Великий князь михаил александрович: пермская голгофа

Личная жизнь

В разное время Михаил Александрович был влюблен в английскую принцессу, дочь герцога Эдинбургского, Беатрису и фрейлину Александру Коссиковскую. В первом случае Михаил не мог женится на принцессе из-за близкого родства (Беатриса приходилась ему двоюродной сестрой). С Коссиковской же князь не мог быть из-за ее низкого социального положения. Новой избранницей Великого князя стала Наталия Вульферт, которая на то время была в разводе с офицером Кирасирского полка. В 1912 году Вульферт и Михаил тайно обвенчались в Вене. Известие о таком брачном союзе повергло императора в шок, и вскоре Михаил Александрович был лишен прав на престол. Однако позже Николай II даровал жене брата графский титул, желая, очевидно, сгладить острые углы и свести конфликт на нет. Наталия Вульферт стала графиней Брасовой – такую же фамилию с тех пор носил и их с Михаилом сын.


Письмо N 3

6 ноября 1919 года

Господин министр

Осмеливаюсь подсказать Вам еще кое-какие идеи по поводу нашего освобождения. Если бы только вмешательство в составе трех скандинавских королевств имело бы место, это было бы превосходно. Но, честно говоря, я не очень-то верю в подобные коллективные вылазки. Напротив, если бы Вы смогли действовать по собственному почину, то это изменило бы дело. В частности, если бы Вы сыграли на родственных связях, объединяющих меня и моего брата с Ее Величеством Королевой4.

Олимпийские скачки князя Дмитрия Романова

Я, естественно, говорю только о нас двоих. (До меня дошел слух, что княгиня Клейнмихель5 изо всех сил хлопочет за вел. кн. Павла6 и за Константинов7. Это все их личное дело. Но Вы меня достаточно хорошо знаете и поэтому понимаете, что подобные действия у меня вызывают неприязнь). Но мне известно, что многие комиссары, такие как Луначарский, Дзержинский (этот московский Урицкий) и Бокий могли бы склониться освободить великих князей и выслать их из страны за границу. Говорят, что такой же точки зрения придерживается и безгрешный Ленин.

Почему бы сегодня не попробовать воспользоваться временной разрядкой, пришедшей на смену череде кровавых дней. Даже в вечерней «Красной газете» высказываются за менее жесткие меры.

Увы, я уже почти дожив до 60 лет, никак не могу избавиться от германофобских чувств, главным образом, после этого мрачного союза Кайзера с большевиками, который однажды плохо обернется для Германии.

Прошу извинить эти жалобы заключенного и заверяю Вас в моих самых искренних чувствах.

Николай

Заговор

«Михаил II может стать знаменем, программой для всех контрреволюционных сил. Его имя сплотит все силы, мобилизует эти силы, подчиняя своему авторитету», — витийствует уже знакомый нам Гавриил Мясников.10

«Не раз и не два проходившие мимо… рабочие Мотовилихи возмущались: не так, дескать, жили мы, когда нас арестовывали в царские дни… — находим в статье Пермского истпарта — Давно бы его того… укокошить надо бы, а не так (…)»,11 — В адрес царственного ссыльного поступают прямые угрозы.

Главком Западного фронта Алексей Эверт: Мы предатели своего государя!

С митинга на Мотовилихинском заводе в городской совет поступает резолюция: если органы власти не посадят Михаила Романова под замок, рабочие «сами с ним разделаются»…

Нет ни единого свидетельства о разгульной жизни Михаила Александровича в ссылке. Да и не уйдешь в загул с обострившейся язвой. Посещение театра, синематографа? Музицирование под гитару? Что еще можно инкриминировать человеку, напряженно ожидавшему развязки, — он не мог не понимать, что она близка?

Но, наверное, не осознавал, насколько.

Приведем свидетельства уже цитировавшегося А.В. Маркова:

«Первая мысль об этом зародилась у тов. Мясникова Г.И. Об этом он сказал в управлении милиции тов. Иванченко, который был комиссаром по охране гор. Перми и… тотчас же позвонил ко мне…, тов. Мясников посвятил нас, в чем дело… и мы тут же решили пригласить… тов. Жужгова Николая, тов. Колпащикова Ивана…

В Перми лошадей поставили во двор губчека, посвятили в это дело председателя губчека тов. Малкова и помощника Иванченко тов. Дрокина В.А. Здесь окончательно был выработан план похищения…»

Поздним вечером 12 июня 1918 года к гостинице «Королевские номера» на фаэтонах подъехали палачи.

