Покушения на ленина

Версии исследователей

Если вождь был отравлен, то кто убил Ленина? Спустя время стали выдвигаться различные версии. Главным «подозреваемым» стал Сталин. По мнению историков, именно ему больше чем кому бы то ни было была выгодна кончина вождя. Иосиф Сталин стремился стать лидером страны, и только устранив Владимира Ильича, мог добиться этого. Согласно другой версии о том, кто убил Ленина, подозрения падали на Троцкого. Однако этот вывод менее правдоподобен. Многие историки придерживаются мнения, что заказчиком убийства все же был Сталин. Несмотря на то что Владимир Ильич и Иосиф Виссарионович были соратниками, первый был против назначения второго лидером страны. В связи с этим, осознавая опасность, Ленин накануне своей смерти попытался выстроить тактический союз с Троцким. Кончина вождя гарантировала Иосифу Сталину абсолютную власть. В год смерти Ленина произошло достаточно много политических событий. После его кончины началась кадровая перестановка в руководящем аппарате. Многие деятели были устранены Сталиным. На их место пришли новые люди.


«Не сломлен могучий титан…»

Еще несколько цитат из августовских-сентябрьских газет 1918 года

За что ты, товарищ, страдаешь?И в нас всех смертельней испуг…За то, что ты бедных спасаешь,За то, что ты бедных всех друг,Народ богачи, тунеядцыНе в силах ничем подкупить,- Его они страшно бояться,- Так надо вождей всех убить!Но вам, богачи, неудача:Не сломлен могучий титан;Уж, видно, была незадача.Чтоб пал он от вражеских ран!

Коммунист Г. Гулов*»Трудовая жизнь», 24 сентября 1918 г

«Когда раздались выстрелы, окружавшие Ленина рабочие на миг растерялись… Ленин, уже раненный, воскликнул: — Товарищи, спокойствие!.. Держитесь организованно…».

Газета «Беднота», 1 сентября.

«… все время он (Ленин) находится в бодром состоянии духа, шутит и на требования врачей совершенно забыть о делах отвечает, что теперь не такое время».

«Известия» за 1 сентября.

«Больной шутит, заявляет врачам, что они ему надоели, не хочет подчиняться дисциплине, шутя подвергая врачей перекрестному допросу, вообще «бушует». Сегодня мы все окрылены надеждой. Решающие дни по ходу болезни, однако, еще впереди».

Яков Свердлов в «Северной коммуне» за 2 сентября.

«Ильич почти здоров… Ильич и сейчас готов встать, все рвется к работе…»

Лечащий врач В.А. Обух в «Петроградской правде» за 7 сентября.

«Кровоизлияние в плевру почти всосалось. Сегодня наложена на руку повязка с вытяжением. Самочувствие хорошее. Больному разрешено немного вставать с постели. Регулярный выпуск бюллетеней прекращается».

«Известия» за 17 сентября.

«На основании этого бюллетеня и моего хорошего самочувствия, покорнейшая моя личная просьба не беспокоить врачей звонками и вопросами. 18-го сентября 1918 г.

В. Ульянов (Ленин)».

«Известия» за 19 сентября.

Ленин и Бонч-Бруевич на прогулке в Кремле. Октябрь 1918 года.

Цитаты собрала Юлия Башарова* сохранена орфография и пунктуация оригинала

1. Вечерняя заря. 1918. N 135. С. 2.

2. Вечерняя заря. 1918. N 136. С. 1.

3. Известия. 1918. N 187 С. 14. Известия. 1918. N 189 С. 4

5. Там же.

6. Петроградская правда. 1918. N 195. С. 2.

7. Петроградская правда. 1918 г. N 191. С 2.


8. Вооруженный народ. 1918. N 45. С. 3.

9. Волжский день. 1918. N 64. С. 1.

10. Вооруженный народ. 1918. N 45. С. 2.

11. Петроградская правда. 1918. N 193. С. 1.

12. Там же.

13. Деревенская коммуна. 1918. N 13. С. 2.

14. Петроградская правда. 1918. N 195. С. 2.

15. Петроградская правда. 1918. N 192. С. 3.

