Маресьев алексей петрович: биография, подвиг

Победа. «Я не поломаю себе ноги!»

Послали меня в эскадрилью связи в Москву22. Там, правда, была хорошая работа, я отдохнул. Пробыл я там месяца три всего. Потом написал в МВО письмо, что чувствую себя хорошо, отдохнул, собрался с силами. Потом как раз та эскадрилья, в которой я был, принимала самолет от колхозников, и здесь был полковник Лякишев. Я своего командира эскадрильи попросил разрешения обратиться к нему. Он спрашивает меня:


— Вы писали командующему войсками?

— Писал.

— Какая-то резолюция там есть. Вас должны вызвать.

Я ждал-ждал, не дождался. Потом меня вызывает майор Ширяев и говорит, что командующий направляет вас в ЗАП в Иваново23. Я спрашиваю:

— В истребительный?

— Да-да.

Я бросил все и стал готовиться. Поехал в Иваново. Там начали:

— Как это так, ты на «У-2» не умеешь летать.

— На «У-2» я летаю, — говорю, — у меня есть и заключение.

Но командир полка не решился сразу меня тренировать на истребителе. А получилось так, что у меня было вначале заключение относительно «У-2», а на истребитель меня уже послал сам генерал-майор Сбытов, но заключения врачей в отношении истребителей не было. Тогда командир полка говорит:

— Вам нужно пройти комиссию, и тогда я вас буду тренировать.

Я думаю, надо ехать в Москву на эту комиссию. Поехал в Москву. Приезжаю к тем же врачам. Собейников меня сразу узнал. Правда, когда я приехал из школы, я дал ему почитать заключение, и он очень удивился, что годен я во все виды авиации. И здесь он говорит:

— Нет, ничего не выйдет, на истребителе нельзя.

— Почему же, доктор?

— Там большие предпосылки к тому, что летчикам приходится садиться с парашютом. И ты поломаешь себе ноги.

Как раз в этом журнале описывался случай, как тот летчик прыгал с парашютом и поломал себе протезы. Потом он сделал себе протезы и летал дальше. Я говорю:

— Я не поломаю себе ноги, а поломаю протезы.

Говорили мы с ним, говорили, потом он говорит:

— Приходи завтра.

Прихожу на другой день, там сидит доктор Миролюбов. Он мне говорит:

— Давай поговорим по душам, что может с тобой получиться.

Я говорю:

— Если буду летать на истребителе, управлять я им сумею вполне, а, если с парашютом буду прыгать, то поломаю себе протезы.

— Я думаю, — говорит Миролюбов, — что ты поломаешь протезы и ушибешься, но управлять самолетом ты не сможешь.

А доктор Собейников сказал:

— Да, он поломает себе ноги, но управлять самолетом сможет.

И здесь у них получились разногласия. Я влез на стол, прыгнул и сказал: «Вот, так и получится!».

Наконец, Миролюбов склонился к тому, чтобы разрешить. Написал бумажку: разрешаем попробовать на самолете «УТИ-4», «ЯК-7».

Приговор

Врачи знали, какой подвиг совершил Маресьев, что значит для него профессия. Тем сложнее им было объявить ему свое заключение: к полету непригоден. Молодой, крепкий духом мужчина был сильно подавлен, но железная воля и жажда полноценной жизни не дали свыкнуться с мыслью об инвалидности и своей профессиональной непригодности. Он не мог поставить на себе крест и отказаться от военной деятельности. Мотивами к действию служили не стремление сделать карьеру или стать знаменитым, он, наоборот, сожалел о своей навязчивой известности, которая его обременяла — так он высказывался о ней в многочисленных интервью. Не мог в тяжелое время для страны стать инвалидом и обузой, уж таков был Маресьев Алексей Петрович. Подвиг от каждого нужен был Отечеству в это трудное время, и он чувствовал в себе огромные неистраченные силы. Кроме того, Алексей Петрович страстно любил небо, а заключение медиков становилось приговором.

