Правление лжедмитрия 1

Загадки в истории самозванца Лжедмитрия

Больше всего вопросов и загадок в истории Лжедмитрия II связаны с тайной его настоящего имени. Первые известия о появлении спасшегося царя датируются зимой 1607 года, когда в Литве обнаружился самозванец, один из многих других, кто выдавал себя за царственную особу. В среде терских казаков появился и царевич Петр Федорович (якобы сын царя Федора, то есть внук Ивана Грозного), и царевич Иван-Август (якобы сын Ивана Грозного от брака с Анной Колтовской). Первый из вышеперечисленных самозванцев мародерствовал на юге России, а затем вступил в ряды армии Ивана Болотникова, а второй претендент на престол удачно действовал в Нижнем Поволжье, где ему удалось захватить Астрахань. Вслед за ними появился еще один «внук» Ивана IV, «сын» царевича Ивана Ивановича — Лаврентий. В мае 1607 года Лжедмитрий II перешел русско-польскую границу, подошел со своим войском к Стародубу, где был признан местными жителями. Его войско постепенно пополнялось добровольцами и наемниками, а потому в сентябре он смог двинуться на помощь Лжепетру и Болотникову.

Воевода Лжедмитрия II князь Дмитрий Мосальский Горбатый «сказывал с пытки», что самозванец «с Москвы с Арбату из Законюшев попов сын Митька». Другой его бывший соратник Афанасий Цыплятев на допросе говорил, что «царевича Дмитрея называют литвином, Ондрея Курбского сыном». «Московский летописец» и келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий считал его выходцем из семьи стародубских бояр Веревкиных (они были одними из первых, кто признал легитимность самозванца). Польские летописцы, современники тех событий полагали, что имя убитого в 1606 году царя принял крещеный еврей Богданко (или Богдан Сутупов). Он был учителем в Шклове, а затем перебрался в Могилев, где находился в услужении у священника. За некие проступки шкловскому учителю грозила тюрьма — и как раз в этот момент его заприметил участник похода Лжедмитрия I на Москву поляк М. Меховский. Ему показалось, что тот внешне похож на погибшего самозванца. Известный русский историк Смуты, Р. Г. Скрынников, опираясь на иностранные источники, полагал, что Лжедмитрий II «разумел и язык Еврейский, читал Талмуд, книги Раввинов, именно Сигизмунд послал его, назвав Димитрием Царевичем».

Короткое царствование Лжедмитрия I

В 1604 году Лжедмитрий I с польским войском пришел в Москву. По пути многие города добровольно открывали перед ним ворота, так как искренне верили, что идет сам царь. К моменту входа в столицу претендента на престол, Бориса Годунова уже не было в живых. Был мертв и его сын Федор II Годунов, продержавшийся всего 18 дней и убитый боярами вместе с матерью прямо в царских палатах.


Сразу же после того как Лжедмитрий I был объявлен царем, пошли слухи о том, что он самозванец. На него роптали даже его недавние сторонники, которым не нравилось, что из российской казны царь щедро осыпает благами польских и литовских шляхтичей.

Поход поляков на Москву

При этом нужно отдать должное самодержцу, он не выполнил своих обязательств перед польским королем Сигизмундом III и не отдал ему несколько русских городов, среди которых наиболее лакомым был Смоленск. Не ввел Лжедмитрий и католичество, что было непременным условием его поддержки со стороны Варшавы. В общем, новым государем были недовольны практически все, поэтому за 11 месяцев царствования он пережил несколько переворотов и более 10 покушений.

Народу и придворным Лжедмитрий I запомнился как государь щедрый и милостивый. Он помиловал множество высланных из Москвы дворян, поднял жалование войску, а землевладельцам увеличил их наделы. Также он отменил налоги на юге страны, чтобы поддержать крестьян и ремесленников, а крепостным разрешил уходить от жестоких и разорившихся помещиков.

Государь был щедрым и милосердным, но при этом не выносил лести. Из-за этого своих мест при дворе лишилось немало дворян, по старой привычке поминутно рассыпавшихся в комплиментах царской персоне. В первые же дни Лжедмитрий I показал себя как настоящий демократ — он обожал выходить в народ, упразднил пафосность и церемонность при дворе и очень живо интересовался всеми государственными делами.

