Танк пантера

Корпус и башня

»Пантера» имела верхнюю лобовую деталь толщиной 80 мм под углом 57° , нижнюю лобовую деталь толщиной 60 мм под углом 53°. Сверху бортовые листы корпуса имели толщину 40 мм под углом 42°, на поздних модификациях толщину увеличили до 50 мм, нижние устанавливались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм находился под углом 30°. На днище корпуса находились технологические люки для обслуживания элементов ходовой и трансмиссии.


Башня приводилась в движение гидроприводом и аварийным ручным приводом. Толщина маски орудия составляла 100 мм, толщина боков и задней части башни 45 мм под углом 25°. Крыша имела всего 17 мм, но уже на Ausf. G её довели до 30 мм.

Боевой дебют

Первая версия Ausf. D отнюдь не привела в восторг немцев, понеся большие потери в Курской битве из-за многочисленных отказов коробки передач и ходовой. А многочисленные Т-34 спокойно заходили с выгодных сторон и расстреливали «Пантер» в тонкую бортовую броню. Однако лобовая броня и пушка доказали свое преимущество. Советские 57 миллиметровые орудия были не в состоянии пробить её, а 76 миллиметровые орудия имели шансы сделать это лишь при очень точном попадании в слабые места и с небольших дистанций.

Зато немецкая 7,5 cm KwK 42 показало себя превосходно, особенно в комплекте с качественной оптикой. Такой тандем легко поражал советские танки с больших дистанций, не обращая внимания на их наклонную броню и хорошую подвижность.

Можно сказать, что боевой дебют получился неоднозначным. С одной стороны, было большие потери из-за ненадежности танка и численного превосходства противника, с другой стороны, она показала, что способна с легкостью расправляться с Т-34 и КВ при правильном применении. Из 200 «Пантер» после Курской битвы лишь 43 остались в боеспособном состоянии. Всего было произведено 842 единицы Ausf. D — первой модификации, которая приняла участие в этом сражении.

Историческая справка

Ирония судьбы, но уязвимые места Пантеры, такие как двигатель и ходовая, как раз бы сгодились на легком танке, что в итоге бы снизило себестоимость производства. И вооружение могло бы сгодиться на другие задачи (автоматические пушки калибра 20 и 30 мм очень полезны против легкобронированной техники) или модернизировать в орудие 7.5cm PAK 50. Несмотря на различные проекты танков-разведчиков, предложенные в 1943-44 годах, на вооружении остались старые чехословацкие Skoda 38(t), а колесный Sdkfz 234 Puma со схожей схемой башни проявил себя с лучшей стороны как полезный танк-разведчик, имеющий гибкий выбор орудий.

Двигатель Maybach HL 230 Р30;

Для того, чтобы закрыть огромную брешь на Восточном фронте, сделанную Красной Армией в июле 1944 года, было спешно сформировано 14 танковых бригад. Лишь семь из них отправили на Восточный фронт. Остальные семь пришлось отправить на запад, поскольку в августе 1944 года союзники начали во Франции успешное наступление. В каждой бригаде с номером от 101 до 110. а также в Fuehrer-бригаде имелось по одному батальону «Пантер». Батальон состоял из штаба (3 «Пантеры») и трех рот, по 11 «Пантер» в каждом (2 при штабной секции и по 3 в трех взводах).

С августа 1944 года бомбардировки союзников стали сказываться на производительности немецких танковых заводов. Производство «Пантер» падало, а потери на фронтах, напротив, росли. Пришлось пойти на сокращение танков в батальонах. Например, в I. Abteilung/Panzer-Regiment73160;10 имел три машины при штабе и 17 «Пантер» во 2-й и 4-й ротах.

В I батальоне танкового полка «Hermann Goering» было 4 «Пантеры» при штабе батальона и по 14 «Пантер» в каждой из четырех рот (две «Пантеры» в штабной секции и по четыре в трех взводах). По той же схеме организовывались 1 батальоны 6-го, 11-го, 24-го и 130-го танковых полков. В этих четырех батальонах все 60 «Пантер» были оснащены приборами ночного видения. Полевые испытания закончились неудачно. поэтому все приборы ночного видения демонтировали и отправили на склад еще до отправки частей на фронт.