Память

Кожаное пальто Маресьева А. П. в Центральном музее Вооружённых Сил в Москве

  • В честь Маресьева 1 апреля 1980 года названа малая планета (2173) Маресьев, открытая 22 августа 1974 года Л. В. Журавлёвой в Крымской астрофизической обсерватории.
  • Центральная улица в посёлке Ибреси Чувашской Республики названа в честь Алексея Маресьева, в 2005 году там была открыта мемориальная доска. Также имя героя носят улицы в городах Актюбинске, Ташкенте, Горно-Алтайске, Чернигове и других городах.
  • 20 мая 2006 года в честь 90-летия со дня рождения знаменитого лётчика в Камышине был торжественно открыт монумент, расположенный на пересечении двух центральных улиц города, недалеко от дома, где жил Алексей Маресьев.
  • Мемориальная доска на доме в Москве, где Маресьев жил после войны.
  • Надпись на мемориальной доске «Герой Советского Союза» в Батайске.
  • Школа-лаборатория № 760 в Москве и школа № 89 в Москве носят имя героя.
  • В честь Алексея Маресьева поставлен бюст в Комсомольске-на-Амуре, он является почётным гражданином этого города, его фотография висит на городской доске почёта.
  • Бюст установлен на Аллее героев на территории Краснодарского высшего военного авиационного училища лётчиков.
  • Алексей Маресьев участвовал в открытии школы № 31 города Петров Вал Камышинского района Волгоградской области.
  • В честь Маресьева названа улица в Москве в жилом районе Люберецкие Поля (район Некрасовка, ЮВАО).
  • Камышинский педагогический колледж носит имя А. П. Маресьева.
  • МБОУ СОШ № 13 города Орла носит имя А. П. Маресьева. В школе также есть музей, где хранятся некоторые личные вещи Алексея Петровича.
  • Картина Николая Жукова «Алексей Маресьев».
  • Мемориальная доска на часовне св. Николая Чудотворца в городе Батайске Ростовской области. Установлена 6 мая 2003 года.
  • В Москве улицу Ново-Преображенскую переименовали в улицу Маресьева, а также установили памятную доску
  • В 100-й юбилей в городе Камышин открыт музей А. П. Мересьева
  • Центр образования «Открытие», в Комсомольске-на-Амуре носит имя героя. Также в Центре организован эстет-центр, где установлен бюст А.П.Маресьеваа.

Подвиг Алексея Маресьева

Ещё в госпитале Алексей Маресьев начал тренироваться, готовясь к тому, чтобы летать с протезами. Примером ему служил лётчик Первой мировой войны Прокофьев-Северский, который потерял правую ногу, но несмотря на это, вернулся в небо. В начале 1943 года прошёл медкомиссию и был направлен в Ибресинскую лётную школу в Чувашской АССР. В феврале 1943 года совершил первый после ранения вылет. Добился отправки на фронт и в июне этого же года прибыл в 63-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Командир эскадрильи А. М. Числов взял с собой в пару и после нескольких удачных вылетов, доверие к Алексею Маресьеву установилось полное. 20 июля 1943 года Алексей Маресьев во время воздушного боя спас жизни двух советских лётчиков и сбил сразу два вражеских истребителя. Боевая слава о нём разнеслась по всей 15-й Воздушной армии и по всему фронту. В полк зачастили корреспонденты, среди которых был и будущий автор книги «Повесть о настоящем человеке» Борис Полевой.

Видео: В чем подвиг легендарного летчика

24 августа 1943 года за этот подвиг Алексею Маресьеву было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1944 году ушёл из боевого полка и стал инспектором — лётчиком в управлении Вузов ВВС. Всего за время войны он совершил 86 боевых вылета, сбил 11 самолётов противника: четыре до ранения и семь – после ранения. С 1946 года ушёл в отставку и свои последние вылеты совершил на учебном самолёте У-2 в качестве инструктора спецшколы ВВС в начале 50-х годов.

В послевоенные годы, отчасти благодаря хрестоматийной книге «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого (в ней назван Мересьевым), был очень известен. Его часто приглашали на различные праздничные мероприятия, организовывали встречи со школьниками, пример его подвига широко использовался для воспитания молодого поколения. Умер 18 мая 2001 года и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

В честь Алексея Маресьева названа малая планета 2173 Maresiev, во многих городах улицы носят имя героя. На доме в Москве, где он жил висит мемориальная доска, в честь него поставлен бюст в городе Комсомольске–на-Амуре, в городе Камышин стоит монумент недалеко от дома, где жил лётчик-ас.

Видео: Судьба настоящего человека

Он снова смог летать

Подвиг Маресьева заключается не только в том, что он сумел выбраться из густого леса и выжить после заражения крови. Алексей Петрович принял решение о возвращении в авиацию.