Чудесное освобождение

После этого о Штырове забыли. Тогда он сам предпринял усилия к своему освобождению. 16 января 1918 г. появилось заявление: «Прошло уже две недели, а меня продолжают держать в неопределенном положении. Прошу о скорейшем производстве следствия». Это заявление не осталось без ответа, и в тот же день Штырова вновь допросил Ворошилов. Но Штыров показал, что «все, что он мог сообщить по делу его задержания, он уже сообщил…»10 Все обвинения отрицал. Отрицал и причастность к взрыву в 1917 г. на Гутуевском острове, но уверенно сообщил, что это дело рук французской контрразведки.

Рассекречены материалы дела о покушении Каплан на Ленина

Ворошилов этим удовлетворился, после чего о Штырове опять забыли. Попытка выйти из тюрьмы по медицинским причинам успеха не имела. В феврале 1918 г. Штыров обратился прямо к Ф.Э. Дзержинскому: «Товарищ Дзержинский! Ходатайствую о моем освобождении, дабы я мог перед Родиной исполнить долг гражданина и стать на ее защиту в дни ее тяжелых испытаний…»11 Видимо, это прошение не возымело действия. Тогда заявление в ВЧК написала его жена В.В. Зволынская: «Покорнейше ходатайствую… об освобождении моего мужа, поручика Штырова, для домашнего лечения, ввиду его крайне тяжелого состояния…»12 Затем 1 апреля очередное заявление в Следственную комиссию при Ревтрибунале написал сам Штыров: «Будучи арестован 1 января с.г., я до сих пор нахожусь под арестом без предъявления мне каких-либо обвинений. Прошу о вызовах меня для допроса и освобождении под расписку, по которой обязуюсь явиться по первому требованию, т.к. по состоянию своего здоровья я нуждаюсь в специальном госпитальном лечении…»13 На этот раз прошение подействовало. Последний документ дела сообщал, что 2 апреля Штыров из-под стражи освобожден14.

«Дело прочно, когда под ним струится кровь…»

Увы, это ожесточение возникло не вдруг, а формировалось задолго до 1917 года.

За сто лет до того молодой Александр Пушкин писал в оде «Вольность»:

Самовластительный злодей!Тебя, твой трон я ненавижу,Твою погибель, смерть детейС жестокой радостию вижу.

«Наше всё» адресовал эти строки Наполеону Бонапарту. Но первые читатели оды и несколько поколений русской интеллигенции полагали и продолжают полагать — вплоть до нынешнего времени, — что гневные строки обращены к русскому императору. Пожалуй, именно с той поры ненависть к власти стала паролем русской интеллигенции.

Еще в середине XIX века Николай Гаврилович Чернышевский с нетерпением ожидал неминуемой, как ему казалось, крестьянской революции. «Я приму участие… Меня не испугает ни грязь, ни пьяные мужики с дубьём, ни резня». Чернышевский не страшился неконтролируемых издержек и эксцессов бессмысленного и беспощадного русского бунта. «Произойдут ужаснейшие волнения и в этих кровавых волнениях может родиться настоящая народная революция; камень тяжёл, огромен, но он висит над пропастью: стоит только немного сдвинуть его с места, и он пойдёт под уклон, всё сметая на своём пути».

В течение десятилетий Чернышевский оставался кумиром российской интеллигенции, а его роман «Что делать?» — культовой книгой всех тех, кто был недоволен косной российской действительностью и жаждал перемен. Этот роман стал настоящим Евангелием от революции. Летом 1888 года Владимир Ульянов перечитал его пять раз.

Еще одним манифестом российской интеллигенции стало программное стихотворение «Поэт и гражданин», написанное в 1855 году поэтом Николаем Алексеевичем Некрасовым:

Не будет гражданин достойныйК отчизне холоден душой,Ему нет горше укоризны…Иди в огонь за честь отчизны,За убежденье, за любовь…Иди и гибни безупречно.Умрешь не даром: дело прочно,Когда под ним струится кровь…

Таким образом уже в середине XIX века в сознании русского образованного общества прочно укоренился образ «достойного гражданина», не страшащегося ни грядущих потрясений, ни грядущей крови. Именно такое поведение и вменялось ему в обязанность. Все это очень красиво выглядело в тираноборческой теории. И тот, кто хотел прослыть человеком порядочным, прогрессивным и не попасть в число «нерукопожатных», не осмеливался оспаривать эту истину.

