Проекты сверхтяжелых танков ссср. почему их не стали воплощать ?

КВ-6 «Бегемот»

Я сначала не хотел писать про этот танк, так как на мой взгляд он является мифом, однако потом всё же решил добавить. КВ-6 , он же «Бегемот», он же «Сталинский Оркестр» есть в виде изображений и чертежей на просторах интернета. На самом деле, я не верю в существование данного танка по нескольким причинам : Во- первых, разнообразное вооружение сильно усложняет и утяжеляет этот танк ,а так же ограничивает его боезапас. Во-вторых эффективность данного вооружения вызывает большие сомнения. Ну и в-третьих Советский Союз никогда не страдал гигантоманией и любовью к огромным и сложным машинам, делая выбор простых и надежных танков (например Т-34). Однако ,некоторые историки утверждают,что такие танки реально существовали и принимали участие в Великой Отечественной Войне, но никаких официальных сведений на этот счет нет.


Бумажная модель танка. Фото взято из http://modelcartoon.narod.ru/ .

Я считаю ,что сверхтяжелые танки были не нужны СССР, особенно на последних стадиях войны. Вторая Мировая Война ,это не быстрый «спринт» ,а скорее «забег на выносливость» ,в котором важны не количество тонн и пушек танка, а его надежность, ремонтопригодность и возможность использования «всегда и везде».

Спасибо за прочтение статьи! Ставьте лайки ,на мой канал ,это мне очень поможет !Буду рад видеть Ваши комментарии ,да мне интересно Ваше мнение, даже если оно не совпадает с моим:)

8 октября 1941 года:

7-00: 124 танковый полк 124ТБр взял на броню 300 человек десанта пехоты и начал наступление по Петергофскому шоссе из района развилки с Красносельским шоссе. 15-00: 124ТП выдвинул 8 танков направлении пос Ленина, танки ведут бой, связь с десантом («Ласточка») не установлена. Главные силы полка находятся севернее совхоза «Пролетарский Труд» (западный). От полка выдвинуты танки для ликвидации противника в районе «Пишмаш». Пехотное прикрытие танков занимает круговую оборону в районе железнодорожного переезда на завод «Пишмаш». Одновременно от «Охотничий домик» продвигается на запад саперная рота и стрелковая рота мотобатальона (124 СПБ) 124 ТБр. Бригада Петрова (6 морская стрелковая бригада) застряла севернее Ивановки и Урицка: 2 батальон имевший приказ двигаться за танками — никуда не двинулся, 3 батальон севернее отметки 8.7 медленно продвигается на запад. 1 батальон вместе с танками 51 отдельного танкового батальона прошел северо-западную окраину Урицка и обтекает высоту 8.7 с востока. Но и он отстает от танков 51 ОТБ, которые борются на западной окраине Урицка. 2 танка и 2 бронемашины были брошены на связь с танками 124 танкового полка в район пос.Ленина, но не прорвались. 5 танков у развилки Петергоф-Лигово заправляются. 3 подбиты севернее Ивановки, 1 сгорел, 1 в кювете севернее Ивановки.

Оставшиеся без прикрытия пехоты танки, не останавливаясь пошли вперёд. Сразу за передним краем немецкой обороны, один КВ отделился от колонны и свернул налево, в улицы посёлка Урицк. Подавлял огневые средства противника, отсекающие пехоту. Свой бой он вёл не долго, и будучи подбитым на поселковой улице, стал первой потерей 51 ОТБ.

К сожалению, рейд не заладился с самого начала: при прорыве вражеской обороны встречным свинцовым смерчем с брони был сметен десант. Уцелевшие морпехи попытались было двигаться за танками в пешем порядке, но экипажи КВ, не видя этого, взвинтили скорость до предела стремясь тем самым как можно быстрее миновать простреливаемый участок. В результате в тыл врага, в том числе вскоре и в район Стрельны, они, танкисты, прорвались уже не имея при себе пехотного сопровождения. 8 октября 1941 года 19-00: 124 ТП находится 1 км севернее совхоза «Пролетарский Труд», 5 танков боеспособных, 8 танков требут ремонта, 6 послано к полку после мелкого ремонта, 7 танков загружены снарядами на КП 124 ТБр для доставки в район сосредоточения полка, 2 танка отправлены на завод, 3 танка сгорели, 2 бронемашины сгорели. Пехотный десант на броне 124 ТП из-за сильного огня противника высадился около «Охотничьего домика» и занял оборону. 23-30: Саперная и стрелковая роты 124 СПБ находятся 300-400м западнее «Охотничий домик», 30 человек пехоты держат оборону южнее завода «Пишмаш». Стрелковые части продвигаются по болоту на запад к «Охотничий домик» под огнем противника со стороны Ивановки и Урицка.

