Личный счет старлея лавриненко

Военная служба до 1941 года

В 1934 году Дмитрий Лавриненко за два года до призыва уходит в РККА добровольцем. Его направили служить в кавалерию. В 1935 году становится курсантом Ульяновской Краснознаменной бронетанковой школы. В мае 1938 года выпускается в звании младший лейтенант. Однокашники Дмитрия заявляли про его тягу к знаниям, а также способности к точной стрельбе из всех видов вооружения, за что получил прозвище «Снайперский глаз».

В 1939 году младший лейтенант Лавриненко участвует в боевых действиях против Польши, в так называемом освободительном походе. В 1940 году стал участником военного конфликта между СССР и Румынией за Бессарабию.

* В военном походе против Румынии в городе Станиславе (сегодня Ивано-Франковск, Украина) Лавриненко Д.Ф. знакомится на вечере со своей будущей супругой.


Ночная атака

Свой боевой счет на войне командир взвода Лавриненко открыл 4 октября 1941 года, когда в составе 4-й танковой бригады помешал продвижению на север немецкой механизированной группе, захватившей Орел. В те часы передовые части атаковали до шестидесяти вражеских танков, 34 из которых так и остались обугленными на поле, четыре машины уничтожил сам Дмитрий Федорович.

Его бесстрашие и хладнокровие в атаках сразу привлекли внимание товарищей по оружию и высшего руководства. Однополчане вспоминали, как его храбрый экипаж лунной ночью прорвался через занятую немцами деревню Шишкино

Причем он не просто проскочил ее, а «проутюжил», передавив на улицах мотоциклы и вызвав всеобщую панику.

На Урале ветераны войны получат по пять тысяч к юбилею Победы

18 декабря 1941 года начались бои на подступах к Волоколамску. Отступая, фашисты изо всех сил пытались задержать продвижение русских частей, чтобы дать возможность без потерь отойти своим главным силам. Танковая рота Лавриненко действовала в авангарде подвижной группы в районе деревни Гряды. Ворвавшись в предрассветные часы на тихие улочки, танкисты застали гитлеровцев врасплох: те выбегали из домов в нижнем белье и сразу попадали под шквал огня. Неожиданно на шоссе появились 10 фашистских бронемашин с пехотным десантом и орудиями, группа стала заходить в тыл. Вовремя разгадав ловушку, Дмитрий Лавриненко повернул свои танки им навстречу. Тут же подоспели и наши главные силы. В итоге немцы были взяты в клещи. В этом последнем бою Лавриненко уничтожил тяжелый танк, два орудия и до полусотни фашистов. Казалось, что он заговорен от смерти и умел выйти целым из самой сложной ситуации. Однако в тот напряженный морозный день он погиб по нелепой случайности — после доклада командиру 17-й танковой бригады, тоже входившей в состав подвижной группы, на обратном пути его «поймал» крохотный осколок взорвавшейся невдалеке мины…

Тело Дмитрия завернули в плащ-палатку и похоронили рядом под березой. Позже 22 марта 1967 года останки героя перевезли в деревню Деньково в братскую могилу, где покоятся 1400 человек. Но память о его подвиге не забыта. В знакомстве с родственниками танкового офицера в станице Бесстрашная мы узнали, что многие его потомки стали профессиональными защитниками родины.

«У меня двое сыновей — военные. Старший окончил Краснодарское училище связи имени генерала армии Штеменко, работает в военной полиции Санкт-Петербурга, а второй после срочной службы попал в морской флот и сейчас защищает рубежи России. У моей двоюродной племянницы тоже двое сыновей — один учится в военном училище, а второй служит по контракту. И таких примеров не один», — говорит Светлана Кравченко.

Письмо с фронта

«Ни один казачий конь не догонит»

«Дорогая маманя! Шлю вам низкий сыновний привет из крутого яра, поросшего вековыми соснами, — с нежностью обращается Дмитрий к своей маме Матрене Прокофьевне в письме от 6 ноября 1941 года. — Ваши письма я еще не получил, о чем очень жалею, потому что соскучился о Вас здорово. Правда, писем не получал еще никто из моих товарищей. Мы на танках так носимся, что нас ни один казачий конь не догонит, не то, что почта.

