250 дней обороны севастополя, как образец мужества и стойкости в годы войны

«День-Д» осады Севастополя

Image caption Панорама «Оборона Севастополя» Рубо написана по «Севастопольским рассказам» Толстого

«На рассвете 5-го октября, как и в предыдущие дни, с оборонительной линии был открыт по осадным работам союзников редкий огонь, — описывал начало первой бомбардировки Эдуард Тотлебен. – Когда рассеялся туман, замечено было, что осадные батареи обнаружили свои амбразуры. В половине седьмого все неприятельские батареи единовременно открыли жестокий огонь».


«В половине седьмого утра 17 октября три снаряда должны были быть выпущены с одной из французских батарей, затем союзникам предстояло открыть огонь по всей линии работ», — писал другой очевидец событий британский историк Александр Кинглейк. Описанию событий дня в его классическом восьмитомном труде «Вторжение в Крым» посвящено почти 150 страниц.

«Густое облако дыма застлало всю окрестность Севастополя, и солнце, взошедшее перед тем во всем блеске, приняло вид бледного месяца», — такова картина первых часов бомбардировки Севастополя в изложении русского военного историка Модеста Богдановича в фундаментальном исследовании «Восточная война 1853-1856 годов».

«В большинстве пунктов их металл превосходил наш, и во всех пунктах он превосходил французов», — утверждал в 1859 году Эдмунд Рейли в «Отчете об артиллерийских операциях».

По подсчетам британского артиллериста, на одно орудие союзников приходилось три русских.

Подсчеты Тотлебена дают иную пропорцию, но во всяком случае, как отмечает Тарле, «Русский огонь ничуть не уступал неприятельскому».

Примерно в половине десятого утра от попадания бомбы, выпущенной русскими артиллеристами, взорвался склад боеприпасов на французской батарее на Рудольфовой горе.

Вскоре бомба попала в другой французский склад. Огонь французов почти прекратился.

«Не таково было наше положение в борьбе с английскими батареями, вскоре обнаружившими большое преимущество в калибрах перед нашими, — говорит Тотлебен. – В особенности страдал от английских батарей 3-й бастион, подвергавшийся сосредоточенному огню с Зеленой и Воронцовской высот».

«17 октября. До нас дошло абсурдное сообщение…, что союзники взяли Севастополь», — писал в «Дневнике Крымской войны» английский хирург Фредерик Робинсон.

Итог дня с точки зрения союзников подвел барон Сезар де Базанкур, очевидец событий и официальный историограф Наполеона III, в книге «Экспедиция в Крым и штурм Севастополя».

«День 17 октября вследствие ряда непредвиденных событий не оправдал надежд, которые на него возлагались. Мы имели дело с неприятелем решительным, умным и … не без серьезной, убийственной борьбы, достойной нашего оружия, Франция и Англия водрузят свои соединенные знамена на стенах Севастополя», — цитирует Базанкура Тарле.

Второе наступление немцев на Севастополь

Уничтоженная немецкая техника на мысе Херсонес в Севастополе.«Противник, сосредоточив крупные силы, … в течение трёх дней ведёт ожесточённые атаки с целью овладеть Севастополем. … Потери за два дня боя достигают 3000 ранеными, много потерь в начсоставе. Большие потери материальной части, орудий, пулемётов, миномётов. Большинство тяжёлых батарей береговой обороны подавлено. Войска почти по всему фронту отошли на второй рубеж. Резервы, пополнение израсходованы. Снарядов наиболее нужных калибров – 107-миллиметровых корпусных, 122-мм гаубичных, 82-мм мин нет. Остальной боезапас на исходе. На 20 декабря с целью усиления частей, действующих на фронте, вводятся в бои личный состав кораблей, береговых батарей, зенитной артиллерии, аэродромной службы и т.д. продолжения атак противника в том же темпе гарнизон Севастополя продержится не более трёх дней. Крайне необходима поддержка одной сд, авиации, пополнение маршевыми ротами, срочная доставка боеприпасов нужных калибров.»

