Полководцы великой отечественной войны — даты и биографии

Александр Матросов

05.02.1924 – 27.02.1927


  Во второй половине февраля 1943 года 91-ая отдельная Сибирская добровольческая бригада имени И.В. Сталина вела наступательные бои за населённые пункты в направлении города Локня (Псковская область). К 27 февраля второй батальон, входящий в состав бригады, вышел к деревне Чернушки, находящейся вблизи Локня. Однако продвижение подразделения было остановлено отчаянноым сопротивлением окопавшихся на подступах к деревне фашистов — стоило нашим бойцам выйти из леса, как они тут же попади под шквальный огонь трёх пулемётов. Немцы оборудовали в непосредственной близости от деревни три ДЗОТа. На подавление огневых точек выдвинулись штурмовые группы по два человека.

  Если первые два ДЗОТа бронебойщикам из штурмовых групп удалось уничтожить относительно быстро, то третья огневая точка упрямо не поддавалась напору красноармейцев, поливая свинцовым дождём наступающих бойцов – расположение ДЗОТа позволяло ему обстреливать всю лощину перед деревней.

  Тогда к пулемёту поползли два бойца. Это были красноармейцы Петр Огурцов и Александр Матросов. Первый был тяжело ранен на подступах к огневой точке противника, и выполнять задачу по уничтожению окопавшегося противника Матросову пришлось одному. Вжимаясь в землю ему удалось обползти огневую точку фашистов с фланга. Две гранаты полетели в сторону ДЗОТа.    Пулемёт затих. Но как только батальон поднялся для того, что бы продолжить атаку, немецкий пулемёт снова ожил. Мгновенно оценив ситуацию девятнадцатилетний Александр одним рывком достиг вражеское укрепление и накрыл изрыгающую смерть амбразуру своим телом.

  Так ценой своей жизни он позволил своему подразделению продвинуться вперёд и спас многие жизни своих товарищей. Его поступок устойчиво укоренился в русском языке как всем понятное выражение — «подвиг Матросова».

  Александр Матросов был далеко не единственным, совершившим такой самоотверженный поступок в годы Великой Отечественной войны – аналогичные подвиги совершили более 400 человек.

Конев Иван Степанович

 28.12.1897 – 21.05.1973 гг.

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, кавалер ордена «Победа».

  Родился в крестьянской семье в Вологодской губернии. После окончания церковно-приходской школы и земского училища работал сезонным рабочим на лесной бирже.

  В 1916 году в разгар Первой мировой войны был призван в действующую армию. Отучившись в учебной артиллерийской команде был направлен на фронт в чине унтер-офицера.

  После демобилизации в 1918 году вступил в ВКП(б), был избран уездным военным комиссаром, громил белогвардейцев и интервентов на разных фронтах. В 1921 году он был уже комиссаром штаба Народно-революционной армии Дальневосточной республики.

  После Гражданской войны Конев активно обучается на всевозможных курсах для комсостава, параллельно занимая различные должности в Красной армии.

  Начало Великая Отечественной войны застало генерал-лейтенанта Конева в должности командующего 19-й армией. Обстановка на фронте складывалась катастрофическая и армия под командованием Конева была переброшена на один из самых сложных участков – на Западный фронт. В район расположения она прибыть не сумела – попала в окружение в ходе Смоленского сражения. Однако в плен Конев не попал – он сумел выйти из окружения с полком связи. В августе он уже командовал вновь сформированной 19-й армией в ходе Духовщинской операции.

  Высоко оценив деятельность Конева в качестве командующего армией, командование направило его на самый сложный участок фронта – 11 сентября он был назначен командующим войсками Западного фронта. На этой должности он пробыл чуть более месяца. Фронт был сокрушён гитлеровской армадой – в Вяземской катастрофе убитыми и пленёнными было потеряно более полумиллиона бойцов Красной армии. Коневу угрожал суд и, возможно, расстрел. Однако, за него вступился Г. Жуков. В результате Конев избежал суда и был назначен командующим Калининским фронтом. Эту должность он занимал вплоть до августа 1942 года, участвуя в битве за Москву и проведении нескольких (малоудачных для Красной армии) оборонительных и наступательных операций.