После провала наступления на Западном фронте, в феврале 1945 года 8 дивизий (1-я. 2-я, 9-я, 10-я и 12-я дивизия СС, а также 21-я дивизия, 25-я гренадерская дивизия и гренадерская дивизия «Fuehrer»), насчитывавшие в общей сумме 271 танк, были переброшены на восток.

12 февраля 1945 года генерал-инспектор танковых войск приказал 1-й роте 101-го танкового батальона танковой бригады «Fuehrer» начать войсковые испытания прибора ночного видения FG 1250. Десять «Пантер» роты были отправлены в Альтенграбов, для оснащения ноктовизорами. Кроме того, рота получила три SdKfz 251/20. оснащенных ИК-прожекторами BG 1251 (Uhu). 26 марта 1945 года майор Вёльварт и гауптман Ритц доложили о ходе первого ночного боя с использованием ИК-прицелов. Бой прошел успешно, приборы ночного видения оказались достаточно надежны. Получив обнадеживающие результаты, немецкое командование оснастило ИК-прицелами танки в следующих частях:

  • I./PzRgt 6 (3. PzDiv) — 1 марта 10 штук
  • Ausbildungs-Lehrgang Fallingbostel — 16 марта 4 штуки;
  • I./PzRgt 130 (25. PzGrDiv) — 23 марта 10 штук:
  • I./PzRgt 29 (PzDiv Muenchenberg) — 5 апреля 10 штук;
  • 4. Kp/PzRgt 11-8 апреля 10 штук.

За исключением четырех «Пантер», отправленных в Фаллингбостель, все машины, оснащенные FG 1250 (50 штук), участвовали в боях на Восточном фронте.

Наибольшее количество боеспособных «Пантер» было в распоряжении немецкого командования летом-осенью 1944 года. В это время пиковое число боеспособных танков достигло 522 штуки. В то же время Красная Армия располагала несколькими тысячами Т-34, КВ-1, ИС-2 и M4 Sherman. Несмотря на множество локальных успехов, «Пантеры» так и не смогли переломить ход войны.


Ну и что же мы имеем в сухом остатке? Кроме боевых и технических характеристик у любой боевой машины есть ещё и другие характеристики. Такие, как надёжность, ремонтопригодность, ну и самое главное — цена, и вытекающая из неё возможность к массовому производству. Если оценивать голые цифры технических характеристик, то машина выглядит выдающейся, даже статистика боёв с нашими танками говорит в пользу Пантеры. Но вышеперечисленные качества, которые зачастую уходят от внимания простых любителей военной истории, делают её просто аховой. И несмотря на своё техническое совершенство эта машина практически погубила Третий Рейх, оставив его фактически без танков. По этим качествам Пантера не опередила своё время, а скорее запоздала. Она должна была появиться в предвоенный период, и все её детские болезни должны были быть устранены ещё перед войной, а не в критический для Германии момент.

Была ли альтернатива? Я её лично не вижу. Перед войной такая машина появиться не могла. Так как она стала результатом осмысления боёв против Т-34.

Что же нужно было делать Германии? Вероятно, правы те коллеги, которые писали, что единственным правильным действием было бы продолжение модернизации Т-IV. Машины достаточно устаревшей, которая по моему мнению, даже в большом количестве, вряд ли б изменила ход войны.

На конвейере

Изначального немцы планировали выпускать 600 машин в месяц, но такого количества ни разу не удалось достичь. Самым результативным оказался июль 1944 года, в котором было сдано заказчику лишь 400. За все время производство было создано 5976 единиц, из них в 1943 году — 1768, в 1944 году — 3749, в 1945 году — 459. Таким образом, «Пантера» стала вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

К маю 1943 года получилось сделать лишь 200 вместо запланированных 250 единиц, а вот советские войска постоянно получали в свое распоряжение все больше простых и дешевых в производстве Т-34, которые легко доставлялись к линии фронта благодаря небольшим размерам и весу. Тигры и «Пантеры» обладали небольшой дальностью хода, а доставка по железной дороге затруднялась весом и необходимостью снимать с Тигра внешний ряд катков.

