Полки нового строя: возрождение русской армии

Более поздние попытки

Вербовка бойцов для формирования новых пнс завершилась к осени 1638 года. Всего на одной границе удалось сосредоточить около 5 тысяч драгун и немного больше 8,5 тысячи солдат. Продолжительность их службы не была долгой, что обуславливалось сезонностью пограничной охраны.


Поэтому 1 ноября все бойцы (драгуны и солдаты) распустились по домам и соответственно утратили свое жалованье. Числящееся за ними оружие, коней и «прочую ратную сбрую» по распоряжению командования надлежало сдать «дозорщикам» в Туле.

Пнс во время русско-польской войны 1654-1667 гг. являлись основой существовавшей на тот момент армии. Из даточных людей формировались драгунские и солдатские подразделения на пожизненную службу.

Такая повинность носила характер общегосударственной: изначально служивого брали со ста, а позже с 20-25 дворов. Каждый месяц и год им предоставлялось денежное или хлебное жалование, что иногда заменялось наделом из одного или двух десятков четвертей.

Комплектация рейтарских полков осуществлялась за счет не одних даточных, но также из отпрысков боярских и дворян (мелко- и беспоместных), которым полагалось за службу денежное жалование, иногда и поместья.

В процессе войны из рейтарских структур ярко отличались конные копейщики, именуемые гусарами. В дороге они полностью себя обеспечивали. Оружие гусарам продавалось, и лишь иногда выдавалось из казны безвозмездно.


В мирное время большая часть данных подразделений распускалась на неопределенное время. В середине столетия свыше двух третей командования пнс были офицеры иностранного происхождения, но все они беспрекословно подчинялись русскому воеводе.

Знамёна формирований иноземного строя

Основная статья: Стяг (военный)

Образцы драгунских, рейтарских и солдатских знамён для Белгородского полка Б. А. Репнина, 1665 год.

В царствования Михаила Феодоровича, был произведён опыт найма на русскую службу целых «региментов добрых и ученых солдат» из иностранцев, которые, естественно, приходили со своими знамёнами. Так как знамёна в то время были не безерочные, а заменялись новыми по мере ветхости ранее выданных и обязательно перед каждым новым походом, то замена иноземцам их знамён не могла производиться по русскому обычаю. Каждая рота имела своё знамя. Первые знамёна изготовлялись из шёлковых тканей. Размеры и вид знамени определял ротмистр по своему желанию, то есть по их обычаю, на таких знамёнах были всевозможные изображения: чудовищ, эмблем и прочие, а надписи — латинские.

Олеарий описывает встречу «турского» посланника в Москве. У встречавших посланника войск было шесть знамён. Одно из белого атласа, в лавровом венке написан двуглавый орёл под тремя коронами с надписью Virtute Supero (Доблестью побеждаю). Три знамени голубых с белым: на одном изображён гриф, на другом улитка, на третьем рука с мечом. Одно знамя из красной камки, на нём написана голова Януса. Одно красное знамя без изображений.

Рейтарские знамёна

Знамёна рот рейтарского и копейного строя одинаковые. Каждая рота имела своё знамя. Знамёна изготовлялись из шёлковых разноцветных тканей. Размер стороны знамени — 12 вершков. Знамёна опушались каймой и бахромой. В верхнем левом углу знамени изображался крест с подножием. В середине знамени размещались изображения льва, грифа или зверей. Количество звёзд соответствовало номеру роты. Признаки всегда серебряные. Древки крашеные. Под гротиками повязывались шёлковые шнуры и кисти.

Знамёна рейтарских полковников белого цвета. Обшивались золотой бахромой, признаки и шнуры золотые. В таком виде рейтарские знамёна просуществовали до конца XVII века.

Драгунские знамёна

В драгунских ротах знамёна двух типов: солдатские и драгунские.