Николай Неврев. Дмитрий Самозванец у Вишневецкого. XIX век

Царь максимально упростил процедуру въезда в страну иностранцев, а русских отроков собирался отправлять за границу на обучение наукам и военному делу. Еще до вступления в Москву претендент на престол имел грандиозные планы по поводу реформ в сфере образования:

Как только с Божьей помощью стану царем, сейчас заведу школы, чтобы у меня во всем государстве выучились читать и писать; заложу университет в Москве, стану посылать русских в чужие края, а к себе буду приглашать умных и знающих иностранцев.

От предыдущих правителей Лжедмитрий отличался своей активностью и отличной физической формой. Он никогда не укладывался спать после обеда, как это было принято в XVII столетии у аристократов, а также первым из царей отказался от специальной скамеечки и помощи стременного, забираясь на коня. Монарх оказался лихим наездником и большим любителем охоты, не боявшимся непосредственно участвовать в травле медведей.

Дмитрий Иоаннович. Великий царь Московский. Гравюра из старинной польской книги

С первых дней на престоле государь дал указ готовиться к большой войне с Крымским ханством, постоянно разорявшим южные районы страны и, судя по всему, лично планировал возглавить военный поход. Смотры войск и учения стали обычным делом и царь сам участвовал в тренировочных атаках наравне с солдатами.

За сто лет до Петра I царь приходил в мастерские и работал наравне с ремесленниками, а когда его ненароком толкали или даже сбивали с ног, шутил и никогда не давал волю гневу. На улицах Москвы привыкли к тому, что государь может в любой момент попасться навстречу с небольшой свитой и запросто завязать разговор с мещанином или торговкой.

Самозванец Лжедмитрий II


В Смутное время в России появилось несколько самозванцев, которые выдавали себя не только за убитого в Угличе в 1591 году царевича Дмитрия, но и за других представителей династии Рюриковичей, иногда вымышленных.

Рис. 1. Лжедмитрий II.

Первым самозванцем стал, вероятно, Григорий Отрепьев, он смог занять царский трон на 11 месяцев. Через год после его свержения в городе Стародубе появился второй самозванец, он вошел в историю как Лжедмитрий II. О его происхождении нет единого мнения, около десяти версий. Появление самозванца совпало с заключительным этапом восстания под предводительством Ивана Болотникова.

1607 год стал для самозванца не особо успешным. На его сторону перешли остатки болотниковцев, казаки и польские шляхтичи. После неудачи под Брянском он ушел на зимовку в Орел. В следующем 1608 году на стороне Лжедмитрия II выступили два видных полководца – литовский шляхтич Александр Лисовский и князь Рожинский. Они совершили поход на Москву с юга и к середине лета закрепили в селе Тушино, поэтому самозванец вошел в историю, как “Тушинский вор”.

В 1609 году против самозванца выступили не только царские отряды, но и союзный им шведский отряд. Они достигли успеха, часть сторонников Лжедмитрия II покинула его, а он сам в январе 1610 года убежал в Калугу.

Калужский период деятельности самозванца получился противоречивым. Он выступил против Василия Шуйского, Семибоярщины и польских интервентов. Несмотря на ряд успехов, в декабре 1610 года он был убит Петром Урусовым.

Рис. 2. Лжедмитрий II карта.

Личность Лжедмитрия I

Происхождение лица, назвавшегося царем Дмитрием, остается неизвестным, и вряд ли сохранившиеся исторические данные смогут помочь установить его личность. Тем не менее, существует множество версий того, кто же занимал трон во время Лжедмитрия 1. Одним из главных кандидатов был и остается Григорий Отрепьев, сын галицкого боярина, который с детства был холопом Романовых. Позднее Григорий постригся в монахи и  скитался по монастырям. Вопрос в том, почему Лжедмитрием стали считать Отрепьева.

Во-первых, он слишком много интересовался убийством царевича, а также неожиданно стал изучать правила и этикет придворной жизни. Во-вторых, бегство монаха Григория Отрепьева из святой обители подозрительно точно совпадает с первым упоминанием о походе Лжедмитрия. И в-третьих, во время правления Лжедмитрия 1 царь писал с характерными ошибками, которые оказались тождественными стандартным ошибкам монастырского писца Отрепьева.

По другой версии, Григорий не сам выдавал себя за Лжедмитрия, а нашел подходящего по внешности и образованности юношу. Этим человеком мог быть незаконнорожденный сын польского короля Стефана Батория. В пользу этого предположения говорит слишком непринужденное владение самозванцем холодным оружием, верховой ездой, стрельбой, танцами, а главное – свободное владение польским языком. Против этой гипотезы выступает свидетельство самого Стефана Батория, который при жизни публично признавал, что не имеет детей. Второе сомнение дает тот факт, что якобы выросший в католической среде мальчик благоволил к православию.