Armor

Thick front plate made Panther tank immune to majority of allied AT guns at long range combat

Initial production Panthers had a face-hardened glacis plate (the main front hull armor piece), but as armor-piercing capped rounds became the standard in all armies (thus defeating the benefits of face-hardening, which caused uncapped rounds to shatter), this requirement was deleted on March 30, 1943. By August 1943, Panthers were being built only with a homogeneous steel glacis plate. The front hull had 80 mm of armor sloped back at 55 degrees from the vertical, welded but also interlocked for strength. The combination of a steep slope and thick armor meant that few Allied or Soviet weapons could penetrate this part of the tank.

The armor for the side hull and superstructure (the side sponsons) was much thinner (40–50 mm). The thinner side armor was necessary to keep the overall weight within reasonable bounds, but it made the Panther vulnerable to attacks from the side by most Allied and Soviet tank and anti-tank guns. German tactical doctrine for the use of the Panther thus emphasized the importance of flank protection. Five millimeter thick skirt armor, known as Schürzen, intended to provide protection for the lower side hull from Soviet anti-tank rifle fire was fitted on the hull side. Zimmerit coating against magnetic mines started to be applied at the factory on late Ausf D models beginning in September 1943; an order for field units to apply Zimmerit to older versions of the Panther was issued in November 1943. In September 1944, orders to stop all application of Zimmerit were issued, based on rumors that hits on the Zimmerit had caused vehicle fires.

Panther crews were aware of the weak side armor and made unauthorized augmentations by hanging track links or spare roadwheels onto the turret and/or the hull sides. The rear hull top armor was only 16 mm thick, and had two radiator fans and four air intake louvres over the engine compartment that were vulnerable to strafing by aircraft.

As the war progressed, Germany was forced to reduce or no longer use certain critical alloy materials in the production of armor plate, such as nickel, tungsten, molybdenum, and manganese; this did result in lower impact resistance levels compared to earlier armor. Manganese from mines in the Ukraine ceased when the German Army lost control of this territory in February 1944. Allied bombers struck the Knabe mine in Norway and stopped a key source of molybdenum; other supplies from Finland and Japan were also cut off. The loss of molybdenum, and its replacement with other substitutes to maintain hardness, as well as a general loss of quality control resulted in an increased brittleness in German armor plate, which developed a tendency to fracture when struck with a shell. Testing by U.S. Army officers in August 1944 in Isigny, France showed catastrophic cracking of the armor plate on two out of three Panthers examined.

Все родное

Как уже упоминалось, в мире сохранилось 29 «Пантер», из них 12 — модификации G. Именно такая машина хранится и в Кубинке. Больше всего танков во Франции — аж семь штук, по шесть сохранилось в США и Великобритании.

Оружие Танковый таран: оружие смелых

Проблема в том, что история данной конкретной «Пантеры» неизвестна, и отследить ее практически невозможно. Специалисты из Кубинки ведут изыскания, но пока понятны лишь само собой разумеющиеся факты: это одна из 300 трофейных машин, доставшихся СССР, и изготовлена она не ранее марта 1944 года (в том месяце модификация G пошла в серию) и не в 1945-м (потому что на поздних машинах G была изменена форма маски орудия).

Ходовая часть «Пантеры» конструкции Генриха Эрнста Книпкампа благодаря шахматному порядку опорных катков позволяла танку двигаться очень плавно и равномерно распределять нагрузку на грунт. С другой стороны, сложность конструкции вызывала множественные проблемы при ремонте.

В принципе, можно было бы определить принадлежность машины по ее камуфляжу: у немцев было великое множество камуфляжей, вплоть до того, что вопрос о покраске решал командир подразделения, единого стандарта на это не существовало. Но все трофейные машины безжалостно перекрашивали в зеленый цвет — поэтому изначального камуфляжа не сохранилось. Сегодня «Пантера» покрашена в цвета 5-й танковой дивизии СС «Викинг» (точнее, в одну из разновидностей камуфляжа этой дивизии), но это скорее фантазия реставраторов, чем исторически достоверная реконструкция.