Последняя ниточка

Посланник Дании от своего имени обратился к советскому правительству с требованием предоставить гарантии осужденным Романовым. До этого Харальд Скавениус всю осень 1918 года находился в контакте с арестованными, посещал их в тюрьме вместе с женой Анной Софией. И, главное, вынашивал план подкупа охранников тюрьмы, для чего запросил из Копенгагена 500 тысяч рублей для организации побега. На запрос пришло подтверждение, казалось, свобода для узников близка. Но разрыв дипломатических отношений между Данией и Советской Россией сорвал планы.

В декабре Скавениус вынужден был уехать из Петрограда. Ниточка, за которую могли уцепиться обреченные на гибель узники, оборвалась…

Манифест великого князя Михаила Александровича

Михаил был в Гатчине, когда грянула Февральская революция. Николай отказался от трона, и его преемником стал младший брат. Для многих современников его кандидатура на трон казалась единственным и лучшим вариантом развития страны.

Ряд воинских частей уже начали присягать Михаилу II. Но сам князь на данный момент не хотел рисковать. В армии его отречение произвело удручающее впечатление.

Политический деятель П. Милюков уговаривал его не отказываться от власти. Он даже предложил всем монархистам оставить северную столицу и сгруппироваться в Москве.


Тем не менее, на следующий день после длительных переговоров князь опубликовал «Манифест Михаила». В документе сообщалось, что князь готов все-таки вступить на престол. Но до этого должно быть созвано Учредительное собрание, где пройдет всенародное голосование на предмет престолонаследия.

Расстрельный список

Великий князь Николай Михайлович (1859-1919), внук Николая I, генерал-адъютант. С 1892 г. занимал пост председателя Русского географического, а с 1910 г. — Русского исторического общества. В 1910 г. получил степень доктора философии Берлинского университета, в 1915 г. — доктора русской истории Московского университета. Придерживался либеральных взглядов, выступал за реформы и конституционную монархию, состоял в переписке с Л.Н. Толстым.

Великий князь Георгий Михайлович (1863-1919), внук Николая I, генерал-адъютант, генерал-лейтенант, состоял при Ставке Главнокомандующего. Увлекался нумизматикой, был автором известного издания «Русские монеты XVIII и XIX вв.» и инициатором издания пятнадцатитомного труда по истории денежного обращения в России «Корпус русских монет XVIII-XIX вв.». С 1895 г. возглавлял Музей императора Александра III, позже известный как Русский музей.

Великий князь Дмитрий Константинович (1860-1919), внук Николая I, двоюродный брат Александра III, генерал-адъютант, генерал от кавалерии. Главноуправляющий государственным коннозаводством. Субсидировал участие русских лошадей в международных выставках. Страстный автолюбитель, почетный член Российского автомобильного общества. Не раз заявлял о том, что все великие князья из рода Романовых должны отказаться от занятых по традиции высоких постов.

Великий князь Павел Александрович (1860-1919), пятый сын императора Александра II, генерал от кавалерии, командовал лейб-гвардии Конным полком (1890-1896) и Гвардейским корпусом (1898-1902), был почетным председателем Русского общества охраны народного здравия. Незадолго до ареста, 9 августа 1918 г., датский посланник Харальд Скавениус предложил ему план побега из России. Великий князь наотрез отказался, заявив, что скорее умрет, нежели наденет австро-венгерский мундир.

* Исторический титул посланника: «чрезвычайный и полномочный министр». Дипломат Харальд Скавениус имел ранг посланника (выше — посол, ниже — поверенный в делах).

1. Гетман П.П. Скоропадский (1873-1945) — с конца апреля 1918 по декабрь 1918 г. возглавлял украинское государство, державшееся на немецких штыках. В декабре 1918 г. бежал вместе с немцами в Германию.2. Палтофф — сотрудник Министерства иностранных дел Германии.3. А.А. Иоффе (1883-1927) — член Петроградского ВРК (1917). В 1918 г. — председатель, затем член делегации на переговорах с немцами в Брест-Литовске. Полпред в Германии.4. Александрина (1860-1922) — королева Дании, дочь вел. кн. Михаила Николаевича.5. Клейнмихель — возможно, Екатерина Петровна Клейнмихель (1843-1924).6. Вел. кн. Павел Александрович (1860-1919), сын императора Александра II.7. Вел. кн. Дмитрий Константинович (1860-1919), сын вел. кн. Константина Николаевича. Князь императорской крови Гавриил Константинович (1877-1955), сын вел. кн. Константина Константиновича.

