Киев отмечает 75-летие освобождения на фоне споров о роли советского генерала ватутина

Примечания

  1. Гриф секретности снят: Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование / Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. — ISBN 5-203-01400-0. — 415 с. — С. 174.
  2. ↑ Директива ОКВ от 19 июля 1941 года № 33
  3. Кривошеев Г. Ф., Андроников В. М., Буриков П. Д., Гуркин В. В. Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь: Новейшее справочное издание. — М.: Вече, 2010.
  4. Александр Крещанов, Александр Кузяк, Алексей Осипов, Олег Продан. 1941: Оборона Киева. — К.: Архив-Пресс, 2002. — Главы: «Июль: Первые бои на рубеже КиУРа»; «Осада города: Лицом к лицу».
  5. ↑ Великая Отечественная война. 1941—1945: Военно-исторические очерки. — Книга первая: Суровые испытания. — М.: Наука, 1998. — 544 с. — С. 192.
  6. нем. Hans-Adolf Jacobsen, Helmuth Greiner, Percy Ernst Schramm et al. «Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtfuehrungsstab), 1940—1945», Band I: 1. August 1940 — 31. Dezember 1941 // Bernard & Graefe, Frankfurt am Main, 1965. — 1285 S.
  7. Кайнаран А. В., Муравов Д. С., Ющенко М. В. Киевский укреплённый район. 1941 год: Хроника обороны. — Житомир: Волынь, 2017. — 456 с. — ISBN 978-966-690-210-1.

Ход осады и штурм

Реконструкция Золотых ворот в Киеве

Сбор всех сил состоялся в Вышгороде. 9 марта 1169 года в «Фёдоровы недели» войско подошло к Киеву. Союзники Мстислава Изяславича помощь не прислали, а у него самого не было достаточно сил для полевого сражения. На третий день осады защитники предложили Мстиславу покинуть город, поскольку победить в таком противостоянии не представлялось возможным. Князь вырвался из города и уехал на Волынь. После этого осаждающие войска вошли в город и подвергли его страшному разгрому. В летописи он описан так:

Взятие Киева воспринималось современниками как нечто беспрецедентное: «егоже не было никогдаже», писал суздальский летописец.

Борьба за свободу

Несмотря на то что советские войска смогли занять первые населённые пункты УССР ещё в декабре 1942 года, основные события, связанные с освобождением республики от оккупантов, начались летом 1943-го. Одержав победу на Курской дуге, советские войска развили успех и, преследуя отступающих гитлеровцев, вступили на территорию Харьковщины и Донбасса.


Также по теме «До освобождения дожили единицы»: как холокост в Минском гетто стал образцом жестокости нацистских преступников 21 октября 1943 года фашисты уничтожили около 22 тыс. узников Минского гетто. Общее число погибших здесь людей оценивается в 80—90…

Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция «Румянцев», считающаяся одним из завершающих аккордов Курской битвы, дала возможность советским войскам освободить в конце августа 1943 года первую столицу УССР — Харьков. Проведённая параллельно Донбасская операция позволила отбросить гитлеровцев на 300 км, выйти на линию Днепропетровск — Мелитополь и оставить нацистов без доступа к советским угольным шахтам.

Одним из величайших сражений в отечественной истории стала Битва за Днепр, в которой приняли участие около 4 млн человек. Несмотря на то что нацисты пытались возвести на Днепре мощные укрепления, входящие в так называемый Восточный вал, к концу 1943 года советские войска сумели закрепиться на западном берегу реки, взяли под контроль Киев и создали предпосылки для освобождения всей территории Украины. Всего в 1943—1944 годах в УССР было проведено 15 наступательных операций.

На территории Украины в это время находилась примерно половина всех сил Красной армии — более 40% стрелковых и порядка 80% танковых и механизированных частей. 26 марта 1944 года советские войска вышли к государственной границе СССР с Румынией. А 28 октября того же года в результате Восточно-Карпатской операции территория УССР была освобождена полностью. Ещё месяц после этого продолжались бои на Закарпатье, но оно на тот момент не входило в состав Советской Украины.