В первой половине XVII века драгунские знамёна квадратные, размер стороны от 12 вершков до 1¼ аршина. В центре знамени разцветы — то есть изображения животных. К правой стороне знамени пришивался откос — ткань в форме прямоугольного треугольника. Длина откоса от 1 до 3 аршин. Иногда знамёна имели два откоса.

Полковничье знамя белого цвета. В них часто нашивался двуглавый орёл.

Во время царствования Алексея Михайловича драгунские знамёна были приведены к единому образцу. Знамёна опушались каймой. В центр нашивался крест из угла в угол. К правой стороне пришивалось два хвоста длиной от 2 аршин 12 вершков до 3 аршин.

С 1652 года на драгунских знамёнах признаки начинают писать золотом, серебром и красками.

Древки крашеные, чехлы суконные красного цвета.

В таком виде драгунские знамёна просуществовали до 24 июля (4 августа) 1700 года.

Солдатские знамёна

В каждом солдатском полку было полковое знамя (полковничье), подполковничье и ротные (по числу рот). Все знамёна изготовлялись по указу полковника из тафты и дорогов разных цветов. Длина знамени 3 аршина, ширина 2½ аршина. В середине знамени нашивался крест. Все знамёна в одном полку одинаковые. Отличалось только полковничье знамя — из тафты белого цвета. Солдатские знамёна никогда не имели каймы. Древки крашеные, знамя прибивалось к древку гвоздями. Чехлы суконные.

Во время царствования Алексея Михайловича изменились размеры знамён (длина могла быть от 3 до 4 аршин). В левый верхний угол пришивался восьмиконечный крест с подножием, количество звёзд означало номер роты в полку. Эти правила строго не соблюдались.

В 1668 году появился новый образец солдатских знамён. В середину знамени вшивался круг, в котором размещалось изображение льва, инрога, грифа и т. д. Эти изображения получают название разцвет. Крест остаётся в левом верхнем углу, звёзды размещаются на полях вокруг круга.

В конце XVII века на знамёнах встречаются изображения гербов городов.

Значки

Значки (прапорец) — разновидность прапора, личный знак нижних чинов: сержантов, фурьеров, каптенармусов. Значки применялись только в полках Иноземного строя. Изготовлялись в полках, вероятно, единого стандарта не имели. Описания значков в архивах Оружейной палаты встречаются с 1685 года.

Вооружение[править]

Пикинёры были вооружены пиками — в 1650 — 1660-х годах они закупались в Голландии, а длина ясеневого древка составляла около 4,73 метра. Применялись также полупики. Хотя позднее пикинёры, как класс, были упразднены. Солдаты вооружались как импортными, так и отечественными шпагами. Шпага носились на шпажном ремне (портупее). Кроме того, по старинке они комплектовались бердышами, поскольку это было очень удобное и эффективное оружие. В первой половине века, помимо этого, к оружию полков нового строя относились протазаны и алебарды у командного состава.

Солдаты вооружались пищалями или мушкетами. А с 1660-х годов появляются также гренадеры, метавшие ручные гранаты массой 0,5 — 2 кг.

Драгуны конной и пешей службы были вооружены пищалью или мушкетом, реже — карабином. Они должны были выполнять функции и пехоты, и конницы, но конный бой практически не вели. Из холодного оружия они иногда вооружались шпагой или другим клинковым оружием, а также на их вооружении были драгунские копья, бердыши и даже рогатины. Рейтары были вооружены карабином и двумя пистолетами, а также саблей (реже — шпагой или палашом). Сабли у рейтар, как и у дворян и детей боярских сотенной службы, были свои, а не выдавались из казны. Оружием гусар были кавалерийские пики («гусарские копьеца») и пистолеты.