Вот тут-то и кроется уникальность. Собственно, кроме окраски, все в танке — родное. Вообще все, на 99% (заменили разве что истертые поршневые кольца и еще некоторые «расходные» детали). Родная коробка передач, двигатель Maybach HL 230P45, органы управления, магнето, приборы — даже ключ зажигания оригинальный, даже кожа на сиденьях и родное циммеритовое покрытие (обмазка брони). Большинство зарубежных экземпляров отреставрировано более современно — заменены силовые агрегаты, траки, элементы внутреннего пространства. «Пантера» же из Кубинки позволяет точно представить себе, как выглядел танк тогда.

Музейный инвентарный номер рядом с вермахтовским крестом наглядно демонстрирует, что танк — трофейный.

Вообще, если бы не обязательная для музейного экспоната демилитаризация, танк мог бы воевать хоть завтра. Он не просто на ходу — он готов к активным действиям. Работают двигатель и система охлаждения, ничего не подтекает. Конечно, есть определенная усталость металла — все-таки «Пантере» уже без малого 70 лет. Но хорошие условия хранения и очень качественная реставрация сделали свое дело — танк как будто только что с конвейера.

Вооружение

Главное орудие, наводившее страх на противников, 7,5 cm KwK 42 заряжалось вручную и имело электроспуск, требуя полной остановки танка для стрельбы. Ствол пушки имел длину 70 калибров — 5250 мм, вместе с дульным тормозом — 5535 мм. Вес был 1000 кг,а вместе с маской достигал 2650 кг. В башне располагался короб гильзоулавливателя, а ниже, под сидением наводчика, находился воздушный компрессор, продувающий ствол пушки после каждого выстрела.


С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет MG 34, а курсовой находился в лобовом листе корпуса, сначала в бугельной, а позже в шаровой установке.

Так же к бортам башни крепились 90 мм мортиры Nbk 39 для стрельбы дымовыми или осколочно-фугасными гранатами.

Боекомплект основного орудия включал в себя бронебойные снаряды Pzgr. 39/42, подкалиберные Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасные Sprgr. 42. и состоял из всего 79 выстрелов у Ausf D и Ausf А и 82 выстрелов у Ausf G. Боекомплект пулеметов составлял 5100 патронов для Ausf D и Ausf А и 4800 патронов для Ausf G.

Боевое применение танка «Пантера» Ausf. А.

Первые несколько «Пантер» модификации Ausf. А пришли на Восточный фронт в штате 2-го бат. 23- ТП, а 1-й бат. 2-го ТП уже в основном был вооружен «Пантерами» Ausf. А. Батальон прибыл на фронт в октябре 1943 г. Его бросили в бой сходу, прямо с «железнодорожных колес». В рапорте от 20 октября 19843 г. отмечалось: Батальон действовал поротно. Из-за спешности не получилось организовать взаимодействие с панцергренадерами. Зачастую без необходимости контратакуя, отделения танков поддерживали пехоту. Хотя, такое применение танков противоречило основополагающим принципам тактики, ситуация на фронте не давала давала выбора.

Донесения командиров танковых подразделений в принципе повторяли таковые времен Курской битвы. Упоминалось неудовлетворительное знание экипажами материальной части, многочисленные проблемы танка «Пантера» по механической части, низкая тактическая подготовка.

Особо отмечалось плохое качество брони — один раз бортовую броню насквозь пробила пуля противотанкового ружья, другой — снаряд небольшого калибра. Из-за прямого попадания БС в стык верхнего и нижнего бронелиста корпуса лопнули сварные швы. Вновь подразделения «Пантер» преследовали поломки. Поломки «Пантер» обсуждались на самом высоком уровне. Гитлер 1 ноября 1943 г. даже дал указание отправить под Ленинград 60 «пантер» без двигателей и врыть танки в землю супротив Кронштадтских фортов.

