Как генерал паскевич стал эриванским, а армения

Генерал Красовский: мужество и отвага

В этих условиях судьба кампании зависела от стойкости отряда генерала Красовского, прикрывавшего частями своей 20-й дивизии русские тылы. Красовский понимал, что захват Эчмиадзина развяжет руки Аббас-Мирзе и даст ему серьёзное стратегическое преимущество. С другой стороны, имея только 3 тысячи человек, было рискованно вступать в сражение с главными силами персов (около 30 000 человек с многочисленной артиллерией), однако выбора не оставалось. Противники встретились у местечка Аштарак, где персидская армия ожидала русских, которые спешили на помощь своим больным и раненым, запертым в монастыре. Сражение стало самым кровопролитным в войне и замечательно многочисленными подвигами русских войск, вынужденных сражаться в крайне невыгодных условиях (русские были зажаты в теснине и медленно шли под картечью, защищая обоз) и при решительном превосходстве противника. Под Красовским было убито две лошади, ему раздробило ключицу, но он, превозмогая боль, появлялся на самых горячих участках боя, где его присутствие было особенно необходимо.

Несмотря на губительный огонь неприятеля и многочисленные приступы конницы, русским удалось пробиться к монастырю, но тут-то силы оставили многих солдат — изнурённые многочасовым боем, изнывающие от жажды, в постоянной опасности оказаться окружёнными и отрезанными на равнине, солдаты начали поддаваться панике, сбиваться в кучки, а после и вовсе побежали к стенам монастыря. Только ценой неимоверных усилий удалось навести порядок и отразить очередную атаку персидской конницы — помощь оказал гарнизон монастыря, ударивший по неприятелю.

И хотя русский отряд в десять раз уступал числом неприятелю, Красовскому удалось добиться своей цели и спасти русскую базу в Эчмиадзине. Однако победа досталась дорогой ценой. В русском отряде был ранен или убит каждый третий — потери составили 1150 солдат и офицеров. Досталось и иранцам, недосчитавшимся 3 000 человек. Но главным последствием было, конечно, моральное значение победы как для русских, так и для персов. Аббас-Мирза был вынужден отвести свою деморализованную армию за Аракс, не помышляя не только о захвате Грузии, но даже о помощи гарнизонам Эривани и окрестных крепостей.

Эчмиадзинский монастырь. (wikimedia.com)

Паскевич, узнав о масштабе и упорстве произошедшего сражения, спешно отвёл войска от персидской границы, отказался от идеи атаковать Тебриз главными силами и вернулся под стены Эривани. Покорение ханства было тем более приоритетной задачей, что международная обстановка менялась не в пользу России — появилась реальная угроза новой войны с Турцией, для чего было бы удобно овладеть Эриванью и рядом западных крепостей, откуда можно было блокировать Карс и Баязет.

Первой было решено взять крепость Сардарь-Абад ввиду её удобного расположения у турецкой границы. Руководителем осады был назначен герой Аштаракского сражения генерал Красовский, который овладел ею 30 сентября 1827 года всего через несколько дней после начала осадных работ. Следующей целью была Эривань. Русские войска вновь приступили к городу в начале октября, на этот раз серьёзно настроившись захватить этот важный политический центр и военный узел в регионе.

С главными силами Паскевич осадил город, намереваясь в кратчайшие сроки взять Эривань. Гарнизон города был малочислен, однако возглавлял оборону талантливый Гассан-Хан — неутомимый в изобретении всякого рода хитростей и фанатично упрямый, готовый сражаться до последнего солдата. Именно Гассан-Хан стал душой обороны крепости, хотя львиную долю её жителей составляли сочувствовавшие русским армяне, те из них, кто не был насильно выселен заранее.

План осады Эривани. (Потто В. А. Кавказская война. В очерках, эпизодах, легендах и биографиях)

Не рискуя живой силой, Паскевич решил взять город киркой и лопатой. 6 октября русские открыли первую батарею из шести осадных орудий, к 12 октября их число было доведено до 40 стволов. Артиллерия причиняла городу страшный ущерб, а русские, не теряя времени, подводили параллели к самим стенам. Дело шло споро, и силы защитников таяли с каждым днём. В осаде принял участие Сводный гвардейский полк — особое подразделение, которое состояло из провинившихся и разжалованных гвардейцев, призванных собственной кровью искупить участие в декабристских организациях и тайных обществах.