4 декабря 1659 года в частях, действовавших на территории Украины, были произведены изменения вооружения. В драгунских и солдатских полках вводились бердыши. Царский указ гласил:

«… в салдацских и драгунских во всех полкех у салдатов и драгунов и в стрелецких приказех у стрельцов велел учинить по пике короткой, с копейцы на обеих концах, вместо бердышей, и пики долгие в салдацких полкех и в стрелецких приказех учинить же по рассмотрению; а у остальных салдатех и у стрельцов велел быть шпагам. А бердышей велел учинить в полкех драгунских и салдатских вместо шпаг во всяком полку у 300 человек, а достальным по прежнему в шпагах быть. А в стрелецких приказех бердышей учинить у 200 человек, а достальным быть в шпагах попрежнему».

В 1660 году по указу царя для

«солдатцкого строя полку Миколая Бодмана салдатам на 1000 на 319 человеком» из Пушкарского приказа было выделено 8 «пушечек скорострельных с клинем» на лёгких станках, «да под ними 16 колёс на 2 колеса, по 5 пуд железа… адын станок по 3 пуда…»

Некоторые полки нового строя и их численность

Немецких полков мушкетёр и копейщик, в XVII столетии.

Рейтарские полки

  • Рейтарский полк Я. Фанрозербаха (фон Розенбаха) (1658) — 1200 чел.
  • Рейтарский полк С. Скорнякова-Писарева (1658) — 600 чел.
  • Рейтарский полк И. Шепелева (1658) — 600 чел.
  • Рейтарский полк А. Г. Фанстробеля (фон Стробеля) (1659) — 1265 чел.
  • Рейтарский полк В. Змеева (1659) — 1272 чел.
  • Рейтарский полк В. Джонстона (1659) — 1000 чел.
  • Рейтарский полк В. И. Швейковского (1668)
  • Рейтарская шквадрона В. Фангалена (фон Галена)
  • Рейтарская шквадрона И. Саса (бывший «тульского драгунского строя Аристова полк»)

— в двух шквадронах на 1659—1091 чел.

Драгунские (конной и пешей службы) полки

  • Драгунский полк В. Фанзейца (фон Зейца) (1658) — 1251 чел.
  • Драгунский полк Р. Корсака (1658) — 1329 чел.
  • Драгунский полк Х. Гундермарка (1658) — 1299 чел.
  • Драгунский полк Я. Фанзагера (фон Зангера) (1658) — 1121 чел.
  • Драгунский полк Х. Юнгмана (1659) — 768 чел.
  • Драгунский полк С. Брыкина (1659) — 1124 чел.
  • Драгунский полк И. Мевса (1659) — 533 чел.
  • Драгунский полк Я. Гевиша-Фенгобена (Гевиша фон Гобена)(1659) — 510 чел.
  • Драгунский полк Я. Ивалта (1659) — 390 чел.

Солдатские полки

  • Белгородский солдатский полк Ф. А. Фанбуковена (фон Буковена)
  • Яблонский солдатский полк Я. Лесли
  • Солдатский полк Я. Краферта
  • Карповский солдатский полк Я. Фанзагера (фон Загера)

— в четырёх полках на 1659 — 4298 чел

  • Солдатский полк (усиленного инженерного назначения) Н. Баумана (1659) или «Полк Бодмана» — 1500 чел.
  • Усердский солдатский полк Ф. Вормзера (1658) — 1481 чел.;
  • Верхососенский солдатский полк Я. Инвалта (1658) — 1400 чел.
  • Козловский солдатский полк Я. Ронарта (1658) — 1575 чел.

Вторая попытка

Стратегическая необходимость возврата Смоленска, отданного полякам, и возрождения сильной боеспособной армии стала очередным толчком к созданию новых полков в 1630 году. Приступившие к этому нелегкому делу шведские и голландские специалисты к концу 1631 года сформировали 2 полка, в каждом из которых числилось по 1600 человек. Изначально комплектование полков планировалось производить из детей беспоместных бояр, но те не интересовались пехотной службой, и было решено принимать в войско казаков и детей стрельцов.

Командование полками осуществляли в основном иностранные начальные люди. Каждый полк, состоявший из 8 рот, находился под управлением полковника, подполковника, майора и пяти капитанов. В роте насчитывалось 200 солдат, из которых 120 были мушкетёрами и 80 — пикинерами. Численность полков быстро росла: к началу 1632 года их было уже 6 (9 тысяч человек).