В послеоперационный период летчику кололи сильнейшее обезболивающее. Понять, что от него следует отвыкать, помог один из пациентов госпиталя. Летчик Маресьев взял себя в руки и стал бороться за возвращение в небо.

К сентябрю 1942 года он был выписан из госпиталя и отправлен в санаторий для реабилитации. Для возвращения к полетам ему необходимо было доказать, что он на это способен. Он решил доказать свою возможность хорошо управлять своим телом. Для этого Алексей Петрович решил научиться танцевать на протезах. Его тренировочным партнером по танцам был сосед по палате. Овладев нужными навыками, Маресьев стал танцевать с медсестрами. Это убедило комиссию, которая признала его годным к службе.

В 1943 году началась его переподготовка в школе для летчиков, расположенной в Чувашии. Летом он смог добиться отправки на фронт. Алексея Петровича зачислили в шестьдесят третий Гвардейский авиационный полк. Первое время ему пришлось коротать время на аэродроме, поскольку командование не решалось отправлять в полет человека без обеих ног.

Поверил в его возможности Александр Числов, который был командиром эскадрильи. За время войны он сбил двадцать один вражеский самолет.


Командир не ошибся. Маресьев смог не только летать, но и спасать других летчиков, сбивая вражеские самолеты. На его счету оказалось семь машин противника. Его удостоили звания Героя Советского Союза.

Разговор с сыном

— Отец так и не смог вспомнить, куда посадил самолет. Контузия от удара об землю все стерла из памяти, — для Виктора Алексеевича находка поисковиков тоже стала оглушительной неожиданностью.

— Поэтому Алексей Петрович и не съездил ни разу после войны на место, где пытался совершить вынужденную посадку?

Под Волгоградом в честь Маресьева выпустили почтовую марку

— Не только. Он не хотел заново пережить все это. А своего маршрута не знал абсолютно. И не помнит — где упал и как. Мне было уже лет двадцать, когда он признался, что его мучили галлюцинации — то, говорит, увижу границу своего аэродрома, то девушку с ведрами. И эти миражи его преследовали суток десять, пока он не сообразил, куда надо двигаться. И тогда уже полз на восток. Туда, откуда солнце всходило.

— А в каком классе вы прочли книгу Бориса Полевого?

— В пятом или шестом. Мы писали даже сочинение по этому поводу. Я наделал ошибок, но все равно получил «четверку». Наверное, в этом случае фамилия помогла (смеется).

— В каких-то случаях не помогала?

— Был у нас дома солдатский ремень, висел в мастерской на гвоздике, и, когда я в дневнике кол на четверку переделывал, отец этим ремнем порол. Он мужик плотный, костистый, как зажмет между коленями, а на протезах шарниры. И вот этими шарнирами с двух сторон как сдавит! Здорово лупил меня. «Где солдатский ремень? Неси!» Сам должен был принести. С гвоздя снять, принести этот ремень. А как же — сын героя!

— А медведь, с которым он столкнулся в лесу, тоже мираж?

— Медведь был реальный. Отец с моего четвертого захода открылся. А до этого отмахивался: «Чего пристал? Сыт, обут, чего еще надо? Иди, тебя это не касается». Когда я уже взрослым стал, рассказал, как все было. В фильме эта сцена секунд десять длится, а на самом деле, говорит, несколько часов шатун вокруг него крутился. В какой-то момент, когда отец снова очнулся, медведь сидел у него в ногах, обнюхивал. А пистолет у отца был не на поясе, как по уставу принято, а под комбинезоном. Я, говорит, дернулся, чтоб молнию расстегнуть, а он как даст лапой и разодрал штаны до меха. Потом отец вспомнил, что шатуны падаль не едят, притворился мертвым, а сам медленно-медленно стал тянуться к пистолету. Умудрился взвести его одной рукой и выпустить всю обойму в морду зверя. Но только одна пуля попала удачно — то ли в пасть, то ли в глаз. Шатун зарычал и свалился набок. Если бы, отец говорит, он на меня упал, то были бы кранты. Я бы никогда из-под него не вылез…

— Характер! Алексей Петрович ведь и палочку ни разу в руки не брал.

«Запорожцы» ветеранам ВОВ начали выдавать по просьбе Алексея Маресьева

— О чем вы! Ему ЦК на 50-летие решил вместо «Запорожца», полагавшегося инвалидам, подарить «Москвич». Директор завода позвонил отцу, похвастался — мы, мол, очень удобное ручное управление вам поставили. Отец аж взорвался от возмущения — какое еще ручное управление! У меня что — ног нету?!.

