Краткая биография четвёртого сына павла iмихаила павловича романова

Примечания

  1. В царствование Александра II, 22 июля был неприсутственным высокоторжественным царским днём прежде всего в силу того, что он был также именинами супруги последнего — императрицы Марии Александровны.
  2. Боханов А. Н. Сумерки монархии. М.: Воскресенье, 1993. С. 29
  3. Красный пастырь. // «Новое время» (Белград). 1928, № 2266.
  4. От Председателя Архиерейского Синода Русской православной церкви за границей Митрополита Антония (от 19 октября/1 ноября 1928 г., № 1246) // «Церковныя Вѣдомости» (Архиерейского Синода, Королевство С. Х. С.). 1928, № 21 и 22 (1 (14) — 15 () ноября), стр. 1.
  5.  (недоступная ссылка)
  6. Сокол К. Г. Монументальные памятники Российской Империи: Каталог. — М, 2006. — С. 171—172.
  7. РГИА. Ф. 1293. Оп. 169. Д. 312.

Первые сложности

«Милая Мама, что мне до тайн принцессы Марии! Я люблю её, и я скорее откажусь от трона, чем от неё. Я женюсь только на ней, вот моё решение!»

Мария Александровна, портрет кисти Франца Винтерхальтера, 1857 год (Эрмитаж)

«Мари завоевала сердца всех тех русских, которые могли познакомиться с ней. Саша (Александр II) с каждым днем привязывался к ней все больше, чувствуя, что его выбор пал на Богом данную. Их взаимное доверие росло по мере того, как они узнавали друг друга. Папа (Николай I) всегда начинал свои письма к ней словами: „Благословенно Твое Имя, Мария“. (…) Папа с радостью следил за проявлением силы этого молодого характера и восхищался способностью Мари владеть собой. Это, по его мнению, уравновешивало недостаток энергии в Саше, что его постоянно заботило.»

Вдовствующая императрица

После гибели супруга Мария Фёдоровна добилась от сына если не расправы над основными заговорщиками, то по крайней мере их удаления из столицы. В Павловске она давала полную волю своей скорби:

Портрет вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны

Почувствовав себя главой семьи, Мария Фёдоровна требовала послушания от венценосных сыновей, сначала Александра, потом Николая. Во время Наполеоновских войн она рьяно отстаивала интересы своих родственников — владетельных князей Священной Римской империи, а после вторжения Наполеона в Россию настаивала на скорейшем заключении мира.

Тем не менее реальное участие императрицы в государственной жизни было ограничено главным образом заботами о женском образовании. Благодаря её покровительству и отчасти содействию в царствование Александра I основано несколько женских учебных заведений как в Петербурге, так и в Москве, Харькове, Симбирске и других городах.

Посетив Московский воспитательный дом в 1826 году и застав его перенаселённым, Мария Фёдоровна распорядилась оставить в составе воспитательного дома только классические курсы, а ремесленные классы для низших сословий — вывести в отдельное Московское ремесленное учебное заведение. Это учреждение, базировавшееся в Слободском дворце, стало ядром будущего МВТУ.

Овдовев, Мария Фёдоровна продолжала жить в своём любимом детище, Павловском дворце, который был ей подарен супругом после восшествия на престол. Ближе к столице для её нужд был приобретён в казну и реконструирован Елагин дворец.

Скончалась в 2 часа утра 24 октября (5 ноября) 1828 года — после болезни, начавшейся 12 октября того же года. Погребена 9 ноября в Петропавловском соборе. В том же году император Николай I распорядился образовать для управления благотворительными и сиротскими заведениями IV отделение собственной Е. И. В. канцелярии («Ведомство императрицы Марии»).

