Пересвет (город)

Святые витязи

А. С. Хорошев, долгое время единственный наш специалист по истории канонизации русских православных святых, пишет, что местное церковное почитание преподобномучеников Александра Пересвета и Андрея Осляби было установлено вскоре после преставления монахов-воинов в конце XIV века.


Между тем частенько люди недоумевают, отчего монахи, сражавшиеся в битве как простые воины, что кажется теперь, мягко говоря, непривычным, отмечены святостью. Современный отечественный археолог и богослов А. Е. Мусин специально рассмотрел вопрос об участии древнерусского духовенства в битвах. Оказалось, что духовные лица ходили в военные походы ещё со времён св. князя Бориса (первая четверть XI века), а ко временам Пересвета, к XIV в., это стало делом обычным и повсеместным: «… очевидно, что духовенство в средневековой Руси принимало участие не только в боевых походах в качестве пастырей, но и в боевых действиях в качестве воев».

Показательна в связи с этим редактура, внесённая древнерусскими переписчиками в текст ответов Константинопольского патриаршего собора на вопрос сарайского (т. е. ордынского) православного епископа Феогноста (12 августа 1276 г.): «Аще поп на рати человека убиет, лзе ли ему потом служити?» Однозначный ответ, что священнику-воину запрещено святыми канонами совершать церковную службу, древнерусские книжники исправили на прямо противоположный: «Не удержано есть святыми канонами…»

Однако, и в самой Византии в 1453 г., когда турки штурмовали Константинополь, часть городских стен обороняли православные монахи, которым удалось даже отбить турецкий десант со стороны Мраморного моря. Что касается Руси, то и в последующие века монашествующие принимали непосредственное участие в ратных трудах. Так, среди награждённых царём Борисом Фёдоровичем Годуновым за оборону в 1604—1605 гг. Новгорода-Северского от войск Лжедмитрия I есть «Новагородка Северскаго Спасскаго монастыря» чернец Ферапонт, который «из пушок» стрелял, и старец Васка слепой, «который ходил к литовским людем в полки», т. е. на разведку…

Как бы историки и судьба не разводили жизненные пути духовных витязей Куликова поля, тела Пересвета и Осляби упокоились друг подле друга в московском храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове.

Симонов монастырь был основан в 1370 г. на юговосток от Москвы племянником преподобного Сергия Радонежского св. Феодором, духовником великого московского князя Дмитрия Ивановича Донского, а с 1388 г. Ростовским архиепископом (вспомним ростовское предание о пострижении Пересвета). Около 1379 г. монастырь перенесли на новое место, неподалёку от прежнего. Это последнее стали с тех пор называть Старым Симоновым. Интересно, что первым, известным историкам, имущественным вкладом в Симонов монастырь стало само Куликово поле и стоящее на нём село Рожествено, пожалованные обители Дмитрием Донским на помин душ иноков Александра Пересвета и Андрея-Родиона Осляби.

Первый, деревянный, храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы выстроил в Старом Симонове по преданию сам преподобный Сергий Радонежский. На кладбище этого храма и были похоронены монахи-воины. В 1509 г. деревянный храм в Старом Симонове разобрали и выстроили на его месте каменный, дошедший до наших времён. В 1660 г. царь Алексей Михайлович повелел «над благоверными великими отцы над иноком Александром да над иноком Иродионом построить над их гробы палату каменную».

По сообщению любителя древнерусских древностей профессора И. М. Снегирёва (1793—1868), «в царствование Анны Иоанновны, при разобрании старой колокольни (храма Рождества Пресвятой Богородицы, что в Старом Симонове. — Прим. авт.) и при копании рвов для новой каменной трапезы открыт был кирпичный склеп, покрытый надгробными камнями без надписей, длиной 1 ар<шин> 14 вер<шков>. Когда сняты были сии камни, тогда увидели через отверстие гробы духовных витязей».

