«оставшиеся в живых находятся перед вами»: как сложилась судьба уцелевших в бою на 12-й погранзаставе в таджикистане

«В ружье!»

Атака началась около четырех часов утра и оказалась бы совершенно неожиданной, если бы несшие службу дозорные не заметили подбирающегося врага. После этого застава была поднята по команде «В ружье!», а боевики открыли плотный огонь с господствующих высот. Прежде всего они уничтожили главную огневую силу заставы — боевую машину пехоты, а потом перенесли огонь на строения и бежавших занимать свои позиции пограничников.


Руины зданий 12-й заставы Московского погранотряда, оставшиеся после нападения боевиков 13 июля 1993 года

Одним из первых погиб командир заставы старший лейтенант Михаил Майборода, которому тремя днями ранее исполнилось 25 лет. Он оказался ближе всех к станковому гранатомету, стоявшему у входа на заставу, и открыл из него огонь по боевикам. Те быстро забросали офицера гранатами, тяжело ранив его. Старший лейтенант только успел сообщить по рации своему заместителю, лейтенанту Андрею Мерзликину, что передает ему командование, как получил второй осколок в поясницу, который и стал смертельным.

Отражать атаки боевиков пограничникам пришлось в дыму и пламени: первыми выстрелами реактивных снарядов из гранатометов и снятых с вертолетов пусковых установок были подожжены практически все постройки заставы. Хуже всего оказалось то, что нападавшие сумели оттеснить защитников заставы от склада боеприпасов: пришлось отбиваться только тем, что было в подсумках и магазинах. В итоге на прорыв к идущей на подмогу резервной группе оставшиеся в живых пограничники пошли, пополнив свой боезапас из последнего цинка с патронами, который хранился под кроватью у лейтенанта Мерзликина и который ценой собственного ранения вытащил из уже горящего дома офицерского состава пограничник Мирбако Додокалонов. Как признавался потом Андрей Мерзликин, «если бы не он, нам определенно был бы кирдык. Распределили все поровну. Позже, когда уже вышли, я подсчитал — на каждого осталось по семь патронов».

Рядовой Иван Филькин (третий слева в верхнем ряду) среди товарищей по 12-й заставе. Получивший несколько десятков пулевых ранений, он до последнего защищал свой участок обороны. Посмертно удостоен звания Героя России

Команда «Отходим!» прозвучала на исходе одиннадцатого часа боя. Прикрывать товарищей вызвались несколько тяжелораненых пограничников — и выполнили задачу ценой своих жизней. К этому времени резервная группа только-только сумела уничтожить охранявших заминированный участок дороги душманов, снять мины и двинуться в сторону 12-й заставы. На подходе к ней они и встретились с отошедшими пограничниками.

В полседьмого вечера резерв Московского погранотряда вошел в кишлак Саригор, а в десять минут девятого, подавив сопротивление душманов минометным и танковым огнем, занял и руины 12-й пограничной заставы. То, что увидели там пограничники, ужаснуло даже бывалых бойцов. Захватив заставу, моджахеды принялись добивать раненых и издеваться над телами погибших. Так, тяжелораненому кинологу сержанту Владимиру Елизарову отрезали голову и бросили в вольер к его подопечным, а у его мертвых товарищей срезали кожу и выкололи глаза…

Первый памятник защитникам 12-й заставы, поставленный на ее руинах пограничниками Московского погранотряда, середина 1990-х годов

Предыстория

После распада Советского Союза на таджикско-афганской границе осталась группировка войск бывшего Краснознамённого Среднеазиатского пограничного округа (КСАПО) КГБ СССР. В сентябре 1992 года на её базе была создана Группа Пограничных войск России в Республике Таджикистан.

Российским пограничникам в Центральной Азии пришлось нести службу в условиях дестабилизации военно-политической обстановки в регионе. В 1992 году в Таджикистане развернулась гражданская война. Напряжённой оставалась и сложившаяся после свержения режима Наджибуллы обстановка в соседнем Афганистане. С весны 1993 года боевики таджикской оппозиции при поддержке афганских душманов (моджахедов) неоднократно пытались совершить прорыв границы.

