Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Интересные факты[править]

  • М. Палеолог назвал одним из главных инициаторов наряду с Гапоном рабочей демонстрации 9 января 1905 года авантюриста И. Ф. Манасевича-Мануйлова, по происхождению еврея.П. Рутенберг также упоминал о причастности Манасевича к этой истории.
  • В повести «Жизнь Клима Самгина» М. Горького вечером 6 января 1905 года к главному персонажу Самгину приходит его знакомый Туробоев и говорит: «Сегодня утром по Николаю Второму с Петропавловской крепости стреляли картечью» и с иронией добавляет: «Интересно: какая была команда? Баттарея! По всероссийскому императору — первое!» Далее следует такой диалог (лишнее опущено):
  • В 1996 году в журнале «Вопросы истории» было опубликовано письмо в редакцию некоего И. А. Исакова, который поведал историю престарелой москвички, с которой познакомился в 1961 году, Марии Гавриловны Пластининой, в 1905 году — 19-летней ткачихи, которая якобы видела 9 января, как к цепи солдат, мешающих толпам рабочих подойти к Зимнему дворцу, из толпы быстро подошёл вплотную чисто одетый человек. Офицер, расхаживавший перед строем, остановился и поднял голову, ожидая, видимо, каких-то слов или просьб. Но подошедший выхватил револьвер и выстрелил в офицера. Тот упал, и тут солдаты начали стрелять и в толпу, и в воздух.
  • Черносотенец А. И. Дубровин на допросе в ЧК показывал:

Предыстория[править]

3 января 1905 года началась забастовка рабочих Путиловского завода. Впоследствии Гапон напишет:

Буквально за два дня до «Кровавого воскресенья» В. Н. Коковцов, докладывая царю о стачках в Санкт-Петербурге, поспешил успокоить монарха, заверив, что «поговорит» с промышленниками, и всё устроится, однако на совещании с промышленниками поддержал их отказ удовлетворять требования рабочих.


Историк С. Н. Семанов в своей книге «Кровавое воскресенье» (Л., ) писал, что 7 января к градоначальнику И. А. Фуллону явился начальник штаба войск гвардии генерал Н. Ф. Мешетич и объявил, что «по высочайшему повелению Петербург объявляется на военном положении», а высшая власть в столице переходит к командующему гвардейским корпусом князю С. И. Васильчикову. Однако министр внутренних дел П. Д. Святополк-Мирский, по сообщению своей жены Е. А. Святополк-Мирской, съездил по прихоти шедшего на поводу у биржевых курсов Коковцова в Царское Село, сделал царю, по предположению Д. Н. Любимова, чисто формальный доклад и вернулся с отменой решения об объявлении военного положения.

В воспоминаниях А. Е. Карелина говорится:

Токарь-металлист Н. М. Варнашёв размышлял:

О Гапоне П. Рутенберг писал в 1917 году, что тот якобы не ожидал расстрела демонстрации, но совсем иные высказывания Гапона привёл И. И. Павлов в своих воспоминаниях 1908 года:

8 же января в дневнике генеральши А. В. Богданович, изданном в советское время, появилась следующая запись:

А начальник Петербургского охранного отделения А. В. Герасимов позднее утверждал:

К 9 января в городе было сосредоточено 20 пехотных батальонов, 23 с половиной эскадрона гвардейской кавалерии и 8 казачьих сотен, всего 9 тысяч штыков и 3 тысячи сабель (данные Семанова). Общее командование было возложено на командира гвардейского корпуса, то есть князя С. И. Васильчикова. Власти помнили трагедию Ходынки, когда в результате преступной халатности московских властей в давке погибли 1389 человек и около 1300 получили ранения. Поэтому в центр столицы и стягивались войска, казаки с приказом не пропускать людей.