В 1794 году над находившимися теперь внутри храма могилами Александра Пересвета и Андрея-Родиона Осляби установили плиту белого камня с надписью. 22 апреля 1900 года храм Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове посетили Государь Император Николай Александрович, Государыня Императрица Александра Феодоровна, великий князь Сергий Александрович и великая княгиня Елизавета Феодоровна. Мученики новых времён пришли к преподобномученикам времён прежних…

Молитвословия прпп. Александру и Андрею

Тропарь, глас 1

Во́ини Христолюби́вии, страда́льцы послуша́ния прехва́льнии,/ Алекса́ндре ди́вный Пересве́те и Андре́е Осля́бей имену́емый,/ Се́ргия игу́мена благода́тные насле́дницы,/ Кулико́вския бра́ни ра́тницы духо́внии,/ вы́ бо зми́я ага́рянскаго победи́сте./ Но и на́с свои́м заступле́нием не оста́висте,/ тела́ми в хра́ме Рождества́ Богоро́дицы почива́ете,/ душе́ю в превы́шнем селе́нии пребыва́ете./ Моли́те за ве́сь ро́д ру́сский правосла́вный,// преподо́бнии сро́дницы на́ши.

Кондак, глас 7

На по́ле Кулико́вом ага́рян победи́сте/ и венца́ми сла́вы увенча́стеся,/ преподобному́ченицы Алекса́ндре и Андре́е,/ моли́те Христа́ Бо́га и на́м врага́ ро́да челове́ческаго побежда́ти,/ Правосла́вие храни́ти// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Величание

Ублажа́ем ва́с,/ святи́и преподобному́ченицы Алекса́ндре и Андре́е,/ и чти́м святу́ю па́мять ва́шу,/ во́инов Христолюби́вых наста́вницы// и а́нгелов собесе́дницы.

Третья картина

Это еще менее известная, но мне кажется, весьма любопытная вещь, написанная в 1938 году Маврикием Петровичем Якоби. Вот оно:

М. П. Якоби, «Бой Пересвета и Челубея», 1938.


В отличие от первых двух картин, она написана не в годы войны (хотя многие скажут, что в 1938-м близкая война прямо-таки ощущалась в воздухе). Здесь мы видим классический рыцарский поединок, разве что лошади расходятся не левыми, как было принято на Западе, а правыми боками. Ястребиное лицо Челубея прямо-таки дышит дикой степной яростью, он приник к холке и…

Хотя стоп. Где тут кто? Вертай назад — Пересвет тут справа, а татарин-печенег слева. Это татарина сейчас колют копием в горло. У воина справа русский каплевидный щит и русский же прямой меч на боку, а за спиной его готовятся к схватке явно славянские воины.

Здесь Пересвет изображен отнюдь не высокодуховным иноком. Лицо злое настолько, что в первую минуту его-то и принимаешь за татарина. Последний, изображенный откидывающимся назад, облачен в типично русские доспехи. Его отличает только круглый щит и кривая сабля, а лицо в момент гибели даже какое-то… Одухотворенное, что ли?

Вообще полотен и артов на данный сюжет существует очень много. Всех не упомнишь, обо всех не напишешь. Три упомянутых картины уже давно и надежно являются классикой. Из современных можно назвать, например, картину Дмитрия Березина «Поединок…», написанную совсем недавно — в 2019 году. Она выполнена в стиле реалистической живописи, но там-то как раз Пересвет выглядит монах монахом, и никаких доспехов на нем, в точности как по церковной легенде, нет. Зато злой татарин запакован в броню что твоя черепаха.

Насколько реалистичная такая живопись — увы, судить не мне…)))

Примечания

  1. ↑ . Мособлстат. Дата обращения 20 апреля 2020.
  2. .
  3. . Дата обращения 2 января 2014.
  4. . Федеральная служба государственной статистики. Дата обращения 18 августа 2013.
  5. . Дата обращения 31 мая 2014.
  6. . Дата обращения 16 ноября 2013.
  7. . Дата обращения 2 августа 2014.
  8. . Дата обращения 6 августа 2015.
  9. (31 июля 2017). Дата обращения 31 июля 2017.
  10. . Дата обращения 25 июля 2018.
  11. . Дата обращения 31 июля 2019.
  12. с учётом городов Крыма
  13. (RAR-архив (1,0 Мб)). Федеральная служба государственной статистики.
  14.  (недоступная ссылка). Дата обращения 12 января 2015.
  15.  (недоступная ссылка). Дата обращения 12 января 2015.
  16.  (недоступная ссылка). Дата обращения 12 января 2015.
  17.  (недоступная ссылка). peresvethotel.ru. Дата обращения 8 декабря 2015.