Согласно подсчётам советских историков, более 16% личного состава Красной армии составляли военнослужащие украинского происхождения — около 7 млн человек. Кроме того, в тылу у немцев действовали десятки партизанских отрядов, уничтожившие сотни тысяч оккупантов. Своими действиями в ходе «Рельсовой войны» они существенно облегчили наступление Красной армии в Курской битве и Битве за Днепр.

  • Битва за Днепр

В то же самое время в конце 1942-го — начале 1943 года из числа бойцов добровольческой полиции и членов ОУН на Западной Украине были созданы «Украинская повстанческая армия»* (УПА) и дивизия СС «Галиция», участвовавшие в массовом убийстве польского населения и в гитлеровских карательных акциях на всей территории Восточной Европы.

Город мертвых

До начала Великой Отечественной войны население Киева составляло около 846 тысяч человек. Порядка 200 тысяч киевлян мобилизовали в армию, после чего они ушли на фронт – подавляющее большинство погибло. Еще 325-350 тысяч человек эвакуировались вместе с предприятиями и организациями столицы. Только через Киевский транспортный узел было эвакуировано 197 предприятий города, 32 высших и средних специальных учебных заведения, а также НИИ.

Из оставшихся в городе 400 тысяч человек в ноябре 1943 года освободителей встречало лишь 180 тысяч киевлян. Во время оккупации около 100 тысяч человек было вывезено в Германию на принудительные работы. Домой вернулись единицы. А десятки тысяч людей погибли от голода и холода в дни оккупации или попали в число убитых во время чисток по национальному признаку, были расстреляны как заложники. Значительная часть населения бежала в близлежащие села, спасаясь от голодной смерти. В 1945 году численность населения Киева составила 470 тысяч человек. Что произошло в сознании части киевлян сегодня? Почему они забыли нашу общую трагедию и пытаются трактовать историю так, как это выгодно политикам?

Сопротивление частей Красной Армии оказалось намного сильнее, чем предполагал враг. Фото: victorymuseum.ru.

Впрочем, как в далеком военном ХХ веке были киевские подпольщики, проводившие диверсии против нацистского режима, так и сегодня мы можем говорить о здравомыслящих украинцах, ведущих свою опасную борьбу. Так после того, как в прошлом году городской совет Киева решил сменить название проспекта Ватутина в честь одного из лидеров УПА (запрещена в России) Романа Шухевича, также бывшего в рядах немецкой СС, люди вышли на улицы с протестом. О ходе акции рассказывала представитель Института правовой политики и социальной защиты Ирина Бережная. Митинг прошел в Мариинском парке, его организовала киевская Организация ветеранов Украины вместе с Институтом правовой политики и социальной защиты. Среди участников было много ветеранов, собравшиеся проголосовали за то, чтобы направить обращение мэру Киева Виталию Кличко с требованием отказаться от подписи под решением Киеврады «о переименовании проспекта имени Ватутина на Шухевича». Однако петиция была проигнорирована властями Киева, ее просто не рассматривали. А депутат Юрий Сиротюк и вовсе цинично заявил о своей готовности оплатить отправку праха генерала Ватутина в Россию и, более того, предложил СБУ проверить авторов петиции на предмет «антигосударственной деятельности». Разумным итогом, как говорил депутат, должно было стать привлечение составителей требования к ответственности «за пособничество российским оккупантам».  

Что еще? Спустя несколько дней после этого скандального заявления Ирина Бережная погибла в ДТП. Трагический уход молодого и перспективного украинского политика, экс-депутата Верховной Рады, заслуженного юриста Украины взбудоражила общественное мнение. Споры не стихают и сегодня. Не было ли произошедшее убийством? В любом случае следствие не ведется. Как это часто и происходит в новом Киеве. Удастся ли освободить столицу снова? Риторический вопрос мы задаем друг другу на протяжении нескольких лет, с момента государственного переворота на Украине и прихода к власти киевской хунты. И повод для гордости омрачается реалиями сегодняшнего дня.