Стойкость русского солдата спасла честь страны

Шотландская пехота в Крыму

Главной целью объединенного англо-французского командования был захват Крыма и Севастополя — военно-морской базы России. 2 сентября 1854 года союзники начали высадку экспедиционного корпуса в районе Евпатории. Сражение на реке Альма в сентябре 1854 года русские войска проиграли. По приказу командующего А. С. Меншикова они прошли через Севастополь и отошли к Бахчисараю. Одновременно гарнизон Севастополя, подкрепленный матросами Черноморского флота, вел активную подготовку к обороне. Ее возглавили В. А. Корнилов и П. С. Нахимов. После сражения на реке Альма противник осадил Севастополь. Севастополь был первоклассной военно-морской базой, неприступной с моря. Перед входом на рейд на полуостровах и мысах стояли мощные форты. Русский флот не мог противостоять неприятельскому, поэтому часть кораблей затопили перед входом в Севастопольскую бухту, что ещё больше укрепило город с моря. Более 20 тыс. моряков сошли на берег и встали в строй вместе с солдатами. Сюда же перевезли и 2 тыс. корабельных пушек. Вокруг города были сооружены восемь бастионов и множество других укреплений. В ход шли земля, доски, домашняя утварь – всё, что могло задержать пули. Но для работ не хватало обыкновенных лопат и кирок. Союзники не добились капитуляции Севастополя. Российские войска в Крыму сохранились и были готовы к дальнейшим боям. Они насчитывали 115 тысяч человек против 150 тысяч англо-франко-сардинцев. Оборона Севастополя стала кульминацией Крымской войны.

Известно, что Севастополь русские воины обороняли 349 дней, и только после того, как все ресурсы были исчерпаны, войска эвакуировались на северную часть бухты. Боевые действия Крымской войны велись и на севере (Балтийская и Беломорская кампании), и на юге (Азовская кампания), и на Камчатке (Петропавловская оборона). Но нигде врагу не удалось нанести поражение русским войскам. Более того, на Кавказском театре военные действия развивались вполне успешно для России. Турция вторглась в Закавказье, но потерпела крупное поражение, после чего русские войска стали действовать на ее территории. В ноябре 1855 года пала турецкая крепость Карс. Крайнее истощение сил союзников в Крыму и русские успехи на Кавказе привели к прекращению военных действий. Начались переговоры сторон.

Ф. И. Байков. Сражение при селении Кюрюк-Дара в окрестностях крепости Карс

В конце марта 1856 года был подписан Парижский мирный трактат. Россия не понесла значительных территориальных потерь. У нее была отторгнута лишь южная часть Бессарабии. Но по условиям мира Россия не могла иметь военного флота на Черном море и должна была разоружить укрепления.

Поражение в Крымской войне оказало значительное влияние на расстановку международных сил и на внутреннее положение России. Война, с одной стороны, обнажила ее военную слабость, но с другой — продемонстрировала героизм и непоколебимый дух русского народа. Поражение подвело итог неоднозначному николаевскому правлению, всколыхнуло всю российскую общественность и заставило правительство вплотную заняться реформированием государства.

Сражения на черноморских коммуникациях


Оборона Севастополя (1941-1942) была массированной военной операцией, в которой задействовались разные роды войск. Чтобы бой прошел успешно, армия должна позаботиться о снабжении войск всем необходимым. Германия использовала для перевозок малотоннажные суда. Основным средством для нарушения вражеских коммуникаций были подводные лодки. У Черноморского флота их было 43, 19 из которых — малые. В период с января по апрель 1942 года, подводникам удалось потопить три вражеских судна и потерять одну лодку.

Наиболее ожесточенной была борьба за советские морские коммуникации. С начала ноября 1941 года, Севастополь был блокирован с суши, и его судьба во многом зависела от морского транспорта. Главной базой снабжения стал Новороссийск. Часть грузов также перевозилась в Туапсе из грузинского города Поти.

Когда началась оборона Севастополя, в распоряжении Черноморского флота было 74 сухогруза и 16 нефтеналивных судов. Для снабжения города привлекались два крейсера, 12 миноносцев, 12 тральщиков и 67 сторожевых катеров. Перевозка осуществлялась небольшими конвоями или одиночными транспортами. Для сопровождения выделялись эсминцы, тральщики и сторожевые катера. Если груз был особо ценным, его сопровождали крейсеры. На подходе к портам и во время стоянок конвой прикрывали истребители. Для маскировки грузов Севастопольскую бухту часто задымляли.

