Гид по петербургу

Интересные факты

Петербург невозможно представить без всевозможных легенд и мифов. Многие из них связаны с памятниками, которые, как верят суеверные люди, могут оживать и хранить в своих бронзовых склепах души умерших героев.


Не обошли легенды стороной и известного «Медного всадника». Самая распространенная из них связана с Павлом Первым, правнуком Петра Первого. Именно он увидел призрак своего знаменитого родственника, который указал ему на место, где в будущем будет возведен монумент в его честь.

Еще одна мистическая история случилась много позже, в 1812 году. Когда угроза французского нападения во главе с Наполеоном стала вполне реальна, действующий царь Александр Первый решает увезти «Медного всадника» из Петербурга. Тогда соратнику императора снится сон, как медный всадник срывается со своего каменного пьедестала и мчится в сторону Каменного острова. Петр Первый возмущенно кричит Александру: «Молодой человек, до чего ты довел мою Россию? Но до тех пор, пока я стою на своем месте, моему городу нечего опасаться». Этот сон произвел такое сильное впечатление на императора, что он решает оставить памятник на своем месте.

Кроме мистических историй в жизни памятника есть вполне реальные вещи. Например, голова Петра Первого, вылепленная Мари Анн Коло, так понравилась Екатерине II, что она назначила ей пожизненной жалование. И это несмотря на то что скульптор памятника Фальконе все-таки изменил сделанный девушкой гипсовый слепок.

С постаментом также связано множество мифов. Один их самых известных, который выглядит вполне реальным, — это происхождение «Гром-Камня». Как выяснили ученые и искусствоведы, такого гранита, из которого состоит скала, не было на территории Петербурга и области. Предположили, что это ледники принесли огромную каменную глыбу в эту местность. И именно на нем древние люди совершали свои языческие обряды. Гром расколол скалу надвое, и в народе ей дали имя «Гром-Камень».

Еще одна история связана со смертью Петра. Как известно, император простудился во время своего похода к Ладожскому озеру. Именно там произошло событие, окончательно подкосившее Петра. В той самой деревне Лахта, где был найден камень, Петр по пояс в воде спасал севший на мель бот со своими солдатами. Во время отдыха после тяжелого происшествия Петр лежал именно на этом «Гром-Камне», который впоследствии станет постаментом к великому монументу в его честь! Так камень забрал душу царя, чтобы навсегда сохранить ее в себе и В городе, созданном им.

Однако памятник не раз проклинали, были это в основном жители окрестных сел и деревень, которым не нравились преобразования нового государя. Когда монумент был открыт, кто-то назвал Петра Первого «Всадником Апокалипсиса», несущим зло и разрушения. Но, как нам известно, проклятье не в силах разрушить прекрасно созданное произведение искусства. Во главе стоит здравый смысл и профессионализм людей, работавших над бронзовой скульптурой.

Также интересные факты о памятнике «Медный всадник» связаны с тяжелым военным временем. Во время блокады Ленинграда все значимые объекты Санкт-Петербурга были спрятаны, чтобы фашисты не смогли их уничтожить во время бомбежек. Медный всадник был тщательно укрыт мешками с землей и песком, а сверху заколочен деревянными досками. После снятия блокады памятник освободили и с удивлением обнаружили, что на груди Петра Первого была мелом нарисована Звезда героя Советского Союза.

История «Гром-камня»

Скалистый пьедестал памятника Петру Первому сам по себе является уникальной достопримечательностью, имеющей удивительную историю своего здесь появления. Огромный гранитный камень для скалистого пьедестала был найден крестьянином С.Г.Вишняковым в окрестностях Петербурга, около Конной Лахты. Это был обломок скалы, непонятно как, и в какие далекие геологические времена оказавшийся недалеко от деревни. Вишняков, занимающийся поставкой каменного строительного материала в Петербург, предложил этот «Гром-камень» руководству по созданию монумента, которое опубликовало объявление о поиске подобного гиганта. Камень подошел и по размерам, по фактуре и по форме, напоминающей морскую волну, а предприимчивый крестьянин получил за наводку целых 100 рублей!