Александр Пересвет и Андрей Ослябя

 Александр Пересвет и Андрей Ослябя – воины-схимники. Когда Великий Князь Димитрий Иоаннович перед своим походом на Мамая посетил обитель преподобного Сергия и получил от угодника Божьего благословение на борьбу с полчищами врага, то он просил у преподобного, как бы в залог обещанной ему милости Божией, отпустить с ним сих двух бояр-иноков. Из них Александр Пересвет был прежде боярином Брянским, а Андрей Ослябя – боярином Любецким. Их мужество, мудрость и искусство воинское были ещё в свежей памяти: до принятия монашества оба они славились как доблестные воины, храбрые богатыри и люди очень опытные в военном деле. Вот этих-то иноков-богатырей и просил в свои полки Великий Князь у преподобного Сергия: он надеялся, что эти люди, всецело посвятившие себя Богу, своим мужеством смогут быть примером для его воинства и тем самым сослужат ему великую службу. И преподобный не задумался исполнить просьбу Великого Князя, на вере основанную: он тотчас же повелел Пересвету и Ослябе изготовляться на дело ратное. С радостию приняли доблестные иноки повеление своего любимого старца игумена, а он приказал им в замену лат и шлемов возложить на себя схимы, украшенные изображением Креста Христова: “Вот вам, дети, оружие нетленное, – говорил он им, – да будет оно вам вместо щитов и шлемов бранных”. Поручая их Великому Князю, святой старец сказал ему: “Вот тебе, возлюбленный княже, мои оруженосцы и послушники!” А им сказал: “Мир вам, возлюбленные о Христе братья! Мужайтесь, яко доблии воины Христовы! Приспело время вашей купли”.Наступил грозный час битвы, которая должна была решить участь тогдашней России. В самый полдень 8 сентября 1380 года оба войска сошлись лицом к лицу при устье реки Непрядвы… Вдруг с татарской стороны выехал вперёд богатырь огромного роста, крепкого сложения, страшной наружности: звали его Челубей, а родом был он печенег. Тщеславный своею силою, подобно древнему Голиафу, грозно потрясал он копьём и призывал на единоборство кого-либо из русских витязей… Страшно было смотреть на великана этого, и русские думали про себя: “Ах, если бы нашёлся кто-нибудь из наших, который бы поразил бы его!” И хотя много было среди них витязей, но никто не решался сам вызваться добровольно на такой подвиг…Прошло несколько минут томительного ожидания, и вот из полка Владимира Всеволодовича выступает один из Сергиевых иноков, его усердный послушник, схимонах Пересвет Александр… Пламенея ревностью по вере Христовой и любовию к дорогой Родине, он не стерпел поношения от дерзкого татарина всему воинству православному, выехал вперёд и, обратившись к Великому Князю Димитрию Иоанновичу и к другим князьям, сказал: “Не смущайтесь этим нисколько; Велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас никого, равного себе витязя; но я желаю с ним переведаться, я выхожу противу его во имя Господа Сил! Готов воспринять венец Царства Небесного!”Вместо брони и шлема Александр облечён был в схиму Ангельского образа (так благословил его преподобный Сергий); на сей одежде, на челе, на груди и назади было нашито знамение воина Христова – Крест Господень. Доблестный инок-воин, выходя на единоборство, окропил себя св. водою; простился со своим собратом Андреем Ослябею, с Великим Князем, со всеми вождями и воинством православным и громко воскликнул: “Отцы и братие! Простите меня, грешного!”- “Бог тебя простит, благословит и молитвами отца Сергия да поможет тебе”, – было ему всеобщим ответом. Все были тронуты до слёз самоотвержением инока; все молили Бога, да поможет ему, как древле Давиду на Голиафа. А он, в одном схимническом одеянии, без лат и шлема, вооружённый тяжёловесным копьём, подобно молнии устремился на своём быстром коне против татарина. Раздались громкие восклицания с той и другой стороны; оба витязя сближаются, ударяют друг друга тяжёлыми копьями столь громко, столь крепко и сильно, что, казалось, потряслось самое место битвы, и – оба богатыря упали мёртвыми на землю!..*После победы на поле Куликовом Великий Князь приказал перевезти тело мученика-героя в Москву, а преподобный Феодор, ученик и племянник преподобного Сергия, пожелал похоронить его в своей Симоновской обители. Андрей Ослябя остался невредим** после битвы с татарами: в 1398 году Великий Князь Василий Димитриевич посылал его в Царьград с милостынею.Он погребён рядом со своим соратником, Александром Пересветом, у Рождества на Старом Симонове. * По некоторым сведениям после удара Челубей свалился с коня замертво. Александр Пересвет удержался в седле и смог доехать до своих позиций, где и умер на руках товарищей. Что повергло в ужас татар и очень вдохновило русских воинов.** По другим данным Андрей Ослябя погиб в этом сражении.