С середины 1632 года началось создание первого рейтарского полка из боярских и дворянских детей, численность которого к концу года выросла до 1721 человека.

Войсковые переформирования

По мере создания и укомплектования полков нередко происходили различные изменения. К примеру, в 1658 году князь Г. Г. Ромодановский, будучи Белгородским воеводой, получил царский указ, в котором Алексей Михайлович повелевал «быть драгунам Аристова полка в рейтарском строе».

Переведенным драгунам полагалось жалованье, аналогичное рейтарам, а вновь сформированная рейтарская шквадрона была включена в структуру Большого полка. Несколько ранее в 1650-х, русская армия после столкновения с отлично подготовленными шведскими рейтарами, в изрядной степени подверглась переменам.

Дворянские сотни перевели в рейтарский строй. Наиболее полезен стал шведский опыт из-за значительной схожести боевых характеристик конниц обеих стран: «меринки» русских солдат, как и лошади шведов, во многом уступали чистокровным коням польских гусар.

Но при этом государство могло себе позволить в достаточной степени выдать рейтарам огнестрельное оружие, а их подразделения снабдить отменно обученным офицерским составом

Укомплектованные по новому образцу рейтары выгодно выделялись навыками и снаряжением, что не могло не привлекать к ним внимание иноземцев


К примеру, в 1660 году о них отмечал польский хронист В. Коховский: «Конница щеголяла блестящим вооружением и большим количеством чистопородных лошадей. Ратные люди идеально выполняли все движения, четко соблюдая ряды, соизмеряя повороты и длину шага. Они представляли захватывающее зрелище…»

Униформа

Соответственно в коннице также использовались доспехи — рейтарские и гусарские, которые выдавались из казны. В 1640-54 годах в Европе было закуплено более пяти тысяч «лат рейтарских», что позволяло обеспечить полки примерно наполовину. К концу войны с Польшей, когда их производство было налажено на Тульско-Каширских заводах, одоспешенность рейтар возросла. Новгородские рейтары, например, были обеспечены ими полностью: в 1667 во Пскове они сдали в арсенал 1890 шишаков и 2080 лат.

«Латы с нарамками и с наколенками, в лице высподи по три доски прикреплены гвоздьми медными репейчатыми, на передней доске орел двоеглавной с коруною, опушкою около всех лат бархат червчатой, прикреплен гвоздми репейчатыми; привяска и обшит червчатым бархатом, в том числе на верхних по плащу железному, в лице исподние привяски пришиваны золотом пряденым, у передней доски две пряжки медных, у задней одна, гвозди все золочены; наручи в лице в длину по четыре дола поперег протерто, у тех наручей по три доски медных, прикреплены на красном бархате гвоздьми медными золочены, рукавицы бархатные червчатые, на них шиты травы пряденым золотом, шапка чешуйчатая вороненая, на ней десять орлов, наушки медные, на них выбиты лошки, по них дол опушен бархатом червчатым, покреплен гвоздми медными репейчатыми, золочен, полка медная, нос железной, в лице наверху репей медный золочен»

«360 лат у меня в полк приняты. Из этого числа отдано гусаром 91 латы, по нужде на время, покамест по Твоему (царскому) указу присланы будут ко мне гусарские латы, а достальные 269 латы отданы в полк полковника Давыда Зыбина рейтарам… А гусарские латы и шишаки ко мне в полк июля по 7 число не бывали, а гусаром без лат и шишаков и без наручней отнюдь нельзя быть»

