Лидеры эсеров. история партии эсеров. партия социалистов-революционеров

Примечания

  1. «Дело народа», N 191, 10 ноября (28 октября) 1917 г. Цит. по: В. И. Ленин. Сочинения. Третье стереотипное издание. Т. XXII. М., 1929. С. 577
  2. Левоэсеровский мятеж. Измена Муравьева. Крушение антисоветского подполья в СССР. Том 1 (рус.).
  3. Рабинович А. Самосожжение левых эсеров // Россия XXI, 1998. № 1-2. С. 142.
  4. Малашко А. М. К вопросу об оформлении однопартийной системы в СССР. Минск, 1969. С. 182.
  5. Соболев П. Н. К вопросу о возникновении однопартийной системы в СССР // Вопросы истории КПСС. 1968. № 8. С. 30.
  6. Стишов М. И. Распад мелкобуржуазных партий в Советской России // Вопросы истории. 1968. № 2. С. 74.
  7. Леонов Ф. Д. История образования однопартийной системы в советском обществе. Л., 1971. С. 22.

Идеи

В области политической и хозяйственной программы левые эсеры после 4-го съезда партии (сентябрь-октябрь 1918 г.) перешли на позиции, близкие к анархизму и революционному синдикализму (синдикально-кооперативной федерации). По их мнению, промышленные предприятия следовало передать в самоуправление трудовым коллективам, объединенным в общую федерацию производителей. Потребление нужно было организовать через союз кооперативов — местных самоуправляющихся обществ потребителей, так же объединённых в общую федерацию. Экономическая жизнь должна организовываться путём совместных договоренностей этих двух ассоциаций, для чего требовалось создать особые экономические советы, избранные от производственных и потребительских организаций. Политическую и военную власть следовало сосредоточить в руках политических советов, избранных трудящимися по территориальному принципу.

Украинские левые эсеры (Яков Браун, Михаил Шелонин) полагали, что наряду с хозяйственными и политическими советами (выборы туда осуществляются по производственному или территориальному признаку без различия этничности, то есть совместно и смешанно трудящимися всех национальностей) необходимы советы по делам народностей, избранные представителями различных этнических общин трудящихся — евреями, украинцами, русскими, греками и т. д., что по их мнению, особенно актуально для многонациональной Украины.

Каждый человек получал право свободно «записаться» в любую общину по своему выбору — этничность считалась левыми эсерами делом свободного самоопределения человека, результатом его личного выбора, а не вопросом крови. Этнические советы трудящихся, образуя, как бы, третью палату власти советов, должны были заниматься вопросами развития культуры, школ, учреждений, систем образования на местных языках и т. д.

Гершуни

Григорий Андреевич Гершуни был одним из самых активных членов боевого крыла партии эсеров. Он непосредственно руководил исполнениями террористических актов в отношении министра Сипягина, попыткой убийства губернатора Харькова Оболенского и многими другими акциями, призванными добиться народного благоденствия. Он действовал везде – от Уфы и Самары до Женевы, – занимаясь организационной работой и координацией деятельности местных подпольных кружков. В 1900 году его арестовали, но Гершуни удалось избежать суровых мер наказания, так как он, в нарушение партийной этики, упорно отрицал свою причастность к законспирированной структуре. В Киеве все же случился провал, и в 1904 году последовал приговор: ссылка. Побег привел Григория Андреевича в парижскую эмиграцию, где он вскоре и умер. Это был настоящий художник террора. Главным разочарованием его жизни была измена Азефа.


История

После Февральской революции левое крыло партии эсеров, объединившееся вокруг газеты «Земля и воля», выступило с антивоенными лозунгами. На III съезде партии эсеров (май — июнь 1917) левые эсеры образовали так называемую «левую оппозицию», заявив о своих политических разногласиях с ЦК партии. Левые эсеры потребовали:

  • осудить войну как империалистическую и немедленно выйти из неё;
  • прекратить сотрудничество партии эсеров с Временным правительством;
  • немедленно решить земельный вопрос в соответствии с программой партии, передав земли крестьянам.

Мария Спиридонова

В октябре 1917 года левые эсеры вошли в созданный по предложению Л. Д. Троцкого Военно-революционный комитет Петроградского Совета и приняли участие в октябрьском вооружённом восстании; поддержали партию большевиков на II Всероссийском съезде Советов 25—27 октября (7—9 ноября) 1917, отказавшись покинуть съезд вместе с правыми эсерами, голосовали за его решения и вошли в состав ВЦИК — Всероссийского центрального исполнительного комитета.