Моя миленькая, старенькая маманя! Вы обо мне не очень беспокойтесь. У нас здесь все спокойно. Ну а если немец стреляет, мы ему поддаем жару. Я выполняю все, что вы мне советовали: не лазить под пулю. Сам я не лазаю, это они иногда гоняются за мной, но я не такой уж глупый…»

Мирное время

Дмитрий Лавриненко учился в школе крестьянской молодежи в ст. Вознесенской и окончил ее в 1931 г. После этого он продолжил свое образование на учительских курсах в г. Армавире. В течение двух лет он обучал детей на хуторе, где председательствовала его мать. Именно с его легкой руки в сельской школе появился драмкружок, а затем и струнный оркестр. Кроме того, он также являлся организатором нескольких спортивных секций. По словам хорошо знавших его людей, дети просто обожали своего учителя, который обычно вел занятия в двух классах одновременно.

С 1933 г. он работал статистиком в конторе совхоза «Хуторок», а чуть позже – кассиром в сберкассе села Новокубанское, которое находилось в 12 км севернее Армавира.

Битва за Москву

Из-под Мценска 4-я Танковая бригада была переброшена в Московскую область. Танк Лавриненко Катуков ненадолго оставил для охраны штаба 50-й армии.

Также по теме Подвиг контрразведчика: как сотрудник Смерша Пётр Жидков получил звезду Героя Советского Союза 75 лет назад оперуполномоченному Смерша Петру Жидкову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В сражении под Киевом…

На пути к своей части танковая бригада решила заехать в Серпухов, где выяснилось, что в направлении города, в котором в тот момент не было никаких войск, движется прорвавшаяся гитлеровская колонна.

Комендант Серпухова комбриг Павел Фирсов попросил Лавриненко прикрыть город. Танкист, ставший к этому времени старшим лейтенантом, спрятал свою машину в засаде у дороги.


«Подпустив фашистов на 150 м, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия были сразу же подбиты, третье вражеские артиллеристы пытались развернуть, но танк выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. Оставшиеся в живых гитлеровцы разбежались, но вскоре подошла наша часть и добила противника. Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 миномётов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду», — описал дальнейшие события в своей книге Михаил Катуков.

Обнаруженные в машине немецкие карты и документы были немедленно отправлены в Москву.

В ноябре 1941 года 4-я Танковая бригада удерживала позиции к северу от шоссе Волоколамск — Москва вместе со знаменитой 316-й Стрелковой дивизией под командованием генерал-майора Ивана Панфилова. 11 ноября она была переименована в 1-ю Гвардейскую танковую бригаду.

13—14 ноября Лавриненко участвовал в ликвидации выступа гитлеровских позиций у деревни Скирманово. А 16—17 ноября — в ставших легендарными панфиловских боях, в ходе которых была пресечена попытка превосходящих сил нацистов прорваться к Москве. Лавриненко боролся с немецкими танками в составе группы, а затем, спасая советские части от окружения, решился на своём танке в одиночку атаковать колонну немецкой бронетехники в районе деревни Шишкино.

Также по теме «Трусов туда не брали»: как сотрудник Смерша Василий Чеботарёв получил звезду Героя 75 лет назад при освобождении Белоруссии погиб оперативник Смерша Василий Чеботарёв. Согласно донесениям командования, выполняя…

«В этом бою экипаж Лавриненко уничтожил шесть машин противника, выгодно используя местность. При этом танк был предусмотрительно выкрашен белилами и на свежем снегу был совершенно незаметен», — рассказал в беседе с RT сотрудник научно-методического отдела Музея Победы, писатель и режиссёр Андрей Купарев.

18 ноября во время боя у деревни Гусенево осколком мины был убит генерал-майор Панфилов. Находившегося поблизости Лавриненко это событие потрясло, он горел желанием отомстить врагу. Во встречном бою с восемью танками противника он уничтожил семь. В дальнейшем, подвергшись атаке ещё десяти гитлеровских танков, машина Лавриненко была подбита. В этом бою он потерял двух бойцов из своего экипажа.

В начале декабря Лавриненко во главе танковой роты участвовал в прорыве гитлеровской обороны на волоколамском направлении. Его подразделение ворвалось в село Покровское и уничтожило находившийся в нём гитлеровский гарнизон, а затем двинулось на деревню Горюны. В этом бою Лавриненко подбил свой 52-й танк. Когда он отправился докладывать командованию о ходе боя, то был убит осколком разорвавшегося миномётного снаряда. Это случилось 18 декабря 1941 года.

Нина Лавриненко ненадолго пережила мужа. Летом 1942 года её направили на фронт. По пути она хотела навестить свекровь, но погибла при бомбардировке вокзала в Армавире.