Давление матери

4 марта 1897 г., еще до начала греко-турецкой войны 1897 года, Мария Федоровна отправила тревожное письмо сыну: «Apapa5 тоже мне написал, и все огорчены, и прежде всего не понимают, что Россия точно выбрала точку зрения императора Германии. В этом деле против него другие державы, которые были более умеренными в отношении греков. Я огорчена, что приходится тебя беспокоить, но момент слишком важен, и нужно принять к рассмотрению мягкий ответ бедного дяди Willy6, не унижать его и не делать ему еще больше зла за его человечный поступок»7. Речь идет о позиции, которую заняла Россия вместе с другими европейскими державами во время восстания на Крите в 1896-1897 гг., а также о решении греческого короля Георга I послать к острову группу кораблей.


Позиция германского императора Вильгельма II, которую критиковала вдовствующая императрица, заключалась в том, чтобы силой заставить Грецию вывести войска с острова, Англия же выступила за предоставление Криту широкой автономии. Утверждение Марии Федоровны о том, что «Россия точно выбрала точку зрения императора Германии» неверно, так как на конференции было принято компромиссное решение России, согласно которому султан должен был дать Криту автономию, а Греция — вывести свои войска с острова. 2 марта нота с этими требованиями была передана правительствам Греции и Турции, а 21 марта корабли шести европейских государств начали морскую блокаду Крита, был высажен десант войск великих держав8.

Говорят, что имя городу Далянь придумал Николай II

Мария Федоровна 28 марта отправила тревожное письмо сыну по поводу назревавшей греко-турецкой войны: «Кажется, что державы вместе играют в прятки, одна что-то предлагает, другая отказывается, и, как следствие, тратится время, задача становится все сложнее и сложнее для дяди Willy, он уже не может удерживать свой народ, южный народ с кипящей кровью! Он срочно отправил Тино9 на границу, рассчитывая на его сильное влияние, чтобы тот усмирил энтузиазм солдат. Бедный дядя Вилли не может сдаться из-за собственного народа, который начнет революцию, стоит ему изменить курс. В конце концов, это очень страшно, и я нашла бедную Amama10 поначалу совсем ослабевшей от всех ее нравственных страданий»11.

В этом письме Мария Федоровна критиковала пассивность великих держав, которая могла привести к войне. Действительно, обстановка была напряженной, поскольку в Греции движение помощи критским повстанцам приняло такой размах, что с ним вынуждено было считаться даже афинское правительство. Королю пришлось уступить общественному давлению, хотя он понимал, чем это чревато. В феврале на остров был высажен десант под командованием адъютанта Георга I Т. Вассоса12.

Романовы и Крит

Восточный вопрос являлся одним из главных направлений внешней политики Российской империи в XIX веке. Связан он был, прежде всего, с обеспечением выгодного режима Черноморских проливов (Босфора и Дарданелл). Не последнюю роль для России играла и судьба христианских народов Балкан, все более активно выступавших против господства Османской империи

Одним из таких очагов национально-освободительного движения был Крит, который, будучи расположен между тремя частями света, имел важное стратегическое и политическое значение1. Христианское население острова дискриминировалось, проводилась политика натравливания мусульманского меньшинства на православное большинство, а преобразования, предусмотренные Берлинским трактатом 1878 г., саботировались османскими властями2

Затягивание преобразований привело к восстанию на Крите в январе 1897 г., а Греция высадила на острове десант.

Какие мифы о Николае II развеял журнал «Родина»

Согласно Основным законам Российской империи, «Государь император есть верховный руководитель всех внешних сношений Российского Государства с иностранными державами. Им же определяется направление международной политики Российского Государства»3. Соответственно, в конце XIX века ключевую роль в принятии внешнеполитических решений в России играл Николай II

В его переписке с матерью, Марией Федоровной, критскому вопросу уделялось особое внимание. И это неслучайно

Вдовствующая императрица была сестрой греческого короля Георга I.

На основе переписки можно проследить логику принятия решений Николаем II и понять, насколько этот процесс корректировался Марией Федоровной. Иными словами, можно ответить на вопрос, имела ли она то влияние на своего сына, которое ей приписывалось многими современниками (в частности, государственным секретарем А.А. Половцовым и сановником А.А. Бобринским)4.