Цитаты[править]

  • «Возмутитель Кази-Магома, по званию своему принадлежащий в духовному классу, видя, что духовенство магометанское с давнего времени утратило выгоды первенствовать в народных делах и решать несогласия между частными лицами посредством произвольных истолкований Корана: ибо власть судная в землях, состоящих под влиянием России, ныне находится отчасти на попечении местного начальства, а отчасти ещё в заведывании самих владетелей и старшин обществ, покровительствуемых правительством нашим, предпринял произвести переворот в пользу духовенства восстановлением вновь шариатов»
  • «…с Турцией Россия не может делать всё, что желает, ибо эта страна необходима для поддержания равновесия политической системы Европы, а Персия нужна только для выгод Ост-Индской купеческой компании, и Европе безразлично, кто управляет этой страной» (весна )
  • «Одна военная сила должна быть принята за первоначальное основание при укрощении племён Кавказских и в особенности Закубанцев. Но для сего временныя победы безполезны. Горцы всегда избегают решительной с нами встречи и ведут войну партизанскую. Только лишая их способов существования постоянным занятием тех пунктов, которые служат ключами их промышленности, можно надеяться заставить их самих прибегнуть к покровительству… Я полагаю, что главнейшия основания и меры к усмирению и покорению Закубанцев должны заключаться в следующем: постоянно занимать войсками одно за другим важнейшие для них пункты, равнины близ гор и выходы рек из ущелий, где находится вся промышленность и все способы их существования»
  • «Жаль Пушкина как литератора, в то время когда его талант созревал, но человек он был дурной» (19 февраля )

«Возвысился сам собою»

Весной 1814 года, после взятия Парижа, 18-летний великий князь Николай был допущен венценосным старшим братом Александром I к победоносной русской армии. На одном из гвардейских разводов император совершенно неожиданно представил брату 32-летнего генерал-лейтенанта и командующего 2-й гренадерской дивизией Ивана Паскевича. И Николай с помощью заслуженного ветерана принялся самым подробным образом изучать прошедшую кампанию. По словам Паскевича, «мы с разложенными картами по целым часам вдвоем разбирали все движения и битвы 12-го, 13-го и 14-го годов».


190 лет назад на свет появилось самое известное стихотворение о дружбе


Так и сдружились пытливый ученик и его наставник. Человек с очень неожиданной по тем временам судьбой. Мать Анна Осиповна зачала его в 15-летнем возрасте, впрочем, мальчик, появившийся на свет в мае 1782 года, вырос крепким, бойким и смышленым. В 11 лет у будущего фельдмаршала случился необходимый тогда «толчок извне» к дальнейшей карьере: дед Григорий Иванович определил его вместе с младшим братом Степаном в Пажеский корпус. Биограф Паскевича А.П. Щербатов считает, что «не особенно трудно было богатому полтавскому дворянину определить в пажи внуков своих — красивых и бойко говорящих по-французски мальчиков». Но что для князя Щербатова в порядке вещей, для семейства Паскевичей, о которых на берегах Невы никто и слыхом не слыхивал, было большой удачей.


А терпеливый Иван воплотил ее в поистине фантастическую реальность, став в 18 лет лейб-пажом и флигель-адъютантом императора Павла, а к 28 годам получив первый генеральский чин за многочисленные отличия в войне с Турцией.


Тот же Щербатов напишет в 1812 году, что Паскевич «возвысился сам собою и придал имени своему почетную известность, без которой не созидаются исторические личности».

Сражение под Елисаветполем

У города русские сосредоточили большую часть своих полевых сил — около 8 тысяч человек регулярной пехоты и конницы и казаков при 22 орудиях. Силы персов оцениваются в 35−60 тысяч человек (первая цифра, вероятно, ближе к истине) в том числе пехоты европейского образца сарбазов — детища самого Аббас-Мирзы — с современной артиллерией. План Аббас-Мирзы был прост — воспользоваться численным превосходством, сковать неприятельские силы в центре, а флангами охватить противника и ударить по нему с тыла. Догадываясь о планах персов Паскевич глубоко эшелонировал русский строй, создав несколько атакующих линий и сильный резерв. Русская армия походила на большое каре, а глубокий овраг перед фронтом должен был задержать наступление неприятеля.