Акция против 12-й погранзаставы «Сари-гор» была спланирована как возмездие за предыдущие неудачные нападения на пограничные заставы Московского погранотряда (назван по названию посёлка Московский в котором дислоцировался). Всего к участию в ней привлекалось 200—250 боевиков в составе 14 боевых групп вооружённых 2 минометами, 4 безоткатными орудиями, 5—6 переносными реактивными установками, 30 ручными гранатометами, 10—12 пулемётами под общим руководством командира 55-й пехотной дивизии Исламской Республики Афганистан — этнического узбека Кази Кабира (Мохаммад Кабир Марзбон). Силы нападавших возглавлял афганский полевой командир Кари Хамидулло. Сообщается, что одной из групп, участвовавших в нападении, командовал никому не известный в то время Хаттаб. На заставе находилось 47 российских военнослужащих и 1 гражданский (средний брат начальника заставы Иван Майборода, формально не являвшийся военнослужащим, но живший и нёсший службу на заставе в качестве условно говоря «волонтёра»), а также одна боевая машина пехоты. Начальником заставы был старший лейтенант Михаил Майборода.

«Я не всегда верю людям, которые начинают рассказывать, как что-то повлияло на них коренным образом»

— Отставки в руководстве после тех событий — командующего Погранвойсками РФ Владимира Шляхтина и министра безопасности Виктора Баранникова — что они значили? То, что можно было избежать этих потерь, что была признана их ошибка?

— Трудно сказать, ошибка это была, не ошибка. Тут скорее совокупность всех факторов, которые сыграли тогда злополучную роль. Была выгородка вокруг заставы, но она не работала, и басмачи об этом знали. С учётом радиоперехвата была информация, что идёт нападение на 10-ю или на 11-ю заставы. Поэтому резерв изначально выдвинулся туда. Когда уже поняли, что это ошибка, и попытались связаться с нами, проводная связь была обрезана.

Сыграл свою роль и фактор удалённости: ближайшая к нам 13-я застава — в 25 км. 11-я застава вроде бы рядом, но там 42 км и двое суток пути по горам. И накануне этих событий приходили боевики, встречались с разведчиками. Уверили, что они будут защищать нас от ваххабитов. Кто-то поверил, кто-то нет.

— Где похоронены погибшие? На месте, где была застава, сейчас есть памятник.


— Все похоронены по месту жительства. А на том месте поставили памятник в соответствии с приказом министра безопасности о присвоении заставе почётного наименования «25 героев».

— Как ваша судьба сложилась после того боя?

— Не знаю, как ответить. Я продолжил служить. Служу до сих пор, до недавнего времени — в органах госбезопасности. Сказать, как бой повлиял? Наверное, любой из нас хотел бы, чтобы такого не повторилось. Для меня это нерадостное событие.

— Вам в бою пришлось взять на себя ответственность за большое количество людей. Вы стали иначе смотреть на какие-то вещи?

— Мне тогда было 24 года. Вы знаете, мне очень повезло с родителями. Мне было бы тяжело быть другим по характеру, потому что мама была учителем в той же школе, в которой я учился. И ей сразу рассказывали про все мои проказы.

Я не всегда верю людям, которые начинают рассказывать, как что-то повлияло на них коренным образом, сломало. Я считаю таких людей слабохарактерными. Конечно, это событие как-то повлияло на меня, оно не могло пройти бесследно. Но я же закончил военное училище, и нас всех готовили к службе.

Я морально готовился к тому, что может быть такая ситуация, когда или будем убивать мы, или будут убивать нас. Внутри, конечно, что-то остаётся. Но чтобы кардинально что-то изменилось — нет. Каким был, таким и остался.

— Вы остались там же, в Таджикистане, или вас сразу перевели на другое место службы?

— Я очень хотел остаться, но в силу семейных обстоятельств не смог: мама и папа — инвалиды I группы. Поэтому я перевёлся в территориальные органы безопасности. Отучился в Нижнем Новгороде, в нашем специальном заведении. Потом дальше так и служил.

Предыстория

После распада Советского Союза на таджикско-афганской границе осталась группировка войск бывшего Краснознамённого Среднеазиатского пограничного округа (КСАПО) КГБ СССР. В сентябре 1992 года на её базе была создана Группа Пограничных войск России в Республике Таджикистан.