Ранние годы

София Доротея родилась 14 (25) октября 1759 года в Штеттинском замке (там же, где родилась и Екатерина II), где её отец (подобно отцу Екатерины) служил комендантом. Происходила из монбельярской ветви Вюртембергского дома; детство провела в «беспритязательном» (по выражению Н. К. Шильдера) имении Этюп на территории современной Франции.

Отец — принц Фридрих Евгений Вюртембергский — состоял в прусской службе и лишь под старость сделался владетельным герцогом Вюртембергским. Молодая принцесса рано усвоила те взгляды, которые выражены в «Philosophie des femmes» — стихотворении, занесенном в тетрадь будущей императрицы: «нехорошо, по многим причинам, чтобы женщина приобретала слишком обширные познания. Воспитывать в добрых нравах детей, вести хозяйство, иметь наблюдение за прислугой, блюсти в расходах бережливость — вот в чём должно состоять её учение и философия».

После смерти первой жены цесаревича Павла Натальи Алексеевны в 1776 году прусский король Фридрих II организовал брак Софии-Доротеи с наследником русского престола, который приехал познакомиться с ней в Берлин. Для этого пришлось расторгнуть её помолвку с принцем Людвигом Гессенским.

Мария Фёдоровна вскоре после свадьбы. Портрет Александра Рослина.

По отношению к свекрови молодая великая княгиня вела себя подчёркнуто почтительно и ни в чём не осмеливалась ей перечить, чем снискала благоволение государыни. В 1782 году супруги совершили инкогнито путешествие по странам Европы, представляясь как граф и графиня Северные (дю Нор). После посещения Версаля, Спа и Аахена они заехали к родителям Марии Фёдоровны в Монбельяр. Здесь, среди дружески расположенной к нему семьи, при полном отсутствии придворного этикета, цесаревич отдохнул и позабыл о политике, наслаждаясь, как он выразился, «спокойствием духа и тела». Графу Н. П. Румянцеву великий князь писал: «Мы уже восемь дней живем в семейном своем кругу. Это совсем новое для меня чувство, тем более сладкое, что оно имеет своим источником сердце, а не ум». Отношения супругов в это время были самые идиллические.

В молодости Мария Фёдоровна описывалась как «близорукая, статная, свежая блондинка, очень высокая, но склонная к преждевременной полноте». С утра до вечера носила она пышное церемониальное платье. «То, что утомляет других женщин, ей нипочем. Даже во время беременности она не снимает с себя парадного платья, и между обедом и балом, когда другие женщины надевают капот, она, неизменно затянутая в корсет, занимается перепиской, вышиванием и иногда работает даже с медальером Лампрехтом» (Ф. Г. Головкин).

До восшествия на престол Павла I великая княгиня не играла роли ни в политике, ни в русской жизни вообще, что объясняется разладом между Екатериной II и её сыном. Она была устранена даже от воспитания своих детей (великих князей Александра и Константина), которых немедленно по их рождении Екатерина II взяла к себе и руководила их воспитанием. Воспитание младших детей было перепоручено Шарлотте Ливен.

Свои будни Мария Фёдоровна посвящала обустройству любимой резиденции в Павловске, где организовала первый в России литературный салон, и изобразительным искусствам. Ей принадлежат «рисунки на молочном стекле свинцовым или цветными карандашами с применением в некоторых случаях акварели, гуаши и масла» (подробнее см. ниже).