Задолго до того, как красный и белый террор стал осуществляться в жизни, образованный класс уже был к нему морально подготовлен. Грядущая «резня» не вызывала протеста, отторжения и ужаса. И никто не задумывался о том, что жертвами могут стать «друзья, братья, товарищи». Что никто не застрахован от унижений и гибели в эпоху перемен.

Детство и юность

После распада СССР исследователям открыли доступ к части архивов, после чего стала известна биография женщины, совершившей покушение на «вождя». Но достоверность сведений подвергается сомнению. Ведь получена информация от самой Каплан. Что из сказанного подследственной правда, а что ложь, неизвестно. Сложно усомниться в одном: судьба 28-летней женщины, совершившей попытку убийства большевистского лидера, была страшна.

Портрет Фанни Каплан

Настоящее имя женщины, стрелявшей в «вождя» – Фейга Ротблат. Будущая революционерка родилась в семье еврейского учителя. У Фейги были три сестры и четыре брата. Все дети получили домашнее образование. Что побудило девушку к террористической деятельности, сказать сложно. На рубеже веков агрессивно-революционные идеи вошли в моду, охватили и любителей приключений, и примерных гимназисток.

В 16 лет Фейга примкнула к революционерам. Тогда и получила подпольное имя, под которым прославилась. Первый арест пришелся на начало революционного пути. В гостиничном номере девушка готовила бомбу, которая сработала раньше времени. Несостоявшуюся террористку задержали. Но во время взрыва она получила серьезные травмы, после чего зрение начало резко падать.

Фанни Каплан в молодости

Итак, впервые Каплан арестовали в Киеве в 1906 году. За подготовку к террористическому акту грозила смертная казнь. В силу несовершеннолетия преступницы казнь заменили вечной каторгой. В 1917 политзаключенных освободили. В том числе и Каплан.


Три месяца бывшая каторжанка прожила в Чите. Затем уехала в Москву. За годы заключения у Фанни появились подруги. Решающее влияние на мировоззрение юной революционерки оказало общение с Марией Спиридоновой. Если в начале века Каплан представляла собой ярую анархистку, то в 1917 году в столицу прибыла убежденная эсеровка.

Революционерка Мария Спиридонова

В Москву Каплан приехала с Анной Пигит – 34-летней революционеркой, некогда участвовавшей в заговоре против последнего российского царя. Женщины поселились в доме на Большой Садовой, в том самом, где позже обитали персонажи Михаила Булгакова. Здесь эсеровка прожила месяц. Затем уехала в Евпаторию.

Смерть Ленина

Невозможно ответить на вопрос, в каком году убили Ленина. Ведь он не погиб даже после нескольких покушений. Однако спустя несколько лет после последнего покушения Владимир Ильич серьезно заболел. Причиной этому вполне могла послужить и старая травма, полученная в результате ранения. Постепенно пропадала речь и онемевала правая сторона тела. В таком состоянии Ленин провел еще пару лет. Но в январе 1924 года состояние ухудшилось, и он умер.

Есть мнение, что это было результатом отравления, которое инициировал Сталин. Так что если придерживаться этой точки зрения при ответе на вопрос, найден ли убийца Ленина, то можно считать, что это был именно Сталин. Но это лишь предположения, официального подтверждения этой версии нет.

Так или иначе, историки склоняются к тому, что смерть Ильича все-таки наступила в результате естественных причин.

https://youtube.com/watch?v=M_hbL60jiUY

За полчаса до «красного террора»

Столь удивительный финал мог иметь место только на заре Советской власти. С одной стороны, красный террор тогда еще официально объявлен не был, а органы ВЧК только формировались. Расследование Ворошилова не отличалось профессионализмом, а следствие оказалось удивительно мягким. С другой стороны, большевики в то время еще сотрудничали со странами Антанты и углубляться в нюансы их тайной работы на советской территории, видимо, не стремились.

