская улица, а парижская Пляс Пигаль.

Media playback is unsupported on your device Александр Керенский в эфире Русской службы Би-би-си в 1949 году.

1 марта 1938 года Керенский прибыл в Нью-Йорк во второй раз. В СССР бушевали чистки, советские агенты похищали эмигрантов в Париже, где он тогда жил, и чувствовал себя Керенский все неуютнее.

Керенский начал учить английский, незнание которого затрудняло ему общение со своей подругой, австралийкой Нелл (Лидией Эллен Триттон): та не говорила по-русски и им приходилось использовать французский.


Приехав тогда в США, он все еще высказывал надежду на то, что чистки в СССР являются «последней стадией эволюции большевистского режима», а потом он падёт.

В сентябре 1938 года Керенский вернулся в Нью-Йорк на следующий день после заключения Мюнхенского соглашения и отстаивал политику умиротворения Гитлера, считая, что она даст демократическим странам время вооружиться.

В августе 1939 года они с Нелл поехали в Пенсильванию и поженились в доме мирового судьи Харри Стайна. Молодые хотели держать женитьбу в тайне, но Стайн немедленно связался с информационными агентствами и раструбил о браке бывшего премьера России, который еще был тогда в США знаменитостью.

Через два дня после бракосочетания фон Риббентроп прилетел в Москву подписывать пакт с Молотовым, который Керенский назвал потом результатом «общего тоталитарного характера и интересов» Сталина и Гитлера. New York Times поместила его заявление на видном месте.

Керенский назвал «сотрудничество между демократиями и московской диктатурой» неестественным и аморальным и призвал Запад бороться не только за свержение гитлеровского режима, но и за «освобождение русского народа от большевизма».

Media playback is unsupported on your device Накануне 40-й годовщины русской революции Александр Керенский дал интервью Би-би-си.

После вторжения Германии в СССР он, однако, сильно потеплел к Сталину. Эта метаморфоза произошла уже в США, куда Керенский прибыл 12 июля 1940 года после того, как Нелл со своим паспортом помогла ему бежать из Европы от надвигавшихся на Париж немцев.

New York Times оказала ему триумфальный прием и напечатала его заявление, в котором Керенский отмечал контраст между силой воли Англии и французским пораженчеством.

Упоминавшийся выше прокурор-республиканец Кеннет Симпсон, баллотировавшийся в тот момент в конгресс от Манхэттена, пригласил Керенских жить у него в доме №109 по Ист 91-й улице. Симпсон победил на выборах, и у Керенского появилась надежда, что он получит через него доступ к конгрессу для агитации против изоляционизма.

Но Симпсон скончался в январе 1941 года через три недели после начала сессии конгресса, и надежда Керенского не сбылась.

После вторжения Гитлера в СССР Керенский объявил, что «сейчас не время сводить счеты со Сталиным», хотя предложил потребовать у диктатора уступок. 2 июля он обратился к британскому послу в Вашингтоне лорду Галифаксу со следующим предложением: если Сталина убедят дать народу волю и распустить колхозы с тем, чтобы Гитлер не мог изобразить себя освободителем, то Керенский публично поддержит Сталина.

Он даже вызвался лично поехать в Москву, несмотря на то, что рисковал бы при этом жизнью. Он не ограничился обращением к англичанам, а послал Сталину телеграмму. У Керенского ничего не вышло, поскольку и Сталин, и Форин-офис в расчет его и его заявления не принимали.

Он не успокоился и после Перл-Харбора призвал Сталина объявить войну Японии в расчете на американскую помощь. Весной 1942 года Керенский искал встречи с советским послом Максимом Литвиновым, который, по словам Абрахама, являл собою новое, демократическое лицо советского режима в Вашингтоне, но и тут не добился успеха и исчез на два года из поля зрения общественности, возможно, по наущению госдепа.