Правые эсеры отказались участвовать в работе II Всероссийского съезда Советов и не поддержали новую власть. 27 октября (9 ноября) 1917 г. ЦК ПСР, большинство в котором принадлежало правым и центру, принял постановление об исключении из партии «всех принявших участие в большевистской авантюре и не ушедших со съезда Советов». Разногласия внутри партии эсеров постепенно усиливались и привели вначале к образованию фракции левых эсеров, а после октябрьской революции — к окончательному расколу и созданию новой партии. В конце ноября это решение подтвердил IV съезд ПСР. Левые эсеры в декабре 1917 организационно оформились в самостоятельную партию.

В целом поддержав большевиков, левые эсеры, однако, вначале отказались войти в Советское правительство — Совет народных комиссаров (СНК), потребовав создания «однородного социалистического правительства» — из представителей всех социалистических партий. Тем не менее уже в конце 1917 семь представителей партии левых эсеров вошли в СНК, возглавив наркоматы земледелия, юстиции, почт и телеграфов и т. д.

Многие представители партии левых эсеров участвовали в создании Красной армии, в работе Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК). При этом по ряду принципиальных вопросов левые эсеры с самого начала расходились с большевиками.

Разрыв произошёл уже в феврале  — на заседании ВЦИК 23 февраля левые эсеры проголосовали против подписания Брестского мира с Германией, а затем, на IV Чрезвычайном съезде Советов (14—16 марта 1918) — и против его ратификации

Поскольку их мнение не было принято во внимание, то левые эсеры вышли из состава СНК и объявили о расторжении соглашения с большевиками. При этом они продолжали работать во ВЦИК и других советских учреждениях.

Тем временем принятые Советской властью декреты о комитетах бедноты ударили по интересам основной социальной базы левых эсеров — трудового крестьянства. В связи с этим в июне 1918 ЦК партии левых эсеров и III съезд партии постановил использовать все доступные средства для того, чтобы «выпрямить линию советской политики».

На V Всероссийском съезде Советов (4—10 июля 1918) левые эсеры, находясь в меньшинстве (около 353 из 1164 депутатов=30 %), открыто выступили против своих бывших союзников — большевиков. Не получив поддержки, они приступили к «активным» действиям. 6 июля 1918 левые эсеры Яков Блюмкин и Николай Андреев убили в Москве германского посла Мирбаха. Далее руководителями левых эсеров были арестованы несколько большевиков, в том числе председатель ВЧК Дзержинский, захвачен телеграф и главпочтамт (см. Восстание левых эсеров). Это было расценено большевиками как попытка свергнуть советскую власть и послужило поводом для ареста на Съезде левоэсеровской фракции в полном составе (а также представителей всех остальных партий, кроме большевиков).

По иной версии, и как это следует из письма лидера левых эсэров Марии Спиридоновой, убийство Мирбаха было личной инициативой нескольких руководителей эсэров, и никакого восстания не было, а все дальнейшие действия левых эсеров были «самообороной». Однако, большевикам было выгодно использовать убийство посла как повод для разгрома последней оппозиционной партии. Многими историками именно июль 1918 года считается рубежной точкой окончательного формирования в стране однопартийной большевистской диктатуры, так как после июля 1918 года представительство других партий в советах стало ничтожным.

После подавления восстания V Всероссийский съезд Советов принял решение исключить из состава Советов левых эсеров, поддержавших политическую линию ЦК своей партии.

Примечания

  1. «Дело народа», N 191, 10 ноября (28 октября) 1917 г. Цит. по: В. И. Ленин. Сочинения. Третье стереотипное издание. Т. XXII. М., 1929. С. 577
  2. А. Рабинович Самосожжение левых эсеров // Россия XXI, 1998. № 1-2. С. 142.
  3. Малашко А. М. К вопросу об оформлении однопартийной системы в СССР. Минск, 1969. С. 182.
  4. Соболев П. Н. К вопросу о возникновении однопартийной системы в СССР // Вопросы истории КПСС. 1968. № 8. С. 30.
  5. Стишов М. И. Распад мелкобуржуазных партий в Советской России // Вопросы истории. 1968. № 2. С. 74.
  6. Леонов Ф. Д. История образования однопартийной системы в советском обществе. Л., 1971. С. 22.
  7. Во время «большого террора» из лидеров ПЛСР были расстреляны: Б. Д. Камков, В. А. Карелин, А. Л. Колегаев, В. А. Агласов, А. А. Биценко, Ю. В. Саблин. Арестованы в конце 30-х и расстреляны в сентябре 1941 года под Орлом: М. А. Спиридонова, И. А. Майоров.