Фото: globallookpress.com

Результат, анализ потерь

Операция по освобождению Киева характеризуется важными стратегическими и политическими результатами (освобождение Киева) и вполне логично выбранными направлениями ударов в обход Киева (перерезание двух шоссе, ведущих из города на юг и на запад), для осуществления которых было выделено необходимое количество сил. Но тем не менее на тактическом уровне советская сторона оказалась не на высоте. Соотношение потерь указывает на то, что немцы организованно отходили и грамотно вели сдерживающие бои.

Говоря об уроне, понесённом противником, следует упомянуть советские архивные источники. Например, в журнале боевых действий 7-го гвардейского танкового корпуса утверждается, что только во время атаки на Святошино в ночь с 4 на 5 ноября было подбито и сожжено — 16 танков, 6 самоходных орудий, 12 транспортеров, до 200 автомашин, 110 повозок с военным имуществом, уничтожено 830 солдат и офицеров. Потери корпуса — 3 танка, 2 орудия ПТО и 30 человек личного состава. Всего за время операции корпусом уничтожено солдат и офицеров противника — 14 955 человек, захвачено в плен — 1023 человека.

С другой стороны штаб 3-й гвардейской танковой армии составил справку об уничтоженной живой силе и технике врага за период 3—10.11.1943. В документе указываются уничтоженных 229 танков и САУ, 130 бронетранспортёров и бронеавтомобилей, 315 орудий и миномётов и пр. И кроме того 12201 уничтоженных немецких солдат и офицеров, из которых всего 3052 человека пришлись на долю 7-го гвардейского танкового корпуса.

В довершении всего была также составлена справка о пленных и трофеях, захваченных частями 3-й гвардейской танковой армии за период 3-10.11.1943. Их общее число достигло 2546 человек, из них 221 человек пришелся на долю 7-го гвардейского танкового корпуса. В этом же документе сообщается всего о 8 захваченных самоходках и 8 бронемашинах и бронетранспортерах, что сильно диспропорционально по отношению к следующим трём факторам:

  1. к заявленным уничтоженным вражеским танкам и САУ.
  2. к факту поспешного немецкого отхода из Киева: чем быстрее отход, тем в безвозвратных потерях больший процент оставленной техники и брошенного оружия.
  3. к числу немецких танковых дивизий, действовавших на данном участке (7 тд, 8 тд и 20 мд — всего не более 200 танков). В немецкой танковой дивизии по штату 1944 года числилось около 220 танков и 2000 различных автомашин.

Поэтому можно поставить под вопрос и объективность данных об уничтоженной немецкой технике.

Цифра итоговых потерь немцев в боях против 7-го гвардейского танкового корпуса (эквивалентных потере одной полнокровной дивизии) возможно завышена, так как в немецких источниках такая убыль не упоминается. Хотя, для сравнения, даже в послевоенной немецкой мемуарной литературе упоминается о разгроме 25-й танковой дивизии под Фастовом в те ноябрьские дни, которая потеряла далеко не весь свой личный состав, но утратила почти всю свою технику.

Первый удар на Киев

Силы СССР пребывали в тяжелом положении. Враг стремительно наступал и правительство приказало отвести войска шестой армии для организации линии защиты в районе Бердычева. Пятая армия заняла оборону в Коростельском УР (укрепленном регионе). Между этими оборонительными линиями был 60-ти километровый плохо укрепленный участок, где фельдмаршал Клейст и приказал танковой группе начать наступление– в итоге остановить противника, устремившегося к Житомиру, не удалось.

Немецкий пулеметчик в горящем городе Житомир

Стремительным ударом танковых частей немцы прорвали оборону в результате чего 9 июля был завоеван город Житомир. После взятия города враг начал наступление на Киев силами двух дивизий. Спустя два дня начались бои на Киевском укрепительном районе.

Генерал Потапов приказал пятой армии не дожидаться удара Вермахта, а самим перейти в контрнаступление. Немцы были обязаны отражать атаки советских войск, из-за чего после увязли в позиционных боях на несколько недель. Красной Армии удалось сломить стремительное наступление и оттянуть штурм города. Отбивая атаки, немцы ждали подкрепления в лице шестой армии Вермахта.