Семья Керенского

  • Сестра — Елена Федоровна Керенская — 1878 года рождения, уроженка Казани, беспартийная, врач-хирург Шувалово-Озерковской амбулатории, в 1929-ом году стала управляющей больницей, в 1941-1943-ом году работала полевым хирургом на фронте, после чего вышла на пенсию. Умерла в своём доме в Петрограде в 1955-ом году.
  • Жена — Ольга Львовна Керенская (в девичестве — Барановская) — 1884 года рождения, дочь русского генерала, была помощницей Керенского, в браке с которой он прожил почти 70 лет, мало появлялась на публике и не очень активно участвовала в политической жизни. В 1975-ом году после смерти мужа совместно с сыновьями создала «Фонд памяти А.Ф. Керенского».
  • Владимир Львович Барановский (брат Ольги Львовны) — 1882 года рождения, генерал-майор, герой Великой Войны, командовал оккупационными войсками в Саксонии, вышел на пенсию в в 1940-ом году, был награждён Георгиевским крестом 1-ой степени, умер в 1961-ом году, в Санкт-Петербурге.
  • Сын — Олег Александрович Керенский — 1905 года рождения, известный инженер, окончил вместе с братом Московское высшее техническое училище, став инженерами, в 1934-ом году основал фирму «Братья Керенские», которая занималась инженерным строительством мостов, на основании его проекта в 1948-ом построен подвесной мост через пролив Босфор в Константинополе, также он активно занимался разработкой построения Сахалинского моста, хоть окончания его строительства так и не увидел, с 1973 по 1984 был ректором родного МВТУ. После смерти отца вместе с матерью участвовал в работе его Фонда, умер в Москве в 1986-ом году, был награждён Орденом Андрея Первозванного. Глеб Александрович (1907—1990) также трудился в качестве инженера-строителя, вместе с братом, в его компании, с 1977-ого года преподавал в МВТУ, умер в 1990-ом году.
  • Внук — Олег Олегович Керенский — 1930 года рождения, известный актёр театра и кино, а также критик, прославился в первую очередь благодаря исполнению ролей своего деда, в различным фильмах: «Великая Война» (1962-1968), «Годы расцвета» (1967), «14-ый батальон» (1970), «За роялем» (1972), «Не объявленная война» (1975), «Дело #127» (1978), «Керенский» (1981), «Синдикат» (1985). Роль в «Керенском» принесла Олегу Олеговичу многочисленные награды, как российские таки и международные, после 1985-ого года он ушёл из кино и занялся критикой, Олега Олеговича не стало в 1998-ом году, он был похоронен в Москве.

Эпилог

Боткинское православное кладбище в Ташкенте историческое и такое же престижное, как Новодевичье в Москве. Там среди могил забытых героев Туркестана стоят мраморные памятники родным А.Ф. Керенского. На них сбиты кресты и фамилия «Керенский», чтобы любители переделывать историю и тут не воевали с прошлым. В нем и без того много страшных тайн и загадок.

Сам Александр Федорович похоронен в Англии, хотя умер в Нью-Йорке 11 июня 1970 года. Ему было 90 лет. Вечно конфликтующие между собой эмигрантские сообщества дружно воспротивились его похоронам в США, где он прожил 30 лет. Эмигранты обвиняли лидера Февральской революции в содействии крушению монархии, в аресте царской семьи, в развале великой России и в том, что он «сдал» Россию большевикам. Перед смертью Керенский произнес: «Я погубил Россию! Но, видит Бог, я желал ей свободы!» В последние годы он жил в нищете, забытый даже собственными детьми и единственным внуком. Его прах был перевезен в Англию.

Владимир Ильич Ленин (Ульянов) тяжело заболел в 1921 году. С тех пор почти не принимал участия в руководстве страной. Умер от атеросклероза и кровоизлияния в мозг 21 января 1924 года. В наши дни представители разных партий часто поднимают вопрос о выносе тела вождя из Мавзолея, что ничем, на наш взгляд, не отличается от сноса памятников. Что делать с другими известными людьми, похороненными в Кремлевской стене и рядом с Мавзолеем, никто не говорит.


Мустафа Шокай после неудачной попытки в 1917 г. создать Туркестанскую, а затем Алашскую автономию, правительства, которых он возглавлял, эмигрировал на Запад. В день нападения на СССР, 22 июня 1941 года. Шокай был арестован нацистами. Ему предложили возглавить Туркестанский легион, который планировалось набрать из пленных советских тюрков, заключенных в концлагерях. Посещая их, Шокай заразился какой-то неизвестной болезнью и 27 декабря 1941года умер. Ему было только 50 лет. Почти как Ленину.

Мальчики «пошли другим путем»… Так он был окончен.