  В августе 1942 года Конев снова был назначен на должность командующего Западным фронтом, в коей, и под руководством представителя Ставки Жукова, провёл операцию «Марс» и первую Ржевско-Сычевскую операцию — крайне неудачные для Красной армии операции, обернувшиеся тяжелейшими потерями. В феврале 1942 года был снят с должности командующего Западным фронтом и назначен командующим второстепенным Северо-Западным фронтом. 

 В 1943 году полководческая удача наконец обратила на него своё внимание. Он был назначен командующим Степным фронтом, войска которого сумели добится ощутимых побед в ходе Курской битвы и Белгородско-Харьковской операции

Под командованием Конева были освобождены Белгород и Харьков, Полтава и Кременчуг, был форсирован Днепр.

  Осенью 1943 года Степной фронт был переименован во 2-й Украинский. Во главе этого фронта Конев провёл одну из самых успешных операций Великой Отечественной войны – Корсунь-Шевченковскую. Тогда впервые после Сталинграда была окружена и разгромлена крупная группировка противника. За организацию и проведение операции Коневу было присвоено звание Маршала. Войска, руководимые Коневым, первыми перешли границу СССР, вступив в Румынию.


  В мае 1944 года маршал Конев возглавил 1-й Украинский фронт. В этой должности он осуществил ряд крупных и весьма успешных операций. В частности, войска под его командованием разгромили в 1944 году вражескую группу армий «Северная Украина», захватили Сандомирский плацдарм, что позволило в дальнейшем освободить Польшу и вступить на территорию Германии.

  Не менее ярко как полководец проявил себя маршал и в 1945 году. В ходе Висло-Одерской операции войска под его командованием совершили молниеносный обходной манёвр и предотвратили разрушение отступающими фашистами промышленности Силезии. Под руководством маршала Конева войска 1-ого Украинского фронта участвовали в Берлинской и Пражской операциях. 

  После окончания войны маршал Конев последовательно занимал ряд ключевых постов в командовании Советской армии. Иван Степанович скончался 21 мая 1973 года и захаронен на Красной площади у Кремлёвской стены.

Личное мужество — норма

У командующих советскими фронтами в судьбах было много общего. Большинство из них воевали на Первой мировой войне. Офицерами в Русской императорской армии служили Александр Василевский, Федор Толбухин, Иван Баграмян, Леонид Говоров и ряд других. Георгий Жуков, Иван Конев, Константин Рокоссовский имели унтер-офицерские звания. Большинство из командующих фронтами Великой Отечественной войны были участниками Гражданской войны. Многие из них уже тогда командовали соединениями и частями, а Семён Будённый — армией.

Личное мужество для советских генералов было нормой. Будённый и Тюленев — полные Георгиевские кавалеры. За умелое руководство войсками в боевой обстановке были удостоены звания Героя Советского Союза ещё в межвоенный период Жуков и Федюнинский — за бои у реки Халхин-Гол, Мерецков и Тимошенко — во время советско-финской войны.

Столкновение с бандеровцами

Великая Отечественная война была сложным, многогранным процессом — и советские военачальники погибали в столкновениях не только с нацистскими войсками. В этом отношении особенно известен случай генерала армии Николая Ватутина.

Николай Ватутин. Фото — РИА Новости

С вермахтом Ватутин воевал как раз вполне успешно — он возглавлял Юго-Западный и Воронежский фронты, приняв непосредственное участие в разгроме врага под Сталинградом и став одним из первых в истории кавалеров ордена Суворова I степени.

Орден Суворова I степени. Фото — Википедия

Роковым же для военачальника стал последний день зимы 1944 года, когда, проводя в относительно спокойной обстановке подготовку к очередной наступательной операции, Ватутин попал в засаду, организованную Украинской повстанческой армией (запрещенная в России организация). По другой версии, кортеж из двух машин встретился с отрядом УПА случайно. 