Извлеченный по истечении шести месяцев при помощи рычагово-домкратной системы двух тысячепудовый камень после обработки и очистки стал весить около полутора тысячи пудов. Длина мегалита была около 13 метров, высота около 8-ми. В течение почти пяти месяцев этот огромный валун проделал почти восьми километровый путь до причала Финского залива, откуда был переправлен по воде на Сенатскую площадь.

Транспортировка «Гром-камня» по суше (гравюра)

Для перевозки камня по суше была сооружена специально разработанная платформа с шарами, вмонтированными в параллельные желоба. Кроме того, была прорублена просека до конечного пункта транспортировки.  Говорят, что передвижение камня по просеке иногда шло со скоростью 20-30 метров в день! Учитывая то, что от Конной Лахты до Финского залива камень транспортировался только в зимний период, по замершим дорогам, а по Финскому заливу лишь следующей осенью после постройки специального судна, то все перемещение так называемого «Гром-камня» на постоянное место заняло почти год!

Транспортировка «Гром-камня» по воде

Чтобы перетащить камень с  транспортного средства на территорию Сенатской площади, судно было специально притоплено на заранее подготовленные сваи. За всеми манипуляциями с привезенным «Гром-камнем» наблюдало большое количество петербуржцев, собравшихся на площади.

Выгрузка «Гром-камня»

И вот, наконец, «Гром-камень» был установлен на свое постоянное место, где был подвергнут обработке, сократившей его размеры и приведшей к частичной утрате «дикого» вида. А место, откуда был извлечен камень заполнилось грунтовыми водами, образовав Петровский пруд, существующий до сей поры.

Петровский пруд в Лахте

Описание памятника «Медный всадник»

Медный всадник является вторым конным памятником, посвященным Петру I. Первый из них, работы скульптора Растрелли, находится перед Михайловским замком на Кленовой улице Санкт-Петербурга.

Концепция Медного всадника была разработана при участии Екатерины II, философов Дидро и Вольтера. Основная идея памятника заключалась в том, чтобы передать достижения Петра I в. развитии страны. Фальконе изобразил императора в простой развевающейся одежде, что по мнению автора отражает героизм Петра I. Царь восседает не в седле, а на медвежьей шкуре, которая символизирует народ, цивилизованный государем. Лавровый венок на голове и меч на поясе указывают на победы императора в качестве полководца. Петр I сидит на вздыбленном коне, под ногами которого извивается змея, что символизирует успешную борьбу с внешними угрозами. Кроме того змея служит более практичной цели, она обеспечивает устойчивость монумента, так как основной вес скульптуры приходится на задние ноги коня.

На постаменте имеется надпись «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782.», таким образом Екатерина II хотела показать преемственность власти.

Вид на памятник с Сенатской площади: панорама Google

Образ Петра Первого

Конечный образ создаваемого Петра все, задействованные в этом процессе, видели по-разному. Екатерина Вторая представляла его римским императором, держащим скипетр и жезл. Кто-то советовал окружить Петра аллегориями, олицетворяющими Благоразумие, Трудолюбие, Правосудие и Победу. Дидро предлагал создать памятник в виде фонтана в обрамлении аллегорических фигур. И так далее….

Однако сам Фальконе имел свой взгляд на личность Петра и на ее воплощение. Он хотел показать именно Созидателя, законодательного организатора нового направления развития страны. Петр у Фальконе мчится на коне, объезжая свои владения и благословляя их на дальнейшее процветание.

Одевать Петра в римские одежды Фальконе тоже не стал, основываясь на том, что Петр был все-таки не римским, а российским императором. Для создания коня были выбраны также российские породистые орловские скакуны из императорских конюшен, которых заставляли позировать перед скульптором.

Мастеру монументального творчества хорошо удались фигуры Петра и нетерпеливой его лошади, стоящей на задних ногах. Император изображен в динамическом поступательном движении вперед как созидатель, укротитель и законодатель. Одетый не по-царски, Петр сидит на вздыбленной лошади, причем сидит не в седле, а на медвежьей шкуре, олицетворяющий русскую дикость. В ногах коня можно увидеть змею, так сказать, происки врагов реформаторских перемен. Но лавровый венок и меч на поясе указывают на роль Петра, победившего и врагов, и консерватизм.