[править] Последствия

Революционные события 1905-1907 гг., последовавшие за «кровавым воскресеньем» показали, что неправомерно обвинять во всех бедах Российской империи Гапона или политическую оппозицию, подобно тому, как неразумно винить в развале СССР только последних его руководителей. Экономический кризис, поражение в войне с Японией, нерешенность ряда социальных, этнических и иных вопросов способствовали росту интереса к политике в народных массах, и в какой-то степени, склонили население России к борьбе с самодержавной властью. В принципе если бы не были допущены многолетние просчеты династии Романовых, а не только одного Николая ІІ, то, возможно, Россия не пережила бы Гражданскую войну и последовавшие за ней политические репрессии. Однако историю создают несовершенные люди, работающие в команде с другими несовершенными людьми. Поэтому даже те начинания, которые видятся прогрессивными, могут приводить к большим трагедиям. Именно трагедией, которую никто не желал, стало событие, вошедшее в историю под названием «кровавое воскресенье».

Кстати 19 января 1905 г. царь принял другую рабочую делегацию (участников которой, согласно некоторым данным, подбирала полиция) и пообещал делегатам выплатить 50 000 рублей жертвам «кровавого воскресенья» (см.10, c.245). Этот жест со стороны царя показывает как его характерологическую нерешительность, так и то, что власти не хотели кровопролития. И в целом, при Николае II казнили нечасто. Исключение – в период революции 1905-07 гг., когда писатель Вл. Короленко заметил, что казнь перестала быть событием.

Анализируя политику правительства последнего императора России, вышеупомянутый американский историк Р. Пайпс отмечает сочетание «уступок и репрессий» как обычную реакцию царского режима на политические волнения. Он пишет, что «Первая русская революция была тоже, в конце концов, остановлена ценой крупных политических уступок, фатально ослабивших русскую монархию.» (см.7, c.13) Другими словами, власть вела себя непоследовательно: хотела сохранить самодержавие, но и была не готова бороться за статус-кво ценой любой крови, как это делали Ирод Великий, Иван Грозный, Сталин и др. А уступки власти политической оппозиции действительно «фатально ослабили русскую монархию». В действительности, без расстрела мирной демонстрации в «кровавое воскресенье» не могло быть победы Февральской революции, когда Николай II не позволил верным ему военным частям подавить волнения в Петрограде, а, в конце концов, без боя отдал власть – отрекся от престола.

Армия против рабочих

К утру 22 (9) января в Санкт-Петербурге были сосредоточены порядка 40 000 военных и полицейских, чьей единственной задачей было не допустить рабочие колонны к Дворцовой площади, остановив их в начале движения. Но полностью выполнить эту задачу не удалось. Уже после того, как прозвучали первые залпы — сначала у Нарвских ворот, а затем у Троицкого моста, часть разбежавшихся участников манифестации начала группами пробираться в центр города, в том числе и по льду Невы. В итоге к двум часам дня у ограды Александровского сада, примыкающего к Дворцовой площади, скопилось несколько тысяч человек, многие из которых были уже не рабочими, разъяренными первыми жертвами, а просто гуляющими, решившими посмотреть на необычное собрание. Как и в других местах, манифестанты отказывались выполнять требование военных разойтись, и в третьем часу дня выстрелы прозвучали и возле Зимнего дворца.

Итогом столкновений манифестантов с воинскими заставами стала гибель как минимум 130 человек, включая и тех, кто умер от ранений в больницах. Такие данные были оглашены правительством. В реальности это число должно быть несколько больше: в полицейские сводки попали только те раненые и погибшие, кто был доставлен в городские больницы, а по свидетельствам очевидцев, многих везли к частным врачам из опасения возможных арестов и допросов. В общественном же сознании число погибших было как минимум на порядок больше. В советской историографии с опорой на статью Владимира Ленина «Революционные дни» закрепилось число 4600 погибших, проникшее в революционные издания из иностранных газет. А некоторые говорили и о 20 тысячах погибших, хотя такое колоссальное число сразу стали подвергать сомнению. Но гораздо важнее для общества, как ни цинично это звучит, стало не количество жертв «Кровавого воскресенья», а сам факт, что император Николай II отказался принять рабочую петицию, а его солдаты и офицеры открыли огонь по манифестантам. Мало кто задумывался о том, как эта манифестация выглядела с точки зрения официальной власти и чем она могла закончиться, если бы нашлись желающие использовать ее для организации беспорядков.