Ссылка

В феврале 1918 г. в связи с германским наступлением на Петроград Совнарком принимает решение о высылке гатчинского узника: «Бывшего великого князя Михаила Александровича Романова, его секретаря Николая Николаевича Джонсона, делопроизводителя Гатчинского дворца Александра Михайловича Власова и бывшего начальника Гатчинского железнодорожного жандармского управления Петра Людвиговича Знамеровского выслать в Пермскую губернию до особого распоряжения…»1 Под документом — подпись председателя Совнаркома В.И. Ленина.

За своим господином в ссылку добровольно последовали камердинер В.Ф. Челышев, шофер П.Я. Борунов и повар Г.Ф. Митревели.

Могли ли губернаторы спасти Николая II в 1917 году

17 марта 1918 г. Михаил Александрович прибыл в Пермь — и сразу столкнулся с откровенно враждебным отношением: ссыльных незамедлительно поместили в тюрьму. Лишь обращения в самые высокие инстанции позволили им через неделю выйти на «свободное проживание» с предписанием гласного надзора — сначала в милиции, а с 20 мая — в Пермской губернской ЧК.

Но очень скоро поднадзорный стал крайне раздражать власть.

Из воспоминания А.В. Маркова, одного из участников расстрела:

«…в конце мая 1918 года… среди населения стали упорно ходить слухи, что Михаил Романов, живя в Перми, часто гуляет по городу и даже за городом… Эти прогулки и его проживание совпало как есть с моментом описи имущества в церквах… Особенно много беспокоились старухи набожные, которые собирались около церквей, а попы вели агитацию, что большевики хотят отбирать церкви, а когда эти «божьи старушки» узнали о пребывании Михаила Романова, то началось нечто вроде паломничества на те места, где гулял Михаил Романов, чтобы хоть глазком взглянуть на будущего помазанника божия».2

Но куда сильнее большевики опасались возможной политической активности «помазанника». «Михаил II может стать знаменем, программой для всех контрреволюционных сил…»3 — предостерегал один из лидеров мотовилихинских большевиков Гавриил Мясников (Ганька — по-простецки звали его соратники). И подводил теоретическую базу под очевидную для себя цель: «Ведь что такое Михаил? Очень глупый субъект… А вот поди же ты! Получилась такая расстановка борющихся сил, что этого недалекого человека выдвигают на роль вершителя судеб величайшей страны, и из него может получиться впоследствии некое божеское воплощение на земле».4

Ганька Мясников станет главным идеологом расправы над великим князем.

Звёздный царь

Историк, доцент Пермского педагогического университета, руководитель Авестийской школы астрологии на Урале, Олег Лушников считает именно Михаила Романова последним русским царём, а его отказ от немедленного принятия власти — серьёзной ошибкой. Более того, Лушников настаивает на том, что ключ к спасению России в ночь со 2 на 3 марта 1917 года был именно в руках Михаила: «В его астрологической карте чётко просматривается ситуация выбора. Это расположение звёзд, при котором судьба человека, а в данном случае монарха и, значит, всей страны, целиком зависит от правильности выбранного решения. В отличие от полностью дискредитировавшего себя брата, Михаил был любим в среде буржуа, падкой на сентиментальные истории. Михаила считала своим и успела ему присягнуть армия. Стоило ему лишь отдать приказ о вводе войск в Петербург, и судьба России пошла бы по иному пути… И с исторической, и с астрологической точки зрения только он мог спасти Россию. Не время было миндальничать и подражать Михаилу I, потребовавшему созыва Земского собора в 1613 году и выборов «снизу до верху». В 1917 году была совершенно другая ситуация, другая страна, другие силы рвались к власти…» Звезды звёздами, но Керенский угрожал Михаилу: «Я не вправе скрыть здесь, каким опасностям вы лично подвергаетесь в случае решения принять престол. Я не ручаюсь за жизнь вашего высочества». Это был серьёзный удар. Михаил Романов уединился с Родзянко, возглавлявшим Временный комитет Государственной думы, и прямо спросил, может ли тот гарантировать ему сохранение жизни при принятии престола. Родзянко честно признался, что нет. Только тогда Михаил подписал манифест об отказе от власти до созыва Учредительного собрания. Подобный манифест, по мнению большинства современных историков, — единственный шаг, который мог предпринять Михаил в тот момент в попытке сохранить жизнь. Что толку садиться на трон, если тебя убьют, прежде чем ты успеешь что-то сделать? Слишком тёмные, беспринципные силы пытались взять власть. И вот грянул Октябрьский переворот. Но был ли он неожиданным для Романовых?