Смерть

После смерти супруга русская великая княгиня прожила в Германии еще шесть лет. В последние годы жизни она посетила и свою родину, побывала в Москве и Петербурге. Но ближе всего сердцу Марии Павловны был любимый ею Павловск. Постаревшая, седая, но все еще величественная, ходила она по его аллеям, вспоминая свое счастливое детство и молодость. Близких уже оставалось немного, вокруг было другое поколение, окружавшее «дорогую тетушку — бабушку» всяческим почетом и уважением. На ум немецкой герцогини снова и снова приходили слова из письма, написанного ею еще в 1848 году Василию Жуковскому, которого она особенно чтила за образованность и талант:

Мария Павловна

Мария Павловна внезапно умерла от сердечного приступа днем 23 июня 1859 года. Ее внучка Мария, дочь Карла Александра, которая родилась в 1849 году, вспоминала:

Погребение великой герцогини Саксен-Веймарской и Эхйзенахской Марии Павловны, урожденной Романовой, состоялось 27 июня в великогерцогской усыпальнице на протестантском кладбище. Толпа, провожавшая ее к месту последнего упокоения, растянулась на несколько километров.


После смерти супруга великая княгиня высказала желание быть похороненной рядом с ним в том же мавзолее, но в русской земле. Воля ее была выполнена. Земля действительно была привезена в Веймар из России, и на ней торжественно установили под звон колоколов со всех городских церквей саркофаг с телом усопшей.

Арест, суд, смерть

Дагмар Овербю арестовали и начались следственные действия, в ходе которых она пыталась врать и изображать из себя сумасшедшую. Но медицинская экспертиза признала преступницу психически нормальной. После этого, когда отпала необходимость выставлять себя умалишенной, на допросах Дагмар стала самой собой — она то злилась, то была холодна, а иной раз даже веселилась, но начала говорить правду…

В итоге прокурор квалифицировал содеянное Дагмар как умышленные убийства, но ее адвокат пытался представить все по другому. Он доказывал, что Дагмар Овербю несчастная девушка, выросшая в неблагополучной семье и не получившая должного воспитания. А, повзрослев, она столкнулась с равнодушием нерадивых матерей, которые, нагуляв детей на стороне, отказывались от них. И, по словам адвоката, именно они провоцировали Овербю на убийства. А, следовательно, сама она ни в чем не виновата…

Суд не внял увещеваниям адвоката и приговорил убийцу к смертной казни. Решение было обжаловано, и Овербю была приговорена к пожизненному заключению, но с одной оговоркой — она никогда не должна выйти на свободу.

Этот процесс получил в Дании широкую огласку. Люди поняли, что в стране есть большая проблема, которую нужно решать — это недостаток контроля со стороны государства за малышами-отказниками и  отсутствие учреждений, готовых принять таких детей. И в 1923 году, именно после дела Дагмар Овербю, в Дании был принят закон о надзоре за внебрачными детьми.

Дагмар Овербю, пробыв несколько лет в тюрьме, сошла с ума, была переведена в психбольницу, где и скончалась в 1929 году. Ей было 42 года. 

Последние годы и смерть

Анна Павловна, королева НидерландовC.T.von Neff, 1856

В 1853 году вдовствующая королева Нидерландская приехала в Россию, где не была очень давно. Анна Павловна посетила Петербург, Москву, монастыри и церкви. Она всегда была очень набожна. На обеде, который был дан ею для духовенства, королева сказала, что всегда в чуждой стране любила Россию и если не приезжала в течение двадцати восьми лет, то виной были ее несчастья:

Вернувшись из России, она поселилась в королевском дворце Сустдейк, который ей подарил муж. Там она провела свои последние годы. Близ своего дворца вдовствующая королева открыла школу-приют. Подобные заведения она создавала по всей стране. Во время Крымской войны королева на личные средства доставляла на родину перевязочные пакеты для полевых госпиталей.

Вдовствующая королева Нидерландов скончалась 13 марта 1865 года в Гааге после продолжительной болезни лёгких, пережив всех своих братьев и сестёр. Она была похоронена в церкви Ньиве керк рядом с супругом.