На первых порах Аббас-Мирза сосредоточил свою атаку на левом фланге русских войск. Казаки и татары были быстро рассеяны превосходящим числом противником, однако небольшой овраг спас две роты грузинских гренадёр от угрозы быть раздавленными всей массой неприятеля — конница замешкалась и попала под прицельный огонь пехотинцев и артиллеристов. Вскоре от нападавших не осталось и следа: они бежали, обнажив фланг персидских регулярных войск. Паскевич видя, что ситуация здесь складывается в пользу русских, тут же ввёл в дело конницу резерва — нижегородских драгун. Кавалеристы с яростью обрушились на остатки конницы и персидских сарбазов, охватили их с фланга и рассеяли всё правое крыло врага. Посланный на помощь драгунам батальон Херсонского полка даже не успел принять участия в деле — таким решительным и страшным был удар русских всадников.

Офицер и нижний чин драгунского полка 1820-е. (i.pinimg.com)

Не менее жарким был бой в центре, где два батальона русских пехотинцев и батарея в 12 орудий противостояли главным силам персидской армии — 18 батальонам пехоты сарбаза при поддержке конницы и артиллерии. Несмотря на численное превосходство противника русские умело пользовались местностью, подвергнув неприятеля опустошающему картечному огню. Едва среди персов стало заметно замешательство, как русская пехота ринулась в штыки. После скоротечного боя неприятель начал отступать, а драгуны-нижегородцы, врезавшиеся во фланг сарбазам, заставили неприятеля бежать с поля боя. Исход сражения был решён, несмотря на тяжёлое положение на правом фланге. Противник был рассеян, а Аббас-Мирза с остатками войск бежал за Аракс, оставив на поле боя более двух тысяч человек. В плен взято 1100 человек.

Битва под Елисаветполем поставила крест на планах Тегерана по захвату русского Закавказья и стала первой значительной победой русского оружия в царствование Николая I. Паскевичу была пожалована шпага с бриллиантами и дарственной надписью «За поражение персиян при Елисаветполе», князь Мадатов получил чин генерал-лейтенанта. Потери русских войск составили не более 400 человек, согласно донесению Паскевича.

После сражения активные боевые действия закончились — Аббас-Мирза ушёл в Персию зализывать раны, а Паскевич принялся устанавливать контроль над отпавшими территориями. Исход войны теперь зависел от кампании следующего 1827 года, но стратегическая ситуация была совсем иная, чем год назад. Русские перехватили инициативу в войне и в Петербурге планировали перенести боевые действия на территорию Персии.

Русско-персидская война

19 июля 1826 года персидские войска вторглись в Карабах, сбивая русские сторожи, имея своей целью движение на Тифлис и овладение всей русской Грузией и Азербайджаном. Несмотря на то, что в распоряжении командующего Кавказскими отдельным корпусом Алексея Ермолова — героя Отечественной войны и «проконсула Кавказа» было около 35 000 человек, персидскому вторжению могли противостоять только слабые силы, расквартированные в приграничных крепостях и Елисаветполе (совр. Гянджа) — опоре русского влияния в Карабахе и Азербайджане.

Аббас-Мирза на персидской миниатюре. (e-reading.life)

Только благодаря мужеству и опыту малочисленных русских отрядов удалось сорвать намерения персидского командующего — наследного принца Аббас-Мирзы по быстрому захвату Закавказья. Так уже в самом начале войны отряд полковника Реута (1 700 человек), запершись в крепости Шуша более 40 дней отбивал все атаки главных сил неприятеля. На предложения о почётной капитуляции русские отвечали решительным отказом, несмотря на острую нехватку провианта и припасов. Героическая оборона крепости затормозила темпы наступления персидских войск и позволила взять под контроль ситуацию в регионе.

Дело в том, что Тегеран небезосновательно надеялся при захвате Закавказья на поддержку местной знати, той её части, что была лишена привилегий и влияния после прихода русских. Едва открылись боевые действия, как проперсидская партия подняла восстание в Елизаветполе и, пользуясь отсутствием русского гарнизона, захватила город. Прочие бывшие княжества Азербайджана также отпали от России, лишь в Дагестане удалось сохранить порядок. Дело принимало серьёзный оборот.