Спартанское воспитание

Михаил Романов появился на свет в самом начале зимы 1878-го. Он — младший сын Александра III. По преемственности российского престола он считался третьим. Первыми были будущий самодержец Николай II и Георгий.

Юный Михаил рос энергичным и умным мальчиком. С детских пор он был увлечен верховой ездой, охотой, спортом и театром. Через некоторое время к этим пристрастиям добавились вождение машины и неподдельный интерес к авиации.

По воспоминаниям, Михаил был очень хорошо воспитан, скромен и даже застенчив. Кроме того, ему был свойственен и некий демократизм. То есть он порой предпочитал компанию своих наставников, а вовсе не родственников.

Также он не придавал деньгам ровным счетом никакого значения. При этом считался самым богатым среди великих князей.

По большому счету, он вырос в строгой, почти спартанской обстановке. Отец — российский император, и Мария Федоровна, жена Александра III, воспитывали его «без слабостей и сантиментов». Он должен был соблюдать строгий режим дня, который был установлен родителями. Он спал на обыкновенной полевой койке. Когда он пробуждался, принимал холодные ванны и на завтраках ел обыкновенную овсяную кашу.

Каждый день в обязательном порядке он учился разным дисциплинам. Также князь должен был посещать церковные службы и совершать визиты к родственникам. Естественно, он принимал участие и в официальных мероприятиях.

Поскольку для всех царственных особ путь служения Отечеству был только один, то Михаил при рождении был приписан к элитному и престижному Преображенскому полку. Спустя годы он был записан в Кирасирское подразделение, а потом он возглавил один из эскадронов полка «Синих кирасир».

Окружение


А Михаил Александрович, и не помышлявший о карьере вершителя судеб, потихоньку обрастал кругом новых знакомых. И даже друзей. Потомки редактора «Пермских губернских ведомостей», потомственного дворянина Георгия Игнатьевича Кобяка рассказывают:

«…Семья Кобяк, следуя дворянской чести, воспитанию, долгу служения Вере, Царю, Отечеству, не могла остаться в стороне от участия в судьбе изгнанников. Георгий Игнатьевич и Вера Константиновна, рискуя собственной жизнью, благополучием родных, протянули им руку помощи. Они подружились, им было интересно вместе… Михаил страдал язвой желудка, и Вера Константиновна ежедневно посылала ему диетические завтраки…»5

Зачем союзники по Первой мировой приезжали в Петроград накануне революции

Михаил Александрович предполагал переехать из гостиницы на частную квартиру. В конце концов он сделал выбор на доме предпринимателя Сергея Тупицина по ул. Екатерининской, 210. Переехать не успел, но бывал в этом доме часто. Позднее на допросе горничная Л.И. Мисюрева покажет:

(…) «Михаил Романов Тупициных посещал довольно часто и подолгу засиживался, разговаривая с Сергеем Тупициным. Но каждый раз при моем появлении разговор прерывался, очевидно, разговор велся такой, что его могли слышать только близкие… Кроме того, я замечала, что у них есть что-то тайное, и это тайное знают только знакомые Тупициных… Семейство Тупициных часто вслух высказывается, что они ждут свержения Советской власти, чтобы потом быть в милости у Романова, которому они пророчат быть царем».6

Есть достаточно оснований предполагать, что были люди, планировавшие освободить Михаила Александровича. Но вряд ли человек, однажды отказавшийся от престола, был способен на авантюрные поступки. Ежедневно прогуливаясь по пермским улицам и вдоль реки, с неизменной палкой в руке, Михаил Александрович быстро стал для жителей города привычной фигурой. Все, кто случайно встречал его, отмечали высокую, стройную, атлетическую фигуру человека с военной выправкой. На единственной фотографии пермского периода великий князь изображен одетым в плащ и мягкую шляпу с опущенными узкими полями со своим секретарем Николаем Джонсоном. Он отпустил бороду и решил, что побреется только тогда, когда выберется из Перми. Именно таким и видели пермяки «последнего русского императора» .