«9 января 1905 года на Васильевском острове». Картина художника Владимира Маковского, 1905 год

Достойное

  • неделя
  • месяц
  • год
  • век
Белорусский апофеоз  (5/1)
Цена успеха  (5/1)
Интервью с Игорем Ашмановым. Драка с Соловьевым. Как брали Крым. Мы все под колпаком. Интернет — это зона порока.  (5/1)
Казнить нельзя помиловать  (3.67/3)
Белорусский апофеоз  (5/1)
Цена успеха  (5/1)
Интервью с Игорем Ашмановым. Драка с Соловьевым. Как брали Крым. Мы все под колпаком. Интернет — это зона порока.  (5/1)
«Массовое скотство, защита от которого общества и политики перестала осуществляться после убийства И.В.Сталина, и есть тот внутренний фактор, который привёл СССР к краху»  (4/4)
Размышления о «Древе Познания»  (3.8/5)
Казнить нельзя помиловать  (3.67/3)
Свобода личности или свобода индивида  (3.67/3)
В России готовят восстание Спартака, а в Белоруссию будут забрасывать диверсантов из подразделения Бранденбург-800?  (3.5/2)
О деятельности Фонда концептуальных технологий «Алтай» после 18.06.2018 года  (5/11)
Как тесты конкурса «Лидеры России» отбирают либералов с нужным мышлением  (5/8)
Бильярд, как модель глобальной игры в фильме «Классик»  (5/8)
История библейского проекта «от А до Я» в мультфильме «Падал прошлогодний снег»   (5/7)
У Щетинина теперь все законно  (5/7)
Рабы пока немы: ОПГ против Глобального Родителя  (5/7)
О создании фильма «Час Быка»  (5/7)
Россия на взлёте, народ на излёте.. Москва – столица Всемирной Хазарии?  (5/7)
Чисто чтобы не забыть, первыми в космос вышли русские  (5/110)
Центральный банк России работает на её уничтожение  (5/64)
Ну, за самодержание!…  (5/64)
7 советов от гениального врача Николая Амосова .  (5/57)
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына: отчёт «победителям»?  (5/52)
Другой взгляд на пенсионный вопрос или какое государство нам нужно  (5/50)
Самые яркие примеры смекалки у советских солдат  (5/46)
Смотрите ж: всё стоит она!  (5/38)

Последствия

В отчете, который был представлен Николаю Второму, существенно преуменьшалось число людей, пострадавших 9 января. Кровавое воскресенье, краткое содержание которого пересказывается в данной статье, унесло жизни 130 человек, еще 299 получили ранения, если полагаться на этот отчет. В действительности число убитых и раненых превысило четыре тысячи человек, точная цифра осталась тайной.

Георгию Гапону удалось скрыться за границей, однако в марте 1906 года священнослужитель был убит эсерами. Градоначальник Фуллон, имевший непосредственное отношение к событиям Кровавого воскресенья, был отправлен в отставку уже 10 января 1905 года. Лишился своего поста и министр внутренних дел Святополк-Мирский. Встреча императора с рабочей делегацией состоялась 20 января, в ходе нее Николай Второй высказал сожаление о том, что погибло так много людей. Однако он все же заявил о том, что демонстранты совершили преступление, осудил массовое шествие.

Реакция

События «Кровавого воскресенья» освещали по всему миру. В газетах Лондона, Парижа и Нью-Йорка Николай II изображался как жестокий тиран, а в России царя вскоре после событий и вовсе окрестили «Кровавый Николай». Марксист Петр Струве назвал его «Народным палачом», а сам Гапон, который в событиях 9 января чудом избежал пуль, заявил: “Бога больше нет. Нет царя!”

Кровавое воскресенье спровоцировало массовые забастовки рабочих. По некоторым данным, в январе-феврале 1904 года только в Санкт-Петербурге бастовали до 440 000 человек. В кратчайшие сроки забастовки Петербурга поддержали и жители других городов — Москвы, Одессы, Варшавы и городов стран Прибалтики.