Как бы то ни было, в деле о причинах освобождения французского агента не сказано…

Почему 100 лет назад был уничтожен Черноморский флот

1. ГА РФ. Ф. 336. Оп. 1. Д. 353.2. Там же. Л. 2.3. Там же.4. Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1980. Кн. 1. С. 183.5. Там же. С. 186.6. ГА РФ. Ф. 336. Оп. 1. Д. 353. Л. 2.7. Там же. Л. 12.8. Там же.9. Там же.10. Там же. Л. 7.11. Там же. Л. 21.12. Там же. Л. 5.13. Там же. Л. 58.14. Там же. Л. 61.

Попытка теракта в сентябре 1919 года

По данным исследователя Савченко В. А., подпольная анархистская группа во главе с Никифоровой М. Г. («Марусей») летом 1919 года начала разрабатывать планы покушений на Ленина и Троцкого. После проведения серии «экспроприаций» анархисты под лозунгом начала «динамитной войны с Совнаркомом и ЧК» взорвали 25 сентября 1919 года здание Московского парткома, в котором ожидалось выступление Ленина. Однако Ленин опоздал на открытие пленума парткома, и никак не пострадал. Вместе с тем во время теракта погиб председатель парткома Загорский В. М. и ещё 11 человек, получили ранения Бухарин, Ярославский и ряд прочих видных большевистских деятелей, в общей сложности 55 человек (см. Взрыв в Леонтьевском переулке).

На октябрьские праздники 1919 года анархисты планировали взорвать Кремль, однако вся организация была вскрыта ВЧК и практически поголовно арестована, семь человек расстреляны. Сама Никифорова («Маруся») к этому времени уже была повешена белогвардейцами в Севастополе; предположительно она собиралась взорвать ставку генерала Деникина.

Покушение на Ленина

Это произошло 30 августа. Лидер большевиков отправился на завод Михельсона. Здесь его поджидала полуслепая эсеровка с браунингом. Увидев Ульянова, Ротблат выстрелила трижды. Ленин получил ранения, но остался жив. К слову, это было не первое и не последнее покушение. Но события того августовского дня и сегодня хранят немало тайн. Ведь Каплан и после пребывания в санатории не восстановила зрение. Как полуслепой женщине удалось попасть в свою жертву?

Покушение на Владимира Ленина

После покушения стрелявшую немедленно задерживают и привозят на Лубянку. Допрос ведет Яков Петерс. Задержанная сообщает, что приехала на завод в восемь часов утра. Револьвера при ней не было. От кого она его позже получила, говорить отказывается. Каплан настаивает на том, что сообщников у неё не было и действовала она по личным убеждениям. Преступница повторяет слова «не хочу говорить», «не знаю». Ведет себя отстраненно. Следователь приходит к выводу, что перед ним сумасшедшая.

Пуля Каплан, извлеченная из тела Ленина

На следующий день Каплан признается в своем неприятии Октябрьской революции. Стрелять в Ленина она решилась еще в феврале. Фанни устроили очную ставку с Робертом Локкартом – британским дипломатом, обвиненным в шпионаже. В своей книге воспоминаний он опишет Каплан так:

Сохранились фото, сделанные после покушения. Как выглядела Фейга в юности, можно лишь предполагать. В фильме «Ленин в 1918» показана неприятная, немолодая женщина со страшным оскалом. В массовой культуре советских лет только такой образ Каплан имел право на существование.

Наталья Ефрон в роли Фанни Каплан в фильме «Ленин в 1918 году»

Фанни не ответила на большую часть вопросов. Петерс спрашивал о партийности, политических взглядах. Каплан молчала. Следователю не удалось установить связь женщины с какой-либо террористической организацией. На вопрос о том, почему стреляла в Ульянова, задержанная отвечала:

Петерс не смог доказать причастность Фейги Ротблат к движению эсеров. Имелись только предположения, которые позже, спустя два года после расстрела Каплан, он изложил на английском в своем дневнике. Все же кое-что Фейга рассказала следователю. В протоколе сохранились записи, характеризующие преступницу.

Казус «юридической новеллы»

В 1927 году будущий классик советской литературы Борис Андреевич Лавренев, в годы мировой войны окончивший юридический факультет Императорского Московского университета и офицером артиллерии ушедший на фронт, написал повесть «Седьмой спутник». Русскую Смуту читатель видит глазами генерал-майора Евгения Павловича Адамова, профессора Военно-юридической академии и специалиста по истории права. Профессор, стремясь осмыслить ломку устоев, вводит новый термин — «юридическая новелла», позволяющий царскому генералу примириться с советской властью.