Отношение пермских обывателей к великому князю хорошо характеризуют показания, данные на допросе постояльцем гостиницы Р.М. Нахтманом: «Население города Перми, как мне удалось это заметить,… относилось к Михаилу Александровичу прекрасно. Он принужден был ходить преимущественно по вечерам: иначе его окружал народ и открыто выражал ему свое сочувствие. Провизией его затаскивали: почти каждый день у него в номере была в банке свежая стерлядь…»7

Другой тогдашний постоялец гостиницы г-н Крумнис 10 декабря 1923 г. в Берлине даст показания (группа следователя Соколова в частном порядке продолжала поиски): «…Я видел великого князя несколько раз в коридоре гостиницы и на улице. Всегда был в сопровождении Джонсона. Бросался в глаза контраст высокого роста великого князя и низкого г. Джонсона… Он выглядел болезненно и производил впечатление человека обреченного».8

Большевики упорно видели другое: от великого князя исходит грозная опасность. «…Стали распространяться слухи… о том, что не худо бы вновь на престол пригласить Михаила… Держать в такой обстановке Михаила было невозможно»9, — вспоминал (уже в 1958 году) председатель Уральского ревкома М.Ф. Горшков-Касьянов.

Торжественное шествие Михаила и супруги Наталии на пасхальную службу (5 мая) переполнило чашу ненависти.

Авель и Павел

Чёткие предсказания о крахе династии получил однажды император Павел I от вещего монаха Авеля. Павел I монаху поверил, составил соответствующее послание, дабы предупредить своего потомка, и тот успел бы предпринять соответствующие шаги к предотвращению катастрофы. Послание он велел открыть в 100-летие со дня своей кончины. 12 марта 1901 года Николай II в присутствии императрицы вскрыл конверт и прочитал предсказание. В 1903 году в Сарове, на праздновании по случаю прославления мощей Серафима Саровского, венценосцы встретились с блаженной Пашей Саровской, которая снова предсказала крах династии и империи. — Я вам не верю! — якобы воскликнула тогда императрица Александра Фёдоровна. В ответ блаженная преподнесла ей отрез красной материи: — Это твоему сынишке на штанишки. Когда он родится — тогда и поверишь. Через год в царской семье родился наследник, страдающий гемофилией — заболеванием, при котором кровь не свёртывается, и любая рана может стать смертельной. Говорят, что были и другие предсказания. Например, от Иоанна Кронштадтского, пророчества которого при советской власти претерпели серьёзную редактуру. Современные историки склонны предполагать, что именно цепь жутких предсказаний вызвала паралич воли монарха. Этим, а также болезнью сына, можно объяснить и погружение императрицы в мистическое мракобесие, и череду «старцев» во дворце русских императоров. Как бы там ни было, революция разразилась. Николай с семьёй отправились через Тобольск в Екатеринбург (в то время окраина Пермской губернии). А в феврале 1918 года в Пермь был доставлен и Михаил.

Отречение

Отречение императора Николая II в пользу брата Михаила, случившееся 2 марта 1917 года, стало полной неожиданностью для всех. И прежде всего для самого великого князя. Наутро 3 марта 1917 г. министры Временного правительства и депутаты Государственной думы собрались на экстренное совещание с судьбоносной повесткой: остаться ли России империей? Большинство настаивало на отказе Михаила Александровича от верховной власти. Сам он оказался не готов взять на себя ответственность за судьбу Отечества…

Великий князь принял решение подписать манифест условного отречения, дабы новое правительство восстановило порядок в стране и довело войну до победного конца. Вопрос о государственном устройстве России Михаил Александрович отнес на усмотрение Учредительного собрания.

Новая власть ответила «взаимностью» на благородный жест. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов постановил арестовать царскую семью, в том числе Михаила.