Российским пограничникам в Центральной Азии пришлось нести службу в условиях дестабилизации военно-политической обстановки в регионе. В 1992 году в Таджикистане развернулась гражданская война. Напряжённой оставалась и сложившаяся после свержения режима Наджибуллы обстановка в соседнем Афганистане. С весны 1993 года боевики таджикской оппозиции при поддержке афганских душманов (моджахедов) неоднократно пытались совершить прорыв границы.

Акция против 12-й погранзаставы «Сари-гор» была спланирована как возмездие за предыдущие неудачные нападения на пограничные заставы Московского погранотряда (назван по названию посёлка Московский в котором дислоцировался). Всего к участию в ней привлекалось 200—250 боевиков в составе 14 боевых групп вооружённых 2 минометами, 4 безоткатными орудиями, 5—6 переносными реактивными установками, 30 ручными гранатометами, 10—12 пулемётами под общим руководством командира 55-й пехотной дивизии Исламской Республики Афганистан — этнического узбека Кази Кабира (Мохаммад Кабир Марзбон). Силы нападавших возглавлял афганский полевой командир Кари Хамидулло. Сообщается, что одной из групп, участвовавших в нападении, командовал никому не известный в то время Хаттаб. На заставе находилось 47 российских военнослужащих и 1 гражданский (средний брат начальника заставы Иван Майборода, формально не являвшийся военнослужащим, но живший и нёсший службу на заставе в качестве условно говоря «волонтёра»), а также одна боевая машина пехоты. Начальником заставы был старший лейтенант Михаил Майборода.

Бой

Нападение было совершено в ночь на 13 июля 1993 года. Около 4 часов утра наряд на юго-восточной окраине опорного пункта заметил боевиков, пытавшихся подобраться к позициям пограничников под прикрытием темноты. Поняв, что их обнаружили, боевики начали штурм заставы при поддержке огня из пулемётов, гранатомётов, миномётов и установок реактивных снарядов, заранее размещённых на высотах вокруг заставы. В результате сильного обстрела загорелась казарма и другие постройки, была подбита единственная БМП. Начальник заставы погиб в первые минуты боя, и командование принял его заместитель лейтенант Андрей Мерзликин. К середине дня оборонявшиеся понесли большие потери, боеприпасы были на исходе, и Мерзликин принял решение прорываться к шедшей на помощь резервной группе погранотряда. Отход был проведён успешно, и вышедшие к своим пограничники были эвакуированы на вертолёте. Резервная группа, усиленная бронетехникой, продолжала продвигаться в направлении заставы и к исходу дня заняла её.

Резервной группой командовал капитан Андрей Евшин. Немаловажную роль в ходе подавления боевиков играло подразделение ракетных войск и артиллерии группировки под командованием капитана Геннадия Артёменко. В ходе борьбы артиллерия уничтожила порядка 19 боевиков и три единицы техники. Связь с внешним миром поддерживало подразделение войск связи группировки под командованием старшего лейтенанта Владимира Коробова, которое помогло вызвать поддержку со стороны 149-го гвардейского мотострелкового полка из состава 201-й мотострелковой дивизии, расквартированного в г. Кулябе.

Бой

Нападение было совершено в ночь на 13 июля 1993 года. Около 4 часов утра наряд на юго-восточной окраине опорного пункта заметил боевиков, пытавшихся подобраться к позициям пограничников под прикрытием темноты. Поняв, что их обнаружили, боевики начали штурм заставы при поддержке огня из пулемётов, гранатомётов, миномётов и установок реактивных снарядов, заранее размещённых на высотах вокруг заставы. В результате сильного обстрела загорелась казарма и другие постройки, была подбита единственная БМП. Начальник заставы погиб в первые минуты боя, и командование принял его заместитель лейтенант Андрей Мерзликин. К середине дня оборонявшиеся понесли большие потери, боеприпасы были на исходе, и Мерзликин принял решение прорываться к шедшей на помощь резервной группе погранотряда. Отход был проведён успешно, и вышедшие к своим пограничники были эвакуированы на вертолёте. Резервная группа, усиленная бронетехникой, продолжала продвигаться в направлении заставы и к исходу дня заняла её.