Позже протесты такого рода стали более согласованными и сопровождались четко сформулированными и подписанными требованиями политической реформы, но в течение 1905 года царский режим, бесспорно, переживал один из самых тяжелых периодов за свою трехвековую историю. Кратко события “Кровавого воскресенья” можно обозначить следующими положениями:

  • Российские рабочие на производстве работали в чудовищных условиях за мизерную заработную плату и терпели крайне неуважительное отношение со стороны работодателей;
  • Экономический кризис 1904-1905 годов ухудшил и без того плохие условия жизни и труда, сделав их невыносимыми, что привело к формированию рабочих секций и брожению революционных настроений в массах;
  • В январе 1905 года рабочие под предводительством священника Гапона подписали петицию с требованиями для царя;
  • При попытке передать петицию, рабочие попали под обстрел солдат, охранявших Зимний Дворец;
  • “Кровавое воскресенье” стало, по сути, первым сигналом о невозможности долее мириться со сложившимся царским режимом и произволом властей и, как следствие, революции 1917 года.
Агрегатор новостей 24СМИ

Петиция с запретными требованиями

Поводом для написания рабочей петиции, которую и собирались вручить императору Николаю II участники шествия 22 (9) января, стал конфликт между рабочими и администрацией Путиловского завода: незаконное увольнение и представление к расчету четверых работников. Этот спор быстро вылился в забастовку, к которой вскоре присоединились рабочие других петербургских заводов. В общей сложности к 8 января в городе бастовали свыше 400 крупных и мелких предприятий, а общее число забастовщиков превысило 110 тысяч человек. Подавляющее большинство забастовщиков знали о том, что руководство «Собрания» готовит какую-то петицию на имя императора, но вряд ли представляли себе, что изложенные в ней основные требования давно превратились из экономических в политические. Когда же окончательный вариант обращения стали зачитывать в местных отделениях «Собрания» и на бастующих предприятиях, ее одобряли просто как факт, не слишком вникая в то, что главными пунктами документа стали требования созыва Учредительного собрания, предоставление основных гражданских свобод и амнистия политическим заключенным.

Ограничься организаторы акции включением в петицию исключительно экономических требований, пусть даже самых невероятных, и весьма возможно, они добились бы успеха: их обращение дошло бы до Николая II, пусть даже и не из рук в руки. Но политические требования вкупе с полученной полицией информацией о том, что рабочей манифестацией, назначенной на 9 января, намерены воспользоваться радикально настроенные революционные партии, привели к прямо противоположному результату. Опасаясь, что мирное шествие быстро перерастет в беспорядки, а принятая петиция с «политическим» уклоном покажет слабость императорской власти, кабинет министров принял решение использовать армию для того, чтобы остановить движение рабочих колонн. По действовавшему на тот момент законодательству, военные могли открывать огонь по толпе, если она не реагирует на их требования и приближается на расстояние, меньше допустимого. И это гарантировало, что по демонстрантам откроют огонь: остановиться сразу тысячная толпа не могла по определению.

Войска на Дворцовой площади незадолго до появления здесь первых манифестантов, 22 (9) января 1905 года

Кровавое воскресенье

  Утром 9 января в 11 точках города (по местам расположения отделов «Собрания») начали собираться тысячи людей. По задумке Гапона, все колонны, возглавляемые руководителями отделов со свитками петиции, должны были встретиться на Дворцовой площади в два часа дня. Там делегация во главе с Гапоном должна была передать царю петицию.

  Многотысячные колонны (около 140 тысяч человек) двинулись к центру города. Внешне они напоминали крестный ход – воодушевлённые люди несли хоругви, кресты, иконы, было много портретов царя. 