Каббалистика

Убийство семьи Николая Романова в Екатеринбурге многократно описано, разнообразно интерпретировано, и накануне возведения царской семьи в ранг святых даже была обнародована каббалистическая надпись на стене подвала дома Ипатьева: «Здесь, по приказу тайных сил, царь был принесён в жертву для разрушения государства» (очередной намёк на масонский заговор). Естественным кажется возмущение историков, части православных богословов, недоумение в интеллигентной среде в связи с прославлением Николая — монарх, отрёкшийся от престола, уже не монарх. Как можно игнорировать сам факт отречения Николая II от престола, не говоря уже о существовании телеграммы, в которой он по своей инициативе называл брата императором Михаилом II? Этот главный аргумент, выдвигаемый в своё время противниками канонизации семьи Николая II, одновременно объясняет отсутствие интереса политиков к памяти Михаила Романова (у государства не может быть сразу двух святых царей-мучеников, кроме того, история Михаила бросает тень на царя-страстотерпца).

Дело жизни

По словам исследователя, его американские коллеги чувствуют себя в Перми как дома и всегда хотят туда вернуться. Местные власти, Церковь и просто жители очень поддерживают участников экспедиции.

«За девять лет мы повстречали там много замечательных людей, моя команда их очень полюбила», – говорит Сарандинаки.

Сам он тоже хотел бы переселиться в Пермь, чтобы вести поиски постоянно, а не только 2-3 недели в году. Однако, как это часто бывает, в дело вмешиваются рутинные обстоятельства. Капитан дальнего плавания Петр Александрович Сарандинаки больше не выходит в море, но у него есть работа рядом с домом около Вашингтона. А потому на Урал он собирается теперь только в следующем году.

«Для меня это дело жизни, и я хотел бы найти останки Михаила Романова», – говорит Сарандинаки.

Дмитрий Злодорев

Последние статьи

  •   Для чего итальянцы в XVII веке придумали «винные окна», и Как чумная традиция возродилась в наши дни сегодня, 15:40
  •   Анонимные «письма счастья»: Кто и зачем их пишет, о чём они и где их можно обнаружить сегодня, 13:55
  •   Портрет Елизаветы II в самоизоляции, богиня-мать и волшебные миры: Магический реализм Мириам Эскофет сегодня, 11:47
  •   Почему звезда фильма «Экипаж» ушла из профессии: Встречи и расставания Ирины Акуловой сегодня, 11:02
  •   5 голливудских актеров, которые стали прообразами персонажей мультфильмов Диснея сегодня, 09:32
  •   9 оптимистичных фильмов о потере памяти, которые дарят надежду 18.08.2020, 21:57
  •   Чем запомнились 5 знаменитых советских стэндаперов времён, когда и слова такого не знали 18.08.2020, 21:32
  •   Как сегодня живёт знаменитая голландская деревня, в которой жители поголовно страдают деменцией 18.08.2020, 18:53
  •   Чем русские удивляли иностранцев в Лондоне и Париже 150 лет назад 18.08.2020, 17:22
  •   9 российских знаменитостей, которые оказались плохими бизнесменами: Михаил Галустян, Ольга Бузова и др 18.08.2020, 14:43

Все статьи

Убийство

«…тов. Мясников ушел пешком к Королевским номерам, а мы четверо (продолжает свидетельствовать А.В. Марков. — Авт.): тов. Иванченко с тов. Жужговым на первой лошади, я (Марков) с Колпащиковым на второй, около 11 часов подъехали к вышеуказанным номерам… Жужгов и Колпащиков отправились в номера, а мы с Иванченко и Мясниковым остались на улице в резерве, сейчас же потребовали подкрепления, т.к. Михаил Романов отказывался следовать…

В Ливадийский дворец вернули личные вещи Николая II

Тогда я, вооруженный наганом и ручной бомбой («коммунист»), вошел в помещение… Я занял место в коридоре, не допуская никого к телефону, вошел в комнату, где жил Романов, он продолжал упорствовать, ссылаясь на болезнь, требовал доктора, Малкова. Тогда я потребовал взять его, в чем он есть. На него накинули, что попало, и взяли, тогда он стал поспешно собираться (…). Тогда он просил взять с собой хотя его личного секретаря Джонсона, — ему это было предоставлено…

Михаила Романова посадили на первую лошадь. Жужгов сел за кучера, а Иванченко рядом с Михаилом Романовым; я посадил с собой Джонсона, а Колпащиков за кучера, и таким образом в закрытых фаэтонах… мы тронулись по направлению к Мотовилихе по тракту.