Резервной группой командовал капитан Андрей Евшин. Немаловажную роль в ходе подавления боевиков играло подразделение ракетных войск и артиллерии группировки под командованием капитана Геннадия Артёменко. В ходе борьбы артиллерия уничтожила порядка 19 боевиков и три единицы техники. Связь с внешним миром поддерживало подразделение войск связи группировки под командованием старшего лейтенанта Владимира Коробова, которое помогло вызвать поддержку со стороны 149-го гвардейского мотострелкового полка из состава 201-й мотострелковой дивизии, расквартированного в г. Кулябе.

Бой

Нападение было совершено в ночь на 13 июля 1993 года. Около 4 часов утра наряд на юго-восточной окраине опорного пункта заметил боевиков, пытавшихся подобраться к позициям пограничников под прикрытием темноты. Поняв, что их обнаружили, боевики начали штурм заставы при поддержке огня из пулемётов, гранатомётов, миномётов и установок реактивных снарядов, заранее размещённых на высотах вокруг заставы. В результате сильного обстрела загорелась казарма и другие постройки, была подбита единственная БМП. Начальник заставы погиб в первые минуты боя, и командование принял его заместитель лейтенант Андрей Мерзликин. К середине дня оборонявшиеся понесли большие потери, боеприпасы были на исходе, и Мерзликин принял решение прорываться к шедшей на помощь резервной группе погранотряда. Отход был проведён успешно, и вышедшие к своим пограничники были эвакуированы на вертолёте. Резервная группа, усиленная бронетехникой, продолжала продвигаться в направлении заставы и к исходу дня заняла её.

Резервной группой командовал капитан Андрей Евшин. Немаловажную роль в ходе подавления боевиков играло подразделение ракетных войск и артиллерии группировки под командованием капитана Геннадия Артёменко. В ходе борьбы артиллерия уничтожила порядка 19 боевиков и три единицы техники. Связь с внешним миром поддерживало подразделение войск связи группировки под командованием старшего лейтенанта Владимира Коробова, которое помогло вызвать поддержку со стороны 149-го гвардейского мотострелкового полка из состава 201-й мотострелковой дивизии, расквартированного в г. Кулябе.

Предыстория

После распада Советского Союза на таджикско-афганской границе осталась группировка войск бывшего Краснознамённого Среднеазиатского пограничного округа (КСАПО) КГБ СССР. В сентябре 1992 года на её базе была создана Группа Пограничных войск Российской Федерации в Республике Таджикистан.

Российским пограничникам в Центральной Азии пришлось нести службу в условиях дестабилизации военно-политической обстановки в регионе. В 1992 году в Таджикистане развернулась гражданская война. Напряжённой оставалась и сложившаяся после свержения режима Наджибуллы обстановка в соседнем Афганистане. С весны 1993 года боевики таджикской оппозиции при поддержке афганских душманов (моджахедов) неоднократно пытались совершить прорыв границы.

Акция против 12-й погранзаставы «Саригоры» была спланирована как возмездие за предыдущие неудачные нападения на пограничные заставы Московского погранотряда (назван по названию посёлка Московский, в котором дислоцировался). Всего к участию в ней привлекалось 200—250 боевиков в составе 14 боевых групп вооружённых 2 минометами, 4 безоткатными орудиями, 5—6 переносными реактивными установками, 30 ручными гранатометами, 10—12 пулемётами под общим руководством командира 55-й пехотной дивизии Исламской Республики Афганистан — этнического узбека Кази Кабира (Мохаммад Кабир Марзбон). Силы нападавших возглавлял афганский полевой командир Кари Хамидулло. Сообщается, что одной из групп, участвовавших в нападении, командовал никому не известный в то время Хаттаб. На заставе находилось 47 российских военнослужащих и 1 гражданский (брат начальника заставы Иван Майборода, формально не являвшийся военнослужащим, но живший и нёсший службу на заставе в качестве, условно говоря, «волонтёра»), а также одна боевая машина пехоты. Начальником заставы был старший лейтенант Михаил Майборода.