Газеты, которые издавали эсеры

Какая партия, оказавшись в эмиграции, не имела своего печатного органа? Не стали исключением и социал-революционеры. Ими выпускался целый ряд периодических изданий, таких как газеты «Революционная Россия», «Современные записки», «За народ!» и некоторые другие. В 20-е годы их удавалось нелегально переправлять через границу, и поэтому публиковавшийся в них материал был ориентирован на российского читателя. Но в результате усилий, предпринятых советскими спецслужбами, каналы доставки вскоре оказались перекрыты, и все тиражи газет стали распространяться среди эмигрантов.

Многие исследователи отмечают, что в статьях, публиковавшихся в эсеровских газетах, год от года менялась не только риторика, но и общая идеологическая направленность. Если вначале партийные лидеры стояли, главным образом, на прежних позициях, муссируя всё ту же тему создания в России бесклассового общества, то в конце 30-х годов, они открыто заявляли о необходимости возврата к капитализму.

Казанский эсеровский феномен

Крайне примечательно, что разразившаяся в столицах борьба против левых эсеров, а также антибольшевистская позиция последних была принята отнюдь не во всех частях России. И Казань является здесь более чем ярким примером. Местные левые эсеры, узнав о подписании Брестского мира, отказались от резкой конфронтации с большевиками. Более того, они заявили в передовице основного своего печатного издания — газеты «За землю и волю», что желают остаться верными так называемым идеалам «трудовой демократии». Данный тезис был объяснен следующим образом: левые эсеры Казани соглашались с тем, что подписанный мир ими не поддерживается, однако если им предоставлен выбор с кем быть: с абстрактной «буржуазией» или же с большевиками, то они неизменно выбирают последних, так как этот выбор продиктован идеей верности так называемым «идеалам трудовой демократии». Более того, противостояние в рамках трудовой демократии левые эсеры в Казани считали чем-то преступным, отступлением от идей Интернационала.

Однако читалось в этой передовице и другое мнение, определенное предостережение. Казанские левые эсеры четко определили для себя возможные границы сотрудничества: в случае отступления большевиков от идеалов свершившейся революции и они готовы были перейти в активную фазу сопротивления новым властям. Вот так, весьма причудливо, левые эсеры на местах не поддержали, как бы сейчас сказали, «генеральную линию» собственной партии.

Однако данная тактика в итоге так и не смогла себя оправдать. Большевики, которые никогда не были склоны к какому-либо обсуждению со своими политическими оппонентами положения дел в стране, жестко отреагировали и на выступления левых эсеров.

V Всероссийский съезд советов пошел еще дальше: он решил после восстания исключить из советов всех левых эсеров, которые поддержали линию ЦК своей партии. Удар наносился по левым эсерам и на местах. Доктор исторических наук Сергей Валентинович Стариков очень хорошо описал «оттирание» левых эсеров в Казани от решения проблем с продовольствием в городе в мае летом 1918 года. Дело в том, что левые эсеры предлагали гораздо более эффективный вариант «изъятия лишнего продовольствия», прежде всего в связи с передачей функций изъятия от печально известных продовольственных отрядов непосредственно к главному фетишу эсеровской идеологии — крестьянской общине. И, несмотря на весь внешний демократизм, на самом деле предполагалось в том числе применять силу к тем, кто препятствовал изъятию.

Однако данные действия вызвали в Москве прямо обратную реакцию. Нарком продовольствия товарищ Цюрупа особо отмечал, что казанские левые эсеры прямо поддерживают «мелкобуржуазные» настроения в деревне и препятствуют изъятию у кулаков хлебных излишек, тем самым автоматически потворствуя ущемлениям интересов бедноты.

Нарком продовольствия товарищ Цюрупа особо отмечал, что казанские левые эсеры прямо поддерживают «мелкобуржуазные» настроения в деревне. Фото wikipedia.org


Еще одно обвинение, которое пришло в адрес казанских левых эсеров — сепаратизм, так как они, якобы, напрямую саботировали указания из центра. В дело вмешивается сам Ленин. За неподчинение интересам Москвы он предлагает председателю Казанского губисполкома отстранить местную губернскую продовольственную коллегию. Данное пожелание было вскоре одобрено и осуществлено, а реорганизацию местной продовольственной коллегии поручили члену наркомата продовольствия Малютину. Крестьянская секция губисполкома охотно поддержала решения местного губисполкома и четко встала на позиции левых эсеров, высказав непосредственное согласие с сопротивлением указаний из большевистской Москвы. В результате в конце июля 1918 года, под натиском со стороны центральных властей, левые эсеры были вынуждены передать местные продовольственные дела, причем открыто заявили, что делают это из-за колоссального давления Москвы и не по собственной воле. Во так еще одна, защищающая хоть какие-то интересы крестьянского населения России, идея эсеров не была реализована и была пущена большевиками под нож.