Таким образом, проехали керосиновый склад (бывший Нобеля), что около 6 верст от Мотовилихи. По дороге никто не попадал; отъехавши еще с версту от керосинового склада, круто повернули по дороге в лес направо. Отъехавши сажен 100-120, Жужгов кричит: «Приехали — вылезай!» Я быстро выскочил и потребовал, чтобы и мой седок то же самое сделал. И только он стал выходить из фаэтона — я выстрелил ему в висок, он, качаясь, пал. Колпащиков тоже выстрелил. Но у него застрял патрон браунинга. Жужгов в это время проделал то же самое, но ранил только Михаила Романова. Романов с растопыренными руками побежал по направлению ко мне, прося проститься с секретарем. В это время у тов. Жужгова застрял барабан нагана…


Мне пришлось на довольно близком расстоянии (около сажени) сделать второй выстрел в голову Михаила Романова, отчего он свалился тотчас же.

… Зарыть нам нельзя было, так как светало быстро… Мы только стащили их вместе в сторону от дороги, завалили прутьями и уехали…

Зарывать ездили на другую ночь тов. Жужгов с одним надежным милиционером, кажется, Новоселовым».12

Письмо N 2

13 октября 1918 года

Петропавловская крепость.

Господин министр

Я хочу, чтобы Вы были и курсе всей подноготной переговоров по поводу моею освобождения. Мой верховный управляющий Молодовский, которого вы знаете, был принят 20 IX самым любезным образом гетманом Скоропадским1. Он тут же напрямую связался с Берлином и поручил г-ну Палтоффу2 телеграфировать по этому поводу Иоффе3. И вот, прошел уже почти месяц — никакого результата и никакого удовлетворительного ответа. < >

Я попросил Брюммера или Бирюкова поведать Вам о содержании этого интересного письма, но я побоялся, что они не смогут с Вами встретиться по причине вашей занятости. Поэтому я решил Вас сам ввести в курс дела. Оно заслуживает пристального внимания, потому что я думаю, что не ошибаюсь по поводу настоящих намерений немцев.

Штормовые вахты великого князя Александра Михайловича

Вы сами прекрасно знаете, что все наши теперешние правители находятся на содержании у Германии, и самые известные из них, такие как Ленин, Троцкий, Зиновьев воспользовались очень круглыми суммами. Поэтому одного жеста из Берлина было бы достаточно, чтобы нас освободили. Но такого жеста не делают и не сделают, и вот по какой причине! В Германии полагают, что мы можем рассказать нашим находящимся там многочисленным родственникам о тех интригах, которые немцы в течение некоторого времени ведут здесь с большевиками. Поэтому в Берлине предпочитают, чтобы мы оставались в заточении и никому ничего не смогли поведать. Они забывают, что все это вопрос времени и что рано или поздно правда будет установлена, несмотря на все их уловки и хитрости. Если Вы хотите посвятить в содержание этого письма С.М., Вашего Короля, я не буду иметь ничего против.

Заверяю Вас в моих самых сердечных чувствах.

Николай

Поисковики работают бесплатно

Нынешний этап экспедиции едва завершился, а ее участники уже определили фронт работ на новую поездку, которая должна состояться в следующем июне. Сарандинаки говорит, что у них есть несколько теорий, и пока решено было остановиться на изучении двух районов. Возможно, к ним будет добавлен и еще один.

«Мы ищем аномалии в почве, в частности повышенную влажность, и эти аномалии должны навести нас на останки. Я не могу обещать, что мы найдем их, но мы сделаем для этого все возможное», – говорит Сарандинаки.

При этом, отвечая на вопрос о том, сколько времени еще может потребоваться для работ в Перми, он говорит, что речь идет примерно о трех годах.

Для этого сейчас члены экспедиции ищут средства. Дело в том, что русский меценат Георгий Николаевич Сосновский, в течение многих лет финансировавший работы, скончался, и теперь ученым нужно найти нового благодетеля. Сарандинаки не теряет оптимизма и здесь.

По его словам, большинство поисковиков работает бесплатно. Поэтому собранные средства в основном идут на оплату авиаперелета, гостиницы, питания, медицинской страховки, оборудования и других подобных расходов.