Оставшиеся в чужой стране

Советско-афганская граница никогда не была спокойным местом, но особенно тревожной обстановка здесь стала после ввода советских войск в Афганистан. Как только СССР перестал существовать, в Таджикистане с новой силой вспыхнула гражданская война, одну из сторон которой активно поддерживали душманы. В этой обстановке задача по обеспечению безопасности таджикско-афганской границы легла на плечи пограничников 117-го Московского пограничного отряда, дислоцировавшегося в поселке Московский (от него отряд и получил свое название). Было понятно, что в условиях гражданской войны передача таджикским подразделениям контроля над этим участком границы будет фактически означать ее ликвидацию. А это, в свою очередь, могло привести к тяжелым последствиям и для самой России. Поэтому главный отпор исламистам, рвавшимся на помощь своим собратьям по вере в Таджикистане, оказывали российские пограничники и бойцы 201-й мотострелковой дивизии.

Личный состав 12-й заставы незадолго до нападения душманов. Во втором ряду в центре — командир заставы старший лейтенант Михаил Майборода

Переживавшая не лучшие годы страна с трудом находила возможности снабжать свою армию и пограничников, и с точки зрения боевиков-исламистов это означало, что проход через границу можно попросту купить. Подобных попыток фиксировалось множество, но ни одна из них не увенчалась успехом. Тогда душманы начали усиливать вооруженное давление на российских пограничников. Особенно заметным этот нажим стал весной 1993 года, когда гражданское противостояние в Таджикистане достигло кульминации и оппозиции требовалась силовая поддержка из-за пределов страны. Первое серьезное нападение произошло в ночь на 8 марта 1993 года: полсотни боевиков атаковали 9-ю заставу Московского пограничного отряда. Через восемь дней душманы повторили свою попытку, но уже на участке 15-й погранзаставы — и снова безуспешно. В апреле в бой вступили пограничники 16-й заставы, которые отбросили от границы группу боевиков, пытавшихся переправиться на этом участке через реку Пяндж; а 29 мая отбить нападение душманов на 11-ю заставу удалось только в результате почти суточного боя и только после нескольких массированных авиаударов.

Выбор именно этого участка границы для постоянных попыток прорыва был неслучаен. Именно в районе города Куляба, расположенного строго за спиной Московского погранотряда, весной-летом 1993 года шли основные боевые действия между сторонниками так называемого Народного фронта и исламистами, на помощь которым и стремились группы афганских боевиков, состоявшие прежде всего из этнических таджиков. И затишье, наступившее после боя у 11-й заставы, никого не могло обмануть: оно означало, что боевики готовятся к новой атаке. О том же говорили и данные разведки, обнаружившей скрытое сосредоточение банд моджахедов на афганской стороне границы. Открытым оставался только вопрос, где именно они решат нанести удар.


Выжившие пограничники 12-й заставы Московского погранотряда в госпитале. Четвертый справа — Герой России сержант Сергей Евланов

Застава 25 героев

На затянутых дымом руинах были найдены 25 погибших российских пограничников — и 35 тел боевиков. Не меньше душманы унесли с собой, а всего силы нападавших были оценены в 200-250 человек, вооруженных четырьмя безоткатными орудиями и двумя минометами, несколькими пусковыми установками неуправляемых реактивных снарядов, тремя десятками ручных гранатометов и дюжиной пулеметов. Всей этой силе противостояли четыре с небольшим десятка наших пограничников с одним станковым и одним автоматическим гранатометом, несколькими ручными пулеметами и личным оружием. Из 23 выживших (среди них оказался и брат Михаила Майбороды Иван, гостивший на заставе) почти половина — 11 человек — были ранены, двое тяжело, и большинство контужены.

Мужество и героизм, которые проявили защитники 12-й заставы, были по заслугам оценены Россией. Шестеро из них стали Героями России: рядовые Сергей Борин и Игорь Филькин и сержанты Владимир Елизаров и Сергей Сущенко — посмертно, а лейтенант Андрей Мерзликин и сержант Сергей Евланов получили свои награды из рук президента страны. Награждены были и все остальные защитники заставы, а также бойцы группы резерва: 29 человек — орденами «За личное мужество» (в том числе 18 посмертно) и 17 человек — медалью «За отвагу». А 12-я застава, которую вскоре отстроили неподалеку от руин прежней, с тех пор носит название «Застава имени 25 героев».