Основной угрозой для отечественных грузоперевозок стала авиация противника. Заполучив аэродромы Крыма, она получила господство в воздухе. Поэтому маршруты движения в Севастополь составлялись таким образом, чтобы суда как можно дольше двигались за пределами зоны вражеского контроля и прибывали в порт ночью. Самый короткий маршрут составлял 250 миль (Новороссийск — Севастополь), а самый длинный – 420 миль (Батуми — Севастополь).

Главными объектами вражеской авиации стали суда, находящиеся в Севастополе. С ноября 41-го по май 42-го оккупанты произвели 1856 вылетов с целью бомбардировки. А в конце апреля они начали атаковать также Новороссийск и Туапсе.

Зимой морское сообщение было еще более проблематичным. Из-за регулярных штормов малые боевые корабли пришлось исключить из конвоя. А в конце декабря – начале января, когда львиная доля флота была привлечена к Керченско-Феодосийской операции, транспорты в Севастополь стали гораздо хуже охраняться. Некоторые из них следовали и вовсе без сопровождения. 50 судов, из 151 отправленных в декабре, шли без охраны. Иногда, когда защитники Севастополя нуждались в немедленной помощи, задействовались быстроходные боевые корабли. Они доставляли в город оружие и людей.

В январе-феврале 42-го напряжение на коммуникациях спало. В феврале хорошо изученные противником маршруты конвоев пришлось изменить. Новые направления проработали недолго, и быстро были обнаружены немцами. Вскоре командование флота и вовсе начало давать отдельный маршрут для каждого судна, в зависимости от ситуации на поле боя.

Весной обстановка сильно осложнилась. Немцы установили на подходах к городу постоянный дозор, в состав которого вошли торпедные катера и самолеты-торпедоносцы. Советская авиагруппа к апрелю имела всего 52 самолета, поэтому не могла достойно прикрывать конвои. Тяжесть грузоперевозок легла на боевые корабли, которым с трудом удавалось прорываться через оборону. Чтобы коммуникация сохранилась, командование Черноморского флота решило задействовать подводные лодки. На какое-то время, они стали хорошим выходом из ситуации.

Производство

По воспоминаниям Ханжонкова, идею фильма предложил Василий Гончаров, отношения с которым у Ханжонкова были сложные. Гончаров, который уже не работал в торговом доме Ханжонкова, предложил снять сверхдорогой и беспрецедентно длинный фильм об обороне Севастополя. Для организации массовых съёмок на местах сражений требовалась Высочайшая поддержка. Будучи уверенным в том, что добиться её будет невозможно, Ханжонков поставил условие: Гончаров должен сам поехать в Петербург и ходатайствовать в императорской канцелярии, и если поездка будет безуспешной, Гончаров больше не будет обращаться к Ханжонкову ни с какими предложениями. Ханжонков одолжил Гончарову денег на официальный костюм и поездку, предполагая, что такой небольшой ценой избавит себя от дальнейшего общения с назойливым режиссёром. Однако поездка внезапно обернулась полным успехом — Гончаров не только заручился Высочайшей поддержкой, но и добился того, что фильм был частично профинансирован из казны.

По распоряжению Николая II к работе над фильмом была привлечена большая группа историков и военных консультантов, которые постарались максимально точно воссоздать реалии Севастопольской обороны.

Батальные сцены в этом фильме впервые в мире снимались сразу двумя аппаратами, с панорамированием и сменой ракурсов. В съёмках принимали участие регулярные подразделения Русской армии и ветераны обороны Севастополя 1854—1855 годов.

Эпизод с танцем «Барыня» не был постановочным. Оператор снял танец участников массовых сцен в перерыве между съёмками. Впоследствии было решено включить эти кадры в фильм

Первый показ фильма состоялся 26 октября 1911 года в царском дворце в Ливадии, зрителями стали Николай II и члены царской семьи.