Поединок Пересвета с Челубеем Васнецов. Правда о схватке Пересвета и Челубея

То, что не написано в житиях

Недавно на собеседовании у Святейшего Патриарха я обратил внимание на картину, висящую в его приемной. Это был подлинник картины Павла Рыженко «Победа Пересвета»

На полотне изображена знаменитая схватка непобедимого татаро-монгольского богатыря Челубея и нашего Александра Пересвета — монаха, который по особому благословению преподобного Сергия Радонежского вышел со своим собратом Андреем Ослябей на бой на Куликовом поле.

Великая мудрость и прозорливость замечательного русского святого, преподобного Сергия, проявилась в самой сути этой схватки. Это была битва сил света и сил тьмы. И это вовсе не образное выражение, а самое существо событий, произошедших 8 сентября 1380 года.

Когда мы стояли перед этой картиной, один из игуменов Троице-Сергиевой лавры рассказал нам такую историю. В лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями и боевыми искусствами. Когда началась перестройка, он с друзьями решил поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное: все-таки это тибетская национальная духовность. Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам. Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет». Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духов¬ные события. Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей.

Оказывается, Челубей был не просто опытным воином и богатырем — это был тибетский монах, прошедший подготовку не только в системе боевых искусств Тибета, но и освоивший древнейшую практику боевой магии — Бон-по. В результате он достиг вершин этого посвящения и обрел статус «бессмертного». Словосочетание «Бон-по» можно перевести как «школа боевой магической речи», то есть искусство борьбы, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих сущностей потустороннего мира — демонов (бесов). В результате человек впускает в себя «силу зверя», или, проще говоря, превращается в единое с демоном существо, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти не сможет освободиться от этих жутких посмертных объятий сил тьмы.

Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких, избранных духами, воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом — чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.


На известной картине В. М. Васнецова оба воина изображены в доспехах, что искажает глубинный смысл происходившего. Павел Рыженко написал этот сюжет вернее: Пересвет на схватку вышел без доспехов — в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Поэтому он и сам получил тяжелую рану от Челубея. Но «бессмертного» он убил. Это вызвало полное замешательство татарского войска: на их глазах произошло то, чего в принципе не может быть. Нарушился привычный ход вещей и пошатнулись незыблемые законы языческого мира.

Поединки и Куликовская битва

14 век был сложным для русской земли. Золотая Орда истязала ее татаро-монгольским игом. Московское царство укреплялось, объединяя силы, и нескольким князьям удалось противостоять обидчикам. Этим они внушили веру сподвижникам, готовым бороться с несправедливостью. В 1376 году Орду начали оттеснять к югу. Войска стягивались отовсюду, чтобы дать отпор.