Яма в горах

Уже после героической обороны 12-й заставы командование Московского погранотряда в своей пояснительной записке сделает вывод, что главной целью удара боевиков было «создание плацдарма на участках 11-й и 12-й погранзастав для дальнейшего крупномасштабного наступления на Кулябском направлении». Если бы эта цель была достигнута, так называемое «правительство Республики Таджикистан в изгнании» получило бы возможность практически напрямую влиять на ситуацию в стране, что означало бы очередной виток эскалации гражданской войны и почти наверняка гибель множества представителей русской общины, все еще остававшейся в стране. Так что по большому счету за спиной у пограничников 12-й заставы стояли не просто граждане независимого Таджикистана, а прежде всего их соотечественники.

Выбор 12-й заставы в качестве объекта главного и самого сильного удара со стороны душманов диктовался простым тактическим соображением: она была самой уязвимой. Застава имела собственное имя — она называлась «Саригор», по имени расположенного рядом кишлака. Это название переводится как «яма в горах» и очень точно описывает место дислокации заставы. Оно представляло собой площадку, расположенную в месте слияния нескольких горных троп, спускающихся с окрестных хребтов, и было совершенно открыто для обстрела сверху, с господствующих высот. Именно этим и воспользовались боевики, которые в ночь на 13 июля 1993 года скрытно подошли к заставе и приготовились к атаке. Понимая, что с первыми же выстрелами на подмогу пограничникам 12-й будет брошен резерв Московского погранотряда, душманы заминировали единственную проходимую для бронетехники дорогу и расставили вдоль нее несколько снайперских и пулеметных огневых точек, чтобы как можно дольше задерживать идущих на помощь заставе.

Тяжелораненый сержант Сергей Сущенко остался прикрывать отход товарищей и погиб. Посмертно удостоен звания Героя России

Этот замысел, к сожалению, моджахедам полностью удался: резервная группа отряда, бросившаяся на помощь атакованной заставе, потратила почти восемь часов на то, чтобы подойти к осажденным. К этому времени из 47 человек личного состава, которые приняли бой (два офицера, два сверхсрочника и 43 солдата и сержанта, в том числе трое бойцов 201-й дивизии — экипаж приданной БМП-2), в живых осталось всего 22 пограничника.

Бой

Нападение было совершено в ночь на 13 июля 1993 года. Около 4 часов утра наряд на юго-восточной окраине опорного пункта заметил боевиков, пытавшихся подобраться к позициям пограничников под прикрытием темноты. Поняв, что их обнаружили, боевики начали штурм заставы при поддержке огня из пулемётов, гранатомётов, миномётов и установок реактивных снарядов, заранее размещённых на высотах вокруг заставы. В результате сильного обстрела загорелась казарма и другие постройки, была подбита единственная БМП. Начальник заставы погиб в первые минуты боя, и командование принял его заместитель лейтенант Андрей Мерзликин. К середине дня оборонявшиеся понесли большие потери, боеприпасы были на исходе, и Мерзликин принял решение прорываться к шедшей на помощь резервной группе погранотряда. Отход был проведён успешно, и вышедшие к своим пограничники были эвакуированы на вертолёте. Резервная группа, усиленная бронетехникой, продолжала продвигаться в направлении заставы и к исходу дня заняла её.

Резервной группой командовал капитан Андрей Евшин. Немаловажную роль в ходе подавления боевиков играло подразделение ракетных войск и артиллерии группировки под командованием капитана Геннадия Артёменко. В ходе борьбы артиллерия уничтожила порядка 19 боевиков и три единицы техники. Связь с внешним миром поддерживало подразделение войск связи группировки под командованием старшего лейтенанта Владимира Коробова, которое помогло вызвать поддержку со стороны 149-го гвардейского мотострелкового полка из состава 201-й мотострелковой дивизии, расквартированного в г. Кулябе.

«Были и трусость, и предательство»

— Кто служил на заставе?

— Большая часть — это ребята, которые пришли дослуживать на границу, десантники из Германии.

— Были какие-то знаки, что могут быть нападения? Помимо того, что сама обстановка говорила об этом?