Ангел последней надежды

О биографии героини, к сожалению, сведений не слишком много. Родилась в 1836 году в семье матроса Лаврентия Михайлова. Мать её умерла рано, а отец погиб в самом начале Крымской войны в Синопском бою в ноябре 1853 года. Трудное и голодное детство закалило её характер, да Дарья и от природы не была робкой.

Дарья Лаврентьевна сидит в первом ряду в белом платке

Оставшись сиротой, семнадцатилетняя Даша совершила поступок, во многом непонятный местным обывателям: она отрезала красивую косу, переоделась в форму матроса, продала всё свое имущество и любимую корову, которая помогала ей выжить, и на все деньги купила лошадь с повозкой. Далее барышня приобрела уксус и белое полотно… Так в Севастополе вскоре появился первый передвижной перевязочный пункт. Её повозка у местных жителей с Корабельной стороны получила название «карета горя». Каждый день с утра и до ночи Даша вывозила раненых с поля боя. Для многих защитников Даша стала настоящим ангелом последней надежды. Постепенно война подступила к самому Севастополю. Началась блокада. В суровые дни обороны Даша приспособила один из городских домов под госпиталь. К ней присоединились другие женщины, которые помогали чем могли. В импровизированный госпиталь севастопольцы приносили необходимые перевязочные материалы, еду, одеяла. Настоящим ударом для Даши стала гибель её лошади, какое-то время она стала выносить раненых на себе. Выручил один из офицеров, приказавший привести ей новую лошадку.

Конец обороны

Не только подземно-минная война, но и вся оборона Севастополя, каждый её день — яркая страница русской военной истории. К концу обороны город лежал в руинах. Не хватало снарядов, силы защитников таяли. Но все, кто оставался в живых, готовы были стоять до последнего.

И только 27 августа (8 сентября) 1855 года, когда в результате вражеского штурма был взят Малахов курган, главнокомандующий армией князь М. Д. Горчаков отдал приказ отойти на Северную сторону.

Павших в последнем штурме российских и французских солдат по приказу генерала Мак-Магона похоронили в общей братской могиле, установив над ней монумент.

Впоследствии Э. И. Тотлебен так объяснил причину отступления: «Оба неприятельские флота давали союзникам средство выставить огромную артиллерию, с которой наша не могла соперничать.

В 4 дня бомбардировки потеряли мы 8 тысяч человек, а в последний день при штурме и бомбардировании лишились 9 тысяч человек. Если бы мы даже и овладели вновь Малаховым курганом и неприятель продолжал бы бомбардирование, то теряли бы мы ежедневно до двух тысяч человек, и Севастополь сделался бы могилой всей армии».

Ход обороны Севастополя

К началу войны город не был защищен укреплениями с суши. В июле началось строительство трех линий обороны, которое было окончено к 1 ноября 1941 года. Работами руководил инженерный отдел флота под командованием В. Г. Парамонова — военного инженера I ранга. Передовые укрепления имели протяженность около 35 км, а тыловые, находящиеся в 2-3 км от Севастополя – 19 км. В систему обороны входили артиллерийские батареи и минные поля. Третий, главный рубеж обороны, расположенный между Керчью и Балаклавой, к началу штурма города не был завершен до конца. Защита бухты Севастополя обеспечивалась береговой артиллерией и кораблями Черноморского флота.


Солдаты Вермахта у разрушенной башни №2 батареи № 30 в Севастополе.

Датой начала обороны Севастополя считается 29 октября 1941 года. Командующий немецкой армией считал Севастополь слабой крепостью и был уверен, что город не будет долго сопротивляться. 30-31 октября гитлеровские войска предприняли первую попытку овладеть городом с ходу. После ее провала неприятель перешел к планомерной осаде.

Зенитно-артиллерийский полк ПВО под Севастополем. Крым, СССР 1942 год

4 ноября войска флота и сухопутные подразделения, в том числе прибывшие из Одессы части Приморской армии, были объединены в Севастопольский оборонительный район. Его командиром назначен вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, а его заместителем — генерал-майор И. Е. Петров. Защитники города располагали 170 артиллерийскими орудиями и 100 самолетами. Общее количество бойцов составляло порядка 50 тыс. человек. Множество жителей города вступило в народное ополчение. Отдельный батальон был сформирован из курсантов военного ВМУ береговой обороны. В ночь с 29 на 30 октября курсанты совершили 35 километровый ночной переход, имея при себе оружие, боеприпасы и различное снаряжение. Военные моряки приняли первый удар неприятеля.