Указание Гитлера, в который раз немного подкорректировали: под Ленинград было отправлено 60 нормальных, самодвижущихся, «Пантер». Использовали эти танки в довольно продуктивно. Танки приданы двум авиаполевым дивизиям. Из «Пантер» сделали ДОТ, опорный пункт включал в себя по три врытых рядом танка. На ходу оставили всего десять «Пантер».

К концу декабря возобладал здравый смысл, сохранившие подвижность танки собрали в один батальон и передали в состав 29 ТП, утратившие навсегда подвижность танки остались в ведении штабов авиаполевых дивизий.

Дополнительно, в ноябре 1943 г. на Восток выдвинулись два батальона «Пантер»: 1-й бат. 1-го ТП (71 «Пантера) и 1-й бат. 1-го ТП СС (96 «Пантер»). К концу 1943 г. отправлен еще 1-й бат. 31-го ТП. На 31.12.42 г. в этом батальоне осталось всего девять боеспособных «Пантер», 34 машинам был необходим ремонт, 33 утрачено. В итоге в 1943 г. на Восточный фронт поступило 841 танков «Пантера» модификаций Ausf. D — Ausf. А. На 31 декабря в батальонах Восточного фронта числилось 217 «Пантер», 80 из них сохранили боеспособность, 624 танка (74 %) было безвозвратно потеряно.

Итог боевому применению на Русском фронте в 1943 г. подвел Гудериан в рапорте от 5 марта 1944 г. В нем отмечалось следующее:

  • Дефекты конструкции и технологии производства танка «Пантера» преодолены, машина годит для эксплуатации в условиях фронта. Танк «Пантера» значительно превосходит танк Т-34.
  • Скорость, маневренность, вооружение и бронирование превосходны.
  • Число механических поломок и ресурс двигателя удовлетворительны.
  • Поломок бортовых передач не наблюдается, трансмиссия и рулевое управление надежны.

Как показали дальнейшие события оценка оказалась излишне оптимистичной. Пришла весенняя распутица и сразу возросло количество поломок.

Производство танка «Пантера» Ausf. A 
Месяц «МАN» «Даймлер- Бенц» «МNН» «Демаг»
Август 1943 г. 3
Сентябрь 1943 г. 46 50 45 (8)
Октябрь 1943 г. 104 90 50 (13)
Ноябрь 1943 г. 76 71 75 (10)
Декабрь 1943 г. 114 82 60 (11)
Январь 1944 г. 105 90 75 (8)
Февраль 1944 г. 106 70 90
Март 1944 г. 94 85 90
Апрель 1944 г. 105 100
Май 1944 г. 32 111
Июнь 1944 г. 120
Июль 1944 г. 11
Итого 645 675 830 50
Всего всеми фирмами       2200

SocButtons v1.5

Modules

Guns

Gun Penetration(mm) Damage(HP) Rate of fire(rounds/minute) Dispersion(m/100m) Aiming time(s) Weight(kg)

Price( )

VI 7,5 cm Kw.K. 42 L/70 150/194/38 135/135/175 15 0.35 2.3 1740 53000
V 10,5 cm Kw.K. L/28 64/104/53 350/350/410 7.5 0.55 2.3 2100 28000
7,5 cm Kw.K. L/100 198/244/38 135/135/175 15 0.32 2.3 128570

Turrets

Turret Turret Armor (front/sides/rear)(mm) Turret Traverse Speed(deg/s) View Range(m) Weight(kg)

Price( )

VI Pz.Kpfw. Panther Ausf. G 100/45/45 30 370 7760 13500
VII Pz.Kpfw. Panther Schmalturm 120/60/60 30 380 7745 22300

Engines

Engine Engine Power(hp) Chance of Fire on Impact(%) Weight(kg)

Price( )

Maybach HL 210 TRM P30 35500
Maybach HL 230 TRM P30 54000

Suspensions

Suspension Load Limit(т) Traverse Speed(gr/sec) min Weight(kg)