Змея под копытами лошади Медного всадника

Если с фигурой и общей концепцией у Фальконе проблем не возникло, то голова первого российского императора у него никак не получалась. Тут на помощь своему учителю пришла молодая 17-летняя ученица Фальконе Мари Колло, которая самостоятельно, всего за одну ночь, изготовила эскиз головы Петра Первого. Ее вариант петровского лика и остался на память потомкам.

Заслуги Мари высоко оценила Екатерина Вторая — девушка стала членом Академии художеств и получила пожизненную пенсию в размере десяти тысяч ливров. Интересно, что зрачки Петра выполнены ею в форме сердечек, что передает его вечную любовь к созданному им городу.

Происхождение названия «Медный всадник»

 


Название «Медный всадник» было дано памятнику гораздо позже его возведения, но прочно закрепилось за ним и остается неизменным на протяжении почти 200 лет.

Название памятника связано с творчеством А. С. Пушкина. Знали?

ДаНет

Связано оно с творчеством А. С. Пушкина, а именно с его одноименной поэмой «Медный всадник», написанной осенью 1833 года.

  • По мнению некоторых литературоведов такие качества, как слава и вечность по поэтическим традициям пушкинского времени принято было описывать подобным определением.
  • Другие считают, что таким способом Пушкин выразил упрямый характер Петра, намекая на фразеологизм о «медном лбе».
  • Более прозаическое объяснение состоит в том, что до 19 века в русском языке допускалось обозначение «медный» по отношению к изделиям из бронзы. К тому же бронза представляет собой сплав собственно из меди с каким-либо другим элементом.

Часть первая

Ноябрь. Иллюстрация к поэме Пушкина «Медный всадник»

Над омраченным Петроградом Дышал ноябрь осенним хладом. Плеская шумною волной В края своей ограды стройной, Нева металась, как больной В своей постеле беспокойной. Уж было поздно и темно; Сердито бился дождь в окно, И ветер дул, печально воя. В то время из гостей домой Пришел Евгений молодой… Мы будем нашего героя Звать этим именем. Оно Звучит приятно; с ним давно Мое перо к тому же дружно. Прозванья нам его не нужно, Хотя в минувши времена Оно, быть может, и блистало И под пером Карамзина В родных преданьях прозвучало; Но ныне светом и молвой Оно забыто. Наш герой Живет в Коломне; где-то служит, Дичится знатных и не тужит Ни о почиющей родне, Ни о забытой старине.

Итак, домой пришед, Евгений Стряхнул шинель, разделся, лег. Но долго он заснуть не мог В волненье разных размышлений. О чем же думал он? о том, Что был он беден, что трудом Он должен был себе доставить И независимость и честь; Что мог бы бог ему прибавить Ума и денег. Что ведь есть Такие праздные счастливцы, Ума недальнего, ленивцы, Которым жизнь куда легка! Что служит он всего два года; Он также думал, что погода Не унималась; что река Всё прибывала; что едва ли С Невы мостов уже не сняли И что с Парашей будет он Дни на два, на три разлучен. Евгений тут вздохнул сердечно И размечтался, как поэт:

«Жениться? Мне? зачем же нет? Оно и тяжело, конечно; Но что ж, я молод и здоров, Трудиться день и ночь готов; Уж кое-как себе устрою Приют смиренный и простой И в нем Парашу успокою. Пройдет, быть может, год-другой — Местечко получу, Параше Препоручу семейство наше И воспитание ребят… И станем жить, и так до гроба Рука с рукой дойдем мы оба, И внуки нас похоронят…»

Так он мечтал. И грустно было Ему в ту ночь, и он желал, Чтоб ветер выл не так уныло И чтобы дождь в окно стучал Не так сердито… Сонны очи Он наконец закрыл. И вот Редеет мгла ненастной ночи И бледный день уж настает… Ужасный день! Нева всю ночь Рвалася к морю против бури, Не одолев их буйной дури… И спорить стало ей невмочь… Поутру над ее брегами Теснился кучами народ, Любуясь брызгами, горами И пеной разъяренных вод.