Защита Севастополя длилась 250 дней. Мужественно обороняясь, советские войска надолго сковали значительные силы противника. Существование укрепленной военно-морской базы в тылу задержало наступление немецко-фашистских войск на Южном фронте. Неприятель не смог развить успех, достигнутый под Харьковом в мае 1942 года, где 3 советских армии попали в окружение, так как значительная часть немецкой авиации была задействована под Севастополем. Стойкость и героизм севастопольских бойцов стала достойным вкладом в дело общей победы в Великой Отечественной войне.

Третье наступление немцев на Севастополь

В конце мая 1942 года советские войска были вынуждены оставить Керченский полуостров. Часть подразделений 51-й армии эвакуировалась на материк. После ликвидации Крымского фронта оборона Севастополя не могла долго продолжаться.

Под Севастополем была сосредоточена почти вся 11-я немецкая армия, насчитывавшая свыше 200 тыс. человек. Противник располагал 2 тыс. орудий, 450 танками, 600 самолетами. Советские войска, получившие пополнение в начале июня, имели 106 тыс. человек, 600 орудий, 38 танков и 53 самолета. Город был полностью блокирован с суши.

В этот же период противник предпринял активные меры против Черноморского флота. Для этой цели неприятель использовал торпедные катера, сторожевые катера и подводные лодки, которые базировались в Евпатории и Ялте. Значительную роль играла авиация. По плану немецкого штаба морская блокада должна была ослабить защитников и облегчить взятие города. Без подвоза подкрепления и боеприпасов Севастополь не мог долго сопротивляться, несмотря на опытность командования и героизм рядовых солдат и матросов. То количество снарядов, которое все же удавалось доставить в осажденный город, не покрывало расхода. Вследствие этого советским артиллеристам приходилось снижать плотность огня. Зенитная артиллерия не могла сбивать вражеские самолеты, из-за чего немцы усилили бомбардировки города.

Эсминец «Ташкент» идет в Севастополь

Крейсере «Красный Кавказ» на подходе к Севастополю

С 27 мая Севастополь почти ежедневно подвергался артиллерийским обстрелам и бомбардировками с воздуха. 7 июня после продолжительной артиллерийской подготовки немецкая армия перешла в наступление. Главный удар пришелся на восточный берег Севастопольской бухты, вспомогательный — на юго-восточную окраину города. В течение 5 дней велись упорные бои, в результате которых советским войскам пришлось отступить. 18 июня противник вышел к Инкерману и Сапун-горе.

22-26 июня защитники получили последнее пополнение — 142-ю стрелковую бригаду. В этот период морская блокада усилилась: авиацией неприятеля были потоплены несколько судов Черноморского флота. Лидер «Ташкент» стал последним из надводных кораблей, прорвавшихся в город. Для доставки боеприпасов и вывоза раненых стали использоваться транспортные самолеты, делавшие вылеты из Краснодара в ночное время.

29 июня немецкие войска возобновили штурм. Враг наступал практически по всей линии фронта, кроме Балаклавы. Немцы вели себя крайне самоуверенно, из-за чего понесли большие потери. В дальнейшем они стали более осмотрительны и передвигались только после предварительной артиллерийской подготовки.

Но положение советских войск также было крайне тяжелым. Создалась реальная угроза захвата Севастополя противником. В результате авиаударов и артиллерийских обстрелов отдельные подразделения были полностью уничтожены. У защитников осталось всего 18 тыс. солдат, 200 орудий полевой артиллерии и 20 орудий ПВО. К вечеру 29 июня немецкие подразделения прочно закрепились в районе Сапун-горы.

В ночь с 29 на 30 июня советское командование произвело перегруппировку войск. В эту же ночь авиация Черноморского флота нанесла удар по кораблям противника в порту Ялта. Самолеты Севастопольского оборонительного района также совершили вылет и провели бомбардировку вражеских позиций. Днем авиацию невозможно было использовать из-за того, что немецкие истребители блокировали аэродром.