Price( )

VI Pz.Kpfw. Panther Ausf. A 45 30 15000 15000
VII Pz.Kpfw. Panther Ausf. G 48 32 15000 18200

Советская неожиданность

До 1941 года немецкая бронетехника не имела конкурентов, лишь внезапное появление Т-34 революционной конструкции в июле этого года заставило задуматься о новых танках. Это не было случайностью, поскольку Т-34 обладал отличной подвижностью благодаря широким гусеницам, хорошей и часто рикошетящей броней благодаря большим углам наклона и мощным 76.2 миллиметровым орудием. Совместно с тяжёлыми КВ они буквально перевернули танковые сражения в пользу СССР, демонстрируя полное превосходство над ПЗ-3 и ПЗ-4.

После захвата нескольких трофейных Т-34 в ноябре 1941 года, немецким инженерам была поставлена задача создать ещё более сильную машину.

Armament

The main gun was a 7.5 cm Rheinmetall-Borsig KwK 42 (L/70) with semi-automatic shell ejection and a supply of 79 rounds (82 on Ausf. G). The main gun used three different types of ammunition: APCBC-HE (Pzgr. 39/42), HE (Sprgr. 42) and APCR (Pzgr. 40/42), the last of which was usually in short supply. While it was of only average caliber for its time, the Panther’s gun was one of the most powerful tank guns of World War II, due to the large propellant charge and the long barrel, which gave it a very high muzzle velocity and excellent armor-piercing qualities. The flat trajectory also made hitting targets much easier, since accuracy was less sensitive to range. The Panther’s 75 mm gun had more penetrating power than the main gun of the Tiger I heavy tank, the 8.8 cm KwK 36 L/56, although the larger 88 mm projectile might inflict more damage if it did penetrate.

The tank typically had two MG 34 machine guns of a specific version designed for use in armored combat vehicles featuring an armored barrel sleeve. An MG 34 machine gun was located co-axially with the main gun on the gun mantlet; an identical MG 34 was located on the glacis plate and fired by the radio operator. Initial Ausf. D and early Ausf. A models used a «letterbox» flap opening, through which the machine gun was fired. In later Ausf A and all Ausf G models (starting in late November-early December 1943), a ball mount in the glacis plate with a K.Z.F.2 machine gun sight was installed for the hull machine gun.

Mobility

Lieutenant Colonel Wilson M. Hawkins of the 2nd AD wrote the following comparing the US M4 Sherman and German Panther in a report to Allied headquarters:

«It has been claimed that our tank is the more maneuverable. In recent tests we put a captured German Mark V against all models of our own. The German tank was the faster, both across country and on the highway and could make sharper turns. It was also the better hill climber»

This was backed up in an interview with Technical Sergeant Willard D. May of the 2nd AD who commented:

«I have taken instructions on the Mark V and have found, first, it is easily as maneuverable as the Sherman; second the flotation exceeds that of the Sherman»

Staff Sergeant and Tank Platoon Sergeant Charles A Carden completes the comparison in his report:

«The Mark V and IV in my opinion have more maneuverability and certainly more flotation. I have seen in many cases where the Mark V and VI tanks could maneuver nicely over ground where the M4 would bog down. On one occasion I saw at least 10 Royal Tigers make a counter attack against us over ground that for us was nearly impassible»

Историческая справка

Основная статья: История G.W. Panther

Geschützwagen Panther — проект САУ вермахта на базе танка PzKpfw V Panther. Разрабатывался фирмой Крупп в 1943-1944 году. Был постороен макет САУ. Прототип изготовлен не был.