Отношение эсеров к событиям 1905 года

Когда в стране вспыхнула Первая русская революция, лидеры эсеров отнеслись к ней весьма скептически. По их мнению, она не была ни буржуазной, ни социалистической, а являлась неким промежуточным звеном между ними. Переход к социализму, утверждали они, должен осуществляться поэтапно мирным путём, и его движущей силой может стать лишь союз крестьянства, которому отдавалась лидирующая позиция, а также пролетариата и трудовой интеллигенции. Высшим законодательным органом, по мнению эсеров, должно было стать Учредительное собрание. Своим политическим лозунгом они избрали словосочетание «Земля и воля».

С 1904 по 1907 год партией проводится широкая пропагандистская и агитационная работа. Выпускается целый ряд легальных печатных изданий, что способствует привлечению в их ряды ещё большего количества членов. К этому же периоду относится роспуск террористической группы «Боевая организация». С этого времени деятельность боевиков становится децентрализованной, их количество значительно увеличивается, а вместе с тем учащаются и политические убийства. Самым громким из них в те годы стал взрыв кареты московского градоначальника, совершённый И. Каляевым. Всего за этот период насчитывается 233 террористических акта.

Цели

Любая политическая сила действует, руководствуясь программой. В этом документе, принимаемом большинством учредительного съезда, декларируются цели и методы, союзники и противники, главные движущие силы и те препятствия, которые предстоит преодолеть. Помимо этого, указываются принципы управления, руководящие органы и условия членства. Эсеры задачи партии сформулировали следующим образом:

1. Установление в России свободного и демократического государства с федеративным устройством.

2. Наделение всех граждан равным избирательным правом.

3. Декларация и соблюдение прав и свобод совести, печати, слова, союзов, объединений и пр.

4. Право на бесплатное образование.

5. Упразднение вооруженных сил как постоянно действующей государственной структуры.

6. Восьмичасовый рабочий день.

7. Разделение государства и церкви.


Были еще несколько пунктов, но в целом они во многом повторяли лозунги меньшевиков, большевиков и других организаций, так же стремившихся к захвату власти, как и эсеры. Программа партии декларировала те же ценности и устремления.

Общность структуры проявлялась и в иерархической лестнице, описанной уставом. Форма правления партии эсеров включала два уровня. Съезды и Советы (в межсъездовский период) принимали стратегические решения, которые выполнялись ЦК, считавшимся исполнительным органом.

Боевая организация эсеров

Любопытен парадокс, заключающийся в том, что при всех своих призывах к мирному и ненасильственному пути преобразований партия эсеров запомнилась прежде всего своей террористической деятельностью, начавшейся сразу после её создания.

Уже в 1902 году была создана её боевая организация, насчитывавшая тогда 78 человек. Первым её руководителем являлся Григорий Гершуни, затем на разных этапах этот пост занимали Евно Азеф и Борис Савинков. Признано, что из всех известных террористических формирований начала XX века, эта организация являлась самой результативной. Жертвами совершённых актов, становились не только высокопоставленные чиновники царского правительства и представители правоохранительных органов, но также и политические противники из числа других партий.

Кровавый путь боевой организации эсеров был начат в апреле 1902 года убийством министра внутренних дел Д. Сипягина и покушением на обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева. Затем последовал ряд новых терактов, наиболее известными из которых является убийство царского министра В. Плеве, осуществлённое в 1904 году Егором Сазоновым, и дяди Николая II – великого князя Сергея Александровича, совершённое в 1905 году Иваном Каляевым.

Пик террористической деятельности эсеров приходится на 1905-1907 годы. По имеющимся данным, лидер партии эсеров В. Чернов и руководство боевой группы несут ответственность за совершение лишь в этот период 223 терактов, в результате которых было убито 7 генералов, 33 губернатора, 2 министра и московский генерал-губернатор. Эта кровавая статистика была продолжена и в последующие годы.