30 июня противник продолжил наступление. Многократное преимущество в боевой технике и живой силе позволяло немецким войскам вклиниваться в линию обороны в нескольких местах. Многие советские подразделения попали в окружение и были уничтожены. К вечеру 30 июня немецкая армия захватила все основные подступы к Севастополю. Защитники были вынуждены отступить к Херсонесу и бухтам Казачья и Камышовая.

1 июля немцы контролировали почти все побережье в районе Севастополя. Советские бойцы, зная о невозможности эвакуации, упорно сопротивлялись. Они уничтожали все стратегически важные объекты, оборудование заводов, склады, запасы продовольствия.

Бойцы КА на отдыхе, Севастополь 1942 год


Вторая оборона Севастополя продолжалась вплоть до 4 июля 1941 года. У защитников оставалось лишь стрелковое оружие и небольшое количество мелкокалиберной артиллерии. Большинство бойцов погибло или попало в плен. Незначительная часть защитников была вывезена самолетами, подводными лодками и мелкими судами. Отдельным группам удалось прорваться к партизанам.

За взятие города командующий немецкой армией генерал-полковник фон Манштейн получил звание фельдмаршала.

Результаты

Потеря Севастополя привела к ухудшению положения Красной Армии и позволила немецким войскам продолжить наступление к Волге и на Кавказ

Была потеряна более чем стотысячная группировка, располагавшаяся на стратегически важном участке фронта. Советская авиация более не могла угрожать румынским нефтяным промыслам в Плоешти, советский флот потерял возможность действовать на коммуникациях противника в северной и северо-западной части Чёрного моря

Помимо закалённых в боях бойцов Приморской армии, были потеряны квалифицированные кадры из числа жителей города-крепости.

Вместе с тем немецкому командованию победа досталась исключительно дорогой ценой. Главная задача вермахта сводилась к высвобождению 11-й армии из под Севастополя для дальнейшего использования на направлениях главных ударов летней кампании 1942 года. По мнению Манштейна, после взятия Севастополя силы подчиненной ему армии следовало перебросить через Керченский пролив на Кубань, чтобы отрезать пути отхода Красной Армии, отступавшие перед группой армий «А»с нижнего Дона к Кавказу, или, по крайней мере, держать в резерве позади южного фланга, что возможно, предотвратило бы разгром немецких войск по Сталинградом. Однако, вследствие понесенных огромных потерь, эта задача выполнена быть не могла. Немецкое командование, в разгар летнего наступления, было вынуждено дать частям 11-й армии и румынских корпусов отдых продолжительностью шесть недель, который был использован для получения пополнений. Сам Манштейн до 12 августа находился в отпуске в Румынии. Однако после его возвращения выяснилось, что из 13-ти дивизий, 3-х бригад и шести корпусных управлений, задействованных на Крымском полуострове, для дальнейших операций можно было использовать только четыре дивизии и два корпусные управления:

  • 7-й румынский корпус в составе 10-й и 19-й пехотных дивизий направлен в район Сталинграда;
  • штаб 42-го корпуса и 42-я дивизия переброшены на Тамань;
  • 72-я дивизия задействована в группе армий «Центр»(на второстепенном участке).

50-я немецкая дивизия, румынский горный корпус: 1-я и 4-я горные, 18-я пехотная дивизии, 4-я горная бригада, 8-я кавалерийская бригада были оставлена в Крыму; 22-я дивизия была отправлена на Крит, где и оставалась до конца войны (в боеых действих в Северной Африке участия не принимала); штабы 54-го и 30-го корпусов, 24-я, 132-я, 170-я, 28-я легкая (горнострелковая) дивизии отправились в район Ленинграда, где активные действия в ближайшие месяцы не предвиделись. Как пишет Манштейн: «предстояло выяснить возможности для нанесения удара и составить план наступления на Ленинград.» То есть дивизии, по существу, продолжали проходить переформирование вплоть до 6 сентября, когда были введены в бой против 2-й ударной армии. При этом части 18-й армии для использования на направлениях главных ударов из под Ленинграда не передислоцировались.