  • Танковый экипаж Дмитрия Лавриненко

Боевой опыт

Первый военный поход Дмитрия Лавриненко состоялся в 1939 г., и это была Западная Украина, а через год – Бессарабия. Там же, в Станиславе (сейчас Ивано-Франковск), он познакомился с девушкой Ниной, своей будущей женой. Летом 1941 г. они поженились.

Великую Отечественную Лавриненко встретил в звании лейтенанта. Он был командиром танкового взвода 15-й дивизии, входившей в состав 16-го мехкорпуса. Надо сказать, что это воинское подразделение довольно долго не вступало в бой, а только отходило вглубь страны, теряя по дороге свою материальную часть, постоянно выходившую из строя. Не имевшие своих машин танкисты в участившихся со временем стычках с врагом использовались как простые пехотинцы. Командование быстро поняло свою ошибку и издало приказ об отзыве наиболее квалифицированных танковых кадров, в числе которых был и Дмитрий Лавриненко.

Танкист от бога, он попал на службу в 4-ю танковую бригаду под командованием полковника М. Е. Катукова. В это время на вооружение армии стали поступать новые модели танков Т-34 и КВ. Их начал выпускать Сталинградский тракторный завод. Ст. лейтенанта Лавриненко назначили командиром танкового взвода, которому достались Т-34. В октябре бригада приняла участие в боевых действиях вблизи Мценска против одной из механизированных групп немецкого генерал-полковника Г. Гудериана. Именно здесь экипаж Лавриненко и открыл счет подбитым им вражеским танкам. В первом же бою, состоявшемся 6 октября, были уничтожены четыре боевых машины противника.

К сожалению, не существует точных данных насчет количества танков, уничтоженных экипажем Дмитрия Лавриненко в сражениях под Мценском. По разным источникам, эта цифра колеблется от 7 до 19 машин. Такая неточность объясняется тем, что в то время особо никто не занимался подсчетом подбитой немецкой техники.

Военная служба во время Великой Отечественной Войны

Когда началась война, Дмитрий Лавриненко проходил службу на должности командира взвода 15-й тд, которая дислоцировалась на Западной Украине в Станиславе. 2 июля поступил приказ про отвод частей 15-й тд. Во время отхода войск до станции Деражня командир взвода отказался подорвать свой неисправный танк (огромное количество техники в ходе марша вышло из строя, брошено и уничтожено, чтобы та не досталось врагу), что делалось с целью очистить дорогу для войск. Также это привело к тому, что лейтенант Лавриненко Д.Ф. участия в боях не принимал. Лишь после отправки дивизии на переформирование командир взвода отдал машину в ремонт. Что касается самой 15-й танковой дивизии, то она была уничтожена в Уманьском котле.   

* Танкисты, оставшиеся без своей техники, во время первых месяцев войны часто использовались как пехота.

В скором времени в Сталинградской области из остатков 15-й и 20-й танковых дивизий стала формироваться танковая бригада под командованием полковника Катукова Е.В., будущего маршала бронетанковых войск. На вооружении 4-й тб состояли новенькие КВ и Т-34, выпускаемые в Сталинграде на тракторном заводе. Дмитрий Лавриненко, которому была вручена новенькая тридцатьчетверка, назначен командиром взвода. 28 сентября 4-я тб была переброшена на Московское направление в район ст. Кубинка. Соединение было доукомплектовано отремонтированными танками БТ. 3 октября танковая бригада была окончательно сформирована и подчинена генералу Лелюшенко Д.Д., командиру 1-го особого гвардейского стрелкового корпуса.

Первые бои старший лейтенант Лавриненко Д.Ф. в составе 4-й тб принял под Мценском в октябре, когда советским войскам противостояла 2-я танковая группа Гудериана. 6 октября противник танками и мотопехотой атаковал позиции танковой бригады в районе села Первый Воин. После того как противотанковые орудия были уничтожены, немецким танкам удалось пробиться к позициям пехоты, которую те стали расстреливать и давить. Командир бригады для ликвидации прорыва отправил группу из четырех танков Т-34 под командованием старшего лейтенанта Лавриненнко Д.Ф..  Используя рельеф местности и атакуя танки неприятеля с разных направлений, советским танкистам удалось нанести серьезный урон наступавшим немцам (уничтожено 15 танков). Экипаж тридцатьчетверки Лавриненко Д.Ф. уничтожил четыре танка. Не смотря на то, что продвижение противника было приостановлено, полковник Катуков дал приказ про отход с позиций. Выживших пехотинцев посадили на броню, и в таком порядке танки 4-й тб отошли. К 11 октября на счету аса было уже 7 машин неприятеля, 2 взвода пехоты и одно противотанковое орудие.