Первое крупное полевое сражение войны произошло на дороге на Елисаветполь в самом начале осени 1826 года. К городу направился отряд генерал-майора Мадатова (около 2 000 человек), целью которого было занятие Елисаветполя и помощь осаждённым в Шуше, однако по пути он был встречен 15-тысячным иранским авангардом под командованием Мамед-Мирзы. Персы расположились на удобной позиции у реки Шамхорки — выгнувшись дугой на две версты по фронту, откуда противник мог вести концентрический огонь по наступающим русским войскам. Несмотря на отличную позицию, которую заняли персы, Мадатов избрал наступательную манеру действий — едва войска подошли к реке, был дан приказ к атаке и войска ударили в штыки — персы не выдержали и бежали, несмотря на численное превосходство. Бегство обернулось бойней — русская кавалерия преследовала неприятеля на протяжении более 30 километров, совершенно рассеяв его силы.

Персидские полки нового строя — сарбазы. (i.pinimg.com)

На следующий день 4 сентября 1826 года отряд Мадатова вошел в Елисаветполь, что окончательно поставило крест на планах Аббаса-Мирзы — едва тот заслышал о результатах Шамхорской битвы, как тут же снял осаду Шуши, героический гарнизон которой до последнего дня энергично отбивал все атаки противника, и двинулся на Елисаветполь, рассчитывая разгромить Мадатова и отбить город до подхода Ермолова, однако оказавшись у стен Елисаветполя персидскому командующему пришлось вступить в бой с главными силами Кавказского корпуса под командованием генерала Паскевича.

Примечания[править]

  1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог. Т. 2. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — С. 254, кат. № 7888. — 360 с.о книге
  2. ↑ Паскевич Иван Федорович // Большая энциклопедия русского народа
  3. Епанчин Ю. Л. Николай Николаевич Раевский // Вопросы истории. — 1999. — № 3. — С. 63.
  4. Епанчин Ю. Л. Батарея Раевского // Вопросы истории. — 1991. — № 2‒3. — С. 253, 254.
  5. Немзер А. Дело наше — почти антропологическое // Знамя. — 2013. — № 9.
  6. ↑ Российская история. — 2013. — № 6. — С. 40.
  7. Чернова-Дёке Т. Н. Позиция и роль А. П. Ермолова в становлении немецких колоний в Закавказье // Отечественная история. — 2008. — № 1. — С. 23‒24.
  8. Экштут С. «По манию царя» // Искусство кино. — 2012. — № 3.
  9. Экштут С. Географические фанфаронады // Искусство кино. — 2012. — № 11.
  10. Сошкин Е. «Руслан и Людмила» и Польские восстания 1831 и 1863 гг. в патриотической лирике Пушкина и Тютчева // Новое литературное обозрение. — 2010. — № 5.
  11. Кривопалов А. Граф Е. Ф. Канкрин об обороне западных границ России в 1836 году // Российская история. — 2013. — № 6. — С. 53.
  12. Глава IX. Восточная война // Керсновский А. А. История русской армии в 4 томах. — Т. 2. — М.: Голос, 1993. — С. 125, 126, 146. ISBN 5-7117-0058-8, ISBN 5-7117-0059-6
  13. Дьяков И. Летопись славянства. Народ-мученик // Наш современник. — 2000. — № 11. — С. 191.
  14. Нечкина М. Грибоедов и декабристы. — 3-е изд-е. — М.: Художественная литература, 1977. — С. 587.
  15. Черкасов П. П. Династическая дипломатия в российско-французских отношениях 1856‒1870 годов // Новая и новейшая история. — 2013. — № 1. — С. 187‒188.
  16. Цит. по: Олейников Д. И. Шамиль // Вопросы истории. — 1996. — № 5‒6. — С. 60.
  17. Цит. по: Мясоедова Н. Е. «Обман зрения в Персии» (к истории «Литературной газеты» А. А. Дельвига и А. С. Пушкина) // Русская литература. — 2001. — № 2. — С. 93.
  18. Цит. по: Алоев Т. Х. Военные действия России в Закубанье. 1830‒1831 гг. // Вопросы истории. — 2011. — № 3. — С. 104‒105.
  19. Цит. по: Экштут С. «Мировая закулиса» и странности любви // Искусство кино. — 2007. — № 2.
  20. А. С. Пушкин. Путешествие в Арзрум
  21. Цит. по: Таньшина Н. П. «Заметки о России» французского дипломата барона де Баранта // Новая и новейшая история. — 2010. — № 2. — С. 189.
  22. Цит. по: Глава IX. Восточная война // Керсновский А. А. История русской армии в 4 томах. — Т. 2. — М.: Голос, 1993. — С. 155. ISBN 5-7117-0058-8, ISBN 5-7117-0059-6
  23. Другие события // Новое литературное обозрение. — 2006. — № 78.
  24. Северная радуга (1961) — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  25. Северная радуга // KinoExpert.ru
  26. Смерть Вазир-Мухтара — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  27. Сериал Смерть Вазир-Мухтара (2009) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  28. Щербатов, кн. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич. Его жизнь и деятельность. — . — СПб., 1896. — С. 288.
  29. Медведев Р. А. Из истории Содружества Независимых Государств // Новая и новейшая история. — 2006. — № 5. — С. 180.
  30. Заявление организации Донбасская Русь // Русский Вестник. — 5 ноября 2008.