Бандера придет — порядок наведет? Кем был Бандера и кто такие бандеровцы

Генерал был вынужден вместе с товарищами вступить в перестрелку, во время которой получил ранение в бедро — пуля раздробила кость. В общей суматохе оказать своевременную помощь Ватутину не удалось — рассказывается, что первая машина с ним перевернулась, вторая застряла в грязи, пришлось реквизировать деревенские сани — к врачам пострадавшего доставили только спустя 5 часов.

У военачальника началось заражение крови, позднее появились признаки газовой гангрены — и устранить эти последствия не смогли ни самые лучшие условия содержания в Киеве, ни привлечение главных светил советской медицины, ни использование недавно изобретенного пенициллина.

Процессом лечения Ватутина руководил главный хирург СССР Николай Бурденко, чьим именем был впоследствии назван Главный военный клинический госпиталь. Фото — Википедия

По некоторым сведениям Ватутину даже ампутировали ногу, но было слишком поздно — ночью 15 апреля, генерал, согласно отчету медиков, «скончался при явлениях нарастающей сердечной слабости и отека легких».

Ватутина похоронили в Киеве. Впоследствии его памятник неоднократно подвергался осквернению — неизвестные обливали сооружение красной краской, а до того вешали табличку с надписью: «Палач, уничтоженный украинскими националистами».

Оскверненный памятник Ватутину в Киеве. Фото — Википедия

Говоров Леонид Александрович (1897 — 1955)

Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, награжден орденом «Победа». Участник гражданской войны. Окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, а в 1938 году — Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Участник боев с белофиннами с 1939 по 1940 год в должности начальника штаба артиллерии 7-й армии. В 1940 году назначен заместителем Генерального инспектора артиллерии РККА. В мае 1941 года был назначен начальником Военной артиллерийской академии.В 1941 году был назначен начальником артиллерии Западного направления, затем начальником артиллерии Резервного фронта, начальником артиллерии Западного фронта. С 18 октября 1941 года командовал войсками 5-й армии, державшей оборону на ближних подступах к Москве на Можайском направлении. Умело управлял войсками армии в период обороны и контрнаступления. Зарекомендовал себя как волевой командир, глубоко разбирающийся в тактике общевойскового боя.В апреле 1942 года был назначен командующим группой войск Ленинградского фронта, а в июне — командующим войсками Ленинградского фронта. Войска под командованием Л. А. Говорова успешно участвовали в оборонительных боях и в прорыве блокады Ленинграда. После снятия блокады Ленинграда войска фронта провели ряд успешных наступательных операций: Выборгскую, Таллинскую, Моонзундскую десантную и другие. Оставаясь командующим войсками своего фронта, успешно координировал боевые действия войск 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов.После войны Маршал Советского Союза Л.А. Говоров командовал войсками Ленинградского военного округа, был главным инспектором сухопутных войск, Главным инспектором Вооруженных Сил СССР. С 1948 по 1952 год командовал войсками ПВО страны, а с 1950 года — одновременно заместитель министра обороны. Награды: 5 орденов Ленина, 3 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени, орден Красной Звезды и многие медали Советского Союза.

История

Введено 22 сентября 1935 года постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР «О введении персональных военных званий начальствующего состава РККА», вводящим для личного состава Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) и Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ) персональные военные звания. До 26 июня 1945 года являлось высшим, затем предшествующим званию Генералиссимус Советского Союза (а после смерти единственного Генералиссимуса И. В. Сталина в 1953 году — снова высшим де-факто).

Соответствующее звание на флоте — Адмирал Флота Советского Союза, а в некоторых родах войск, сил и спецвойск — Главный маршал рода войск.