Не совсем исключена и возможность «правды», то есть, что Лжедмитрий был на самом деле сыном Иоанна Грозного, спрятанным и тайно переправленным в Польшу. Основывается эта мало популярная гипотеза на слухах, что одновременно с гибелью маленького Дмитрия бесследно пропал его сверстник Истомин, живший в палатах. Якобы этого ребенка убили под видом царевича, а самого наследника спрятали

Дополнительным аргументом за эту версию считается важное обстоятельство: мало того, что царица Марфа публично признала в Лжедмитрии своего сына, так вдобавок она никогда не служила в церкви заупокойную службу по погибшему ребенку

В любом случае весьма примечательно, что сам Лжедмитрий I самозванцем себя не считал и почти все ученые сходятся во мнении: он искренне верил  в свою причастность к царскому роду.

Личность Лжедмитрия I

Лжедмитрий I, именовавший себя царевичем (царём) Дмитрием Ивановичем или императором Димитрием, правил с 1 июня 1605 г. по 17 мая 1606 года.

Версии происхождения Лжедмитрия

  • О происхождении личности авантюриста историки спорят и сегодня, большинство считают, что он — сын обедневшего дворянина Отрепьева из Галича. Приняв постриг и покочевав по монастырям, Григорий оказался в «элитном» Чудовом монастыре в Москве, в котором ему поручили переписывать книги и рукописи.


  • По версии придворного учёного шведского короля Карла IX — будущий царь слыл авантюристом-монахом, желавшим заполучить хитростью и коварством Русский трон при помощи своих хозяев — поляков и использовавший внешнее сходство с царевичем Дмитрием.

  • Среди польских библиографов бытуют две версии:

    • Лжедмитрий был польского происхождения, знал язык, этикет, умел ездить на лошади, фехтовать и т.д.
    • Лжедмитрий был косноязычен, неграмотен, исповедовал православие.
  • Существовала теория о том, что Лжедмитрий являлся настоящим царевичем Дмитрием, которого спас его дядька Афанасий Нагой. Подтверждением тому является факт признания его бывшей царицей (последней женой Ивана Грозного) Марией Нагой (впоследствии отказавшейся от своих слов).

Лжедмитрий при польском дворе и его связь с семьёй Мнишек

Имея честолюбивые планы и сбежав в Польшу, Отрепьев, назвавшись спасшимся царевичем Дмитрием, получил поддержку польских аристократов и католической церкви в борьбе за «возвращение» русского престола.

Началось его «знакомство» с Польшей со службы у князя Вишневецкого. Лжедмитрий смог убедить польского короля Сигизмунда III и своего патрона Адама Вишневецкого в своём божественном происхождении с помощью золотого креста Марии Нагой (выкраденного у неё, по версии историков).

Познакомившись с родственником Вишневецкого — Юрием Мнишеком и влюбившись в его дочь Марину, будущий царь готов был принять католицизм и идти «отвоёвывать» свой престол. Меркантильные Мнишеки встали на его сторону.

Чтобы доказать свою лояльность к польскому королю, Лжедмитрий принял католичество, пообещав семье Мнишеков отдать исконно русские города Псков и Новгород, а также Чернигов и Северскую землю.

Поход в Россию

Юрий Мнишек, при поддержке польского короля Сигизмунда III, собрал 4 тысячи человек для похода на Москву.

Несмотря на неблагоприятные условия, армия лже-царя смогла покорить Чернигов, а также Новгород-Северский (обороной заведовал фаворит Бориса Годунова боярин Пётр Басманов, позднее перешедший на сторону Лжедмитрия и погибший вместе с ним). Во время вынужденного «сидения» в Путивле будущий государь не терял время даром: он принимал польских и русских священнослужителей, рассылал грамоты к боярам, готовил почву для своего восшествия на престол.

Почувствовав поддержку москвичей, Дмитрий 20 июня 1605 г. торжественно въехал в Кремль, по пути собирая «почести» как от простого люда, так и от дворян.

В течение 1603–1604 гг. Лжедмитрий:

  • принял католическую веру,
  • пообещал ввести католичество на Руси (в случае победы),
  • пообещал отдать Польше Сиверскую и Смоленскую земли,
  • пообещал помощь польскому королю Сигизмунду III в борьбе со Швецией.