Дети

Виллем III Виллем III Александр Пауль Фредерик Лодевейк (19.02.1817—23.11.1890) — король Нидерландов и великий герцог Люксембургский с 17 марта 1849 года; был женат дважды: первым браком на немецкой принцессе Софии Вюртембергской (1818—1877), дочери короля Вильгельма I и великой княжны Екатерины Павловны, в браке родилось три сына; после её смерти женился на принцессе Эмме Вальдек-Пирмонтской (1858—1934), дочери князя Георга Виктора и принцессы Елены Нассауской, в браке родилась единственная дочь принцесса Вильгельмина, которая после смерти отца унаследовала престол.

Виллем Александр (02.08.1818—20.02.1848) — как второму сыну принца Оранского, Александру была предначертана военная карьера. Он начал военную карьеру во флоте, но вскоре перешел на кавалерию. Вместе со своим отцом и братом Виллемом Александр участвовал в бельгийской кампании в 1833—1834-х годах. Будучи превосходным всадником, Александр с 1840 года и до своей смерти служил генерал-лейтенантом и инспектором кавалерии. Рассматривался как возможный супруг для принцессы Виктории Кентской, будущей королевы Великобритании, и королевы Испании Изабеллы II; скончался от туберкулёза; не был женат и не имел потомков. Александр Нидерландский

Генрих, принц Нидерландский Виллем Фредерик Генрих (13.07.1820—14.01.1879) — служил в качестве губернатора великого герцогства Люксембург; был женат на принцессе Амалии Саксен-Веймар-Эйзенахской (1830—1872), дочери принца Карла Бернхарда и принцессы Иды Саксен-Мейнингенской; после её смерти женился на принцессе Марии Прусской (1855—1888), дочери принца Фридриха и Марии Анны Ангальт-Дессауской; умер от кори; детей от обоих браков не было;

Виллем Александр Фредерик Эрнст Казимир (21.05.1822—22.10.1822) — умер в младенчестве от гидроцефалии.

Вильгельмина Мария Луиза София (08.04.1824—23.03.1897) — замужем за своим двоюродным братом Карлом Александром (1818—1901), сыном великой княжны Марии Павловны и великого герцога Веймарского Карла Фридриха (1783—1853), имели сына и трёх дочерей.

Королева Вильгельмина, правнучка императора Павла I, процарствовала пятьдесят лет. После нее трон занимала ее единственная дочь Юлиана, у которой тоже не было сыновей. В 1980 году она передала престол дочери Беатрикс.


Вот уже тридцать лет та является королевой Нидерландов. Сын Беатрикс, наследный принц Виллем Александр Оранский, в 1996 году посетил родину своей прапрапрабабушки, русской великой княгини Анны Павловны.

София Нидерландская

Смерть

Когда же в Вене узнали о беременности палатины, неприязнь к ней еще больше усилилась. Жизнь великой княгини отныне протекала в атмосфере ненависти и вражды со стороны венского двора.

Об этих последних месяцах жизни Александры Павловны Самборский пишет так:

Беременность протекала тяжело, её мучили приступы тошноты. Врач, направленный по приказу императрицы, «более искусен был в интригах, нежели в медицине, а притом в обхождении был груб»; повара готовили блюда, которые она не могла есть. Роды, продолжавшиеся несколько часов, измучили и ослабили великую княгиню. Самборский писал:

Узнав о смерти дочери, Александра Павловна сказала:

На девятый день после родов Александре Павловне разрешили вставать, но к вечеру у неё поднялась температура, великая княгиня бредила. От послеродовой горячки Александра умерла 16 марта 1801 года.

В тот же день эрцгерцог Иосиф Антон Габсбург написал императору Павлу I:

Иосиф еще не знал, что русский император не сможет прочесть это письмо — 24 марта 1801 года Павел I был убит в результате последнего дворцового переворота и на трон Российской империи взошёл его сын Александр I.