«А про эту власть сказал и повторю — приемлю. А если трудно принять сразу, то для меня и это понятно-с. На то и юрист я. Всякая революция-с, — Евгений Павлович начал сердиться и пустил в ход язвительные «ерсы», — всякая революция-с по отношению к предыдущим устоям есть юридическая новелла-с. Французская была юридической новеллой по отношению к феодализму-с, эта — по отношению к капитализму-с. А такие, как мы с вами-с, туполобые мастодонты, рабы традиций-с. И вот не приемлем. И в дураках сядем-с».

Герой повести использует этот термин трижды, объясняя и оправдывая то красный террор, то расстрел заложников, то выселение «буржуев» из роскошных квартир. По ходу повести царский генерал Адамов добровольно вступает в Красную армию, попадает в плен к белым, отказывается перейти на их сторону и с гордо поднятой головой идет на смерть.

Однако ни дипломированному юристу Лавреневу, ни его персонажу не приходит в голову ужасная мысль: красный террор вписывается в существующие нормы международного права! И, значит, нет никакого смысла сочинять «юридические новеллы»…

Тайна смерти Ленина

В официальном медицинском заключении было указано, что у вождя прогрессировал распространенный атеросклероз сосудов мозга. В один из моментов вследствие нарушения кровообращения и кровоизлияния в мягкую оболочку Владимир Ильич скончался. Однако ряд историков считает, что произошло убийство Ленина, а именно: он был отравлен. Состояние вождя ухудшалось постепенно. Как свидетельствует историк Лурье, Владимир Ильич в 1921 году перенес инсульт, в результате чего правая часть тела была парализована. Однако к 1924 году он смог восстановиться настолько, что был в состоянии выезжать на охоту. Невролог Винтерс, детально изучивший историю болезни, свидетельствовал даже о том, что за несколько часов до кончины вождь был весьма активен и даже разговаривал. Незадолго до рокового конца случилось несколько судорожных припадков. Но, по словам невролога, это было всего лишь проявление инсульта — данные симптомы характерны для этого патологического состояния. Однако дело обстояло не только и не столько в болезни. Так почему умер Ленин? Согласно заключению токсикологической экспертизы, которая была проведена во время вскрытия, в организме вождя были обнаружены следы отравляющих веществ. На основании этого специалисты сделали вывод, что причиной кончины стал яд.

Факты, подтверждающие отравление

Следует, однако, сказать, что версия, в соответствии с которой Владимир Ильич скончался от яда, имеет немало сторонников. Есть даже ряд фактов, это подтверждающих. Так, например, писатель Соловьев посвятил этому вопросу много страниц. В частности, в книге «Операция Мавзолей» рассуждения Троцкого автор подтверждает рядом доводов:

  1. Вскрытие началось с задержкой в 16 часов 20 минут.
  2. Под заключением нет подписи одного из врачей – личного доктора Троцкого и самого вождя – Гуэтьера. Специалист сослался на недобросовестность проведенного вскрытия.
  3. Среди специалистов не было патологоанатомов.
  4. Не был осуществлен химический анализ желудочного содержимого.
  5. Жизненно важные органы, в том числе сердце, легкие, были в хорошем состоянии. При этом желудочные стенки были разрушены.

Есть также свидетельства врача Гавриила Волкова. Следует сказать, что этого доктора арестовали вскоре после кончины вождя. Находясь в изоляторе, Волков рассказал Елизавете Лесото – своей сокамернице – о том, что происходило утром 21 января. Врач принес Ленину в 11 часов второй завтрак. Владимир Ильич находился в кровати, а увидев Волкова, попытался приподняться и протянул к нему руки. Однако силы оставили политика, и он упал на подушки снова. При этом из руки выпала записка. Волков успел спрятать ее до того, как вошел врач Елистратов и сделал успокаивающий укол. Владимир Ильич затих, закрыл глаза, как оказалось навечно. И только вечером, когда Ленин уже умер, Волков смог прочитать записку. В ней вождь писал, что он отравлен. Соловьев считает, что политика отравили грибным супом, в котором присутствовал сушеный ядовитый гриб cortinarius ciosissimus, вызвавший быструю смерть Ленина. Борьба за власть после кончины вождя не была бурной. Сталин получил абсолютную власть и стал лидером страны, устранив всех неугодных ему людей. Год рождения и смерти Ленина для советского народа стали памятными на долгое время.