Во второй половине июля 1941 года,  немцы также начали наступление в районе Винницы. Красная Армия не смогла отбить атаку врага и была вынуждена сдать город. Отступая, силы СССР открыли брешь в фронте в районе города Белая церковь, чем немцы моментально воспользовались. Советская армия начала отступать в город Умань. Немцы же догнали отступающих и загнали тех в так называемый «Уманский котел».


Бои под Уманью 1941 год

Уже на конец июля силы Вермахта были готовы начать наступление на южном направлении – дорога к Киеву была открыта.

Подготовка к Киевской наступательной операции

Операция готовилась в спешке. Киев хотели освободить от немецких войск к 7 ноября, к 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

По приказу Ставки ВГК с Букринского плацдарма должны были тайно переброшены 3-я гвардейская танковая армия, 23-й стрелковый корпус из 47-й армии, 7-й артиллерийский корпус, а также другие стрелковые и артиллерийские соединения. За 8-10 дней перебрасываемые с Букринского плацдарма войска должны были переправиться через Днепр, осуществить форсированный марш на дистанцию 150-200 км, затем переправиться через Десну и второй раз через Днепр, уже на Лютежский плацдарм.

Войска 3-й гвардейской танковой армии, стрелковые и артиллерийские соединения в условиях осенней распутицы совершили сложный марш, передвигаясь ночью или при утренних и вечерних туманах. Благодаря скрытности проведенных маршей и переправ противник не обнаружил перегруппировки войск 1-го Украинского фронта (командующий генерал армии Н. Ф. Ватутин).

Переброска 3-й гвардейской танковой армии с Букринского на Лютежский плацдарм с 24 октября по 3 ноября 1943 года

Советские инженерные части в сложных условиях и за короткий срок навели через Днепр понтонный мост, построили два деревянных моста с настилом ниже уровня воды, почти незаметных для немецкой авиации, и создали две паромные переправы.

Советские саперы наводят переправу с лозунгом «Даёшь Киев!», конец октября 1943 года

Немецкое командование, ожидая очередного советского наступления в районе Лютежского плацдарма, держали оборону между Вышгородом и Пуща-Водица. Основу немецкой обороны составляли полевые дерево-земельные фортификационные сооружения: траншеи, пулеметные и минометные гнезда и ДЗОТы. Три укрепленные полосы обороны располагались на глубину 14 км. Перед первой линией немецкой обороны были установлены противотанковые мины в три ряда, местами закладывались управляемые фугасы. Проволочных заграждений не было. Первую полосу немецкой обороны занимали 208-я, 68-я, 88-я, 75-я и 323-я пехотные дивизии. В глубоком тылу создавались опорные узлы обороны в городах Васильков и Фастов.

Всего в полосе будущего советского наступления немецкая 4-я танковая армия имела около 11 ослабленных пехотных дивизий. В резерве в районе Беличи – Микуличи находились 7-я и 8-я танковые дивизии. Непосредственно город Киев обороняли части 7-го армейского корпуса. На 1 ноября 8-я танковая дивизия имела всего 14 боеготовых средних танков Pz III и Pz IV. Всего 7-я и 8-я танковые дивизии и 2 батальона штурмовых орудий имели около 100 боеготовых танков и штурмовых орудий.

В начале ноября мобильные резервы группы армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Манштейн) находились в нижнем течении Днепра у Кривого Рога и Никополя, где планировался немецкий контрудар.

Для участия в Киевской наступательной операции советское командование предполагало ввести в бой в первом эшелоне 17-20 стрелковых дивизий, 3-4 танковых корпуса и 1 кавалерийский корпус. В наступлении в обход Киева с северо-запада должны были участвовать 38-я армия (21, 23, 50-й и 51-й стрелковые корпуса), 3-я гвардейская танковая армия (6-й и 7-й гвардейские танковые корпуса, 9-й механизированный корпус), 5-й гвардейский танковый и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса. В танковых бригадах 3-й гвардейской танковой армии был некомплект боевой техники, они имели по 10-20 танков. Всего в полосе советского наступления в составе 3-й гвардейской танковой армии и танковых частей и соединений 38-й и 60-й армий было около 450-500 боеготовых танков.