 Каждую из колонн на пути следования ожидали войска. Люди были уверены, что стрелять в них не посмеют, но везде повторялся примерно одинаковый сценарий – после требования остановиться и разойтись, которое не выполнялось, в ход пускалась кавалерия, которая с помощью шашек и нагаек пыталась оттеснить и разогнать толпу. Это не давало эффекта, и толпа продолжала неумолимо двигаться вперед. Раздавался сигнальный рожок, за которым следовал ружейный залп. На снег падали окровавленные тела убитых и раненых. Зачастую, даже первый ружейный залп не мог остановить колонну, и лишь второй и третий позволял рассеять и разметать толпу, вслед которой неслась кавалерия, рубя и топча конями.

  «То, что пришлось видеть мне из окон Академии художеств 9 января, не забуду никогда — сдержанная, величественная, безоружная толпа, идущая навстречу кавалерийским атакам и ружейному прицелу — зрелище ужасное», — так описал столкновение одной из колонн с войсками художник Серов. 

 Итогом ужасного дня стало 130 человек убитых и 299 раненых. Из 130 убитых – двое полицейских попавших под залп пехотного полка у Нарвской заставы. Среди военных погибших не было, лишь двое были избиты обезумевшей, истребляемой толпой людей.

  Впрочем, официальные данные о жертвах 9 января изначально ставились под сомнение – в первые дни появились сообщения о сотнях и даже тысячах убитых. В обществе бродили слухи о забитых трупами подвалах больниц и тайных захоронениях в общих могилах. Косвенно в пользу этой информации свидетельствуют многочисленные зафиксированные случаи, когда родственники так и не смогли найти тела своих пропавших близких. 

 Советская историография официально утвердила количество убитых и раненых в Кровавое воскресенье января 1905 года в количестве 4600 человек – цифра была взята из статьи Ленина «Революционные дни», опубликованной им в 1905 году по итогам событий.    


  Последствия же событий в общественном сознании были не менее драматичны. Если до этого кровавого дня во многих ещё жила, взращённая веками, вера в единство царя с народом, то после 9 января, кровь пролитая на снег Санкт Петербурга в умах многих тысяч людей навсегда связь эту разорвала.

Последствия

Временная ИРА в опубликованном в Дерри заявлении объявила: «Мы отомстим за каждого убитого сегодня».

Участница марша, депутат Палаты общин от Ольстера Бернадет Девлин после событий заявила:

Свой протест выразили католический епископ Дауна и Коннора Нил Фэррен, который направил телеграмму в адрес премьер-министра Хита, архиепископ Армы и всей Ирландии кардинал Конуэй. 1 февраля в Палате общин лидер парламентской оппозиции Гарольд Вильсон сказал, что после случившегося не видит иного выхода, кроме объединения Ирландии с гарантией прав для ольстерского большинства.

Генерал-майор Роберт Форд, командующий английскими войсками в Северной Ирландии и разработчик этой операции сказал:

5 февраля в Лондоне было проведено многотысячное шествие против действий английских военных в Дерри. Участники пронесли 13 гробов — 13 убитых английскими солдатами. Также протесты прошли в Глазго, Лидсе и других городах Великобритании. В Северной Ирландии рабочие Белфаста, Дерри, Ньюри и еще ряда городов объявили забастовку. 2 февраля в Дерри было объявлено днем траура.

Георгий Гапон

Неудивительно, что такие условия породили в стране волну беспорядков и инакомыслия. Пытаясь как-то изменить сложившийся режим, рабочие формировали «рабочие секции», деятельность которых, сперва ограничивающаяся дискуссиями, впоследствии переросла в акции забастовки.

Некоторые из таких забастовочных комитетов возглавлял Георгий Гапон, священник и уроженец Украины.

Гапон был красноречивым и убедительным оратором и примерным активистом. Сергей Зубатов – глава особого отдела департамента полиции, заметил выдающиеся ораторские способности Гапона, и предложил необычную должность. Зубатов был в курсе революционных движений, но выступал против политики отправлять всех несогласных на каторгу.

Вместо этого, он предложил Гапону возглавить революционное движение, тем самым управляя рабочими “изнутри”. Но надежды Зубатова не оправдались: Гапон, работая в тесном контакте с обнищавшими и голодающими рабочими, в конечном итоге принял их сторону.