Борьба честолюбий

Эсерам приходилось соперничать с большевиками в непростой обстановке. Если большевики заблаговременно готовились к тому, что им придется управлять, находясь в меньшинстве (в партии поддерживалась жесткая дисциплина), то у эсеров, имевших возможность опираться на поддержку большинства общества, никакой координации не было. В партии преобладали люди с чувством мелкого честолюбия, хотевшие лишь как можно больше личной власти.

Как Федор Шаляпин вынужден был меняться в 1917 году

Весь период с февраля по октябрь для страны была типична атмосфера острой, непримиримой, но мелкой и непринципиальной борьбы. Доходило до того, что те или иные органы власти, в которых были представлены эсеры, неоднократно вступали в борьбу между собой. Так, завладев в марте-апреле большинством в КОБах, эсеры занялись расширением своего представительства в дореволюционных структурах — земствах и городских думах. Эсеровские КОБы активно вмешивались в работу городских дум и земств, как в Мологе (Ярославская губерния), где местный КОБ выразил недоверие городской думе9. Позднее, летом 1917 года, после выборов в городские думы и земства, на которых эсеры в союзе с меньшевиками обычно одерживали победу, умеренные социалисты переходили в них и там начинали обратный процесс — ликвидацию КОБов10.

Эта борьба расшатывала местную власть. Частые конфликты порождали новые противоречия уже внутри губерний. В провинции разгоралась губернско-уездная борьба и борьба внутри уездов, конфликты проникали и на самый низовой уровень — волостной. Эсеры, усиливая свое влияние в провинции и получая в ней все большие полномочия, разжигали в обществе атмосферу ненависти.

Следствием этой атмосферы стало усиление требований населения о скорейшем проведении социальных реформ. И эсеры оказались жертвой своего двоякого положения. Поскольку почти вся местная власть пребывала под влиянием эсеров, требования народа начинают все чаще обращаться к эсеровской партии: именно эсеры отныне ассоциируются с властью.

И тут перед эсерами возникла серьезная проблема: со стороны складывалось впечатление, что партия, начиная с июля, берет под контроль и Временное правительство — его возглавлял член партии А.Ф. Керенский. В действительности все обстояло иначе. Керенский как глава правительства скорее являлся фактором, отдалявшим партию от центральной власти. В своей деятельности он ориентировался на группу министров-либералов, работавших ранее в контакте с князем Г.Е. Львовым11.

Эсеры одной из причин поражения в 1917 г. считали непредрасположенность Керенского к их партии. Претензии у эсеров к Керенскому копились давно. До осени 1917 года они терпели своеволие этого своеобразного члена своей партии, если не считать маленького эпизода, когда Керенского не пропустили летом в партийный ЦК, забаллотировав его кандидатуру на выборах, проводившихся на III съезде партии12.


Конфликт разразился в сентябре на Демократическом совещании, созванном Керенским для решения вопроса о власти. Тогда руководители партии эсеров во главе с В.М. Черновым предприняли попытку образовать правительство, составленное исключительно из умеренных социалистов. Президиум совещания, состоявший из приверженцев социалистических партий, 20 сентября принял решение о создании однородной социалистической власти — эсеро-меньшевистской, без либералов и большевиков. Предложение одобрили 60 голосами против 5013. Узнав о состоявшемся решении, Керенский заявил, что в случае создания эсеровского правительства, он уйдет в отставку. В ответ лидеры совещания предоставили Керенскому право самому формировать правительство, но демарша не простили и перешли в оппозицию14.

Лидеры «Боевой организации»

Лидерами «Боевой организации» (БО) были Азеф — двойной агент, а также Борис Савинков, оставивший мемуары о данной организации. Именно по его заметкам историки изучали все тонкости БО. В ней не было жесткой партийной иерархии, как, например, в ЦК ПСР. По словам Б. Савинкова, была атмосфера коллектива, семьи. В ней царила гармония, уважение друг к другу. Сам Азеф прекрасно понимал, что одними авторитарными методами не удержать БО в подчинении, он позволял активистам самим определять внутреннюю жизнь. Другие активные ее деятели – Борис Савинков, И. Швейцер, Е. Созонов – делали все, чтобы организация была единой семьей. В 1904 году был убит другой министр финансов – В. К. Плеве. После этого был принят Устав БО, но он никогда не выполнялся. По воспоминаниям Б. Савинкова, это была лишь бумажка, которая не имела никакой юридической силы, никто не обращал на нее никакого внимания. В январе 1906 года «Боевая организация» окончательно была ликвидирована на партийном съезде из-за отказа ее лидеров продолжить террор, а сам Азеф стал сторонником политической законной борьбы. В будущем, конечно, были попытки ее реанимировать с целью убийства самого императора, но Азеф все время нивелировал их вплоть до своего разоблачения и бегства.