Примечания

  1. Гравюры к уставу были изготовлены в Голландии по заказу русского правительства и вклеены в готовые экземпляры в 1649 году. В качестве образца использовались европейские гравюры к предыдущим изданиям книги Иоганна Якоби фон Вальхаузена «Kriegskunst zu Fuss».
  2. Курбатов О. А. Наёмный корпус Делагарди на службе царя Василия Шуйского // Журнал “Цейгхауз”. — 2002. — № 19.
  3. , с. 82.
  4. Курбатов О. А. Экскурс 8. «Нидерландская тактика» войск Скопина-Шуйского // Военная история русской Смуты начала XVII века. — М.: Квадрига, 2014. — 240 с. — ISBN 978-5-91791-146-5.
  5. , с. 340.
  6. , с. 162.
  7. , с. 39—40.
  8. , с. 49.
  9. И. Б. Бабулин «Поход белгородского полка на Украину осенью 1658 года»//Единорогъ. Материалы по военной истории Восточной Европы эпохи Средних веков и Раннего Нового времени, М., 2009, вып.1
  10. ↑ Курбатов О. А. Морально-психологические аспекты тактики русской конницы в середине XVII века // Военно-историческая антропология: Ежегодник, 2003/2004: Новые научные направления. — М., 2005. — С. 193—213
  11. , с. 46.
  12. , с. 53.
  13. ↑ , с. 114.
  14. , с. 55.
  15. ↑ , с. 116.
  16. ↑ , с. 117.
  17. ↑ Бабулин И. Б. Гусарские полки в русской армии XVII века // Рейтар. 2004. № 12. С.31-36
  18. Номеру роты соответствует количество звёздочек на знамени
  19. Илл. 115,116. // Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова. — Т. 1.
  20. Бабулин И. Б. Поход Белгородского полка на Украину осенью 1658 г.//Единорогъ. Материалы по военной истории Восточной Европы эпохи Средних веков и Раннего Нового времени, вып.1, М., 2009
  21. Бабулин И. Б. Битва под Конотопом. 28 июня 1659 года. — М.: Цейхгауз, 2009. — ISBN 978-5-9771-0099-1.
  22. ↑ Курбатов О. А. Русская армия в период 1656-61 гг: Войска «полковой службы» Новгородского разряда в 1656-58 гг (по материалам РГАДА). М., 1998.
  23. Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, М., 1872, т.7, стр. 317
  24. Знамя // Военная энциклопедия :  / под ред. В. Ф. Новицкого . — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.

Вторая организация

Упражнения с мушкетом. Из книги «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (1647)

В ходе подготовки к русско-польской войне 1632—1634 годов были предприняты меры по усилению армии. Помощь России в этом оказала Швеция, находившаяся в состоянии войны с Речью Посполитой. Важную роль в создании армии нового типа сыграл Александр Лесли-младший. Ему удалось набрать на царскую службу около 4500 наёмников, которыми укомплектовали четыре «немецких» полка, а также заполнили часть командных должностей в русских солдатских полках. Помимо этого он готовил проекты по формированию армии, проводил закупки и в ходе войны командовал двумя пехотными полками.

ПолковникАлександр Лесли

Формирование первых двух солдатских (пехотных) полков в Москве было начато с апреля 1630 года. Первоначально они комплектовались за счёт беспоместных детей боярских, однако те не проявляли интереса к непрестижной пехотной службе — к сентябрю их записалось лишь около 60 человек. Поэтому в полки начали принимать и других служивых людей, а затем и вообще всяких «вольных охочих людей», в результате чего к декабрю 1631 года численность полков составила уже 3 323 человека. С осени 1632 года, после начала боевых действий, воеводам уже прямо предписывалось вербовать «вольных людей» в солдатские полки. Эти меры позволили до начала войны полностью укомплектовать четыре русских солдатских полка, ещё два полка формировались с весны 1632 года и были окончательно подготовлены уже после начала войны. В конце 1633 года был проведён набор «даточных людей», за счёт чего было укомплектовано ещё два солдатских полка.