Первое присвоение звания Маршала Советского Союза состоялось 21 ноября 1935 года; военачальники, удостоенные высшего персонального военного звания, занимали соответственно следующие должности:

  • К. Е. Ворошилов — народный комиссар обороны СССР;
  • М. Н. Тухачевский — заместитель наркома обороны СССР;
  • С. М. Будённый — инспектор кавалерии РККА;
  • А. И. Егоров — начальник Генерального штаба РККА;
  • В. К. Блюхер — командующий Особой Краснознаменной Дальневосточной армией.

До войны звание маршала получили также:

  • С. К. Тимошенко — нарком обороны СССР;
  • Г. И. Кулик — заместитель наркома обороны СССР;
  • Б. М. Шапошников — начальник Генштаба РККА.

В период Великой Отечественной войны три маршала — К. Е. Ворошилов, С. К. Тимошенко и С. М. Будённый — получили назначение главнокомандующими стратегическими направлениями — Северо-Западным, Западным и Юго-Западным соответственно. При ликвидации Северо-Западного направления К. Е. Ворошилов получил назначение командующим Ленинградским фронтом в прямом подчинении Ставки. С. К. Тимошенко, командуя Западным направлением, до 19 июля 1941 года сохранял за собой должность наркома обороны, а со 2 по 19 июля — от отстранения генерала Д. Г. Павлова до назначения генерала А. И. Ерёменко — командовал одновременно входящим в состав своего направления Западным фронтом. Такая ситуация повторилась для него в 1942 году, когда он, будучи главнокомандующим Юго-Западным направлением, перед Харьковской операцией возглавил одновременно входящий в его состав Юго-Западный фронт. Г. И. Кулик был назначен командующим 54-й отдельной армией с правами фронта. Б. М. Шапошников являлся заместителем наркома обороны.

В течение войны сложилась тенденция присвоения особо отличившимся командующим звания маршала. Первым, получившим звание маршала, стал заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков.

К концу Второй мировой войны почти все командующие фронтами (за исключением И. Х. Баграмяна, И. Е. Петрова, М. А. Пуркаева, И. В. Тюленева) были маршалами.

И. В. Сталину данное звание было присвоено в 1943 году «по занимаемой должности» наркома обороны и Верховного Главнокомандующего.

В 1945 году звание получил генеральный комиссар государственной безопасности Л. П. Берия.

В 1947 году Н. А. Булганин стал вторым (после И. В. Сталина) маршалом, получившим звание «по занимаемой должности».

В послевоенный период маршалами на действительной службе являлись почти все главы военного ведомства СССР и некоторые их заместители, большинство начальников Генштаба. К. К. Рокоссовский непродолжительное время являлся министром обороны Польши. Также в звании маршалов состояли некоторые главнокомандующие группами войск в Центральной и Восточной Европе, как и до 1989 года — все Главнокомандующие Объединёнными Вооружёнными Силами Варшавского Договора.

Присвоение звания Маршала Советского Союза Л. И. Брежневу являлось фактически почётным, поскольку его деятельность никогда не была связана с командованием войсками.

Д. Ф. Устинов, также никогда не командовавший войсками, получил это звание по занимаемой должности Министра обороны (аналогично И. В. Сталину и Н. А. Булганину).

Последним, кому было присвоено звание, был Министр обороны СССР Д. Т. Язов (1924—2020). Дата присвоения звания — 28 апреля 1990 года. Язов являлся последним из остававшихся в живых военачальников, носивших звание Маршала Советского Союза.

младшее войсковое звание:Генерал армии Маршал Советского Союза старшее звание вооружённых сил:ГенералиссимусСоветского Союза

Маресьев Алексей Петрович


07.05.1916 – 18.01.2001

  Военный лётчик, Герой Советского Союза.

  Этот человек стал символом мужества и несгибаемой воли для многих поколений. И даже сейчас, после всевозможных манипуляций с нашей историей, трудно найти человека в России, которому было бы незнакомо это имя.

  Алексей Маресьев родился в 1916 году в небольшом хуторе Веревкин Камышинского района Саратовской губернии. Окончив восемь классов школы и заводское училище, Алексей начал работать по специальности – токарем.