Народ на берегу Невы

Но силой ветров от залива Перегражденная Нева Обратно шла, гневна, бурлива, И затопляла острова, Погода пуще свирепела, Нева вздувалась и ревела, Котлом клокоча и клубясь, И вдруг, как зверь остервенясь, На город кинулась. Пред нею Всё побежало, всё вокруг Вдруг опустело — воды вдруг Втекли в подземные подвалы, К решеткам хлынули каналы, И всплыл Петрополь как тритон, По пояс в воду погружен.

Наводнение

Осада! приступ! злые волны, Как воры, лезут в окна. Челны С разбега стекла бьют кормой. Лотки под мокрой пеленой, Обломки хижин, бревны, кровли, Товар запасливой торговли, Пожитки бледной нищеты, Грозой снесенные мосты, Гроба с размытого кладбища Плывут по улицам! Народ Зрит божий гнев и казни ждет. Увы! всё гибнет: кров и пища! Где будет взять? В тот грозный год Покойный царь еще Россией Со славой правил. На балкон, Печален, смутен, вышел он И молвил: «С божией стихией Царям не совладеть». Он сел И в думе скорбными очами На злое бедствие глядел. Стояли стогны озерами, И в них широкими реками Вливались улицы. Дворец Казался островом печальным. Царь молвил — из конца в конец, По ближним улицам и дальным В опасный путь средь бурных вод Его пустились генералы Спасать и страхом обуялый И дома тонущий народ.

Тогда, на площади Петровой, Где дом в углу вознесся новый, Где над возвышенным крыльцом С подъятой лапой, как живые, Стоят два льва сторожевые, На звере мраморном верхом, Без шляпы, руки сжав крестом, Сидел недвижный, страшно бледный Евгений. Он страшился, бедный, Не за себя. Он не слыхал, Как подымался жадный вал, Ему подошвы подмывая, Как дождь ему в лицо хлестал, Как ветер, буйно завывая, С него и шляпу вдруг сорвал.

Евгений на мраморном льве

Его отчаянные взоры На край один наведены Недвижно были. Словно горы, Из возмущенной глубины Вставали волны там и злились, Там буря выла, там носились Обломки… Боже, боже! там — Увы! близехонько к волнам, Почти у самого залива — Забор некрашеный, да ива И ветхий домик: там оне, Вдова и дочь, его Параша, Его мечта… Или во сне Он это видит? иль вся наша И жизнь ничто, как сон пустой, Насмешка неба над землей?

И он, как будто околдован, Как будто к мрамору прикован, Сойти не может! Вкруг него Вода и больше ничего! И, обращен к нему спиною, В неколебимой вышине, Над возмущенною Невою Стоит с простертою рукою Кумир на бронзовом коне.

Создание монумента

Императрица Екатерина II, правившая страной с 1762 по 1796 годы, разделяла реформаторские идеи Петра Великого. Свою приверженность им она решила подчеркнуть установкой монумента в городе, основанном правителем.

В 1765 году императрице посоветовали обратиться к Этьену Фальконе, так как первоначальная статуя Петра, созданная Франческо Растрелли, не пришлась по нраву Екатерине.

Создание гипсового макета

Затем началась работа над гипсовым образцом в натуральную величину, которая продолжалась три года и завершилась в 1769 году.

Примечательно, что эскиз головы и лица «»Медного всадника» создала ученица Фальконе – 17-летняя француженка Мари-Анн Колло, которую он взял с собой в русскую столицу. Варианты, изготовленные самим учителем, не пришлись по нраву императрице, она три раза отклоняла готовую модель, которую вылепил Фальконе.

Его помощница написала портрет за одну ночь, с посмертной маски Пета Великого. В знак признания мастерства Мари-Анн стала членом Российской Академии художеств, кроме того Екатериной II ей была назначена пожизненная пенсия.

Отливка скульптуры из бронзы

После изготовления гипсовой модели скульптура ожидала дальнейшей отливки из металла. В 1772 году в Россию прибыл приглашенный французский литейщик. Но его уволили по причине того, что он посчитал невыполнимыми требования скульптора. Последующей подготовкой к отливке руководил лично Фальконе.