— Были вещи, которые можно отнести к разряду мистических. У нас было помещение контрольной радиостанции, где жили две гюрзы. А я, так как был заместителем начальника заставы по боевой подготовке, заведовал складом вооружения, у меня там жила кобра, которую я подкармливал разведённым сухим молоком. За два дня до боя все змеи сбежали. Крысы тоже все сбежали. Все животные ушли. Но это если про мистику.

Мы понимали, что когда все вокруг провоевали и нас одних оставили, то нужно ждать неприятностей. Тем более что хуже нас расположение было, наверное, только на 16-й заставе, которую потом всё-таки секвестировали. В феврале 1993-го там тоже был бой.


Череда принимаемых решений некоторых руководителей привела к тому, что заставу практически уничтожили. Накануне, 11-го или 12-го, нас заставили перенести боеприпасы на склад.

— Это был приказ?

— Да, это был приказ. Запрет на выход нарядов на подступы к заставе. Была команда организовывать их непосредственно на территории самой заставы, а не высылать на вероятные пути подхода боевиков к заставе. Не буду говорить, как бы развивались события, если бы наряды были на путях и мы были бы лучше подготовлены, это сослагательное наклонение.

Когда мы только заметили боевиков, вся застава полностью вышла в опорный пункт, совмещённый с городком заставы, заняла оборону и приняла бой. Мы были морально готовы, хотя, возможно, не ожидали, что на нас попрёт столько народу.

Там, на заставе, были и трусость, и предательство некоторых бойцов. И, к большому моему сожалению, эти люди всё равно были награждены медалями «За отвагу», хотя тогда сбежали с оружием и боеприпасами.

— Сколько таких человек было?

— Достаточно.

— А та группа, с которой вы вышли, — это все, кто выжил в бою?

— Нет. С нами выходили и те, кто выжил в бою, и те, кто смалодушничал. Выходили и те ребята, которые были тяжело ранены. А на следующий день вышли ещё шесть человек, среди которых тоже были и настоящие бойцы, и трусы.

  • Лейтенант Андрей Мерзликин рапортует начальнику 117-го Московского погранотряда подполковнику Василию Масюку

— Были те, кто остался на заставе?

— Там два человека остались. Один, Аминов, был тяжело ранен. Вынести не было шансов. Мы его потихонечку прикрыли, там было тяжелейшее ранение в живот и в руку. Я взял грех на себя. На следующий день мы его нашли живым.

— А начальник заставы, Михаил Майборода, почему ему не дали Героя? Это не связано с тем, что он погиб в самом начале боя?

— Я могу только предположить. Кто-то в этой ситуации должен был оказаться крайним. Мне так кажется, сделали Мишу крайним.

То, что застава столько продержалась, столько провоевала, что была готова, — это его заслуга. Пусть не так готова, как хотелось бы, но была. Михаил погиб через 20—25 минут. Вообще, на уничтожение такой заставы, как наша, даётся 30 минут. Мы умудрились больше продержаться. Так что, я думаю, дело не в этом. Например, наш общий с Михаилом друг, Дмитрий Разумовский, одним из первых погиб в Беслане, вызвал огонь боевиков на себя. И ему дали Героя посмертно.

Итоги

Внешние видеофайлы

Из 48 человек, находившихся на заставе в начале боя:

  • 18 во главе с лейтенантом Мерзликиным прорвались к группе, шедшей на помощь;
  • 1 был найден на заставе после ухода боевиков;
  • 4 вышли к заставе на следующий день;
  • 25 погибли (22 пограничника и три военнослужащих 201-й мотострелковой дивизии)

Боевики оставили в районе заставы 35 своих убитых, а всего же их потери составили предположительно до 70 человек.

После трагедии на 12-й заставе был отправлен в отставку командующий Пограничными войсками Российской Федерации генерал-полковник Владимир Шляхтин, а министру безопасности Виктору Баранникову объявлен выговор за выявленные недостатки в работе (существовали предположения, что отставка Баранникова 18 июля также была связана с событиями на таджикско-афганской границе). Сама застава в ходе боя была практически полностью разрушена.

Приказом министра безопасности Российской Федерации № 413 от 1 ноября 1993 года 12-я пограничная застава получила наименование «имени 25 героев». Указом Президента Российской Федерации № 1050, от 19 июля 1993 года, за мужество и героизм в бою на 12-й заставе шесть пограничников были удостоены звания Героя России:

  • рядовой Сергей Борин (посмертно);
  • сержант Сергей Евланов;
  • сержант Владимир Елизаров (посмертно);
  • лейтенант Андрей Мерзликин;
  • сержант Сергей Сущенко (посмертно);
  • рядовой Игорь Филькин (посмертно).