Место захоронения Александры Павловны — Церковь в Ирёме

Сначала княжна Александра была захоронена на капуцинском кладбище, а позднее перезахоронена в деревне Ирём, недалеко от Буды, и на её могиле на средства императора Александра I построена православная церковь во имя мученицы царицы Александры.Место упокоения княжны Александры Павловны При входе войск Наполеона в Венгрию, гроб с телом был эксгумирован и увезён в более безопасное место, но спустя время был возвращён.

В 20 веке захоронение вскрывалось неоднократно с целью грабежа. Останки Александры Павловны осквернялись. Последнее осквернение произошло в 1981 году, к месту захоронения проникли воры, гроб вскрыли и украли не только все украшения, но и погребальные одежды с Александры Павловны. Останки были перенесены в замок Будапешта и в православном храме их удалось повторно погребсти только в 2004 году

Список литературы

  1. Данилова А. Александра // Пять принцесс. Дочери императора Павла I. Биографические хроники. — М.: Изографус, ЭКСМО-Пресс, 2001
  2. Из мемуаров графини Головиной

Смерть

В конце лета 1775 года императрица с княгиней Натальей Алексеевной совместно посетили Троице-Сергиеву лавру, после чего стало известно о беременности первой жены Павла I. 27 августа Екатерина пишет Гримму:


10 апреля 1776 года у великой княгини Натальи Алексеевны начались роды. 20-летняя роженица чувствовала себя плохо, со всего Петербурга созвали лучших врачей, включая доктора прусского принца Генриха. Императрица постоянно находилась рядом с невесткой, за что та называла её «отличной сиделкой». Сначала над княгиней хлопотоала повивальная бабка, после чего роженицу передали врачам. Три дня длились муки девушки, но ребёнок так и не появился на свет. Запоздалое кесарево не спасло ситуацию – дитя давно было мертво, а продукты разложения лишили шанса на жизнь и мать.

Далее события развивались стремительно. Сразу после кончины княгини Натальи Алексеевны императрица потребовала принести шкатулку с бумагами покойной и тут же запечатала её. Несколькими часами позже Екатерина, Павел Петрович, принц Герних, Андрей Разумовский в сопровождении придворных, переехали в Царское Село. Врачи спешно дали заключение после вскрытия о невозможности княгини рожать из-за искривления позвоночника, по двору поползли слухи об отравлении неугодной невестки интриганкой-императрицей. Екатерина II подробно описала трагические события последних дней Гримму:

Цесаревич был безутешен. Кончина жены настолько глубоко ранила его, что императрица всерьёз опасалась за его рассудок. Согласно придворным слухам, Екатерина вручила сыну несколько писем от Разумовского к Наталье Алексеевне, доказывающих их порочную связь, что, в свою очередь, ставило под вопрос отцовство погибшего ребёнка. На следующий день Андрей Разумовский был отослан государыней в Петербург с пакетом для фельдмаршала князя Александра Михайловича Голицына. Далее последовали распоряжения оставаться там и готовить погребение умершей княгини. Андрей пытался писать цесаревичу, умолял объяснить причину его отдаления в столь скорбное время, но получил лишь уверение в неизменности приказа императрицы, переданное Павлом Петровичем через Салтыкова.

26 апреля 1776 года состоялись похороны первой жены Павла I Великой княгини Натальи Алексеевны Романовой, урождённой Августы-Вильгельмины-Луизы Гессен-Дармштадтской. На церемонии погребения присутствовала Екатерина II и Андрей Разумовский, Павел Петрович же остался в Царском Селе. Прусская невестка была похоронена не в фамильной усыпальнице Романовых в Петропавловской крепости, как это принято для членов царской семьи, а в Александро-Невской лавре. Комнаты умершей были переделаны, а вся мебель подарена её духовнику – архиепископу Платону, исповедовавшему её перед кончиной. На следующий день после похорон Разумовский получил приказ отправиться в Ревель и ждать там дальнейших распоряжений. Таким образом, в Зимнем дворце не осталось никого и ничего, напоминающего о жизни в этих стенах молодой прусской принцессы Вильгельмины.