После боев за Мценск 4-я танковая бригада была переброшена на Волоколамское направление. 16 октября полковник Катуков Е.В. по просьбе командования 50-й армии для охраны штабы выделил тридцатьчетверку Лавриненко. К станции Чисмена бригада подошла к 19 сентября. Однако машина, которую задержал всего на несколько часов штаб 50-й армии, прибыла лишь во второй половине дня 20 октября. Сразу же от командира экипажа потребовал объяснений батальонный комиссар. Однако Дмитрий Лавриненко протянул бумагу, подписанную комендантом Серпухова комбригом Фирсовым, где экипажу объявлялась благодарность за помощь в обороне города. Дело в том, что танк не смог нагнать бригаду по забитой дороге и остановился на время в Серпухове. Немцы, прорвав оборону, двигались силами до одного батальона на автомобилях с пушками и мотоциклах на Серпухов. Советские войска для отражения прорыва не успевали подойти. Поэтому Фирсовым и было принято решение задействовать единственный танк для обороны, экипаж которого находился в парикмахерской города. Лавриненко напал на немецкую колонну, используя свою тактику внезапных засад. Враг был полностью разгромлен. Кроме того была захвачена штабная машина и доставлена в штаб 4-й танковой бригады. Документы были настолько важными, что их незамедлительно передали в корпус, а оттуда в Москву.

Памяти танкиста посвящается…

Маленькая станица Бесстрашная Отрадненского района расположена в долине среди дымчато-голубых гор. Отсюда хорошо просматриваются снежные пики Кавказа. Редкие дома с большими участками раскинуты далеко друг от друга. Население — около 500 человек, и центром поселка являются дом культуры и школа N 28. В 1986 году силами краеведов ей присвоили имя Дмитрия Федоровича Лавриненко, а на втором этаже открыли музей. На стендах старые снимки, копии документов, перемежающиеся выписками из личных писем.

За два месяца боев Лавриненко уничтожил 52 танка противника — в истории Великой Отечественной войны не было такого примера


— Создание экспозиции в школе началось в 1984 году: редактор нашей районной газеты «Сельская жизнь» Станислав Филиппов оказался под Москвой и побывал на могиле Дмитрия Лавриненко. Узнал, что герой войны родом из нашей станицы. Приехал сюда, познакомился с директором местного музея Михаил Ложкиным. Вместе они стали искать информацию — вели переписку с однополчанами, которые видели его в бою и… тогда узнали о подвиге. У нас даже хранится копия наградного листа из центрального архива министерства обороны о представлении танкиста к званию Героя, составленное генерал-майором Михаилом Катуковым 5 декабря 1941 года. Получается, что награду просто не успели вручить, — рассказывает учитель технологии и кубановедения Светлана Кравченко.

Тем временем генсеком стал Михаил Горбачев, который сам родом с юга России и прекрасно знал, что Ставрополье граничит с Отрадненским районом Кубани. Ему-то и решили беспрерывно писать краеведы с просьбой вернуться к рассмотрению вопроса о присвоении Лавриненко звания Героя. Указ о награждении вышел накануне 45-й годовщины Победы.

— То, наверное, был первый и единственный день, когда в станицу приехали генералы и другие армейские начальники. Награды в торжественной обстановке вручили двоюродному брату героя — Ивану Ивановичу Кравченко. В тот же год в центре станицы на постаменте установили гусеничную машину, списанную из Майкопской танковой части. Дмитрий родился в день танкиста — 10 сентября. Мы его не забываем и каждый год возлагаем к его памятнику цветы. А еще к нам в музей постоянно приезжают ребята из соседних районов, — подытоживает учитель.

Биография

Ранние годы

Родился 14 октября 1914 года в станице Бесстрашной ныне Отрадненского района Краснодарского края в семье крестьянина. Русский.

Отец Д. Ф. Лавриненко в годы Гражданской войны был красным партизаном, погиб. Мать — Матрёна Прокофьевна.

В 1931 году окончил школу крестьянской молодёжи в станице Вознесенской, затем учительские курсы в городе Армавир. Работал учителем в школе на хуторе Сладкий Армавирского района в 1931—1933 годах, статистиком главконторы совхоза в 1933—1934 годах, затем кассиром сберкассы в селе Новокубинское.