Подробнее об истории города читайте в нашем проекте Исторический Петропавловск

Оценки, память

В целом в российской историографии доминирует положительная оценка Керенского, многие называют Александра Фёдоровича: «первым, по-настоящему демократически избранным лидером России» — высоко оцениваются его социальные реформы, которые значительно улучшили жизнь в стране, и подняли уровень жизни рабочего класса (который и во времена Скобелева продолжал отставать) на Европейский уровень. Керенский, благодаря «дарованию» права голоса женщинам, стал настоящим символом движения суфражисток не только в России, но и по всей Европе. Правые силы, высоко оценивают Керенского в период работы в Министерстве Юстиции, когда тот смог добиться максимально спокойного и мирного перехода от Монархии к Республике. При этом он упрекается за провальную внешнюю политику в период своего правления, неспособность внятно отреагировать на вторжение Сербии в Черногорию, уступки Германии и в целом излишнюю мягкость на мировой арене, а также за экономический спад. Радикально левые силы упрекают его в политике «соглашательство» с царским двором, старыми элитами и либералами, которые мешали в полной мере осуществить социальные реформы в период своего Премьерства, а также упрекают его в активной работе Республиканского Альянса.

Как личность Керенского называют честным человеком и выдающимся юристом, он был хороший семьянин, активно участвовал в жизни сыновей, его жена Ольга Львовна, пережила своего мужа всего на три года. При этом многие, знавшие Керенского люди упрекают его в чрезмерном чистолюбие, активном «подстраивании» под происходящее и жажде власти.

Именем Керенского названо большое количество улиц по всей России, а также несколько в Курдистане, в Петрограде существует станция метро названная в честь Александра Фёдоровича, Российская Юридическая Академия (РЮА), в основании которой активно участвовал Керенский после его смерти была названа его именем. Памятник Керенскому установлен в его родном городе — Симбирске, а также в столице Курдистана Эрбиле, где Александр Фёдорович считается чуть ли не национальным героем, в 1982-ом году памятник Керенскому был установлен на Аллее Славы в Петрограде.

Главноуговаривающий

Менее сентиментальный критик Петр Пильский подобрал другое сравнение — «герой с картонным мечом». За грозными речами министра и правда ничего не стояло: страна стремительно летела в анархию. Солдаты перестали подчиняться офицерам, Керенский, с апреля военный министр, пытался навести в армии хоть какой-то порядок. Но не силой, а все теми же речами, за что был прозван «главноуговаривающим». Кое-как подготовленное его усилиями июньское наступление бесславно провалилось. А тут еще большевики все активнее — июльский мятеж — рвались к власти, надо было воевать и на этом фронте. Александр Керенский, уже премьер-министр, получает чрезвычайные полномочия — но вновь проявляет решительность только на словах. Его отказ «додавить» большевиков — «мы социалисты, а не держиморды» — вызвал разочарование коллег.

— Все же Керенский не волевой тип, а лишь упрямый истерик, — без обиняков высказался кадет Андрей Шингарев.

Павел Макаров — архитектор, масон, революционер

В этот переломный и для Керенского, и для страны момент и развернулась странная эпопея, получившая название «корниловского мятежа». Главнокомандующий Лавр Корнилов при посредничестве князя Львова предложил премьеру ввести в Петроград войска, а потом навести жесткий порядок в армии и во всей стране. Керенский до последнего колебался: он подозревал, что Корнилов в итоге сам захватит власть, а его с прочими «временными» выгонит вон. В итоге 27 августа 1917 года, когда корниловские части уже двигались к столице, Александр Федорович выступил на заседании правительства, объявив главкома в мятеже. Агитаторы, посланные большевиками, убедили солдат повернуть обратно, Корнилов был арестован, его полномочия перешли к Керенскому.

А через два месяца пришла расплата.

24 октября непрерывно заседавшие в Зимнем дворце министры узнали, что большевики захватили важнейшие объекты столицы. Рано утром Керенский покинул дворец на автомобиле американского посольства, переодевшись в матросскую блузу — а не в платье сестры милосердия, как много десятилетий ерничали потом советские учебники. Он отправился в Псков к генералу Краснову, которого с трудом уговорил послать в Петроград казачьи части. Но … повторилась история с Корниловым: в Гатчине казаков встретили агитаторы, убедившие их сдаться…

Его жену Ольгу Львовну вместе с сыновьями сошлют на Север, только в 1920 году им удастся эмигрировать в Англию. Его брата Федора расстреляют в Ташкенте. До сестры Елены очередь дойдет в 1938-м — она получила высшую меру как «член семьи врага народа».

Но на дворе пока еще осень 1917 года, Александр Федорович, объявленный большевиками вне закона, бежит на Дон к атаману Каледину.