Император Павел I известен своей чудаковатостью. Возможно, именно смерть горячо любимой жены и предательство лучшего друга так изменили молодого человека: из весёлого и разговорчивого он превратился в мрачного и недоверчивого. Пока цесаревич переживал личную трагедию, Екатерина уже подыскивала новую жену сыну. Ею станет вюртембергская принцесса София-Доротея.

Царствование Павла

Вслед за восшествием на престол Павла I 6 (17) ноября 1796 года Мария Фёдоровна уже 12 ноября была поставлена «начальствовать над воспитательным обществом благородных девиц». Императрица проявила большую энергию и привлекла в пользу общества много пожертвований. В 1797 году она вошла с особым мнением относительно преобразования общества, высказываясь против раннего поступления девиц (5 лет) в общество для воспитания, стараясь строго отделить благородных от мещанок и проектируя уменьшение числа последних. Павел I утвердил 11 января 1797 года «мнение» императрицы, не допустив, впрочем, уменьшения приёма мещанских детей. Составленные императрицей правила для приёма детей в «общество» «служат, говорит Е. Лихачёва, ясным подтверждением того, что цель Екатерины II при основании общества — смягчение нравов путём воспитания и образования русского юношества — была оставлена тотчас после её смерти, а государственная, общественная идея, руководившая Екатериной II, была заменена целями сословными и благотворительными».

Павильон Росси в Павловске.

Мария Фёдоровна долгое время попустительствовала отношениям своего мужа с Екатериной Нелидовой, которые считались платоническими. Как пишет Казимир Валишевский, после рождения последнего сына «целомудренные наслаждения брачного ложа были внезапно отняты у супруга, которого они так долго пленяли: в январе 1798 года, после рождения великого князя Михаила акушер императрицы Иосиф Моренгейм заявил, что новые роды были бы опасны для жизни государыни». Вскоре после этого цирюльник императора Иван Кутайсов свёл его с Анной Лопухиной. Отношения Павла с супругой испортились до такой степени, что в последние месяцы его правления она пребывала в положении, напоминающем опалу.

Мария Фёдоровна 2 мая 1797 года была назначена главной начальницей над воспитательными домами. Главную причину неудовлетворительного положения воспитательных домов императрица увидела в том, что количество приносимых младенцев было никак не ограничено (следствием была чудовищная смертность среди поступивших детей), а потому 24 ноября 1797 года было велено ограничить число лиц обоего пола, воспитывающихся в доме, пятьюстами в каждой из столиц, остальных приносимых в дом младенцев отдавать в казённые государевы деревни благонадёжным и доброго поведения крестьянам на воспитание, с целью приучить питомцев правилам сельского домоводства; мальчиков оставлять у крестьян до 18-летнего возраста, девочек до 15 лет. В воспитательном доме должны были воспитываться лишь совершенно слабые дети, требовавшие непрестанного ухода.

Расследование судьбы сына

Вдовствующая императрица долгое время продолжал верить, что ее сын Николай Александрович и его семья «чудодейственным способом» спасены. Она запретила близким ей людям служить панихиду по ним. Когда в октябре 1918 г. Мария Федоровна получила письмо от своего племянника датского короля Кристиана Х, в котором он выражал соболезнования по поводу гибели Николая II, в ответном послании императрица написала:

«Ужасающие слухи о моем бедном любимом Ники кажется, слава Богу, не являются правдой. После нескольких недель жуткого ожидания я поверила в то, что он и его семья освобождены и находятся в безопасности. Можешь представить, каким чувством благодарности к нашему Спасителю наполнилось мое сердце!.. Теперь, когда со всех сторон мне говорят об этом, я должна надеяться, что это действительно правда. Дай-то Бог»7.

Глеб Боткин и его прощальная сказка для царской семьи

Но все реже она слышала, что царская семья спасена и находится в безопасности под опекой какого-либо государства.