Генерал Паскевич — полудержавный властелин Николая I

Иван Федорович Паскевич был, пожалуй, главным сподвижником императора Николая по части военных дел — в течение всего царствования императора он всё выше и выше поднимался по служебной лестнице, достигнув вершин славы и почёта. Происходил из семьи запорожских казаков, отец будущего фельдмаршала дослужился до коллежского советника (соответствовал армейскому полковнику) и определил сына Ивана в Пажеский корпус в столице. Далее следует типичная для талантливого юноши карьера — чин в гвардии, участие в Наполеоновских и турецкой войнах, к 1812 году генерал-майор Паскевич уже командир дивизии, хотя ему едва исполнилось 30 лет! Умелое командование и личная отвага способствовали его дальнейшему продвижению — до самого конца царствования Александра I Паскевич, несмотря на неоднозначное отношение к аракчеевской политике, только растёт в чинах.

С воцарением Николая I Паскевич постепенно выдвигается в число первых лиц государства, облеченных наибольшим доверием императора. Этому немало способствовали удачные действия тогда уже генерала от инфантерии Ивана Федоровича Паскевича в Закавказье. Не доверяя Ермолову, Николай Павлович отправил Паскевича в качестве доверенного лица, что предопределило скорое удаление Грозы Кавказа из действующей армии. Прибыв в Кавказский корпус генерал дал смотр войскам и остался совершенно недоволен их строевой выучкой, дисциплиной и выправкой — думается, что в такой характеристике сказывалась неприязнь Паскевича к кавказскому губернатору, передавшаяся от нового императора, и отсутствие специфического кавказского опыта, где стройность линий или начищенность пуговиц имели третьестепенное значение. В предстоящем сражении генерал скептически оценивал шансы русских войск, сомневаясь стоит ли вообще вступать в бой с главными силами персов. И всё-таки он рискнул, поддавшись на уговоры ветеранов кавказских войн, ручавшихся за вверенные войска.

Описание гербов

Герб. Часть XI. № 1.

Герб Светлейшего князя Варшавского, графа Паскевича-Эриванского: Щит четверочастный со щитом в средине. В первой, золотой части, возникающий Императорский Орел, имеющий на груди Московский герб, окруженный цепью ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Во второй, лазуревой части, серебряная хоругвь, на трех, на крест положенных, знаменах, Орловского Князя Варшавского полка. В третьей, серебряной части, красные, зубчатые, с золотыми швами, открытые городские ворота, увенчанные красной, с золотыми швами, башнею, украшенною красными, рогами вверх, полумесяцем (в воспоминание взятия города Эривани). В четвертой, красной части, серебряная, с золотым хвостом, сирена, вооруженная золотым выгнутым мечем и красным, с золотою каймою, щитом, украшенным орлом Царства Польского (в воспоминание взятия города Варшавы). В среднем, золотом щите, имеющий на груди, окруженный цепью ордена Св. Апостола Андрея Первозванного, Московский герб. Щит украшен графскою короною и тремя графскими же коронованными шлемами. Нашлемники: средний — возникающий Императорский Орёл, имеющий на груди окруженный цепью ордена Св. Апостола Андрея Первозванного, Московский герб. Второй и третий — три страусовых пера, среднее — серебряное и крайние — лазуревые. Намёты: средний — чёрный, с золотом, боковые — лазуревые с серебром. Щитодержатели: Гренадер и Кавказский воин. Девиз: «Честь и верность», серебряными буквами на лазуревой ленте. Герб украшен Княжескою мантиею, увенчанною Княжескою же короною..