И тот велит ему поскорее убираться прочь, чтобы не быть повешенным.

НАШИ ЛЮДИ

Tom Coyne Инженеры

американский музыкальный мастеринг-инженер

Ященко, Виталий Александрович Инженеры

нейроподобные растущие сети , старший научный сотрудник ИПММС НАН Украины , ученый секретарь секции Математические машины и системы научного семинара по проблеме Кибернетика НАН Украины , член Ассоциации создателей и пользователей интеллектуальных систем , зам

Яшнов, Борис Дмитриевич Инженеры

советский военно-морской деятель, инженерный работник, учёный в области проектирования и производства морских артиллерийских орудий, доктор технических наук , инженер-контр-адмирал

Яцук, Николай Александрович Инженеры

инженер-механик флота, капитан 2 ранга, участник Русско-японской и Первой мировой войн, один из первых русских авиаторов, начальник Школы авиации Императорского Всероссийского аэроклуба, командир 34-го корпусного авиационного отряда Особого Добровольческого авиаотряда, первым теоретически обосновал возможность воздушного тарана, Георгиевский кавалер, организовал первую в стране школу военной маскировки, преподаватель ВВИА имени Н

Ярковский, Витольд Иванович Инженеры


русский и польский инженер-авиастроитель

Януш Завила-Недзьвецкий Инженеры

доктор экономических наук в дисциплине менеджмент, инженер-организатор производства; декан Факультета управления Варшавской Политехники с 2016 года

Яновский, Михаил Иосифович Инженеры

инженер-конструктор судовых турбин, профессор , член-корреспондент АН СССР , инженер-контр-адмирал

Ямаки, Митихиро Инженеры

японский инженер-оптик, основатель и бессменный руководитель компании «Сигма»

Заметки

1. Михаил Иванович Керенский — с 1830 дьякон Троицкой церкви в селе Керенки Городищенского уезда Пензенской губернии (ныне Никольский район Пензенской области. Отец троих сыновей.

1.1. Григорий Михайлович Керенский священник

1.2. Александр Михайлович Керенский священник

1.3. Фёдор Михайлович Керенский (ум.1811 г. С-Петербург) — действительный статский советник с 1885, директор Симбирской мужской классической гимназии.

Жена: Надежда Александровна Адлер (ум. 05.1905 г., Ташкент), дочь начальника топографического бюро Казанского военного округа, подполковника А. А. Адлера, потсдамского немца по происхождению. По матери — внучка крепостного крестьянина, который сумел выкупиться на волю и, впоследствии, стал богатым московским купцом. Он оставил внучке значительное состояние. У них 3 дочери и два сына.

1.3.1. Надежда р. ок.1875 Казань — ум. 04. 1911 г. Муж с 1895 г. (Ташкент): инженер Георгий Михайлович Сваричевский. У них сын (р.ок.1896)

1.3.2. Елена р. ок.1877 в Казань

1.3.3. Анна р.1879 Казань

1.3.4. Александр Фёдорович Керенский 22.04. (04.05.)1881 Симбирск-11.06.1970 Нью-Йорк. Его двоюродная тётка Н.Г.Троицкая — вдова генерал-майора, проживала в С-Петербурге.

1-я жена с 1904: Ольга Львовна Барановская 1886-1975 — дочь полковника Генерального штаба Л. С. Барановского. Сестра Елены и Владимира. От этого брака сыновья — Олег и Глеб. В 1921 г. эммигрировала с детьми в Эстонию, а затем в Англию. Разведены. Её двоюродный брат Сергей Васильев — член партии эссеров в 1905 г. Двоюродная сестра — Елена Всеволодовна Барановская (1892-1960-е), у неё дочь от А.Керенского.

2-я жена: Нелли (ур.Трайтон), австралийка. Эммигрировала с мужем в США.

(по базе ВГД — 2-я жена с 1939 г. -Триттин Тереза Лиия (р. ок. 1909), в первом браке Наядина.)

1.3.4.1. Олег Александрович Керенский 16.04.1905 — 25.06.1984 — в эммиграции в Англии. Инженер-мостостроитель. Проектировал знаменитый мост через пролив Босфор в Турции. Командор Британской империи

1.3.4.1.1. Олег Олегович Керенский (1930-1993) — балетный и театральный критик, автор книг «Мир балета» (1970), «Анна Павлова» (1973), «Новая британская драма» (1977).