На доклад майора И.Лукашика, что в заданном квадрате морской десант не обнаружен («васильковые фуражки» к тому времени почти все полегли в неравном бою), от комбрига-124 полковника А. Родина после его доклада в вышестоящие штабы последовал приказ оставаться на месте с целью продолжения поисков. Это, увы, и стало роковым обстоятельством: воспользовавшись моментом, немцы подтянули к Стрельне резервы, в том числе танки, самоходки и крупнокалиберные зенитные орудия, которые тут же были изготовлены для стрельбы прямой наводкой. Одновременно, отрезая советским танкистам пути отхода, гитлеровские саперы принялись минировать противотанковыми фугасами окрестные дороги.

Утром 9 октября 1941 года майор И.Лукашик, детально согласовав с командованием 42-й армии место и время прорыва к своим, повел уцелевшие танки в направлении Старо-Панов и Лигов. Для командования 42-й армии потянулись тревожные часы ожидания. Но наши КВ в назначенном районе так и не появились. На запросы доложить обстановку рация танка майора И.Лукашика, как и рации других машин его полка, не отвечала.

Постановка технического задания

Вопрос создания танка изначально был озвучен на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) в марте 1941 года, в частности на повестке дня тогда были поставлены вопросы об экранировании танков КВ-1 и КВ-2, артиллерийском вооружении и усилении брони танка КВ-3 и о проектировании танков КВ-4 и КВ-5 в 1941 году (о чём вышло соответствующее постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б)). На основании постановления правительства в апреле 1941 года был издан приказ Народного комиссара танковой промышленности по вопросу усиления брони путём установки экранов на КВ-1 и КВ-2, о вооружении и усилении бронирования танка КВ-3 и проектировании танков КВ-4 и КВ-5. Проектирование и изготовление КВ-5 определялось к 1 сентября 1941 года. Лоб и башня планировались толщиной брони 170 миллиметров, борта — 150 миллиметров. Вооружение танка — 107-миллиметровое орудие. Двигатель — 1200 лошадиных сил. Ширина машины не должна была превышать 4,2 метра. К 1 августа 1941 года заводу поручалось предъявить макет и технический проект КВ-5 на утверждение в Народный Комиссариат обороны. Ижорскому заводу вменялось в обязанность к 10 октября 1941 года изготовить его корпус и башню. Главному конструктору Ленинградского Кировского Завода по моторостроению ставилась задача спроектировать дизель 1200 лошадиных сил на базе моторов М-40 и М-50. Аналогичное задание получил и Харьковский завод. Тем же постановлением главному конструктору Горьковского артиллерийского завода предписывалось спроектировать и изготовить пушку ЗИС-6 калибра 107 миллиметров, с начальной скоростью снаряда 800 метров в секунду и унитарным патроном массой 18,8 килограмма. Ворошиловградскому тепловозостроительному заводу предписывалось выдать техническое задание, согласованное с Народным комиссариатом обороны, на проектирование пародизельной установки для КВ-4 и КВ-5. По предварительным расчётам масса танка равнялась 100 тоннам (по сведениям Виктора Суворова — 150 тонн).