Версия убийства

Согласно официальным источникам, выглядело убийство Романова так: в ночь с 12 на 13 июня 1918 года в номер гостиницы «Королевские номера», который занимал князь Михаил, ворвались трое в военной форме. Помахали какой-то бумажкой и предложили идти с ними. Михаил воспротивился, и тогда ему пригрозили револьвером. На улице князю неожиданно стало плохо — в это время он переживал обострение застарелой язвы желудка (поэтому версия о его побеге и 40-летнем мыканье по тюрьмам под видом монаха выглядит неубедительной). Его буквально на руках внесли в карету и повезли за город. Секретаря Николая Николаевича Джонсона отправили следом, в другой карете. Из последующих, весьма противоречивых показаний следует, что убийство было совершено за пригородным посёлком Мотовилиха. Джонсона убили выстрелом в голову, едва он успел сойти на землю. Михаила — двумя выстрелами, когда он бросился к телу секретаря, чтобы проститься. Неестественность этой сцены вызывает подозрение. Закалённый воин, горячо любящий муж, отец, осознавая, что вот-вот будет убит, вместо того чтобы попытаться отстоять свою жизнь или передать пару слов семье, умоляет дать ему проститься с секретарём. Однако ничего другого, кроме слов убийц (не единожды уличённых во лжи — одни опусы Гавриила Мясникова чего стоят), мы не имеем. Как говорится: нет тела — нет дела. А вот почему нет тела — это уже другой вопрос. Со слов палачей, вместо того чтобы сразу закопать трупы, они закидали их ветками и ушли, чтобы вернуться утром. А утром тел на месте не оказалось.

Военная карьера

В 1898 году Михаил Александрович начал свою службу в гвардии. Великий князь успел принять участие в Первой мировой войне. Тогда он занимал должность командира Кавказской туземной дивизии. Как военный Михаил прославился в качестве храброго воина, совершавшего внезапные нападения на врага. Неожиданно выскакивая из засады, Михаил, несся с шашкой в руке на врага, не давая ему шанса увильнуть. Брат Михаила, император Николай II, не раз пытался образумить буйного князя, однако тот лишь продолжал вероломно громить войска противника. Вскоре Николай отстранил его от командования дивизии, назначив Михаила начальником кавалерийского корпуса. В 1917 году Михаил, получивший звание генерал-инспектора кавалерии, был отозван с фронта.

Белое следствие

Считается, что останки Михаила Романова и его секретаря до последних лет не искали. Это не так. «Осенью 1918 года Пермь заняли войска армии Колчака, под руководством легендарного 27-летнего генерала Анатолия Пепеляева, — рассказывает Олег Лушников. — Тут же началось полномасштабное расследование гибели Михаила Романова. В Пермь прибыл следователь Николай Соколов. Он же занимался и расследованием убийства семьи Николая II в Екатеринбурге. Если что-то и можно было найти после большевиков — нашли бы тогда… Но не нашли». В этой связи интересно было бы узнать, чьи же всё-таки останки были переданы следователем Соколовым для захоронения в Бельгию в 1919 году? Чьи кости вмурованы в стены храма-памятника в Брюсселе как святые мощи царственных мучеников Николая II и его семьи? И где же всё-таки останки Михаила? Они с равным успехом могут покоиться в одной из могил Егошихинского некрополя, мимо которого его должны были провозить в чёрный лес за Мотовилихой (нет лучшего места спрятать труп, чем чья-то могила), а могут быть замурованными в стену в Брюсселе.

Метки: Александр III, император, Николай II, Романовы, эпоха Романовых, биография, судьба, предсказание, Тайны 20 века, казнь, брат, царь, Пермь, монах Авель

Самозванцы

К тому времени все еще отсутствовало официальное подтверждение смерти великого князя. Информация о казни Николая II была опубликована во всех изданиях. А вот судьба Михаила была неизвестной. Соответственно, эта недосказанность породила слухи о судьбе несостоявшегося самодержца. Появились самозванцы, которые выдавали себя за него. Во всяком случае, о таком «Михаиле» упоминал известный писатель Александр Солженицын. Другие были уверены, что князь в действительности выжил и скрывался под именем епископа Серафима Поздеева. Третьи же утверждали, что он спасен, и видели его в Киеве.

Как бы то ни было, в 2009-м Михаил Романов был официально реабилитирован. А вопрос о том, считать ли его последним российским императором Михаилом II, остаётся до сих пор спорным.


С этим читают