Организация всех полков была схожей — они делились на 8 рот. Первые три роты возглавляли полковник, подполковник и майор, 5 остальных — капитаны; в роте было около 200 рядовых военнослужащих (120—137 мушкетёров и 63-80 пикинёров) и около 20 «начальных людей». Высшими чинами считались все офицеры от прапорщика и выше, а также «полковой штаб». Помимо командования роты (капитан, поручик и прапорщик), в роте состояли начальные люди «меньшего чина» (от сержанта и ниже). Так, в полку Франца Пецнера (после его смерти полком командовал фон Дамм) в штате роты, помимо рядового состава (120 мушкетёров и 80 пикинёров), значились также 3 «пятидесятника» (сержанта), «ротный окольничий» (квартирмейстер), «дозорщик над оружием» (каптенармус), 6 капралов, лекарь, подъячий, 2 толмача, 3 барабанщика.

В середине 1632 года началось формирование рейтарского полка из дворян и детей боярских, которые охотно записывались на более престижную и хорошо оплачиваемую рейтарскую службу. К декабрю численность рядовых рейтаров составила 1 721 человек, что было близко к штатной, однако полк не был немедленно задействован в бою, а продолжал обучение. В составе полка была организована вспомогательная драгунская рота; под драгунами тогда понимали «ездящую пехоту», чей задачей было действовать в пешем строю. В итоге общая численность полка достигла 2 400 человек, а количество рот возросло до 14. В июле 1633 году полк был отправлен под Смоленск, успев присоединиться к войску Шеина непосредственно перед появлением армии короля Владислава IV. Рейтарский полк под командованием Шарля Д’Эберта хорошо показал себя в боях, особенно по сравнению с традиционной конницей, которая после года безуспешной осады отличалась низким боевым духом и массовым дезертирством.

В мае 1633 года было начато формирование отдельного драгунского полка. Первоначально он состоял из 10 рот; уже после выдвижения в Можайск в полку была дополнительно сформирована солдатская «шквадрона» из четырёх рот. Полк не успел принять участия в боевых действиях под Смоленском, как и сводная «шквадрона» Христофора Рыльского, в которую также входила рота драгун.

В начале русско-польской войны 1632—1634 годов из «немцев» и русских было сформировано 10 полков нового строя, численностью до 17 000 человек. Они проявили себя достаточно хорошо, на равных сражаясь против численно превосходящей польской армии, однако общий ход боевых действий сложился для России неудачно. После заключения Поляновского мира все новые полки были распущены, причиной чего были экономические трудности в стране и высокая стоимость содержания войск «нового строя». Иноземные наёмники были высланы из страны, но заметное число бывших наемников осталось «на Государево имя» и вернулось на службу уже в качестве «служилых иноземцев».

Третья организация

Томас Томасович Далейль. Английский эмигрант-роялист, генерал русской службы, руководил подготовкой полков нового строя в Новгородском разряде.

Вскоре правительство возобновило формирование полков нового строя для охраны южных границ. К осени 1638 года там было сосредоточено 5 055 драгун и 8 686 солдат Белгородского полка. Для формирования солдат пришлось провести принудительный набор даточных людей. Они служили только с весны до осени, а на зиму отпускались по домам. Однако они отличались недостаточным уровнем обучения. Поэтому в 1643—1648 годах были национализированы некоторые южные сёла и деревни, а их крестьяне — записаны в драгуны. Для обучения туда направились русские начальные люди и вооружение. Однако для пограничной службы крестьяне должны были использовать своих коней и запасы. На севере поступили аналогичным образом, однако массовые наборы привели к разорению селений. Поэтому с 1662 года крестьян тех мест освободили от податей.

Во время русско-польской войны 1654—1667 полки нового строя стали основной частью вооружённых сил. Солдатские и драгунские полки комплектовались из даточных людей на пожизненную службу. Повинность была общегосударственной — солдата брали со 100, а впоследствии — с 20 — 25 дворов. Ежегодно и ежемесячно им выдавалось денежное и хлебное жалование или надел 12 — 25 четвертей. Рейтары комплектовались не только из даточных, но и из мелкопоместных и беспоместных дворян и детей боярских и за свою службу также получали денежное жалование, а некоторые и поместья. В ходе войны из состава рейтаров выделились конные копейщики — гусары. Все они сами снабжали себя в дорогу. Оружие им либо продавалось, либо давалось бесплатно из казны. В мирное время часть полков распускалась. В середине века более 2/3 командного состава составляли иностранцы, однако все они подчинялись русскому воеводе.