Первую попытку осуществили в 1774 году. Она оказалась неудачной, работу приостановили. Спустя три года, в 1777 году, закончили верхнюю часть скульптуры, которая не получилась первоначально. Работы проходили под руководством литейного мастера Екимова Василия Петровича.

Постамент

Ряд интересных фактов связан с гранитным постаментом, на котором установлена скульптурная композиция. Глыба найдена близ деревни Лахта русским крестьянином Семеном Вишняковым. Местные жители назвали этот кусок скалы Гром-камнем из-за того, что молния расколола его во время грозы.

Первоначальный вес глыбы составлял 1600 тонн, находилась она на расстоянии приблизительно 9 км от места установки монумента. Это создавало трудности с ее транспортировкой на площадь. 


С ноября 1769 года по март 1770 по заледенелой зимней дороге на платформе, которая передвигалась при помощи своеобразных подшипников, кусок скалы доставляли к побережью Финского залива. Затем камень погрузили на специально выстроенное судно. Осенью 1770 года, 25 сентября, будущий постамент прибыл к берегу Невы около Сенатской площади.

На камне с двух сторон высекли надпись: с одной стороны на русском, с другой на латинском: «Петру I Екатерина II лета 1782».

Открытие монумента

Мероприятие было приурочено к 100-летней годовщине восхождения на престол Петра Великого и произошло летом 1782 году, 7 августа по старому стилю. К этому времени Фальконе уже покинул Россию из-за разногласий с императрицей. Открытие монумента произошло без его присутствия. Ему прислали только отлитые в честь этого торжественного события памятные монеты. Таким образом, работа над памятником от создания эскиза скульптуры до открытия заняла целых 12 лет.

История создания Медного всадника

История создания Медного всадника полна противоречий и даже конфликтов. И если бы не Э. Фальконе, Сенатскую площадь могла бы украсить совсем другая скульптура.

Работа над проектом

Видные умы российских академий долго не могли определиться с видом памятника. Екатерина II хотела видеть его величественным и на коне, Бельский — без коня, Дидро предлагал сделать памятник Петру I в Петербурге в виде фонтана. Штелин и вовсе видел императора не одного, а среди павших к его ногам человеческих пороков, воплощенных в металле.

Фальконе решительно отказался от оригинальных идей и создал эскиз такого памятника, которым он предстает сейчас.

Постамент «Гром-камень»

Скульптура Петра I стоит на внушительном постаменте — обтесанной каменной глыбе. Ее искали по всем окрестностям Петербурга, а в местной газете даже напечатали объявление с просьбой к гражданам помочь в поисках.

В результате подходящую глыбу нашел крестьянин С. Г. Вишняков, за что получил премию в размере 100 рублей. Гранитную глыбу, расколотую ударом молнии, в народе назвали «Гром-камнем».

Весил «Гром-камень» 1 600 тонн, был почти на 4 м заглублен в землю и покрыт мхом. Когда его извлекли, на этом месте образовался большой котлован, быстро заполнившийся водой. Этот водоем сохранился до сегодняшнего дня и носит название «Петровский пруд».

Особую сложность представляла собой транспортировка такого камня. Чтобы доставить его до Финского залива, пришлось на всем пути соорудить желоба и поместить в них большие медные шары. По ним и перемещали глыбу. Работы проводили зимой, чтобы замерзший грунт мог выдержать большую нагрузку. В заливе камень ждала специально построенная баржа.

Транспортировка глыбы потребовала усилий более 1 000 человек и около полугода времени. На Сенатскую площадь камень прибыл 26 сентября 1770 года. За его разгрузкой наблюдало огромное количество людей.

Перед установкой камень хорошо обтесали, и он растерял большую часть своих габаритов и великолепия.

Литье и установка памятника


Литье памятника Петру I в Санкт-Петербурге вызвало немало проблем у Фальконе. Сам он никогда не выполнял такие работы, а в городе не нашлось ни одной мастерской, где могли бы отлить монумент в таких размерах. Никто не мог гарантировать успех предприятия и обещать нужный результат.