Следователь Н.А. Соколов, который вел дело о расстреле царской семьи, настойчиво добивался свидания с вдовствующей императрицей. Было очевидно, что он бы хотел вручить Марии Федоровне вещественные доказательства, свидетельствовавшие о том, что вся семья ее сына расстреляна. Мария Федоровна и сама хотела встретиться со следователем, но не решалась. Когда уже было договорено, что встреча состоится, неожиданно пришла телеграмма от дочери Марии Федоровны великой княгини Ольги Александровны, в которой говорилось: «Уговорите Соколова и Булыгина не приезжать». Было очевидно, что подобная встреча слишком тяжела для императрицы. В то время она была уже серьезно больна и не могла говорить с человеком, который собирался рассказать ей страшные подробности.

Мария Федоровна продолжала ждать известий о том, что кто-то из ее сыновей и внуков остался в живых. Она пыталась получить свежую информацию и от своих соотечественников — датчан, работавших с большевиками в Советской России. Великая княгиня Мария Павловна (младшая) вспоминала: «О сыновьях и внуках она говорила, как о здравствующих, ждала известий от них самих. Она твердо стояла на своем, и ее вера передавалась другим, полагавшим, что она располагает некими обнадеживающими свидетельствами. Рождались и ходили, обрастая все новыми подробностями, самые фантастические слухи… Всегда кто-то знал кого-то, видевшего письма, получавшего записки, говорившего с очевидцами, и тому подобное, пока, наконец, эти басни не стали содержанием обычной светской болтовни и никто уже не принимал их всерьез»8.

Королева Александра (1844 — 1925), вдова британского монарха Эдварда VII, посещает Королевское садоводческое общество в Челси, Лондон. Вместе с ней ее сестра Мария Федоровна (в центре). Май 1919 г. Фото: Getty Images

Памятники

На территории Российской империи, ещё при жизни императрицы, были сооружены несколько небольших памятников-обелисков в честь её посещения того или иного места. Известны следующие памятники:

  • Рядом с деревней Лексвалл, близ городка Экенес (Таммисаари) в Финляндии в 1887 году был сооружен памятник, представляющий собой 2-метровую гранитную плиту-обелиск с надписями на шведском языке о посещении императрицей этого очень живописного места. Памятник сохранился. [источник не указан 3103 дня]
  • В Лигово (пригород Санкт-Петербурга) 24 июня 1901 года был освящён увенчанный двуглавым орлом обелиск, сооружённый в память о посещении императрицей 8 июля 1897 года местной пожарной дружины имени Петра Великого. После 1917 года памятник был уничтожен. [источник не указан 3103 дня]
  • Возле станции Игналино (ныне территория Литвы) 5 сентября 1911 года был открыт обелиск в память об остановке на этой станции 5 августа 1910 года поезда императрицы, совершившей здесь небольшую прогулку. Судьба памятника после 1915 года неизвестна.
  • В деревне Усть-Сарапулке Сарапульского уезда Вятской губернии находился 4,6-метровый каменный обелиск, воздвигнутый в честь императрицы и увенчанный луковичной главкой со крестом. Время сооружения памятника и его судьба после 1917 года неизвестны.

В недавнее время были открыты новые памятники императрице:

  • В 1997 году в Копенгагене, во дворе Александро-Невской церкви был открыт бронзовый бюст императрицы, отлитый по модели скульптора М. М. Антокольского (мраморный оригинал 1887 года находится в Государственном Эрмитаже). Бюст был установлен по инициативе директора Королевской серебряной палаты Дании Оле Крога.
  • 26 сентября 2006 года бронзовый бюст императрицы был открыт в Петергофе, в парке Александрия (рядом с Коттеджем). Отлит по модели скульптора В. М. Клыкова.
  • 27 сентября 2006 года бронзовый бюст императрицы был открыт в Санкт-Петербурге, в гостинице «Маршал» (Шпалерная ул., 41). Отлит по модели скульптора В. М. Клыкова (копия предыдущего).

С этим читают