К началу наступления в 1-м Украинском фронте было сосредоточено 675 танков и САУ, около 7 тысяч орудий и минометов и около 700 самолетов. Превосходство советских войск над немецкими в полосе фронта было незначительным: по танкам – в 1,6 раза, по артиллерии – в 1,1 раза. По самолетам превосходства не было. На направлении главного удара (в полосе 38-й армии) советские войска превосходили войска немецкой 4-й танковой армии в пехоте в 3, в танках в 9, в артиллерии в 4,5 раза. На направлении главного удара для огневого обеспечения наступающих войск предполагалось сконцентрировать на узком участке фронта шириной в 6 км свыше 2 тысяч орудий и минометов и около 500 установок реактивной артиллерии («Катюш»).

Советские войска переправляются через Днепр с лозунгом «Даёшь Киев!»

ВЗОРВАННЫЕ ИКОНЫ, КНИГИ, НОТЫ

P.S.

«Через Куреневку в город входили главные части наступавшей армии.

Были они запачканные, закопченные, уставшие, потрясающе родные, знакомые, потрясающе те же самые, что уходили в 1941 году. Шли они не в ногу, мешковатые, с прозаически звякающими котелками. Некоторые, очевидно, вдребезги разбив ноги, шли босиком, неся ботинки перекинутыми через плечо и тяжко ступая красными ногами по земле, уже застывшей от ноябрьских заморозков»26(Анатолий Кузнецов).

«Календарь поэзии» о письмах погибшего в 1943 году поэта

1. Карпов А.Ю. Ярослав Мудрый. М., 2001. С. 155.2. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945. Т. 6. М., 1965. С. 67.3. Кирсанов С. Попутная песня // Кирсанов С. Избранное. М., 1949. С. 160-161.4. Лебединцев А.З., Мухин Ю.И. Отцы-командиры. М., 2004. С. 159.5. Смольников Ф. Воюем! Дневник фронтовика. Письма с фронта. М., 2000. С. 182-183.6. Першанин В. «Мы пол-Европы по-пластунски пропахали…» М., 2010. С. 121-122.7. Vormann N., von. Tscherkassy. Heidelberg, 1954. S. 11.8. Сайер Г. Последний солдат Третьего рейха. М., 2002. С. 259.9. Першанин В. Указ. соч. С. 412.10. Смольников Ф. Указ. соч. С. 187-188.\11. Кобылянский И.Г. Прямой наводкой по врагу. М., 2005. С. 128.12. Дневник немецкого офицера // Военно-исторический журнал. 1991. N 8. С. 22.13. Першанин В. Указ. соч. С. 416.14. Раус Э. Танковые сражения на Восточном фронте. М., 2005. С. 366.15. Драбкин А.В. На войне как на войне. М., 2012. С. 475.16. Цит. по: Федяев О.М. Днепровский десант // Военно-исторический журнал. 1994. N 8. С. 33.17. Драбкин А.В. На войне как на войне. С. 470.18. Драбкин А.В. Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941 — 1942. М., 2007. С. 352.19. Цит. по: Шлыков А. Однажды в Бреслау // Вокруг света. 2002. N 5. С. 138.20. Лебединцев А.З., Мухин Ю.И. Указ. соч. С. 303-304.21. Меллентин Ф. Бронированный кулак вермахта. Смоленск, 1999. С. 362-363.22. Кузнецов А.В. Бабий Яр. Роман-документ. М., 1967. С. 266-267.23. Родин А. «Волга! Волга! Я — Ока!» // Знамя. 1984. N 2. С. 145.24. Архипов В.С. Время танковых атак. М., 1981. С. 146.25. Кузнецов А. Указ. соч. С. 240-241.26. Там же. С. 284.


С этим читают