В 2008 году разрушенная погранзастава «Сари-гор» была восстановлена на деньги, переданные США, но не на прежнем месте заставы, а перенесена выше в горы — на несколько километров ближе к пограничной комендатуре Йол, на самом верху ущелья:

12 Застава. 2012 год.

Итоги

Внешние видеофайлы

Из 48 человек, находившихся на заставе в начале боя:

  • 18 во главе с лейтенантом Мерзликиным прорвались к группе, шедшей на помощь;
  • 1 был найден на заставе после ухода боевиков;
  • 4 вышли к заставе на следующий день;
  • 25 погибли (22 пограничника и три военнослужащих 201-й мотострелковой дивизии)

Боевики оставили в районе заставы 35 своих убитых, а всего же их потери составили предположительно до 70 человек.

После трагедии на 12-й заставе был отправлен в отставку командующий Пограничными войсками Российской Федерации генерал-полковник Владимир Шляхтин, а министру безопасности Виктору Баранникову объявлен выговор за выявленные недостатки в работе (существовали предположения, что отставка Баранникова 18 июля также была связана с событиями на таджикско-афганской границе). Сама застава в ходе боя была практически полностью разрушена.

Приказом министра безопасности Российской Федерации № 413 от 1 ноября 1993 года 12-я пограничная застава получила наименование «имени 25 героев». Указом Президента Российской Федерации № 1050, от 19 июля 1993 года, за мужество и героизм в бою на 12-й заставе шесть пограничников были удостоены звания Героя России:

  • рядовой Сергей Борин (посмертно);
  • сержант Сергей Евланов;
  • сержант Владимир Елизаров (посмертно);
  • лейтенант Андрей Мерзликин;
  • сержант Сергей Сущенко (посмертно);
  • рядовой Игорь Филькин (посмертно).

В 2008 году разрушенная погранзастава «Сари-гор» была восстановлена на деньги, переданные США, но не на прежнем месте заставы, а перенесена выше в горы — на несколько километров ближе к пограничной комендатуре Йол, на самом верху ущелья:

12 Застава. 2012 год.

Итоги

Внешние видеофайлы
. TOMSK.FM.

Из 48 человек, находившихся на заставе в начале боя:

  • 18 во главе с лейтенантом Мерзликиным прорвались к группе, шедшей на помощь;
  • 1 был найден на заставе после ухода боевиков;
  • 4 вышли к заставе на следующий день;
  • 25 погибли (22 пограничника и три военнослужащих 201-й мотострелковой дивизии)

Боевики оставили в районе заставы 35 своих убитых, а всего же их потери составили предположительно до 70 человек.

После трагедии на 12-й заставе был отправлен в отставку командующий Пограничными войсками Российской Федерации генерал-полковник Владимир Шляхтин, а министру безопасности Виктору Баранникову объявлен выговор за выявленные недостатки в работе (существовали предположения, что отставка Баранникова 18 июля также была связана с событиями на таджикско-афганской границе). Сама застава в ходе боя была практически полностью разрушена.

Приказом министра безопасности Российской Федерации № 413 от 1 ноября 1993 года 12-я пограничная застава получила наименование «имени 25 героев». Указом Президента Российской Федерации № 1050, от 19 июля 1993 года, за мужество и героизм в бою на 12-й заставе шесть пограничников были удостоены звания Героя России:

  • рядовой Сергей Борин (посмертно);
  • сержант Сергей Евланов;
  • сержант Владимир Елизаров (посмертно);
  • лейтенант Андрей Мерзликин;
  • сержант Сергей Сущенко (посмертно);
  • рядовой Игорь Филькин (посмертно).

В 2008 году разрушенная погранзастава «Сари-гор» была восстановлена на деньги, переданные США, но не на прежнем месте заставы, а перенесена выше в горы — на несколько километров ближе к пограничной комендатуре Йол, на самом верху ущелья:

12 Застава. 2012 год.


С этим читают