Герб. Часть X. № 3.

Герб князя Варшавского, графа Паскевича-Эриванского: щит разделен на четыре части. В верхней, правой части щита, в золотом поле, изображен двуглавый чёрный орел, увенчанный короною, на груди коего в красном поле всадник на коне. В левой части, в голубом поле, изображен постамент, яко древний герб дворян Паскевичей. В нижней правой части, в серебряном поле, башня с развалинами крепости, означающими взятие оной, снизу коей надпись: Эривань; в нижней левой части, в золотом поле, в щите красного цвета, изображена сирена, имеющая правую руку вверх подъятую с мечем, а в левой держащую щиток с изображением герба Царства Польского, внизу коего надпись: Варшава. В середине же сих четырех частей щита находится малый щиток, на коем в красном поле изображен увенчанный короною двуглавый черный орел. На щите находится Графская корона, на которой поставлены три шлема с золотыми обручами, из коих средний увенчан короною, на поверхности коей виден чёрный двуглавый с распростертыми крыльями орёл, имеющий над главами корону. Крайние же шлемы увенчаны дворянскими коронами с страусовыми перьями. Щитодержатели: с правой гренадер, а с левой воин в одежде Кавказских народов. Весь щит покрыт мантиею и шапкою, принадлежащими Княжескому достоинству. Под щитом девиз: «ЧЕСТЬ и ВЕРНОСТЬ».

Герб. Часть X. № 14.

Герб графа Паскевича-Эриванского: щит разделен на две половины, в первой половине щита изображен двуглавый чёрный орел, увенчанный короною, на груди коего в красном поле всадник на коне. В нижней, разделенной на две части, с правой стороны в серебряном поле, башня с развалинами крепости, означающими взятие оной, внизу коей надпись: Эривань; с левой стороны, в голубом поле, изображен постамент, яко древний герб дворян Паскевичей. На верху щита положена обыкновенная Графам Российской Империи свойственная корона, на которой поставлены три шлема с золотыми обручами, из них средний увенчан Графскою же короною, на поверхности коей является чёрный двуглавый орел с распростертыми крыльями, имеющий над главами корону; крайние же шлемы увенчаны дворянскими коронами с строусовыми перьями. Намёт на щите золотой, подложенный голубым. Щитодержатели: с правой гренадер, а с левой воин в одежде Кавказских народов. Под щитом девиз состоит из слов: «ЧЕСТЬ и ВЕРНОСТЬ».

ДС Часть 11. № 16.

Герб Иосифа, Степана и Константина Паскевичей (05 июня 1832): в лазуревом щите серебряный постамент для полкового значка. Над щитом дворянский коронованный шлем с тремя страусовыми перьями. Намёт: лазуревый, подложенный серебром.

Мирная жизнь

После оставления службы жил в Гомельской резиденции, которая досталась в наследство от отца.

Во время подготовки крестьянской реформы участвовал в разработке «Общего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости», был членом-экспертом комиссии по крестьянскому делу. За работу по проведению крестьянской реформы 1861 года награждён золотой медалью на Александровской ленте.

После выхода в отставку Ф. И. Паскевич занялся дальнейшим обустройством имения. В 1875 году назначен почётным мировым судьей по Могилевской губернии. В 1888 году указом Александра III присвоено звание почётного гражданина города Гомеля.

В 1870 году в Добруше им было открыто деревообрабатывающее предприятие, через два года перепрофилированное в писчебумажную фабрику.

Умер 16 июня 1903 года. Похоронен в Гомеле в усыпальнице князей Паскевичей. Детей в браке с женой Ириной Ивановной (урожденной графиней Воронцовой-Дашковой) не имел.


С этим читают