Происходили и переформирования полков. Так, например, в 1658 году Белгородский воевода князь Г. Г. Ромодановский получил указ царя Алексея Михайловича «тульского драгунского строю Аристова полку Фамендина драгунам быть в рейтарском строе». Бывшим драгунам было положено жалованье «против рейтар», а новообразованная рейтарская шквадрона вошла в состав Большого полка Белгородского воеводы.

В 1650-х годах, столкнувшись с превосходными рейтарами шведского короля, русское войско подверглась значительной реформе. Дворянские сотни переводились в рейтарский строй. Шведский опыт оказался особенно полезен ввиду сходства в качествах русской и шведской конницы: «меринки» русских детей боярских, как и скандинавские лошади шведов, проигрывали чистокровным турецким лошадям польской «гусарии», зато государство имело возможность в избытке снабдить своих рейтаров огнестрельным оружием, а их полки — подготовленным офицерским составом

Новосформированные рейтары сразу выделились в среде русской конницы выучкой и снаряжением, привлекая к себе внимание иноземцев: «Конница щеголяла множеством чистокровных лошадей и хорошим вооружением. Ратные люди отчетливо исполняли все движения, в точности соблюдая ряды и необходимые размеры шага и поворота

Когда заходило правое крыло, левое стояло на месте в полном порядке, и наоборот. Со стороны, эта стройная масса воинов представляла прекрасное зрелище», — писал польский хронист Веспасиан Коховский в 1660 году.

В ходе войны было набрано не менее 100 000 человек; из которых на службе к 1663 году находилось 50 — 60 тысяч человек в 55 солдатских полках; а в мирное время численность сократилась до 25 — 30 тысяч. В 1681 было 33 солдатских (61 000 человек) и 25 драгунских и рейтарских (29 000 человек) полков. В конце XVII века они составляли свыше половины всех войск и в начале XVIII века были использованы для формирования регулярной русской армии.

Луки, стрелы и местнические проблемы: поместная конница

Войска «старого строя» комплектовались по средневековому принципу. Служилые люди «по отечеству» (т.е. по происхождению — дети боярские и дворяне) должны были прибыть по призыву царя на войну «конно, людно и оружно». И так как воин сам обеспечивал военное обучение и вооружение свое собственное и своих боевых холопов, то и характерными чертами этого войска были неопределенность и разношерстность. Всякий раз царь мог лишь примерно представить, что за армия будет за него сражаться: во-первых, непонятно, сколько дворян и холопов точно прибудет вовремя; во-вторых, каковы будут их навыки и вооружение — оно было очень пестрым, каждый вооружался на свой вкус и кошелек, нередко только луком и стрелами. И никаких учений.

Поместная армия. (Wikimedia Commons)

Управлять таким войском сложно по меньшей мере из-за его разнообразия, но все усложнялось еще и из-за местнической системы замещения командных должностей — какой-нибудь неразумный юнец назначался сотником потому, что сотником был его отец, и командовал людьми более взрослыми и искусными в ратном деле. В результате страдала дисциплина и все время приходилось решать местнические склоки (а-ля «мой предок знатнее, значит командовать должен я»). Такая поместная армия успешно прогоняла и побеждала татар, но оказалась неэффективной в борьбе с тяжело вооруженными поляками и шведами. Зачастую приходилось избегать прямых столкновений. Так что уже по окончании Смутного времени стало понятно, что России нужна армия нового типа — регулярная и вооруженная огнестрельным оружием. Конечно, у царя уже имелись стрельцы, но этого было мало.

Знатный русский воин XVII в. (war16−17.blogspot.com)


С этим читают