Постановка технического задания

Вопрос создания танка изначально был озвучен на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) в марте 1941 года, в частности на повестке дня тогда были поставлены вопросы об экранировании танков КВ-1 и КВ-2, артиллерийском вооружении и усилении брони танка КВ-3 и о проектировании танков КВ-4 и КВ-5 в 1941 году (о чём вышло соответствующее постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б)). На основании постановления правительства в апреле 1941 года был издан приказ Народного комиссара танковой промышленности по вопросу усиления брони путём установки экранов на КВ-1 и КВ-2, о вооружении и усилении бронирования танка КВ-3 и проектировании танков КВ-4 и КВ-5. Проектирование и изготовление КВ-5 определялось к 1 сентября 1941 года. Лоб и башня планировались толщиной брони 170 миллиметров, борта — 150 миллиметров. Вооружение танка — 107-миллиметровое орудие. Двигатель — 1200 лошадиных сил. Ширина машины не должна была превышать 4,2 метра. К 1 августа 1941 года заводу поручалось предъявить макет и технический проект КВ-5 на утверждение в Народный Комиссариат обороны. Ижорскому заводу вменялось в обязанность к 10 октября 1941 года изготовить его корпус и башню. Главному конструктору Ленинградского Кировского Завода по моторостроению ставилась задача спроектировать дизель 1200 лошадиных сил на базе моторов М-40 и М-50. Аналогичное задание получил и Харьковский завод. Тем же постановлением главному конструктору Горьковского артиллерийского завода предписывалось спроектировать и изготовить пушку ЗИС-6 калибра 107 миллиметров, с начальной скоростью снаряда 800 метров в секунду и унитарным патроном массой 18,8 килограмма. Ворошиловградскому тепловозостроительному заводу предписывалось выдать техническое задание, согласованное с Народным комиссариатом обороны, на проектирование пародизельной установки для КВ-4 и КВ-5. По предварительным расчётам масса танка равнялась 100 тоннам (по сведениям Виктора Суворова — 150 тонн).

Боевое применение[править]

Первый опытный образец был достроен в 1941 году и сразу же был отправлен на защиту Москвы. В первой же бою, который проходил в сильном тумане, задняя башня случайно прострелила среднюю башню, что полностью уничтожило танк.

Второй экземпляр КВ-6 был закончен зимой 1942 года, его отправлен на Ленинградский фронт. Этот же прототип, в отличии от первого, имел специальные индикаторы,которые позволяли избежать прострела центральной башни со стороны задней башни. И очередной КВ-6 в первом же бою, преодолевая ров, сломался пополам. Искра возникшая при переломе подожгла топливо огнеметов, и это спровоцировало взрыв снарядов, что полностью уничтожило танк.

Третий опытный образец, был сделан с усиленным корпусом, чтобы не переломится через ров, и был отправлен на Ленинградский фронт зимой 1942 года. Третий КВ-6 был уже более надежным, ему удалось сбить несколько немецких самолётов и вести непрерывную стрельбу в течении трёх часов, но сильная отдача гаубиц в конце-концов привела к детонации 152-миллиметровых снарядов, что полностью уничтожило танк. После такого провала данного танка Сталин закрыл проект по танку КВ-6 и отослал конструкторов в Сибирь.

Боевое применение

Первый опытный образец был достроен в 1941 году и сразу же был отправлен на защиту Москвы. В первой же бою, который проходил в сильном тумане, задняя башня случайно прострелила среднюю башню, что полностью уничтожило танк.

Второй экземпляр КВ-6 был закончен зимой 1942 года, его отправлен на Ленинградский фронт. Этот же прототип, в отличии от первого, имел специальные индикаторы,которые позволяли избежать прострела центральной башни со стороны задней башни. И очередной КВ-6 в первом же бою, преодолевая ров, сломался пополам. Искра возникшая при переломе подожгла топливо огнеметов, и это спровоцировало взрыв снарядов, что полностью уничтожило танк.

Третий опытный образец, был сделан с усиленным корпусом, чтобы не переломится через ров, и был отправлен на Ленинградский фронт зимой 1942 года. Третий КВ-6 был уже более надежным, ему удалось сбить несколько немецких самолётов и вести непрерывную стрельбу в течении трёх часов, но сильная отдача гаубиц в конце-концов привела к детонации 152-миллиметровых снарядов, что полностью уничтожило танк. После такого провала данного танка Сталин закрыл проект по танку КВ-6 и отослал конструкторов в Сибирь.

10 октября 1941 года

3-00 Началась эвакуация танков 124 ТП. Колонна буксируемых танков прошла железнодорожный переезд к заводу «Пишмаш», под сильным арт.-мин.огнем противника сгорело 4 танка, подбито артиллерией 13 танков, подорвано на фугасах 4 танка, нет сведений о 5 танках 10-55 Танки остановлены из-за подрыва головного танка на фугасе, заложенном в трубу большого диаметра под шоссе. Дальше двигаться не могут, подвергаются сильному огню со стороны противника. 17-25 по докладу лейтенанта Цешковского: 13 танков, которые следовали на соединение, полностью уничтожены тяжелым огнем противника, большая часть сгорела, личного состава вышло 3 человека.


Уничтоженные КВ-6. Эпизод 2 на карте. 1941г.