  Однако, мечтал он совсем о другом – он грезил о небе. Несколько раз Алексей безрезультатно подавал документы в лётное училище, получая отказ за отказом. Причиной была тяжёлая болезнь перенесенная в детстве – малярия оставила после себя ревматизм. Но желание летать было сильнее всяких болезней, и он поступил на заочный рабфак Московского авиационного института, занимался в аэроклубе. Это пригодилось ему, когда в 1937 году его призвали на срочную службу в погранвойска – его направили в авиапогранотряд. Там он обслуживал стоящие на вооружении отряда самолёты. В 1939 году он добился направления в школу военных пилотов, окончив которую, получил звание младшего лейтенанта.

  В начале Великой Отечественной войны Алексей Маресьев был направлен на Юго-Западный фронт, где и совершил (23 августа 1941 года) свой первый боевой вылет. Первую победу в воздушном бою лётчик одержал 1 апреля 1942 года, сбив вражеский бомбардировщик. А 5 апреля случилось несчастье – прикрывавший свои бомбардировщики самолёт Маресьева был подбит. Лётчику удалось дотянуть до своей территории, но при попытке осуществить вынужденную посадку самолёт рухнул на землю с высоты нескольких десятков метров.

  Изувеченный лётчик восемь суток полз по болотам и лесам на восток, ориентируясь по солнцу, пока на него не наткнулись местные жители. Оказать умирающему Маресьеву помощь своими силами они не смогли и лётчик был эвакуирован в Москву.

  Московские хирурги сотворили чудо – Маресьев выжил, но в ходе тяжелейшей операции ему пришлось ампутировать ступни ног – заражение крови и, как следствие, гангрена не оставили другого выхода.

  Но не таков был Алексей Маресьев, что бы сдаться… даже потеряв ноги. Будучи направленным в специализированный госпиталь для больных после ампутаций, он получил протезы. Протезы были тяжёлые и неудобные. Упрямо стиснув зубы и превозмогая пронизывающую, мучительную боль, накрывающую при каждом движении, Маресьев заново начал учиться ходить. Но этого ему было мало – он хотел совершить невероятное – начать летать с протезами. И он начал долгие изнуряющие тренировки.

  И невероятное случилось – в начале 1943 года он прошёл медкомиссию, был направлен в лётную школу и в конце концов добился отправки на фронт. Командир истребительного авиационного полка сначала не поверил в возможность участия лётчика без ног в воздушных боях. Но не для того Маресьев прошёл все испытания, что бы наблюдать с земли, как его боевые товарищи бьются с врагом в небе. Он упорно шёл к своей цели и добился её – его допустили к боевым вылетам. В июле 1943 года он одержал свою первую воздушную победу после возвращения в лётный состав – уничтожил фашистский пикирующий бомбардировщик.

  Всего за время войны Маресьев совершил 86 боевых вылетов и уничтожил десять вражеских самолёта – три до ампутации ног и четыре после.

  В марте 1945 года Маресьев по требованию командования был вынужден оставить боевую авиацию. Дело в том, что к этому времени его имя было широко известно в стране, и в случае его гибели враг мог использовать этот факт в пропагандистских целях.

  Алексей Петрович прожил долгую и насыщенную жизнь. После войны занимал ряд ответственных постов, активно занимался общественной жизнью. При этом, в течение всей жизни он активно занимался различными видами спорта, поддерживая себя в отличной физической форме. Он умер 18 мая 2001 года в возрасте 85 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Мясорубка на Западном фронте

Серия поражений на Западном фронте, завершившаяся разгромом Красной Армии в Минско-Белостокском сражении и взятием войсками вермахта Минска, привела к массовому осуждению и расстрелу советских командиров собственным руководством. Самым известным из этих случаев стало дело командующего силами Западного фронта, генерал-полковника Дмитрия Павлова.