В конце 1604 г. при поддержке польских и литовских войск Лжедмитрий вступил на территорию Российского государства в районе Чернигова. Его поддержали крестьяне и горожане, а также большая часть царской армии.

  • 23 апреля 1605 г. умер Борис Годунов,
  • 1 июня свергнут его сын Фёдор,
  • 20 июня войско Лжедмитрия вступило в Москву,
  • 30 июля в Успенском соборе Кремля произошло венчание на царство нового царя Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I).

Браки: жены и дети

24 апреля 1606 года в Москве, вместе с Юрием Мнишеком появилась Марина, невеста нового царя. Она встала лагерем у города, а навстречу ей выдвинулась процессия с подарками. Причем для въезда была предоставлена серебряная карета, запряженная двенадцатью парами скакунов. Сперва свадьбу назначили на 4 мая 1606 года, но потом отложили, так как нужно было придумать поддельного ритуала принятия Мариной православия. Несмотря на запрет папы римского, она все же была миропомазана по греческому обряду, что и заменило принятие ею чужой веры. Свадьба состоялась 8 мая 1606 года.

Девятого мая, вопреки православному празднику Николину дню, был назначен пир, что уже вызвало ропот, на который новоиспеченный жених не обратил внимания, и абсолютно зря. Пиршество с польскими блюдами продолжалось и дальше, а на третий или четвертый день пьяные поляки стали врываться в дома москвичей, грабить, жечь и насиловать. Спустя неделю вспыхнуло восстание, потому о детях опального Лжедмитрия, историю которого можно считать странным и непонятным приключением со смертельным исходом. Потомства он не оставил никакого, да и сама его супруга натерпелась впоследствии лишений, показав силу и твердость характера, но наше повествование ведется не о ней.

Калужский лагерь

«Прибытие Дмитрия самозванца в Калугу после бегства из Тушина» картина Дмитриева-Оренбургского

В калужский период своей авантюры Лжедмитрий II, наконец, начал играть самостоятельную роль. Убедившись в вероломстве польских наёмников, самозванец взывал уже к русским людям, пугая их стремлением короля захватить Россию и установить католичество. Калужский «вор» клялся, что не отдаст полякам ни пяди русской земли, но вместе со всем народом умрёт за православную веру. Этот призыв нашёл отклик среди многих. Лжедмитрий II вновь привлёк к себе множество сторонников и повёл войну уже с двумя государями: царём Василием IV и королём Сигизмундом III. Ему вновь присягнули многие города.

Тушинский стан распался. Часть сторонников «царька» ушли к королю, другие переместились за самозванцем в Калугу. Бежала к своему супругу и Марина Мнишек. Движение Лжедмитрия II начало принимать национальный характер; видимо, не случайно многие ярые сторонники самозванца стали впоследствии активными деятелями Первого и Второго ополчений. Как и в Тушине, в Калуге была создана государственная система по образу Московской, не было, разве что, структур по управлению церкви.

В начале 1610 года калужский царь повелел всем городам, оставшихся на его стороне, чтобы поляков, которые находились там, арестовывали, а всё их имущество доставляли ему в Калугу. В кратчайшие сроки самозванец и его бояре смогли собрать значительные суммы денег и наполнить темницы иностранными заложниками, которых в дальнейшем калужский «вор» приказал казнить. Не желая повторять ошибок прошлого, Лжедмитрий II зорко следил за тем, чтобы в его армии русских было вдвое больше, чем иноземцев. К весне отряды самозванца настолько окрепли, что смогли отвоевать у Шуйского Арзамас и Старую Руссу.

На Северщине положение самозванца стало значительно тяжелее. В распадающемся тушинском лагере 4 () февраля  года под Смоленском тушинский патриарх Филарет и бояре заключили с Сигизмундом III договор, по которому сын короля Владислав Жигимонтович, должен был стать русским царём; обязательным условием было принятие королевичем православия. Действуя от имени Владислава, Сигизмунд III щедро жаловал тушинцам земли, ему не принадлежавшие. В апреле 1610 года польские отряды захватили Стародуб, Почеп, Чернигов и Новгород-Северский, приведя население этих городов к присяге Владиславу. В начале мая присягнули королевичу жители Рославля.