Миниатюра «Сергий Радонежский благословляет Пересвета перед Мамаевым побоищем» / Википедия

Дмитрий Донской посетил монастырь, где служил известный Сергий Радонежский. Там же проживал Александр Пересвет. Князь нуждался в духовной поддержке. За ней он приехал к праведнику, который отдал в помощь двух монахов, благословив на ратное дело. Игумен рассчитывал, что иноки сумеют вдохновить войско. Монах провел богослужение и постриг в великую схиму Александра Пересвета и Андрея Ослюблю. Дав высший церковный чин, Радонежский отпустил братьев бороться за правое дело.

Мужчины были немолоды, но обладали силой, опытом и знаниями о воинском деле. Духовная мудрость делала их настоящими богатырями.

Александр Пересвет. Художник Павел Рыженко / Павел Пыженко

Сражение состоялось 8 сентября 1380 года. Русское войско переправилось через Дон. По подсчетам, оно насчитывало 40-60 тыс. человек. Московский полк, в котором состоял Пересвет, был главной силой. Накануне состоялся боевой смотр, а утром было принято построение. Перед битвой на Куликовом поле Пересвет совершил обряд богослужения в отшельнической келье часовни Дмитрия Солунского, построенной в 4 веке. Впоследствии там основали Димитриевский Ряжский монастырь. Завершив молитву, инок оставил свой яблоневый посох в келье и покинул обитель.

Сражения ждали несколько часов, по истечении которых со стороны леса вышел противник. В те времена битва начиналась с поединка лучших воинов с каждой стороны. В соответствии с правилами он шел до смерти одного из соперников. Некоторые войны ограничивались победой в поединке и заканчивались без больших потерь

Это событие имело важное значение для присутствующих, так как давало психологический настрой

Документальный фильм «Пересвет и Ослябя: что не укладывается в официальную историю?»

Русские сделали представителем Александра Пересвета. Со стороны татар ему противостоял знаменитый воин-поденщик Челубей, любимец хана Мамая. Он был сильнейшим и хитрейшим противником из числа нанятых ордой. Его внешность описывали, ссылаясь на рост в 5 сажен. По легенде Челубей был воином, придерживавшимся сектантского верования: поклонения космосу, а точнее, стихиям, духам и эфирам, которые он таит. Среди единомышленников воин занимал одно из первостепенных мест. Поэтому его часто выставляли на поединках. Челубей был олицетворением силы, увеличенной духом и божьей волей.

До битвы на Куликовом поле богатырь не знал поражений и был известен метким броском копья. В ходе поединка соперники выехали навстречу друг другу на конях и, выставив копья вперед, помчались во весь опор. В решающий момент столкновения Пересвет и Челубей одновременно вонзили друг в друга оружие, но русскому воину удалось дольше продержаться в седле, и это ознаменовало победу.

Поединок Пересвета с Челубеем. Картина Виктора Васнецова / Википедия

По одному из поверий Пересвет специально не надевал доспехов, сознательно принеся себя в жертву. Зная о хитрости врага и удлиненном копье, он понимал, что быстро окажется поверженным, а клинок легко пронзит его, дав возможность дотянуться до Челубея. Защищаемый одним лишь православным крестом и монашеским одеянием, витязь победил и пал, добравшись до соратников. Причиной смерти стало глубокое ранение.

Победа Пересвета укрепила дух воинов, и им удалось обратить татар в бегство. Тысячи представителей вражеской стороны были убиты. Сражение сыграло большую роль в противостоянии Орде. Оно мотивировало русских князей сплотиться в борьбе за родину. Куликовская битва послужила отправной точкой в свержении татаро-монгольского ига и освобождении Руси.

Участие в Куликовской битве

Согласно житию преподобного Сергия Радонежского, перед Куликовской битвой князь Димитрий в поисках духовной поддержки отправился к нему в монастырь за благословением. Татары в то время считались непобедимыми, а имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси. Благословение такого человека должно было вселить надежды во всех воинов. Преподобный Сергий благословил не только князя, но и, согласно автору Сказания о Мамаевом побоище, жившему в XV веке, двух иноков, хорошо знающих военное искусство, Александра Пересвета и брата его Андрея Ослябу. Историк А. Л. Никитин считает, что этот эпизод, скорее всего, является вымышленным, как и поединок Пересвета с Челубеем, и его иночество. Так, в тексте «Задонщины» можно видеть, что Пересвет, будучи жив во время битвы, на поле «поскакивает на своём добром коне, а злачёным доспехом посвельчивает», когда уже «иные лежат посечены».