— В 1966 году, когда лидер партии Леонид Брежнев собирался впервые зажечь Вечный огонь у могилы Неизвестного солдата, горящий факел ему передал Алексей Маресьев. И он чеканил на протезах строевым…

— Да, отец получил факел с подъехавшего бронетранспортера, развернулся и пошел к Леониду Ильичу строевым шагом, держа факел перед собой, как Знамя. Никто его об этом не просил. Говорю ему потом: зачем ты это сделал? И он, не задумываясь, ответил, что не для генсека старался, а для того солдата. Неизвестного…

Биографические даты

Важные события в жизни легендарного летчика:

  1. 20 мая 1916 г. – День рождения.
  2. 1932 г. – окончание технического училища в Камышине (приобретенная специальность – токарь)
  3. 1934 г. – участие в строительстве авиационного завода, освоение летной специальности в аэроклубе Комсомольска-на-Амуре.
  4. 1937-1939 г.г. – солдат срочной службы авиационного технического полка на Сахалине.
  5. 1940 г. – окончание Батайского военного училища (присвоение звания младшего лейтенанта)
  6. 1941 г. – служба в 296 истребительном полку в составе ВВС Юго-Западного фронта.
  7. Август 1941 г. – первый боевой вылет.
  8. Весна 1942 г. – перевод в 580 авиационную часть Северо-Западного фронта.
  9. 1-3 апреля 1942 г. – сбил три транспортных самолета противника.
  10. 5 апреля 1942 г. – участие в воздушной операции по прикрытию советских бомбардировщиков. Управляемый летчиком самолет был подбит, и во время аварийной посадки рухнул на землю с большой высоты. Пилот получил тяжелые травмы, и все же смог добраться к своим, более 2 недель передвигаясь на израненных конечностях через болота и дремучие лесные массивы. На самолете раненого летчика отправили в Московский госпиталь (с заражением крови и развившейся на месте ран гангреной). Врачи спасли жизнь героическому авиатору, но вынуждены были провести операцию по ампутации ног.
  11. Апрель 1942 г. – присвоение лейтенантского звания.
  12. Июнь 1942 г. – награждение орденом Красного Знамени.
  13. Осень 1942 г. – реабилитационный период в госпитале для пациентов с ампутированными конечностями, а затем в Доме отдыха специального назначения. В реабилитационных центрах учился ходить на протезах, тренировался, готовясь вернуться к летной службе.
  14. Январь 1943 г. – после прохождения медицинской комиссии отправлен в Ибресинскую школу летчиков.
  15. Февраль 1943 г. – первый полет после ранения, получение разрешения вернуться на фронт.
  16. Лето 1943-1945 г.г. – несение службы в составе 63 Гвардейского полка.
  17. Июль 1943 г. – сбил три немецких истребителя.
  18. 1943 г. – присвоение звания старшего лейтенанта.
  19. 1943 г. – награждение Орденом Ленина.
  20. Август 1943 г. – награждение Золотой Звездой и званием Герой Советского Союза.
  21. Апрель 1944 г. – возведение в чин капитана.
  22. Март 1945 г. – перевод из действующей части (по настоянию командования, желающего оградить от опасности известного на всю страну воина) в Главное управление по обучению и боевой подготовке кадров ВВС на должность летчика, инспектирующего деятельность летных училищ.
  23. Начало 1946 г. – присвоение звания майора.
  24. Лето 1946 г. – окончание карьеры военного летчика, увольнение в запас.
  25. 1946-1952 г.г. – инструктор специализированной школы военно-воздушных сил в Москве.
  26. 1952 г. – окончание обучения в Высшей партийной школе при Центральном Комитете КПСС.
  27. 1956 г. – защита кандидатской диссертации (историческая тематика)
  28. 1956 г. – назначение на руководящую должность в Комитете ветеранов Советского Союза.
  29. 1966 г. – вручение двух Орденов Трудового Красного Знамени за плодотворную общественную деятельность.
  30. 1976 г. – награждение Орденом Дружбы Народов.
  31. 1978 г. – возведение в ранг полковника запаса.
  32. 1985 г. – награждение Орденом Отечественной войны 1-й степени.
  33. 1986 г. – награждение Орденом Ленина за выдающиеся заслуги перед Советской страной.
  34. С 1989 г. – народный депутат СССР.
  35. 1991 г. – удостоен Ордена Почета.
  36. 1996 г. – награждение Орденом «За заслуги перед Отечеством».
  37. 2000 г. – вручение Ордена Дружбы за многолетний труд по защите социальных интересов военных ветеранов.
  38. 2001 г. – Благодарность от Президента РФ за многолетнюю работу по патриотическому воспитанию молодежи, укреплению международных дружеских связей.
  39. 18 мая 2001 г. – легендарный авиатор скончался от инфаркта (накануне торжественного вечера, посвященного 85-летнему юбилею). Прах героя покоится на Московском Новодевичьем кладбище.