В декабре 1904 года мастер А. Тетявкин без видимых на то причин уволил четырех рабочих – членов рабочей секции Гапона, спровоцировав волну негодования на заводе.

На собрании рабочих было решено “тихо и мирно” приостановить работу до тех пор, пока начальством не будут выполнены условия – увольнение Тетявкина и восстановление на заводе потерявших свои должности рабочих.

Директор Путиловского завода, убежденный в несостоятельности выдвигаемых против Тетявкина обвинений, потребовал прекратить забастовку, в противном случае угрожая уволить всех рабочих без исключения.

Вечером 4 января делегация из 40 рабочих разных цехов во главе с Гапоном пошла к директору со списком требований, в котором в числе прочих был 8-часовой рабочий день.

В тот же день к путиловцам примкнули рабочие Франко-русского механического завода, трудящие Невской ниточной, Невской бумагопрядильной и Екатерингофской мануфактур, и многие, многие другие. Выступая перед рабочими, Гапон критиковал чиновников-капиталистов, ценящих материальные блага выше жизни простых рабочих и настаивал на необходимости политических реформ.

Лозунг “Долой чиновничье правительство!” впервые прозвучал именно из уст Гапона. Примечательно, что идея обратиться к царю с озвучиванием нужд народа была предложена Гапоном задолго до событий января. Сам Гапон, однако, до последнего надеялся, что забастовка будет выиграна и нужде в петиции не будет. Но администрация стояла на своем, и проигрыш рабочих в этом конфликте становился очевидным.

Послесловие[править]

Вызванный исчезнувшим, где-то прятавшимся Гапоном энтузиазм быстро испарился, и через три-четыре дня после расстрела 9 января 1905 года рабочие вернулись на заводы; забастовка окончилась. При этом кое-кто счёл необходимым поквитаться с «обманщиками». Большевик В. И. Невский писал:

В марте 1906 года Гапон был убит группой боевиков при личном участии П. Рутенберга, якобы по приказу эсеровского ЦК (в который тогда входил и известный провокатор Азеф) за связь с полицией. Но ЦК после убийства отказался подтвердить это решение. Выходит, что Рутенберг совершил это убийство из каких-то своих соображений, тем более что связь Гапона с полицией была ему хорошо известна ещё в 1904 году. Рутенберг утверждал также, что Гапона убили рабочие. Но по данным «охотника за провокаторами» В. Л. Бурцева, Гапона собственноручно удавил некто Деренталь, профессиональный убийца из окружения террориста Б. Савинкова. Последнее утверждение в общих чертах подтверждается и Д. Н. Любимовым. Кроме того, А. Е. Карелин вспоминал, что Гапон однажды в пылу спора в лицо назвал Савинкова сволочью, и тот обещал ему это припомнить.

По утверждению министра внутренних дел Н. А. Маклакова, «в видах ознаменования годовщины 9 января 1905 г. в городе Петрограде прекратили работы: в  г. — 55950 человек, в  г. — 11604 человека и в  г. — 2258 человек в десяти предприятиях, причём никаких демонстративных выступлений и беспорядков не было, и в заводах, изготовлявших заказы военного и морского ведомств, работа не прекращалась».

5 января 1918 года, незадолго до очередной годовщины событий 9 января 1905 года, Красная гвардия расстреляла демонстрацию рабочих в поддержку Учредительного собрания, в чём уже тогда просматривались нелестные для большевиков параллели. Причём, по М. Горькому, рабочих 5 января 1918 года «расстреливали без предупреждения о том, что будут стрелять, расстреливали из засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы».

Последовательность событий, известных как Новочеркасский расстрел, также напоминала «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 года (совпадало даже название площади — Дворцовая).

Ход событий 9 января 1905 года


Утром 9 января 1905 года собравшиеся на рабочих окраинах Петербурга в многолюдные колонны начали своё движение к центру города. Их общая численность достигала 300 тысяч человек. В колоннах шли вооружённые боевики, но возглавляли шествие люди, несущие хоругви, иконы и портреты Государя. Подходы к центру преграждали войска и полиция, предлагая толпе разойтись.