Фанни Каплан

Этой женщиной была Фанни Каплан, урождённая Фейга Ройтблат. За время своей революционной деятельности она не раз меняла имена, в революционных кругах её знали под именем Дора. В 15 лет она примкнула к анархистам. Её наставником в революционных делах и любовником стал Виктор Гарский, в те времена известный как Яков Шмидман. Вместе с ним они в 1906 году готовили покушение на киевского генерал-губернатора Сухомлинова. Бомбу они хранили прямо в гостинице, где снимали номер

Но из-за неосторожности произошёл взрыв. Гарский благополучно бежал, а сильно контуженная Каплан не успела скрыться и была задержана полицией

Как террористке, застигнутой на месте преступления, ей грозила смертная казнь. Однако выяснилось, что она несовершеннолетняя. Приговор был изменён на пожизненную каторгу, а затем сокращён до 20 лет. В заключении она стала терять зрение «на истерической почве». Вероятно, предательство Гарского стало для неё сильным ударом, хотя свою любовь она на допросах не выдала.

Зрение то возвращалось, то опять исчезало после истерических припадков. Десять с половиной лет Каплан провела в заключении и была освобождена после Февральской революции как «политическая заключённая».

Летом 1917 года Каплан попала в крымский санаторий для политических заключённых, где познакомилась с Дмитрием Ульяновым — младшим братом лидера большевиков. В отличие от брата, Дмитрий звёзд с неба не хватал. Владимир отзывался о нём весьма саркастично: «Хотя мы и носим с ним одну фамилию, он просто обыкновенный дурак».

По некоторым данным, у брата будущего вождя пролетариата и Каплан закрутился курортный роман. Ульянов по образованию был врачом и имел неплохие связи. Он ходатайствовал за девушку, и ей была проведена операция, после которой зрение частично вернулось. 

После ареста она поначалу отрицала причастность к покушению, но затем неожиданно призналась, что стреляла. Хотя никаких улик против неё не было.


Она отрицала причастность к каким-либо партиям и утверждала, что действовала в одиночку и не имела ни сообщников, ни руководителей. Эсеры также отрицали причастность Каплан к их организации и требовали полноценного расследования. Однако его не было. Уже 3 августа Каплан была расстреляна, причём не ЧК, а комендантом Кремля Мальковым, который такими делами, в принципе, не должен был заниматься. Тело казнённой сразу же было сожжено в бочке со смолой. Столь стремительное расследование, длившееся всего три дня, вызывает определённые сомнения, поскольку содержит в себе слишком много нестыковок.

«Эстет, поэт, пушкинианец»

Пока Каплан томится на каторге, обратимся к другому герою. В канун революции в Петрограде жили два юноши, — Леонид Каннегисер и Сергей Есенин. Один – сын богатого промышленника, представитель столичной богемы, студент Политехнического института. По национальности еврей, по политическим взглядам народник и социалист. Писал стихи. После того, как Февральская революция открыла евреям доступ в военные училища, он поступил в Михайловское артиллерийское училище. Новоиспеченный юнкер был настроен оборончески и патриотично. В одном из своих стихотворений, получившем впоследствии известность, он писал: «В предсмертном и радостном сне / Я вспомню — Россия, свобода, / Керенский на белом коне».

Второй юноша тоже был начинающим поэтом. Во всем остальном они стояли на разных полюсах тогдашней жизни. Сын крестьянина Рязанской губернии, приказчика в московской лавке, он и сам с малолетства трудился. Он, правда, получил неплохое для крестьянина образование, окончив учительскую семинарию, слушал лекции популярных профессоров в Народном университете Шанявского. А потом подался покорять столичный Питер. Известный литературный критик Иванов-Разумник писал о нем Андрею Белому: «Российский мальчик (и откуда что берется); пройдя через большие страдания, быть может, и до Клюева дорастет. Кое в чем он уже теперь равен ему».