До войны. «Натаскали в аэроклуб горючего…»

Стенограмма беседы с гвардии лейтенантом 63-го гвардейского истребительного авиаполка 3й гвардейской истребительной авиадивизии Маресьевым Алексеем Петровичем, 1916 года рождения. Кандидат в члены партии. Заместитель комэска. Награжден орденом Красного Знамени2.

Беседу на одном из боевых аэродромов проводила научный сотрудник Комиссии Е.М. Грицевская, стенографировала О.В. Крауз3.

На Валдае открыли памятник летчику Маресьеву

«Родился в семье крестьянина в г. Камышине Сталинградской области. 8 лет пошел учиться, окончил школу 1-й ступени, во второй ступени проучился до 6го класса, а потом перешел учиться в ФЗУ4 на лесном заводе. Там у меня работала мать и два брата. ФЗУ давало образование за семилетку. Учился я по специальности токаря по металлу. Проработал я по этой специальности на заводе до 34 года августа месяца, причем я все время работал и пытался поступить учиться дальше. Я учился без отрыва от производства на вечерних курсах рабфака при сельскохозяйственном институте, после его мог ехать учиться в этот институт. Но так как у меня не было никаких средств для того, чтобы там учиться, то я не закончил его 4 месяца5, так как прочел в «Правде», что начинается прием в МАИ6.

Я послал письмо, чтобы мне выслали правила приема, а на свое предприятие подал заявление, чтобы меня отпустили бы учиться. Но с производства меня не отпустили, и послали меня в ДВК7 строить г. Комсомольск. А я с 29 года был комсомольцем.

Приехали мы туда, нам сказали, что строительству нужен лес, и мы работали на лесозаготовках в тайге. За хорошую работу меня перевели работать по специальности, и я там вскоре стал работать уже механиком-дизельщиком на водном транспорте. И там я работал до 1937 г. июля месяца. Здесь меня призвали в Красную Армию. В Комсомольске я окончил без отрыва от производства аэроклуб. Очень интересно, как мы его кончали. Город только начинал строиться. Мы только устроили места, где можно было бы жить самим строителям. Я работал на водном транспорте, там было горючее, масло, бензин, а другой товарищ работал на авиационном заводе, и мы натаскали в аэроклуб горючего и вообще кто, что мог. Так мы учились и закончили аэроклуб.

После я попал в армию, на остров Сахалин, там я служил в пограничной авиации в пограничном отряде, работал мотористом, летать мне не давали, так как одному такому летчику дали полетать, а он поломал самолет. Но я дошел до командующего войсками, и он сказал: «Попробуйте дать, если он хорошо летает, то пусть летает». Пока меня стали проверять, командующий присылает специальное направление, что, если командир отделения соответствует требованиям, имеет образование семилетки, закончил аэроклуб и комсомолец, то послать его в военную школу. Меня вызвали и спросили, куда хочешь? Я сказал, что хочу в военную летную школу. И меня послали в Читу. Потом школу перевели в Батайск, и я ее там закончил.

Учеба мне давалась легко. За отличную технику пилотирования меня оставили работать инструктором, но я не хотел там оставаться, а хотел в часть. Но все же был оставлен инструктором в школе, где я и пробыл с 40 по 41 год август месяц. Закончил возить группу, выпустил всех своих курсантов и стали меня посылать дежурить в Ростов, т.е. давали мне вроде как боевую работу. Я взял и написал докладную записку, чтобы меня взяли на фронт. Однажды я дежурю на главном аэродроме, и меня вызывает командир звена. Встречает он меня словами: «До свиданья, до свиданья». Я говорю: «Что это за до свиданья?». — «А ты улетаешь». Оказывается, по моей докладной записке меня направили на фронт.