В 1934 году пошёл в армию добровольцем, был направлен в кавалерию. В мае 1938 года окончил Ульяновское бронетанковое училище. Принимал участие в походе на Западную Украину и в походе в Бессарабию.

Во время Великой Отечественной войны

В начале Великой Отечественной войны служил в должности командира взвода 15-й танковой дивизии 16-го мехкорпуса, дислоцировавшегося в городе Станислав, на территории Украины. Принимал участие в Приграничном сражении, его танк был повреждён.

В сентябре 1941 года прибыл во вновь формируемую 4-ю (с 11 ноября — 1-ю гвардейскую) танковую бригаду полковника Катукова. 6 октября во время боя в районе села Первый Воин танковая группа лейтенанта Лавриненко, состоявшая из четырёх танков Т-34-76, атаковала немецкую колонну, уничтожив 15 танков противника, четыре из которых были на счету Лавриненко. К 11 октября Лавриненко уничтожил 7 танков.

С конца октября танковая бригада вела бои на волоколамском направлении. 7 ноября около села Лысцево его группа из трёх танков Т-34 и трёх танков БТ-7 вступила в бой с 18 немецкими танками, уничтожив 7 танков. Вскоре старший лейтенант Лавриненко провёл новый бой, уничтожив из засады немецкую танковую колонну вблизи шоссе, идущего на Шишкино. Его танк в упор расстрелял с фланга колонну из 18 танков, уничтожив 6 из них. 19 ноября у деревни Гусенево во встречном бою он уничтожил ещё семь танков.

Из письма Дмитрия Лавриненко родным:

Последний бой Лавриненко провёл 18 декабря на подступах к Волоколамску, у села Горюны. Атаковав прорвавшегося через советские позиции противника, он уничтожил свой 52-й немецкий танк. Уже после боя старший лейтенант Дмитрий Фёдорович Лавриненко был убит осколком мины. Похоронен на месте боя, около шоссе, между сёлами Покровское и Горюны. Позднее перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково Истринского района Московской области.

Мечта учителя

Увы, человеческая память коротка — несмотря на большое количество родственников Лавриненко, мало кто может рассказать достоверно о его жизни. Так сложилось, что из-за частых вынужденных переездов, выпавших на отроческие годы Дмитрия, — у него не осталось друзей, среди однополчан уцелели единицы. И только мама, Матрена Прокофьевна, прожившая 94 года, помогла пролить свет на характер сына.

— Помню, во время учебы мой муж целый месяц жил у Матрены Прокофьевны в Армавире (где она получила квартиру). И я с ней встречалась — она показывала мне альбом фотографий, его молодую жену Нину. Рассказывала, что сын был послушный, скромный, не курил, а на войне носил кисет, чтобы угощать табаком товарищей, — рассказывает Людмила Кравченко.


Рассекречены новые документы по истории Великой Отечественной войны

— Митина невеста, Нина, родом из села Андрюки на Украине. Хотела на доктора выучиться, да война перебила, а на фронте сестрой милосердия была, — рассказывала мама Матрена Прокофьевна друзьям, которые бывали у нее дома. — Они поженились, когда уже шла война. Помню, первый раз домой Митя ее, свою невесту, прямо на танке привез, мы же тут, в военном городке, жили. Вылезли из люка, он ее снял с гусеницы, ухватил и несет в комнату, а она вырывается, стеснительная такая. Жалко, пожить им не пришлось. Нину в Армавире бомбою в сорок втором убило. Их поезд стоял на путях, она у командира отпросилась к маме сбегать — ко мне, значит. Он отпустил, потом ждет — нету. Пришли военные ко мне: «Где невестка?». А ее у меня вовсе и не было — не добежала. Как раз немецкие самолеты бомбы на город бросали, под одну из них она и угодила.

Семья Лавриненко в дореволюционные годы слыла зажиточной — имела свою молотилку и большое хозяйство. Отец Дмитрия, Федор Лавриненко, — красногвардеец, погиб в годы Гражданской войны, а мать Матрена Прокофьевна сначала руководила столовой, а затем стала председателем станичного совета хутора Сладкий. Сына она воспитывала в одиночку.