Для отливки скульптуры был приглашен французский специалист Б. Эрсман. Он приехал с помощниками и даже всеми необходимыми материалами. Но плодотворного сотрудничества с российскими скульпторами и художниками не получилось. Эрсман был уволен по настоянию Ю. Фельтена.

Его место занял Е. Хайлов, занимавшийся раньше отливкой пушек. Ему пришлось подобрать для литья новый состав, чтобы памятник устоял всего на трех точках опоры, получился прочным, но легким.

Первый опыт литья оказался неудачным. Труба, по которой в форму подавалась бронза, лопнула. Едва не погибнув, Хайлов смог предотвратить пожар в деревянной мастерской. Успехом увенчалась вторая попытка литья, которая последовала лишь через 3 года.

В разгар работ отношения скульптора Фальконе и Екатерины II стремительно ухудшаются и в 1778 году он был вынужден уехать из России. С собой мастер забрал все чертежи, эскизы, а также свою талантливую помощницу Мари Анн Колло. В связи с этим дальнейшими работами по завершению скульптуры и ее установке руководил Ю. Фельтен.

Памятник Петру I или Медного всадника установили на Сенатской площади в Санкт-Петербурге в 1782 году. В честь этого был проведен военный парад под руководством Д. А. Голицына.

Кого увековечил Медный всадник

Медным всадник стал после того, когда поэма Пушкина появилась в свете, именно Александр Сергеевич распиарил это сооружение, и теперь даже школьники знают, кто изображен на постаменте. На самом же деле Медный всадник сделан из бронзы. Также Петр сумел заработать репутацию медного всадника, когда после проигрыша под Нарвой взял взаймы все церковные колокола и переплавил их на пушки. Обещанное вернул, но через девять лет.

Лицо Петра лепил не Фальконе, а жена его сына — Мари Анн Колло. Девушка была всего лишь ученицей скульптура, но со своей задачей справилась виртуозно. Как я узнала, из Фальконе портретист был, мягко говоря, не ахти, да и бизнесмен тоже: он не соблюдал дедлайн, впадал в творческий кризис, хотел отказаться от работы. Екатерина лично курировала проект и не могла простить такое — мудрая, однако, была женщина.

Я предлагаю вам получше присмотреться: тогда в изображении Петра можно увидеть Георгия Победоносца, который является символом Москвы. Все каноничные детали соблюдены: всадник на вздыбленном коне; змей — символ побежденного врага; развивающийся плащ; рука, направленная вперед. Не хватает только копья, вместо него волны, которые олицетворяют стихию, хаос. Но Медный всадник усмирил своего строптивого врага, превратив его в оружие. Он создал флот, которого никогда не было в России. Есть и другие трактовки памятника. Говорят, что Пушкин

намекал на Александра Македонского и на его коня Буцефала или на Перуна Громовержца. Иногда доходит до крайности, и можно услышать о том, что перед нами один из Всадников Апокалипсиса.

Отливка Медного всадника

Скульптура была задумана колоссальных размеров и литейщики не брались за эту сложную работу. Иностранные мастера за литье требовали огромные деньги, а некоторые откровенно говорили, что отливка не удастся. Наконец, нашелся литейщик, пушечных дел мастер Емельян Хайлов, взявшийся за литье Медного всадника. Вместе с Фальконе они подбирали состав сплава и делали пробы. Сложность состояла в том, что скульптура имела три точки опоры и поэтому толщина стенок передней части статуи должна была быть небольшой — не более одного сантиметра.

Во время первой отливки труба, по которой заливалась бронза, лопнула. В отчаянии Фальконе выбежал из мастерской, но мастер Хайлов не растерялся, снял свой армяк и намочил его водой, обмазал глиной и приложил как заплату к трубе. Рискуя своей жизнью, он предотвратил пожар, хотя сам получил ожоги рук и частично повредил зрение. Верхняя часть Медного всадника все равно была испорчена, ее пришлось срубить. Подготовка к новой отливке заняла еще три года, но на этот раз она прошла удачно и в честь успешного завершения работы скульптор в одной из складок плаща Петра I оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1788 года».


С этим читают