Леонид Каннегисер родился в марте 1896 г. в семье известного инженера-механика, стоявшего во главе крупнейших в России Николаевских судостроительных верфей, затем возглавившего металлургическую отрасль страны. Не нуждающийся ни в чеммальчик окончил частную гимназию Гуревича и в последний предвоенный год поступил на экономическое отделение Политеха. Хорошо знавшая его Марина Цветаева вспоминала о нем, как об «изнеженном, женственном юноше… эстете, поэте, пушкинианце».

С Есениным, приехавшим из Москвы в марте 1915 г., Каннегисер, вероятно, познакомился на одном из редакционных вечеров журнала «Северные записки», издательницей которого была тетка Леонида. В «Нездешнем вечере» Цветаева запечатлела их дружбу:

«Лёня, Есенин. Неразрывные, неразрывные друзья. В их лице, в столь разительно-разных лицах сошлись, слились две расы, два класса, два мира. Сошлись — через все и вся — поэты… Лёнина черная головная гладь, Есенинская сплошная кудря, курча. Есенинские васильки, Лёнины карие, миндалины. Приятно, когда обратно — и так близко. Удовлетворение, как от редкой и полной рифмы…».

И в любви, и в ненависти Цветаева всегда пристрастна. Однако в данном случае невозможно ей не верить, сопоставляя эти строки с одним из писем Каннегисера Есенину: «…Вот уже почти 10 дней, как мы расстались… Очень мне у вас было хорошо! И за это вам — большое спасибо! Через какую деревню или село я теперь бы ни проходил (я бываю за городом) — мне всегда вспоминается Константиново…».

Леонид Каннегисер и Сергей Есенин. 1915 г.

Связи и знакомства перед революцией бывали причудливы. Есенин и Каннегисер общались со знаменитыми шлиссельбуржскими сидельцами Германом Лопатиным и Верой Фигнер и одновременно читали свои стихи в высшем свете. Ольга Гильдебрандт-Арбенина, работая в Эрмитаже, обнаружила стихи Каннегисера (наряду с военными стихами Гумилева) в личной библиотеке Николая II. Есенин, как известно, читал стих императрице и её дочерям, после чего Александра Федоровна сказала, «что стихи мои красивые, но очень грустные», а поэт ответил ей, «что такова вся Россия».

После февраля 17-го юнкер Каннегисер рвался в бой, а санитар Есенин, напротив, дезертировал из санитарного поезда, покровительствовала которому супруга императора, отрекшегося от престола. Октябрь 17-го и вовсе развел закадычных друзей по разные стороны баррикад. «В революцию покинул самовольно армию Керенского и, проживая дезертиром, работал с эсерами не как партийный, а как поэт. При расколе партии пошел с левой группой и в октябре был в их боевой дружине», — писал Есенин. Тогда как Каннегисер стал одним из участников и даже руководителей тщетной попытки юнкеров вернуть под контроль Петроград 29 октября 1917 г.

То, что покушение на Ленина произошло в один день с убийством Урицкого, было случайностью. На самом деле бурным летом 18-го заговоров и боевых групп было много. За Зиновьевым, Урицким и Володарским одновременно пытались следить несколько групп, к одной из них примкнет и Каплан. Каннегисер же действовал как одиночка, решив отомстить, в частности, за расстрелдруга, тоже бывшего юнкера Владимира Перельцвейга. Хотя Каннегисер не скрывал своих террористических намерений, его поступок поразил многих его близких знакомых.

Ильич будет жить?

2 сентября 1918 года в Москве прошло заседание ЦИК. Впоследствии многие газеты опубликовали речь Льва Троцкого, народного комиссара по морским делам, в которой он ясно обозначил приоритеты. «…Наряду с фронтами, которые у нас имеются, у нас создался еще один фронт — в грудной клетке Владимира Ильича, где сейчас жизнь борется со смертью, и где, как мы надеемся, борьба будет закончена победой жизни. На наших военных фронтах победа чередуется с поражениями; есть много опасностей, но все товарищи, несомненно, признают, что этот фронт — кремлевский фронт — сейчас является самым тревожным»10. Речь Троцкого на заседании встретили овациями.