Захваченный немцами КВ-6 из 124тбр.

попытка ремонта

Фото № 70 оборотка

Хорошо просматривается камуфляж на левой стороне башни.

Вероятно это одна из первых фотографий данного танка у немцев т.к. на всех остальных фотографиях присутствуют дома и крайне мало леса.

Фото № 71

Прекрасно видны повреждения первого и второго катков.

Фото № 74(1) Фото № 74(2) Фото № 74(3)

Фотографии № 74(1) и № 74(2) сделаны с одного негатива, но в и-нете существуют разные варианты. По фото № 74(1):

Второй танк (пришел на буксире).

Хорошо виден дальний план — крыши домов. Вывод: территория на которой стоят эти два танка находится на пригорке. По фото № 74(3): (Картинка увеличена в 3 раза!)

Ракурс съемки идентичен двум другим фотографиям.

На снимке виден третий(!) танк. Однозначно можно сказать, что это не экранированный КВ.


Если допустить, что это некая рем.база то этот КВ вполне может оказаться с другого участка Лен.фронта. (т.е. его принадлежность к 124тбр. однозначно определить нельзя!) Кроме того, если танк в рем.зоне и первые два танка достаточно легко ввели в строй то что помешало восстановить и третий танк?

Фотография шла в едином блоке с фото № 78(2)

Фото № 75(1) Фото № 75(2)

Ремонт в полевых условиях.

Существует мнение-предположение о том, что на фото № 75(2) видны русские танкисты. Насколько это верно не могу судить, ведь с той же долей допуска это могут быть и немецкие танкисты. В любом случае, точный ответ дадут документы или воспоминания участников событий. Например, если будет найдено сообщение о том, что были захвачены члены экипажей и их привлекли к починке танков, то все однозначно встанет на свои места.

Фото № 78(1) оборотка Фото № 78(2)

По фото № 78(1): Возможно на фото танк до ремонта, но….. (см. рассуждения ниже).

Повреждения и камуфляж башни указываю на то что это тот-же самый танк что и на предыдущих фотографиях.

Дом справа напоминает дом на фото № 75.

Дом с трубой косвенно указывает на промышленный район или на котельную. По фото № 78(2): (Картинка увеличена в 3 раза!)

На снимке запечатлен процесс ремонта ходовой части (отсутствует каток). Но при этом виден легкий снежок, покрывающий землю.

Ракурс съемки почти точно совпадает со снимком № 78(1).

Фотография шла в едином блоке с фото № 74(3)

Фото № 79

Фотография имела подпись «Красное Село» (этому верить? и какой это КВ (из двух)?).

Компоновка

Главной конструктивной особенностью КВ-5, отличавшей его от остальных KB, и, при этом, роднившей с КВ-2, была большая и высокая башня ромбовидной формы. Такая башня позволяла решить сразу несколько компоновочных проблем. Во-первых, казённик пушки при любых углах возвышения оставался в башне, во-вторых, командир танка и наводчик также умещались в башне и не были зажаты между казёнником и погоном. Всё это давало возможность обойтись сравнительно небольшим башенным погоном (у КВ-5 — 1840 миллиметров, на 30 см больше, чем у КВ-1), который принимал на себя лишь нагрузку от выстрела. К примеру, аналогичное решение позволило разместить в большой башне КВ-2 152-мм гаубицу, при этом диаметр погона остался как у КВ-1. Высота танка в таком случае возрастала, но её можно было уменьшить за счёт высоты корпуса в районе боевого отделения, до размера, обеспечивающего только крепление элементов подвески.

Поэтому корпус КВ-5 в районе боевого отделения и отделения управления имел высоту всего 920 миллиметров и повышался до 1300 миллиметров в районе моторно-трансмиссионного отделения. Высоты 920 миллиметров не хватало для размещения механика-водителя и стрелка-радиста. Данная проблема решалась установленным над головой механика-водителя бронированным откидным колпаком со смотровыми щелями, обеспечивавшими обзор лучший, чем на обычном КВ. Толщина брони колпака была как у лобового листа башни — 180 миллиметров. На марше колпак приподнимался — так же, как на прототипах Т-35.

Стрелок-радист имел в своем распоряжении башенку с пулемётом Дегтярёва, установленную на постаменте так, что огонь можно было вести поверх колпака механика-водителя. Конструкция обеспечивала возможность стрельбы по воздушным целям. Вторая подобная башенка находилась на крыше основной башни. Установленный в ней пулемёт обслуживался заряжающим.