1.3.4.2. Глеб Александрович Керенский (р.1907 г.)- в эммиграции в Англии. Инженер-энергетик. Переводчик книг отца. 1.3.5. Фёдор Фёдорович Керенский 17.06.1883-1919

Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. К 1912 г. занимал в Туркестане одну из прокурорских должностей.

В сентябрьском выпуске журнала «Звезда Востока» за 1991 г. была статья Евгения Данилова «Исчезнувшая семья. Керенские в Туркестане.»

(Сообщение отредактировал TOM 25 фев. 2005 14:11)

http://forum.vgd.ru/7/1730/

Александр Федорович Керенский

Министр юстиции, Генерал-прокурор

02.03.1917 — 05.05.1917

Александр Федорович Керенский родился 22 апреля 1881 года в Симбирске. С 1889 года вместе с родителями проживал в Ташкенте, где учился в местной гимназии. В 1899 году поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, но уже в следующем году перевелся на юридический. После окончания в 1904 году университета становится помощником присяжного поверенного.

Первое его публичное выступление состоялось в феврале 1905 года. Тогда же имя молодого адвоката появилось и в «досье» Департамента полиции. После «Кровавого воскресенья», которое потрясло Керенского, он пытался установить связи с социал-революционерами. В декабре 1905 года Александра Федоровича впервые арестовали и после четырехмесячной отсидки отправили в Ташкент под надзор полиции. Вернувшись в Петербург, он начинает активно выступать в политических и уголовных процессах в качестве защитника.

По своим адвокатским делам А.Ф.Керенский исколесил всю Россию: выступал в Москве и Петербурге, Иркутске и Казани, Варшаве и Тифлисе, Саратове и Риге и во многих других городах. В мае 1912 года вместе с комиссией сенатора С.С.Манухина расследовал причины Ленского расстрела, а затем поддерживал иски потерпевших в суде. В том же году Александра Федоровича избрали от трудовой группы (по городу Вольску Саратовской губернии) в Четвертую Государственную Думу. Он активно использует думскую трибуну в борьбе с царским правительством и к началу Февральской революции становится неоспоримым лидером в Думе, широко известным народным массам.

2 марта 1917 года А.Ф.Керенский вошел в первый состав Временного правительства в качестве Министра юстиции и Генерал-прокурора. Он сразу же оказался на гребне славы. Каких только восторженных эпитетов не расточала ему печать: его называли «министром правды» и «народным трибуном». А известный адвокат Н.П.Карабчевский назвал его «всесильным революционным Генерал-прокурором». Александр Федорович работал тогда день и ночь. От перенапряжения он иногда даже терял сознание во время выступлений. А.Ф.Керенский выезжал в Москву, Финляндию, Царское Село, на фронт и всюду встречал восторженный прием.

А.Ф.Керенский проводил огромную работу по преобразованию судебных органов, обновлению кадров Правительствующего Сената, суда и прокуратуры. Он говорил, что «новый строй должен быть основан на праве и справедливости и к этому стремился во всей своей деятельности. Однако допускал и перегибы. Так «всесильный революционный генерал-прокурор» считал, что все руководящие должности должны занимать лишь «общественные деятели», преимущественно из сословия присяжных поверенных. Поэтому вчерашние адвокаты становились сенаторами, прокурорами и председателями судебных палат и окружных судов. Это не могло не сказаться отрицательно на работе государственного аппарата, суда и прокуратуры.

А.Ф.Керенский в качестве Генерал-прокурора много внимания уделял организации следствия над высшими царскими сановниками. В первые же дни революции была образована Чрезвычайная следственная комиссия. Почти все бывшие царские министры по воле новой власти оказались в Петропавловской крепости. Однако после Октябрьской революции ее работа была свернута.

В мае 1917 года А.Ф.Керенский стал Военным и морским министром, а в июле возглавил Временное правительство. После подавления Корниловского мятежа (август 1917 года) и провозглашения России республикой А.Ф.Керенский получил фактически неограниченные права: он возглавил Директорию из пяти человек, стал Верховным главнокомандующим. Последнее коалиционное правительство было им сформировано 25 сентября 1917 года и продержалось один месяц. После Октябрьской революции А.Ф.Керенский предпринял попытку организовать контрреволюцию, но, потерпев неудачу, эмигрировал.

А.Ф.Керенский скончался 11 июня 1970 года.

Первой женой Александра Федоровича была Ольга Львовна Барановская. От этого брака он имел сыновей Олега и Глеба.


С этим читают