Сергий Радонежский благословляет Пересвета перед Мамаевым побоищем. Миниатюра Летописного свода Ивана Грозного

Яблоневый посох Пересвета, хранится в музее-заповеднике «Рязанский Кремль»

По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского, где впоследствии был основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от г. Скопина. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. После революции 1917 года этот посох находится в краеведческом музее г. Рязани.

Согласно тексту Сказания о Мамаевом побоище, перед началом Куликовской битвы Пересвет участвовал в традиционном «поединке богатырей». Со стороны войска Мамая ему противостоял богатырь Челубей (по другим версиям — Челибей, Темир-Мирза либо Таврул). По преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной выучки. Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком, которого люди Мамая наняли специально для подобных поединков. Оба противника были на конях, вооружение составляли копья. «И ударились крепко копьями, едва земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались».

Существует также другая версия поединка, согласно которой копьё мастера конных поединков Челубея было значительно длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой схиме (монашеская накидка с изображением креста, надевается поверх монашеской одежды). Сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам, что и произошло в бою. Челубей был убит и вывалился из седла. Пересвет же, получив смертельную рану, продолжал оставаться в седле, доехал до строя русского войска и только там умер, или верный конь вынес к своим умершего по дороге, но остававшегося в седле победителя.

Сразу после гибели поединщиков началась сама битва — конница Мамая атаковала передовой полк русских войск.

Поединок

Пред началом битвы два самых сильных воина от каждой стороны должны были сразиться между собой.

Это был ритуальный поединок, результат которого расценивался обеими сторонами как знамение, предсказывающее исход битвы.

На поле боя вышли два воина, два монаха…

Схимник Александр Пересвет и «бессметный» воин-маг Челубей…

Поединок предполагал бой на копьях верхом на лошадях.

Оба воина были одеты в доспехи и готовились к сражению.

Однако, вопреки логики, перед началом поединка Александр Пересвет откладывает в сторону щит, снимает с себя доспехи и остается лишь в монашеском облачении (схиме расшитой крестами), подаренной ему преподобным Сергием Радонежским.

Пересвет берет в руки копье, садится на коня и едет навстречу Челубею…

Алексей Попович

В.М. Васнецов, работая в течение почти двух десятилетий над своей эпохальной картиной «Три богатыря», естественно, не особенно вникал в историческую и хронологическую правдивость своего произведения. Вряд ли ему не было известно, что изображаемые им витязи (точнее, их прототипы), относимые историками к группе «младших» богатырей, жили в совершенно разных столетиях: Добрыня Никитич – в X-ом веке, Илья Муромец – в XII-ом, а Алеша Попович – в XIII-ом веке. Именно, о последнем и пойдет речь, поскольку из всей троицы как раз ему и досталась судьба противостоять татаро-монголам. Подвиги младшего из знаменитой троицы (его прототипом был, по мнению слависта И. Л. Лося – Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона СПб., 1890—1907., статья «Богатыри» — рязанский боярин Олеша Попович) нашли отражение в Никоновской летописи, по версии которой богатырь был в числе дружинников Всеволода Большое Гнездо, а затем и Константина Всеволодовича, его сына, которому помог в 1216 году выиграть Липецкую битву. После смерти Константина Попович отправился в Киев, где и служил Мстиславу Старому вплоть до битвы на Калке. Именно там 31 мая в 1223 году и сложил голову былинный богатырь. По мнению же Б. А. Рыбакова, прототипом Поповича послужил Ольбег Ратиборович, дружинник Мономаха, участвовавший в убийстве хана половцев Итларя (в былинах упоминается как «Идолище поганое»)

Обращает на себя внимание полная уверенность практически всех историков в существовании ставшего прообразом Алеши Поповича реального богатыря


С этим читают