В боевом отделении корпуса размещалась укладка с частью боекомплекта 107-миллиметровой пушки. Основной боекомплект укладывался в нишу башни.

Командир танка располагался справа от пушки. В его распоряжении находилась полноценная командирская башенка с пятью смотровыми приборами и небольшим перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулемётной башенки. Слева от пушки находился наводчик, а в кормовой части башни — двое заряжающих, наличие которых в составе экипажа, учитывая массу 107-мм унитарных выстрелов, было отнюдь не лишним, тем более, что в перспективе часть танков могла вооружаться 152-мм гаубицей-пушкой. В моторно-трансмиссионном отделении параллельно устанавливались два дизеля В-2К мощностью по 600 лошадиных сил каждый. Переход на двухдвигательную схему был вынужденной мерой, так как с началом войны довести более мощные варианты В-2 с турбонаддувом не представлялось возможным. Не было и возможности получить в приемлемых количествах авиадизели М-30 или М-40. Двигатели соединялись с коробкой передач и бортовыми фрикционами с помощью промежуточного редуктора.

Корпус КВ-5, в отличие от других KB, не имел гнутых деталей (за исключением кормового нижнего листа). Бронелисты соединялись друг с другом гужонами и электросваркой. Толщина бортов и кормы корпуса достигала 150 миллиметров, крыши и днища — 40 миллиметров.

При изготовлении штампованной башни КВ-3 возникло множество проблем, и для КВ-5 башню решили изготовить из катаной брони (англ.)русск.. Лобовой 180-миллиметровый лист крепился к башне гужонами, а все остальные листы соединялись между собой шпоночным соединением «двойной ласточкин хвост». Такое соединение не применялось в отечественном танкостроении ни до, ни после, было трудоёмким, заставило установить бортовые листы башни вертикально, но обеспечило почти монолитную её прочность.

КВ-6 («Объект 226») — тяжелый саперно-химический танк. Опытный.


Отличался установкой огнемёта АТО-41 в лобовом листе справа, с сохранением курсового пулемёта слева. Пушка Ф-32.

В августе 1941 года, Кировский завод в Ленинграде изготовил 8-10 танков КВ-6 из последних машинокомплектов. Причём огнемётов хватило на 4 танка, а остальные КВ-6 вышли из ворот «с заплатками», на месте должной установки огнемёта.

Из личного состава и мат. части 24 танковой дивизии и 146 танкового полка 198 мсд, 24 сентября 1941г сформирована 124-я отдельная танковая бригада. Все КВ-6 вошли в 124-й танковый полк 124-й отдельной танковой бригады. Всего, вместе с КВ-6, 124-й ТП насчитывал 32 шт. КВ-1, несколько Т-34, Т-26 и пару бронеавтомобилей.

В сводках штаба 42 армии не делалось разницы между КВ-1 и КВ-6. Тактика применения, также не различалась, т.к. вооружение отличалось только наличием огнемёта и ввиду отсутствия подготовки экипажей и офицеров в применении огнемётных танков.

8 октября 1941 года командование 42-й армии, спасая истекающий кровью Стрельнинский морской десант (стрелковый батальон численностью в 431 штык под командованием старшего лейтенанта А. Челидзе из 20-й стрелковой дивизии оперативных войск НКВД СССР), бросило в рейд по Приморскому шоссе 124-й танковый полк 124-й отдельной танковой бригады. Выбор в пользу озвученного выше полка не был случаен: во-первых, данная в/ч имела на своем вооружении только что сошедшие с конвейера тридцать два тяжелых танка марки «КВ-1», а во-вторых, во главе нее стоял такой опытный и умелый офицер, как майор И.Р. Лукашик – участник боев на Халхин-Голе и советско-финляндской войны. На броню этих грозных машин вдобавок был посажен десант, состоящий из направленных воевать в пехоте моряков Балтфлота.

На протяжении трех дней боев 42 армия так и не смогла связаться с десантом.