Война и её роль в судьбе лётчика

Когда на Советский Союз напала Германия, Алексей, как и практически всё мужское население, встал на защиту Родины. Его перевели в действующую армию и с первых дней он начал бить врага в воздухе. Через год на его счету было 4 вражеских самолёта.

Трагическое событие произошло 4 апреля 1942 года. В неравном бою Маресьев прикрыл советские самолёты, но сам был сбит. Пилоту пришлось совершить незапланированную посадку. На тот момент бой был над оккупированной территорией, поэтому лётчик оказался в тылу врага. Я думаю, что к счастью Алексея он оказался в лесной зоне, иначе фашисты смогли бы легко его обнаружить, пытать и убить.

Кабинеты. «Вы пришли сюда очки втирать!»

Я приезжаю в госпиталь в Сокольники. Председатель комиссии там доктор Собейников. Они меня крутили, проверяли нервную систему, зрение

Особое внимание обратили на ноги

— Хочешь все-таки летать? На каких же самолетах?

РВИО: Поиск самолета Алексея Маресьева будет продолжен

Я говорю:

— Если попросишься на истребителях, то вы все равно не разрешите, тогда уже на «У-2».

Один доктор засмеялся:

— Добросовестно, — говорит.

Собрался у них консилиум. Один что-то говорит, другой говорит. Потом подзывают меня.

— Решили допустить к проверочным полетам на самолете «У-2».

— Ну, а если я покажу хорошие результаты, то буду считаться годным к летной работе на «У-2»?

— Ну, думаю, не совсем хорошо, но все-таки нужно согласиться.

Я пошел с этим решением в управление кадров ВВСК. Прихожу туда, направляют меня к полковнику Вальчугину. Тот читает бумажку. А там написали и так, что не годен, ампутированы обе ноги. И в самом конце написали, что допущен к тренировочным полетам на «У-2». Полковник прочел, что не годен, и больше не читает.

— Вы что пришли?

— Хочу на летную работу.

— Вы же не годны.

Я говорю, что комиссия мне разрешила. Он тут: «Что мне комиссия, мы сами можем здесь разобраться, да и здесь написано, что не годен и всё!».

Я говорю:

— Вы прочтите, что дальше написано.

А он здесь схватился и пошел:

— У вас ног нет, а пришли сюда очки втирать.

Меня это страшно задело. Я говорю:

— Ноги у меня, товарищ полковник, есть, но ноги деревянные.


— Но вы летать не будете, как это можно!

Я говорю:

— Почитайте дальше, мне врачебная комиссия разрешила летать на «У-2».

— Что мне врачебная комиссия, мы все равно вас не допустим.

Тогда я стал с ним по-другому говорить.

— Товарищ полковник, я буду летать, только прошу вас не давать сразу заключения.

А он уже спрашивает, кем я работал, и собирается искать вакантную должность для меня.

— Я прошу вас еще раз — заключения не давать. Я дойду до маршала авиации.

— Он все равно вас не примет.

— Нет, примет.

Ну, он здесь еще сильнее раскричался.

— Кто вам разрешит?

Я говорю:

— Приду по всем правилам и попрошу разрешения. И летать я все-таки буду.

— Нет, вы летать не будете.

— Нет, буду.

— Вы ходить не умеете.

Я тогда набрался нахальства и говорю:

— Это дело не ваше, как я хожу. Раз врачи дали мне заключение, что я хорошо владею протезами, я имею право просить, чтобы меня назначили на проверку, как это здесь указано.

Он начал еще что-то кричать, но я тут уже вышел.

Там стоял какой-то майор. Он спрашивает:

— Это ты там так разговаривал? А что такое?

Я ему все рассказал.

— Ну, куда ты хочешь теперь идти?

Я говорю:

— Пойду к командующему, генерал-лейтенанту Новикову19.

— А у начальника отдела кадров ты был?

— Нет, не был.

— Сходи к нему, а то неудобно шагать через его голову.

И я решил пойти к начальнику отдела кадров. Прихожу к секретарю, тот докладывает, и начальник меня принимает. Как раз это был генерал-майор Орехов.

— В чем дело?

— Меня не устраивают на летную работу.

— Почему?

Я говорю, вот так и так, полковник Вальчугин отказывает. Приходит к нему Вальчугин. Он читает документы и говорит:

— Так вы без ног?

Я говорю:

— С искусственными ногами, товарищ генерал-майор.

— Нет, летать вы не будете, что вы, что вы!!!

— Почему, товарищ генерал?

— Так вы не сможете.