В городах вовсю шли стихийные митинги. Председатели местных советов и рабочих комитетов успокаивали граждан как могли: Ильич будет жить. Эта новость вызывала у трудящихся неизменную радость.

Высшие политические деятели старались смягчить сухие медицинские сводки. Например, 6 сентября по газетам разошлось сообщение тогдашнего управляющего делами Совета народных комиссаров Михаила Бонч-Бруевича: «Самочувствие прекрасное. Сегодня утром Владимир Ильич попросил: «Давайте костюм, хочу вставать»11.

Также 6 сентября газеты пишут о Ленине: «Первый раз поднялся с постели. Воспользовавшись отсутствием врачей, он попросил дежурного санитара помочь ему встать. Владимир Ильич встал и прошелся по коридору. Температура от этого поднялась, но Владимир Ильич чувствует себя победителем»12.

На следующий день «Деревенская коммуна» в числе прочих пишет, что медработника, отпустившего Ленина, потом сильно отругали лечащие врачи. «Да разве можно товарищу Ленину в чем-нибудь отказать?» — приводит газета слова расстроенного мужчины13.

8 сентября «Петроградская правда» публикует развернутый отчет о ранениях Владимира Ленина со слов Николая Семашко.

«Уже сообщалось , что тов. Ленин был ранен двумя пулями. Одна из них (попала) в левую плечевую кость и, если бы не изменила направления, была бы безусловно опасна, если не смертельна, ибо она прошла бы в левую часть грудной полости, следовательно поранила бы левое легкое, если не сердце… Вторая пуля (которая по времени была нанесена, видимо, первой) пробила верхушку левого легкого, прошла через шею и остановилась с правой стороны шеи.

Имея в виду, что через шею проходят крупнейшие сосуды, нервы, важнейшие органы (позвоночник со спинным мозгом, пищевод, дыхательное горло) нужно признать, что эта пуля могла быть безусловно смертельной и даже смертельной на месте. Отклонись она на несколько сантиметров на своем пути, повреди она перечисленные органы или сосуды, последствия были бы самые серьезные, если не безнадежные»14.

Третья пуля, как пишет Семашко, пробила в двух местах пальто, порвала пиджак, но не задела самого Ленина.

Полосы советских газет наводняют сотни телеграмм и писем в поддержку Ильича. Но все громче звучат призывы взяться за оружие:

«Мы дети Петергоф. дет.труд.ком. преисполнены негодованием и безгранично жалеем о том, что малы мы еще, что не выросли и не окрепли для того, чтобы вооружиться и вместе с вами, дорогие старшие товарищи, в открытом честном бою в последней решительной схватке беспощадно мстить за страдания наших вождей», — 6 сентября «Петроградская правда» публикует резолюцию подростков из детской трудовой коммуны Петергофа15.

В своем порыве они не одиноки: со всей страны приходят сообщения — к красному террору готовы!

ДОСЛОВНО

Инцидент при переезде Совнаркома из Петрограда в Москву в связи с переносом столицы (март 1918 года)

11 марта 1918 года большевики перенесли столицу из Петрограда в Москву, опасаясь ожидаемого наступления немцев (см. Перенос столицы России из Петрограда в Москву). Переезд правительственных органов проходил в сложных условиях: на 11 марта всё ещё не был окончательно сломлен саботаж железнодорожников. Для отвода глаз о переезде было объявлено 11 марта, однако фактически переезд начался на один день раньше, 10 марта в 2145, и проходил под охраной латышских стрелков под командованием О. Березиня.

По пути следования поезд с Лениным встретился со следовавшим с фронта эшелоном с вооружёнными дезертирами. На станции Малая Вишера произошло столкновение дезертиров численностью до 400 матросов и 200 солдат с численно превосходящими их латышскими стрелками. Латыши разоружили дезертиров и заблокировали «анархистский поезд». Историк Ричард Пайпс в своей работе «Большевики в борьбе за власть» описывал это происшествие следующим образом: «Компания ехала специальным поездом под охраной латышских стрелков. Ранним утром они натолкнулись на состав, заполненный дезертирами, и, поскольку намерения последних были неясны, Бонч-Бруевич распорядился состав остановить и всех разоружить. Затем поезд двинулся дальше и прибыл в Москву поздним вечером».


С этим читают