В 16 лет, окончив курсы при Армавирском педтехникуме, он стал вести уроки в школе. Коренастый, живой, с густыми бровями, он почти ничем не отличался от учеников. На переменах на равных состязался с ребятами, играл, шутил. Но как только раздавался звонок, Дмитрий преображался до неузнаваемости — и откуда брались не по годам завидные начитанность и обстоятельность? По его инициативе в школе возникли драмкружок, струнный оркестр, спортивные секции.

Его бывшая ученица Дуся Захарченко, проживавшая в станице Вознесенской, вспоминала: «Признаться, мы, девчонки, были просто влюблены в своего учителя, но он или не замечал, или делал вид, что не замечает. Уроки Дмитрий Федорович проводил раскованно, с выдумкой, с фантазией. И что удивительно: вел занятия сразу в двух классах — помещение одно, а класса два, второй и четвертый, по два ряда парт занимал каждый. Вечно приносил с собой редкие книжки, какие-то плакаты, самодельные диаграммы, и никто в классе не отвлекался, уроки проходили интересно. Не без его влияния я стала учительницей».

В 1934 году он призвался в армию. На службе в кавалерии у него созрела мысль поступить в Ульяновское танковое училище. Однажды дома во время отпуска он так и заявил: «Если хотите знать, мама, я и на танке буду кавалеристом. Ну, подумайте, звучит? Танкист-кавалерист!». И действительно, его танковые атаки будут отличаться особой лихостью, свойственной заядлым конникам.

Последний бой

18 декабря 1941 г. 1-я танковая бригада, в которой служил Дмитрий Лавриненко, вышла к Волоколамску. Бои завязались вблизи деревень Покровское, Сычево, Чисмена и Гряды. Танковая рота Лавриненко вместе с саперами была послана вперед для расчистки от мин маршрутов, по которым должны были двигаться основные силы бригады. Неожиданно группа наткнулась на немцев. Командир решил не дожидаться подхода основных сил, а самим атаковать неприятеля в селе Покровское.

По воспоминаниям однополчан, советская танковая рота ворвалась в населенный пункт и своим огнем уничтожила фашистский гарнизон. После этого Лавриненко пошел в атаку на соседние Горюны, где базировалась немецкая бронетехника. Вражеские части не выдержали столь мощного натиска: на помощь танковой роте подоспели основные силы бригады. Фашисты были наголову разбиты, а Дмитрий Лавриненко в том сражении уничтожил свою 52-ю немецкую бронемашину. Таким образом, он стал самым результативным танковым асом Красной армии.

Сразу же после окончания боя на село Горюны обрушился мощный вражеский артиллерийский и минометный обстрел. Выйдя из танка, ст. лейтенант Лавриненко как раз направлялся к командиру бригады полковнику Черноярову, чтобы доложить обстановку. Но так и не успел этого сделать: его убило осколком от минометного снаряда.

Танковый ас Дмитрий Лавриненко

После боев под Мценском с немецкой танковой группой генерал-полковника Гудериана 4-я танковая бригада полковника М.Е.Катукова перебрасывалась под Москву на Волоколамское направление. Вечером 19 октября 1941 года она прибыла на станцию Чисмена, что находится в 105 км от Москвы. Утром 20 октября выяснилось, что пропал один из танков бригады, а именно тридцатьчетверка командира взвода лейтенанта Дмитрия Лавриненко.

Танковый экипаж Д.Лавриненко (крайний слева). Октябрь 1941 года.

Катуков оставил танк Лавриненко по просьбе командования 50-й армии для охраны ее штаба. Командование армии обещало комбригу долго не задерживать его. Но с этого дня прошло уже четверо суток. Катуков и начальник политотдела старший батальонный комиссар И.Г.Деревянкин кинулись звонить во все концы, но следов Лавриненко найти так и не смогли. Назревало ЧП.

Курсант

В 1934 г. Дмитрий решил добровольно пойти в армию, где изначально был направлен в кавалерию. Через четыре года по сокращенной программе он прошел обучение в Ульяновском бронетанковом училище. Как позже вспоминали его однокурсники, будущий танковый ас Дмитрий Лавриненко был скромным, исполнительным, трудолюбивым и умным командиром. Все экзамены он сдавал легко, и в этом ему, по-видимому, помогала его предыдущая специальность.

Все вокруг замечали его необыкновенную любовь к технике. Он все время старался как можно больше узнать о ней и быстрее освоить. Кроме того, на занятиях по огневой подготовке он всегда стрелял на отлично практически из любого вида оружия. Именно поэтому друзья его прозвали Снайперским глазом.


С этим читают