Тогда я вынимаю журнал и говорю:

— Вот, летают же люди, только англичане, почему же я не смогу?

Он прочел, отложил в сторону журнал:

Нет, — все-таки вы летать не будете.

— Товарищ генерал-майор, разрешите сказать.

— Говорите.


— Я летать буду.

— Вы — средний командир и должны слушать то, что вам говорит генерал.

— Я слушаю, но все-таки я летать буду.

— Зачем это надо?

— Во-первых, я многим еще могу помочь авиации, а во-вторых, это очень интересная вещь в авиации вообще.

— Ты подумал, как ты с этим справишься?

— Все обдумал.

Он попросил меня выйти, потом снова меня позвал.

— Ладно, — говорит, — попробуем.

Ну, думаю, если попробуем, то — всё. И, вот, единственный человек — этот генерал, который мне помог.

Ранние годы

В биографических данных Алексея Петровича обычно указывается, что родился он в Саратовской губернии, город Камышин. Однако, согласно записям метрической книги, в качестве места рождения Маресьева значится хутор Веревкин в Камышинском уезде. Отца Алексей потерял в трехлетнем возрасте. Мать вынуждена была одна воспитывать троих сыновей, работая обычной уборщицей на заводе. Алексей был самым младшим.

Окончив среднюю школу, юноша освоил профессию токаря и работал на заводе по заготовке леса. Но детские мечты о небе не оставлял. С завидным упорством он пытался поступить в летное училище, однако ему там дважды отказали из-за проблем со здоровьем: переболев в детстве малярией, Алексей страдал от осложнения – ревматизма.

В 1934 году комсомол отправляет Маресьева на строительные работы в Комсомольск-на-Амуре. В этом городе молодому человеку предоставляется возможность стать членом аэроклуба и впервые подняться в небо.

Через три года был призван в армейские ряды, служил на Сахалине, откуда был направлен в Читу для обучения в школе военных летчиков. После перевелся в Батайск, где в 1940 году окончил авиационное училище. Получив диплом, остался работать в учебном заведении инструктором.

Военное время

С началом войны Алексей оказался на Юго-Западном фронте, служил в 296-м истребительном полку. В августе 1941 года совершил первый боевой вылет недалеко от Кривого Рога. На данном фронте летчику удалось сбить четыре вражеских самолета. Весной 1942 года вместе с полком пренаправлен на Северо-Западный фронт. 5 апреля в районе поселка Демянск Новгородской области в открытом бою самолет Маресьева был подбит, летчик получил серьезные ранения ног. Алексей смог посадить самолет, но высадился на оккупированной немцами территории.

В течение восемнадцати дней ему пришлось ползком пробираться в направлении советской территории. Все это время он питался найденными ягодами, шишками, древесной корой. Умирающий летчик был обнаружен жителями поселка Сплав Валдайского района. Еще несколько дней он пробыл в селе без медицинской помощи, за Алексеем, как могли, ухаживали сельчане. Лишь в начале мая недалеко приземлился самолет, и раненого уже с гангренами и заражением крови отправили в столичный госпиталь. В Москве поначалу Маресьева сочли безнадежным и даже отправили в морг, но профессор Теребинский перехватил его и спас летчику жизнь. В ходе операции врачам ничего не оставалось, как ампутировать Алексею обе ноги в районе голеней.

Молодой человек не отчаялся и сразу же приступил к реабилитационным мероприятиям. Все, чего он хотел, – вернуться на фронт. Он начал готовиться к вылетам с протезами еще в госпитале, продолжил тренироваться, находясь в санатории. Уже в начале 1943 года получил разрешение медиков и прибыл в Ибресинскую летную школу, находившуюся на территории Чувашии. Пробный полет состоялся в феврале, в июне благодаря своему упорству попал на фронт, в 63-й истребительный полк.

А. Маресьев после возвращения на фронт (слева)

Однако командир не сразу дал летчику возможность участвовать в бою, тем более, что обстановка в небе накалилась. Начальник эскадрильи А. Числов, пожалев сильно переживавшего Маресьева, взял его в боевой вылет. Вместе они сделали еще несколько удачных вылетов, после чего на Алексея взглянули другими глазами. 20 июля он сбил два немецких самолета, которые прикрывали собой бомбардировщики. Несмотря на превосходящие силы врага, смог спасти жизни двух советских пилотов.