Дмитрий Павлов. Фото — Википедия

Павлов был отстранен от должности 30 июня 1941 года, а 4 июля — арестован. Вместе с начальником штаба генерал-майором Владимиром Климовских они обвинялись в том, что «являясь участниками антисоветского военного заговора, предали интересы Родины, нарушили присягу и нанесли ущерб боевой мощи Красной Армии». При этом, по ходу процесса обвинения менялись — в итоге, подсудимым вменили не измену Родине, а неисполнение должностных обязанностей. В приговоре говорилось:

«Проявили трусость, бездействие власти, отсутствие распорядительности, допустили развал управления войсками, сдачу оружия и складов противнику, самовольное оставление боевых позиций частями Западного фронта и этим дали врагу возможность прорвать фронт».

Руины Минска в июле 1941-го. Фото — Википедия


22 июля 1941 года Павлов был расстрелян. Также по итогам произошедшего на Западном фронте казнили, кроме Климовских, еще семерых генералов.

По следам разбирательства генеральный секретарь ЦК КПСС Иосиф Сталин, накануне вступивший в должность наркома обороны, издал приказ, содержащий и обращение к остальному командованию:

«Предупреждаю, что и впредь все нарушающие военную присягу, забывающие долг перед Родиной, порочащие высокое звание воина Красной Армии, все трусы и паникеры, самовольно оставляющие боевые позиции и сдающие оружие противнику без боя, будут беспощадно караться по всем строгостям законов военного времени, невзирая на лица».

В дальнейшем, правда, приговоры были пересмотрены. Пересмотр инициировал генерал-полковник Леонид Сандалов, написавший 1 сентября 1956 года в служебной записке начальнику военно-научного управления Генерального штаба:

«Поражение войск наших западных приграничных военных округов зависело, в конечном счете, не от качества управления войсками, а случилось:

— во-первых, вследствие более слабого технического оснащения и более слабой подготовки войск и штабов Красной Армии по сравнению с армией гитлеровской Германии

— во-вторых, вследствие внезапности нападения полностью отмобилизованной и сосредоточенной к нашим границам фашистской армии против не приведенных в боевую готовность наших войск».

Сандалов также приводил письмо заместителя Павлова, генерал-майора Ивана Семенова, приговоренного по тому делу к 10 годам заключения, однако уже в 1942-м реабилитированного:

«Я лично от начала и до конца был непосредственным участником этих событий. Со всей ответственностью могу сказать, что ни паники, ни растерянности не было.

Я предлагал Климовских и Павлову за две-три недели до начала войны поднять войска по плану прикрытия, но они на это не пошли, было прямое указание не делать этого.

Эх, Леонид Михайлович! Если бы мы это сделали хотя бы за неделю до войны, разве бы мы дали немцам так быстро продвигаться, даже несмотря на их превосходство?»

Иван Семенов. Фото — Википедия

Запущенный процесс привел к полной реабилитации Дмитрия Павлова и прекращения дела в связи с отсутствием состава преступления. Похожие решения были приняты и по остальным казненным.

Никита Хрущев, бывший на тот момент генеральным секретарем ЦК КПСС, содействовал процессу, но причины описывал по-своему:

«Если рассматривать вопрос с точки зрения юридической и фактической, на чем основывался суд, когда выносил приговор, то основания к осуждению были налицо.

Почему же я, занимая такой пост, на котором мог оказывать влияние в ту или другую сторону при решении важных вопросов, согласился на их реабилитацию? Я согласился потому, что в основе-то виноват был не Павлов, а Сталин. Павлов был совершенно не подготовлен, и я увидел его неподготовленность, когда познакомился с ним. Я сказал об этом Сталину, а он вместо того, чтобы сделать соответствующий вывод и подобрать более подготовленного человека на этот пост, передвинул его с повышением».

Колонна пленных советских солдат в Минске. Фото — Википедия

Правомерность решений по Павлову и другим генералам Западного фронта является предметом дискуссии и по сей день.


С этим читают