Между тем, ситуация в самом Тушине становилась критической. На юге, в Калуге, сосредоточились верные Лжедмитрию II войска; на севере, под Дмитровым, наседали Скопин-Шуйский и шведы, с трудом сдерживаемые тушинцами. В таких условиях гетман Рожинский принял решение отойти к Волоколамску. 6 (16) марта войско подожгло Тушинский лагерь и выступило в поход. Осада Москвы окончательно прекратилась. Через два дня войско гетмана было в Волоке, где Рожинский умер от «истощения сил». Его отряд, оставшийся без вождя, окончательно рассеялся. Войска же гетмана Сапеги, побывав у короля под Смоленском и ничего у него не добившись, вернулись на службу к самозванцу.

Важные события

Особо важных событий во внешней или внутренней политике в «правление» Лжедмитрий Второго не произошло. Он даже не дошел до Москвы, остановившись в точке Тушино, из-за чего получил прозвище «Тушинский вор».


К наиболее важным датам его царствования относятся:

  1. Май 1607 — Лжедмитрий II появился в Стародубе и начал распространять слухи о том, что Дмитрий Углицкий жив. Через некоторое время он признал, что сам является царем.
  2. Июнь 1607 — Стародуб присягнул на верность, также власть признали некоторые Северские города (Новгород-Северский, Чернигов, Путивль и другие), рязанские пригороды, Астрахань, Калуга и Тула.
  3. Осенью того же года восставшие взяли Брянск и столкнулись с царскими войсками. Через некоторое время им пришлось отступить, взять город второй раз не получилось.
  4. Весна 1608 — первый поход на Москву. Царское войско было разбито, но самозванец медлил, что дало возможность Василию Шуйскому собрать силы.
  5. В начале июня были захвачены Борисов и Можайск, войско царя вновь проиграло.
  6. 5 июля произошла стычка на Ходынском поле с тем же результатом. Но на этом поход Лжедмитрия 2 на Москву закончился: взять город восставшим не удалось.

Резиденцией Лжедмитрия II стало Тушино (19 верст от Кремля) — после самозванца прозвали по названию этого города. Сам Тушинский вор вовсю правил страной: подписывал указы, раздавал земли, встречался с иностранными послами. Жена Лжедмитрия I признала нового самозванца мужем. Царь Василий Шуйский терял контроль над Россией.

В Российском царстве сложилась странная ситуация: по 2 царя, администрации, патриарха и Боярской Думы. Для самозванца даже был построен царский терем, в его лагере чеканили собственные деньги. Появились люди, легко переходящие от официального царя к самозваному.

Однако долго так продолжаться не могло. Уже в декабре во главе всего лагеря встала группа из 10 польских шляхтичей, которые установили жестокий контроль за денежными делами «царя» и ограничили права думы, воевод и приказов.

10 марта Шуйский заключил договор со Швецией и получил 15 тысяч войска в обмен на земли (ныне Ленинградская область). В конце мая русско-шведское войско разбило повстанцев. Это стало началом многих побед царских солдат.

Появление самозванца

В мае 1606 года в Москве был убит Лжедмитрий I и трон вскоре занял Василий Шуйский. Вскоре ему пришлось подавлять восстание Ивана Болотникова, которое было достаточно сильным для своего времени, несколько месяцев повстанцы контролировали часть городов южнее столицы.

Рис. 1. Лжедмитрий II.

Слухи о “спасении истинного царя” появились уже в 1606 году, а в январе 1607 новый самозванец появился в Витебске и составил свой манифест, адресованный царю Василию.

В мае 1607 года он пересек границу Речи Посполитой с Россией и в небольшом городе Стародубе на территории современной Брянской области объявил народу о том, что он и есть Дмитрий Иванович, то есть царь, сын Ивана IV и брат умершего в 1598 году Федора Иоанновича.

Если на счет Лжедмитрия I историки чаще всего сходятся на версии, что он был беглым монахом Григорием Отрепьевым, то со вторым самозванцем все намного сложнее. Разные источники позволяют насчитать до десяти версий о его происхождении. Среди них есть такие:

  • Сын стрельца из Стародуба.
  • Царский дьяк периода правления Лжедмитрия I.
  • Авантюрист Михаил Молчанов.
  • Сын беглого князя Андрея Курбского.
  • Крещенный еврей из города Шклова.

В июне 1607 году самозванцу присягнул город Стародуб. Далее на его сторону перешли так называемые “Северские города”, то есть территория современных Черниговской и Брянской областей. Царская армия в этот момент осаждала Тулу, то есть Василий Шуйский был занят последними сражениями с Болотниковым.

Рис. 2. Тушинский вор.