Молва об удивительном летчике разошлась далеко за пределы фронта. К Маресьеву стали прибывать журналисты, среди которых оказался Борис Полевой, написавший позже «Повесть о настоящем человеке». В августе Алексею присвоили звание Героя Советского Союза. Принял предложение оставить боевые действия и стать летчиком-инструктором в управлении Вузов военно-воздушных сил в 1944 году. На его счету к тому времени было 86 боевых вылетов, 11 сбитых вражеских самолетов.

Маресьев с супругой и старшим сыном

Выписка. «В клубе я буду танцевать»

Вылечили меня, сняли мерку на протезы. 23 августа 42 г. мне принесли протезы, я начал ходить. Учился, дня 3 походил с костылями, потом только с одной палочкой дней пять походил.

Нужно сказать, что однажды мне сестра приносит журнал и говорит: «Леша, смотри, здесь есть статья об одном английском летчике, который, не имея обеих ног, продолжает летать»17.

Меня эта статья очень заинтересовала, и я попросил сестру вырвать для меня эти два листочка из журнала. Здесь у меня появилась какая-то уверенность, что и я могу летать.

После госпиталя я поехал в дом отдыха летного состава на месяц. Там я отдохнул, и началась у меня опять битва за летную жизнь.

Камышинский аниматор экранизировал повесть о Маресьеве

В доме отдыха я разговаривал на эту тему с врачом, но он мне ничего не сказал, вроде мол, человек шутит и все. Потом туда приехала выездная экспертная комиссия ВВСКА18 под председательством бригврача Миролюбова. Я решил туда обратиться к нему, так как это была комиссия, которую я должен был проходить. И наш врач мне тоже посоветовал поговорить с ними. Прихожу туда, а хожу уже без палочки. Причем я уже научился танцевать. Я носил брюки на выпуск, тогда был в пижаме. Прихожу и говорю: «Доктор, я у вас, наверно, комиссию не буду проходить, но я бы хотел поговорить с вами. Я хочу летать».

Он на меня смотрит:

— Если вы летчик, то будете летать.

— Мне придется прямо вернуться в госпиталь, и я хочу заранее с вами поговорить.

— А что у вас такое?

— Я на обеих искусственных ногах.

— Да что вы говорите?!

Я прошелся. Он говорит:

— Нет, вы шутите. В самом деле?

Здесь мой врач стал уже улыбаться и говорит, что это действительно так.

— И летать хотите?

— Да.

— А ну, еще раз пройдите.

Я опять прошел. Потом я говорю:

— Если вы интересуетесь, как я владею протезами, то приходите сегодня в клуб, я там буду танцевать.

Иду вечером в клуб, смотрю, в клуб приходит вся комиссия. Я приглашаю девушку, иду танцевать. После танцев подхожу к своему доктору. Он говорит, что навряд ли комиссия заметила. Тогда я опять танцую. Они здесь уже меня увидели. Говорят: «Считайте, все наши голоса за вами. Приедете в госпиталь, хирург посмотрит, скажет свое веское слово, если все будет ничего, то пройдете».

Маресьев — пример мужества

После войны в 1946 году Алексею Петровичу уже было тяжело летать: начали давать о себе знать старые раны, поэтому он ушел в отставку, хотя на здоровье не жаловался. Занялся педагогической деятельностью, обучая молодых летчиков. А подвел итог своей блистательной небесной истории в 50-х годах, когда совершил свои последние полеты. Затем работал в комитете ветеранов войны.

Мы знакомы только с Маресьевым-летчиком, а другая сторона его личности осталась в тени. Он являлся кандидатом наук по истории, принимал активное участие в работе общественных организаций. Этот удивительно стойкий человек не только не поддавался недугам, но и поражал окружающих своей жизнерадостностью.

В послевоенное время Маресьев, подвиг которого прославил его на всю страну (отчасти благодаря повести Бориса Полевого), приглашался на многие празднования и встречи со школьниками. Его заслуги служили примером в воспитании молодого поколения.

Подвиг Маресьева, краткое содержание которого мы рассмотрели, будут помнить потомки. За всю войну этот героический человек совершил 86 боевых вылетов, уничтожил 11 вражеских истребителей, спас жизни двум летчикам.

А. П. Маресьев покинул этот мир в 2001 году, когда за час до торжественного вечера по случаю его 85-летия всем собравшимся сообщили о случившемся у него сердечном приступе. Вечер состоялся, превратившись в вечер памяти, его начали с минуты молчания. А. П. Маресьев был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.


С этим читают