Проектирование и создание

Ни один из проектов КВ-4 не рассматривался в качестве прототипа для изготовления опытного образца, и в июне работы по КВ-4 были прекращены в пользу КВ-5. Работы над танком начались в июне 1941 года. Для проектирования КВ-5 была образована бригада конструкторов в составе: К. И. Кузьмин (корпус), Л. Е. Сычев (башня и установка вооружения), Н. Т. Федорчук (ходовая часть). Старшим инженером КВ-5 был назначен Н. В. Цейц, один из старейших работников СКБ-2, на основе эскизного проекта которого и разрабатывался танк. При разработке КВ-5 были учтены все замечания, которые поднимались при обсуждении проекта КВ-4. Сохранив общую компоновку КВ-4, проект переделали так, чтобы использовать максимум элементов от КВ-1. В ходе проектирования получился мощный танк весьма необычной внешности. Для экономии массы корпус КВ-5 попытались сделать максимально низким — высотой 920 мм. Это привело к тому, что стрелок-радист и механик-водитель получили выступающие вверх башенки. В ромбовидной башне на погоне 1840 мм и под ней находилось довольно просторное боевое отделение танка, в котором находились командир, наводчик и двое заряжающих. Башню сделали высокой, для размещения экипажа и 107-мм пушки с бронебойными и осколочно-фугасными выстрелами, а также для того чтобы по ширине танк умещался на железнодорожной платформе, так как это было одним из обязательных условий технического задания. Поскольку дизель М-40 для КВ-5 сделан не был, в июле 1941 года танк был перепроектирован под параллельную установку двух дизелей В-2СН. Из-за невозможности изготовления штампованной башни с толстыми стенками в разработку была принята сварная. К августу проект КВ-5 был завершён, но из-за тяжёлой обстановки под Ленинградом изготовление опытного образца было отменено, а все силы конструкторов брошены на совершенствование конструкции танка КВ-1.

Согласно американскому исследователю советского танкостроения Стивену Дж. Залоге, КВ-5 проектировался с лобовой бронёй 170—180 миллиметров и боковой бронёй 150 миллиметров, а также восемью катками с каждой стороны. Ряд конструкторов ленинградского СКБ-2 предложили свои чертежи, включая традиционную башенную компоновку (Н. Ф. Шашмурина), компоновку силовой установки в центре, за спиной механика-водителя (М. И. Креславского).

Проектирование и создание

Ни один из проектов КВ-4 не рассматривался в качестве прототипа для изготовления опытного образца, и в июне работы по КВ-4 были прекращены в пользу КВ-5. Работы над танком начались в июне 1941 года. Для проектирования КВ-5 была образована бригада конструкторов в составе: К. И. Кузьмин (корпус), Л. Е. Сычев (башня и установка вооружения), Н. Т. Федорчук (ходовая часть). Старшим инженером КВ-5 был назначен Н. В. Цейц, один из старейших работников СКБ-2, на основе эскизного проекта которого и разрабатывался танк. При разработке КВ-5 были учтены все замечания, которые поднимались при обсуждении проекта КВ-4. Сохранив общую компоновку КВ-4, проект переделали так, чтобы использовать максимум элементов от КВ-1. В ходе проектирования получился мощный танк весьма необычной внешности. Для экономии массы корпус КВ-5 попытались сделать максимально низким — высотой 920 мм. Это привело к тому, что стрелок-радист и механик-водитель получили выступающие вверх башенки. В ромбовидной башне на погоне 1840 мм и под ней находилось довольно просторное боевое отделение танка, в котором находились командир, наводчик и двое заряжающих. Башню сделали высокой, для размещения экипажа и 107-мм пушки с бронебойными и осколочно-фугасными выстрелами, а также для того чтобы по ширине танк умещался на железнодорожной платформе, так как это было одним из обязательных условий технического задания. Поскольку дизель М-40 для КВ-5 сделан не был, в июле 1941 года танк был перепроектирован под параллельную установку двух дизелей В-2СН. Из-за невозможности изготовления штампованной башни с толстыми стенками в разработку была принята сварная. К августу проект КВ-5 был завершён, но из-за тяжёлой обстановки под Ленинградом изготовление опытного образца было отменено, а все силы конструкторов брошены на совершенствование конструкции танка КВ-1.

Согласно американскому исследователю советского танкостроения Стивену Дж. Залоге, КВ-5 проектировался с лобовой бронёй 170—180 миллиметров и боковой бронёй 150 миллиметров, а также восемью катками с каждой стороны. Ряд конструкторов ленинградского СКБ-2 предложили свои чертежи, включая традиционную башенную компоновку (Н. Ф. Шашмурина), компоновку силовой установки в центре, за спиной механика-водителя (М. И. Креславского).


С этим читают