Немецкое командование потеряло возможность использовать 11-ю армию на Кавказе или под Сталинградом, а также лишилось возможности использовать на этих направлениях 8-й авиационный корпус Рихтгофена, который не позднее 27 августа оказался там же, где армия Манштейна — в районе Ленинграда.

Оборона Севастополя

Днём начала обороны Севастополя принято считать 17 октября 1854 года — тогда город подвергли синхронной бомбардировке со стороны суши и моря. В этот день на Малаховом кургане был смертельно ранен руководитель обороны города вице-адмирал Владимир Корнилов. Однако принципиальных успехов артиллерийский удар коалиции не принёс, что значительно деморализовало её участников.

25 октября 1854 года между Федюхиными высотами, Сапун-горой и рекой Чёрной произошло Балаклавское сражение. Российскими войсками в нём руководил заместитель Меншикова генерал Павел Липранди.

  • Вид на бухту Балаклавы, 1855 год
  • globallookpress.com

Вокруг Балаклавы союзники построили четыре редута, оборонявших подступы к городу, который стал главной базой английского корпуса. Рано утром российские войска выбили турецкий гарнизон с одного из редутов. Затем гусары отбросили тяжёлую британскую кавалерию. Разгневанный лорд Фицрой Раглан, командовавший английским корпусом, отправил в атаку на русские позиции лёгкую кавалерийскую бригаду, примерно две трети которой были выведены из строя всего за 20 минут.

Также по теме «В одиночку против союза сильнейших армий и флотов мира»: какие уроки вынесла Россия из Крымской войны 165 лет назад Великобритания и Франция объявили войну России, поддержав Турцию. Чуть позже к ним присоединилась Австрия. С этого…

Российские войска, находившиеся в меньшинстве (около 16 тыс. против примерно 20 тыс. союзников), одержали победу, но не смогли разгромить английский лагерь.

5 ноября 1855 года произошло Инкерманское сражение. Войска под командованием Меншикова смогли нанести значительные потери англичанам, однако неожиданная атака французов вынудила русские войска вернуться на свои позиции. Исход битвы разочаровал князя Меншикова, разуверившегося в успехе кампании. После того как 17 февраля 1855 года российские войска не смогли овладеть Евпаторией, Николай I сменил Меншикова на генерала Михаила Горчакова.

Союзники к этому времени сосредоточили под Севастополем 170-тысячную армию и предпринимали отчаянные попытки захватить Малахов курган — ключевую точку в обороне города. В войну на стороне коалиции вступила Сардиния.

Защитники Севастополя численно и по обеспеченности войск уступали членам коалиции, но продолжали отчаянно сопротивляться. 18 июня союзники попытались атаковать Малахов курган, но были отбиты, понеся значительные потери.

20 июня был тяжело ранен Тотлебен, а 12 июля от раны, полученной на Малаховом кургане, скончался Нахимов.

С 17 по 20 августа и с 21 августа по 5 сентября Севастополь подвергся тяжелейшим бомбардировкам из 800 орудий. В день погибали до 1000 защитников и жителей города.

В начале сентября усиленная бомбардировка заставила замолчать орудия на Малаховом кургане. Город фактически превратился в развалины. 8 сентября французы смогли захватить Малахов курган, но на других позициях не продвинулись. Тем не менее из-за больших потерь российское командование сочло удержание южной части Севастополя бессмысленным. Взорвав пороховые погреба и затопив оставшиеся суда, русские войска по мосту из плотов перешли через бухту на северную сторону города. Союзники вступили в Севастополь 11 сентября 1855 года.

  • Сражение за Малахов курган

В ходе обороны города прославились такие народные герои, как одна из первых сестёр милосердия Дарья Михайлова (Даша Севастопольская), оборудовавшая для защитников походный перевязочный пункт, матрос Игнатий Шевченко, закрывший своей грудью командира, и его товарищ Пётр Кошка, совершивший многочисленные вылазки на вражеские позиции. В обороне Севастополя участвовали артиллерист Лев Толстой и хирург Николай Пирогов, который первым в российской военной медицине применил гипсовую повязку.


С этим читают