Поворотный 1917 год

В это время партия вновь находится на нелегальном положении, в результате чего в ее рядах лишь усиливается раскол. Особо тяжело социалисты-революционеры переживают разразившуюся мировую войну, так как внутри партии, как и у большевиков, возникает раскол в связи с отношениям к боевым действиям. Часть эсеров решает встать на оборонческие позиции, как Фондаминский, Аргунов или Авксентьев, главный же идеолог партии — Виктор Чернов — решает поддержать популистский лозунг мира без аннексий и контрибуций. При этом на территории Российской империи партия социалистов-революционеров практически перестала существовать в связи с тем, что основные ее лидеры проживали на территории нейтральной Швейцарии. В революционном феврале 1917 года лишь отдельные члены партии оказались в имперской столице. Лишь в апреле 1917 года самые известные лидеры эсеров, подобно лидерам большевиков, возвращаются на родину. Среди вернувшихся были и Аксентьев, и Аргунов, и Чернов.

Однако возвращение в Россию не только не означало воссоединение и объединение партии, напротив, внутри эсеров стало ощутимо чувствоваться размежевание на правое крыло, более близкое к народным социалистам и готовое на вхождение в состав Временного правительства, и левое крыло во главе с Камковым и знаменитой Марией Спиридоновой. Цель вторых в 1917 году — создание однородного социалистического правительства, а также участие в работе советов.

Единственное заседание Учредительного собрания. Фото wikipedia.org

Не хочется повторять достаточно азбучные истины по поводу участия части эсеров во Временном правительстве, а также влиянии аграрной программы эсеров на знаменитый большевистский декрет о земле. Гораздо более интересно рассмотреть то, что послужило основой размежевания между левыми эсерами и большевиками после переворота свершившегося в октябре 1917 года.

Следует отметить, что правые эсеры сразу же расценили октябрьский переворот исключительно как действие «преступное» по отношению к «завоеваниям Февральской революции». В связи с резким изменением внутриполитической обстановки внутри страны поменялся и расклад сил в самой партии социалистов-революционеров. Так, если эсеры-интернационалисты стали выступать за однородное социалистическое правительство и за сотрудничество с узурпаторами власти — большевиками, то правые эсеры все больше стали тяготеть к идее народовластия, заключавшейся в том, что партия одерживающая победу на выборах в Учредительное собрание сможет сформировать правительство, наделенное уже не временными, а постоянными функциями. Именно поэтому социалисты-революционеры организуют более чем впечатляющую предвыборную кампанию в Учредительное собрание. Известно, что социалисты-революционеры одержали победу в ходе этих выборов, однако результаты голосования разнились. Главная проблема заключалась в том, что в Москве и Петрограде, а также в тыловых частях голосовали за их противников, в первую очередь большевиков, и, даже, кадетов, тем самым создавая опасность, вскоре, кстати, оправдавшую себя, разгона Учредительного собрания. И, невзирая на триумф выборов, на то, что председателем Учредительного собрания стал Виктор Чернов, судьба этого органа была печальна: 6 января 1918 года он был разогнан, во многом послужив предпосылкой разворачивавшейся в стране Гражданской войны.

Недолго длилась и «любовь» левых эсеров к большевикам. После IV съезда партии социалистов-революционеров, прошедшего в конце ноября — начале декабря 1917 года эсеры-интернационалисты окончательно поняли, что радикалы большевики им ближе, чем бывшие однопартийцы. Однако размежевания в идейном вопросе, а также по проблеме войны и мира все больше росли в левоэсеровско-большевистских взаимоотношениях. Расчетливые большевики, пошедшие на поистине «похабный» Брестский мир с «кайзеровской» Германской империей, теряли кредит доверия в глазах левых эсеров. Постепенно, очень четко и системно удаляя своих политических конкурентов, социал-демократы большевистского образца берутся и за левых эсеров. Перейдя к излюбленной тактике террора эсеры убивают немецкого генерала Эйхгорна в Киеве и немецкого посла Мирбаха в Москве, в результате чего готовят неудавшееся свержение диктатуры большевиков, закончившееся, правда, провалом.

Бюллетени по выборам в Учредительное собрание. 1917 г. Фото предоставлено Госкомитетом РТ по архивному делу


С этим читают