Несмотря на то, что шасси «Пантеры», как основного боевого танка, рассматривалось в качестве носителя множества артиллерийских и реактивных систем, даже до стадии рабочих чертежей дошли немногие. Но поскольку проектов было много — наиболее интересные из них заслуживают хотя бы краткого освещения. 4 июня 1942 г. фирма «Крупп» получила заказ на разработку 105-мм легкой самоходной гаубицы на шасси танка VK 3002 (MAN). Эта гаубица рассматривалась как многоцелевое орудие, которое должно было занять место аналогичной артсистемы на шасси GW II 1/1 V, изготовленной в 1942 г. и испытанной на Восточном фронте. Орудие в ней устанавливалось в открытой сверху вращающейся башне, спаренной из 20-35 мм листов брони. Несмотря на лучшие характеристики, чем у уже принятых на вооружение штурмовой гаубицы StuH 42 и легкобронированной полевой САУ «Веспе», проект утвержден не был из-за своей высокой стоимости. Разработали инженеры фирмы Крупп и самоходный дуплекс из 150-мм тяжелой гаубицы sFH 18М и 128-мм противотанковой пушки с длиной ствола 61 калибр, но и это семейство не было утверждено Управлением Вооружений, равно как и аналогичные проекты фирмы «Рейнметалл-Борсиг». Основные нарекания на изделия были вызваны отсутствием в них кругового бронирования и опять-таки высокой стоимостью.

Cost

One source has cited the cost of a Panther tank as 117,100 Reichmarks (RM). This compared with 82,500 RM for the StuG III, 96,163 RM for the Panzer III, 103,462 RM for the Panzer IV, and 250,800 RM for the Tiger I. These figures did not include the cost of the armament and radio. In terms of Reichmarks per ton, therefore, the Panther tank was one of the most cost-effective of the German AFV’s of World War II. However, these cost figures should be understood in the context of the time period in which the various AFVs were first designed, as the Germans increasingly strove for designs and production methods that would allow for higher production rates, and thus steadily reduced the cost of their AFVs. For example, another source has cited the total cost of the early production Tiger I in 1942–1943 to be as high as 800,000 RM.

The process of streamlining the production of German AFVs first began after Speer became Reichminister in early 1942, and steadily accelerated through 1944; production of the Panther tank thus coincided with this period of increased manufacturing efficiency. German AFV manufacturers at the start of World War II utilized only heavily labor-intensive and costly manufacturing methods unsuitable for the needs of mass production; even with streamlined production methods, Germany never approached the efficiency of Allied manufacturing during World War II.

История создания тяжелого танка Pz.V «Panther II»

Уже в 1942 году становилось ясным, что новый немецкий тяжелый танк Pz.V «Пантера» несет слишком легкую броню, которая не может эффективно защитить танк от противотанкового оружия, которое появится в распоряжении Красной Армии в следующем году. Попытки усилить броню с помощью навески дополнительных листов столкнулись со значительными трудностями. Фактически, в последний момент возникла серьезная необходимость едва ли не спроектировать новую «Пантеру», несущую более толстую броню!

Проект нового танка называли «Пантера I», а в апреле 1943 года название сменили на «Пантера II». 3 января 1943 года Гитлер во время совещания со Шпеером заявил, что новый танк должен иметь лобовую броню толщиной 100 мм и бортовую броню 60 мм. До тех пор, пока новый танк не будет спроектирован, надлежало выпускать старые «Пантеры».

Тяжелый танк Pz.V «Panther II»

Как можно узнать из рапорта от 22 января 1943 года новая «Пантера» отличалась от старой только толщиной брони и, соответственно, большей массой. Никаких других отличий не предусматривалось.

10 февраля 1943 года в Нюрнберге д-р Вибике (начальник конструкторского бюро MAN) заявил, что в нынешнем виде «Пантера» не отвечает тем требованиям, что предъявляются к танкам, действующим на Восточном фронте. Конструкцию «Пантеры» следовало коренным образом переработать, по возможности использовав узлы, позаимствованные у «Тигра», в том числе рулевое управление, бортовые передачи и др. Ходовую часть и башню также следовало переработать. Новый танк получил обозначение «Panther II», Масса танка должна была возрасти с 35 тонн до 50 тонн и более. Фирма MAN должна была передать сборщикам чертежи в апреле-мае 1943 года. По возможности от дальнейших изменений «Пантеры» следовало воздержаться, чтобы сконцентрироваться на доработке «Пантеры II».


С этим читают