Гапон у Нарвских ворот призывал толпу к столкновению с войсками:

И лишь случайно не погиб, когда раздались залпы.

Крестные ходы вступили на площадь перед Зимним Дворцом. Выстроенные для порядка казаки сняли шапки перед святыми иконами. Люди собрались в назначенном месте в назначенный час и ждали, когда на встречу к ним выйдет Царь. Пели молитвы, всех переполняла радость. Всё говорило о том, что «народ пришёл поклониться своему Царю».

Но проходило время и Государь не появлялся. В толпе стала расти напряжённость и волнение, — провокаторы ликовали. Неожиданно мятежники из чердаков домов и подворотен и других укрытий начали стрелять по жандармам. Жандармы открыли ответный огонь. Среди толпы возникла паника и давка.

Идущие на «взятие Зимнего» толпы были разогнаны.

Погибло около 120 человек, ранено было около 300. Немедленно на весь мир был поднят крик о многотысячных жертвах «кровавого царского режима», раздались призывы к его немедленному свержению, и эти призывы имели успех. Враги Царя и русского государства, выдававшие себя за его «доброжелателей», извлекли из трагедии 9 января 1905 года максимальный пропагандистский эффект.

Отец Георгий Гапон верил в свою миссию (вопрос:какую?), и, шагая во главе шествия, он мог погибнуть, но уйти живым из-под выстрелов ему помог эсер П. Рутенберг, приставленный к нему «комиссаром» от революционеров. Ясно, что Рутенберг и его друзья знали о связях Гапона с Департаментом полиции. Будь его репутация безупречна, его, очевидно, тогда пристрелили бы под залпами, чтобы понести в толпу его образ в ореоле героя и мученика.

Георгий Гапон — судьба Иуды 

Возможность разрушения этого образа властями и послужила причиной спасения Гапона в тот день, но уже в 1906 году он был казнён как провокатор «в своём кругу» под руководством всё того же Рутенберга.

Возникает вполне закономерный вопрос: почему же царь Николай II, власти тогдашней России не смогли предугадать развитие событий?

Ответ таков:была несогласованность во властных кругах и неинформированность Царя. Чем она была вызвана — предательством, недоработкой, — так и осталось белым пятном в российской истории. Есть версия, что Николай Второй не отдавал приказа расстреливать демонстрацию рабочих, что  означает, что в кругу его придворных были те, кто работал на революцию, что в дальнейшем показала история февральской революции 1917 года.

Государя глубоко потрясла весть о «кровавом воскресенье». Своё отношение к событиям он выразил в таких словах:

Он распорядился выделить 50 000 рублей на пособия семьям пострадавших 9 января 1905 года, а также созвать комиссию для выяснения нужд рабочих.

Убитые

  • Джон «Джек» Дадди (англ. John ‘Jackass’ Duddy) (17 лет)
  • Патрик «Пэт» Доэрти (англ. Patrick ‘Pat’ Doherty) (31 год)
  • Бернард «Барни» Макгиган (англ. Bernard ‘Barney’ McGuigan) (41 год)
  • Хью Гилмор (англ. Hugh Gilmour) (17 лет)
  • Кевин Макэлхинни (англ. Kevin McElhinney) (17 лет)
  • Майкл Келли (англ. Michael Kelly) (17 лет)
  • Джон Янг (англ. John Young) (17 лет)
  • Уильям Нэш (англ. William Nash) (19 лет)
  • Майкл Макдэйд (англ. Michael McDaid) (20 лет)
  • Джеймс Рей (англ. James Wray) (22 года)
  • Джеральд Донаги (англ. Gerald Donaghy) (17 лет)
  • Джеральд Маккинни (англ. Gerald McKinney) (34 года)
  • Уильям Маккинни (англ. William McKinney) (27 лет)
  • Джон Джонсон (англ. John Johnson) (59 лет)

С этим читают