Биография

11 марта 1611 года в Новгороде на рынке самозванец попытался объявить своё царское имя, но был опознан и с позором изгнан из города. Оттуда новый «Дмитрий» с казаками бежал в Ивангород и там 23 марта 1611 года вновь объявил себя государем. Самозванец рассказывал горожанам, что он не был убит в Калуге, а «чудесно спасся» от смерти. Ивангородцы изнемогали в неравной борьбе. Несколько месяцев крепость осаждали шведы. В честь долгожданного «спасителя» на радостях три дня звонили в колокола и палили из пушек. Со всех сторон, главным образом из Пскова, стекались к самозванцу казаки. Под власть ивангородского «вора» перешли также Ям, Копорье и Гдов.

Тогда же, весной 1611 года, самозванец вступал в переговоры со шведским комендантом Нарвы Филиппом Шедингом. Шведский король Карл IX послал к Лжедмитрию Петра Петрея, хорошо знавшего Лжедмитрия I по переговорам в Москве. Петрей доложил, что это самозванец, после чего король Карл IX приказал прекратить все контакты с ним.

Собрав войско из казаков и стрельцов, самозванец двинулся на Псков. По данным Псковской летописи, 8 июля 1611 года его отряд расположился в окрестностях Пскова, сам он начал переговоры с жителями об условиях признания его государем. Псковичи уже готовы были признать «вора». В стан Лжедмитрия стали перебегать некоторые псковские жители. Узнавшие о самозванце Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский в своих грамотах призывали народ не верить «ни Маринке с сыном, ни тому вору, что стоит под Псковом».

К этому времени самозванец со своим воинством совершил уже много грабежей, разоряя окрестности Пскова. Узнав о приближении к Пскову крупного отряда шведов и новгородцев, которых возглавлял шведский генерал Эверт Горн, он прекратил переговоры с псковичами и 23 августа в панике отступил к Гдову, бросив свои пушки.

Положение Лжедмитрия III постепенно укреплялось, его признали многие северо-западные города, а Псков оказался для шведов неприступной крепостью, все попытки штурмов в сентябре-октябре 1611 года были отбиты. Это побудило Эверта Горна переманить Лжедмитрия на шведскую сторону, предложив ему стать наместником на Псковской земле, но отказаться от притязаний на русский трон в пользу шведского принца. Играя в «законного царя», Лжедмитрий III отверг это предложение и принял бой. Под его предводительством казаки сделали удачную вылазку и прорвались через шведское окружение, пытаясь отступить к Ивангороду. Шведы организовали преследование и настигли «вора». В бою самозванец был ранен, но всё-таки смог прорваться в Ивангород и отогнать шведов.

Не видя для себя ниоткуда помощи, псковичи, земля которых опустошалась и шведами, и поляками, призвали Лжедмитрия III к себе. 4 декабря 1611 года самозванец въехал в Псков, где был «оглашен» царём. Казаки «царька» начали совершать набеги из Пскова и Гдова на Дерпт и в шведскую Ливонию.

К тому же времени относится известие, что в Астрахани объявился ещё один претендент на имя царя Дмитрия, то есть Лжедмитрий IV, которого царём признало всё Нижнее Поволжье. Таким образом, в России одновременно действовало два «царя Дмитрия» — Лжедмитрий III на северо-западе и Лжедмитрий IV на юге. Однако в начале 1612 года Лжедмитрий IV бесследно исчез.

Желая привлечь на свою сторону подмосковное временное правительство первого ополчения, Лжедмитрий III послал к столице одного из своих атаманов. После долгих совещаний ополченцы послали в Псков своих представителей — Казарина Бегичева и Нехорошку Лопухина, которые при большом стечении псковичей заявили, что перед ними «истинной государь наш». 2 марта 1612 года правительство первого ополчения присягнуло Лжедмитрию III, а также «псковскому вору» (называемому так потому, что он утвердился во Пскове) «целовали крест» дворяне, дети боярские, московские жилецкие люди, стрельцы и боярин князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой. Присягу самозванцу принесли южные и северские города. На востоке власть Лжедмитрия III поспешили признать небольшие города Алатырь и Арзамас.

Присяга открыла Лжедмитрию III путь в Москву. Псковский «вор» готовился прибыть в столицу и предъявить права на Марину Мнишек в качестве её супруга и отца её ребёнка. В Псков было отправлено казачье посольство во главе с Иваном Плещеевым для безопасного проезда «царька» в Москву. При этом Плещеев, лично знавший Лжедмитрия II, вновь публично признал в новом самозванце царя Дмитрия Ивановича.


С этим читают