Прутский мирный договор

Купленный мир

Быстрому заключению и сравнительно легким для России условиям договора историки находят прозаическое объяснение: Петр попросту откупился от турок.


На взятки великому визирю, сановникам и даже секретарям Шафиров получил огромную по тем временам сумму в 150 тысяч рублей.

Уже в ноябре 1711 года великий визирь был отстранен от власти за коррупцию и впоследствии казнен. Припомнили ему, в том числе, и отношения с русскими.

Мехмед-паша утверждал, что никаких денег не брал и их, видимо, прикарманил Шафиров.

В бескорыстие визиря верится с трудом, но доля правды в его словах могла быть. Шафиров славился феерическим казнокрадством, за которое впоследствии тоже был приговорен к смерти (отсечение головы в последний момент заменили ссылкой) — правда, по делам, не имевшим отношения к Прутскому походу.

«Все, кроме рабства»

Царь направил в Петербург гонца с письмом Сенату не выполнять никаких указаний, которые он, возможно, вынужден будет отдавать, находясь в плену, а в турецкий лагерь — изворотливого дипломата Петра Шафирова.

Сохранилась записка Петра Шафирову: «Ставь с ними на все, кроме шклафства «.

Он готов был уступить шведам завоеванное ранее побережье Балтики, кроме любимого «парадиза», Петербурга, и даже Псков.

К счастью для России, турки и не подумали отстаивать шведские интересы. Зато пришлось вернуть им Азов, срыть крепости Таганрог и Каменный Затон, отказаться от содержания на Азовском и Черном морях военных кораблей, а уже построенные на воронежских верфях ценой невероятных усилий и множества жизней — либо сжечь, либо передать Турции за незначительную компенсацию.

Россия была вынуждена заявить о невмешательстве в дела Правобережной Украины. Кроме того, она лишилась права иметь в Стамбуле постоянное посольство, что по тогдашним понятиям считалось большим унижением.

Image caption Вице-канцлер Шафиров — один из «птенцов гнезда Петрова»

Восстановить свои позиции в Причерноморье России удалось только при Екатерине.

Единственной уступкой со стороны турок стало обещание выслать-таки из страны Карла XII.

Переговоры заняли меньше двух дней. Уже 23 июля договор был скреплен печатями, и в шесть вечера того же дня русская армия двинулась в обратный путь с пушками и знаменами.

На следующий день в турецкий лагерь прискакал Карл XII, набросившийся на визиря с гневными упреками и обвинениями в продажности. Шведский король убеждал Мехмед-пашу дать ему 30 тысяч солдат и клялся, что к вечеру приведет Петра с веревкой на шее.

Визирь ответил, что янычары не хотят воевать, и добавил: «Ты уже их испытал, и мы их знаем. Коли хочешь, нападай на них со своими людьми, а мы заключенного мира не нарушим».

Потери турок и татар в ходе скоротечной кампании составили около восьми тысяч человек. Русских погибло 37 тысяч, из них только пять тысяч в бою.

Орден в память о поражении

Существует легенда, что жена Петра Екатерина Алексеевна, сопровождавшая супруга в Прутском походе, отдала на подкуп турок свои драгоценности.

По заслуживающим доверия воспоминаниям участников событий, как русских, так и иностранцев, подобной жертвы она не приносила, но держалась достойно, хотя и находилась на седьмом месяце беременности.


При Петре сомневаться в истории с драгоценностями высочайше не рекомендовалось.

Image caption Орден святой Екатерины был единственной наградой в мире, предназначенной только для женщин

«В память бытности ее величества в баталии с турки у Прута, где в такое опасное время не яко жена, но яко мужская персона видима всеми была» Петр учредил женский орден святой Екатерины, считавшийся по ценности вторым после ордена Андрея Первозванного. На аверсе орденского знака находился девиз «За любовь и Отечество», а на обратной стороне: «Трудами сравнивается с супругом». Вплоть до 1917 года им награждали великих княжон и княгинь, а также жен высших сановников империи, именовавшихся «кавалерственными дамами».

Учреждение ордена и стало единственным положительным результатом Прутского похода.

О Полтаве в России знает каждый, о Прутском походе — в основном, любители истории.

Поход

Маршрут русских войск представлял собой линию от Киева через крепость Сороки (на Днестре) на молдавские Яссы через территорию дружественной Польши (часть современной Украины) с форсированием Прута.

Ввиду продовольственных затруднений русская армия в течение июня 1711 года сосредотачивалась на Днестре — границе Речи Посполитой с Молдавией. Фельдмаршал Шереметев с кавалерией должен был пересечь Днестр в первых числах июня и затем прямым путём спешить к Дунаю, чтобы занять места возможных переправ для турок, создать продовольственные магазины для обеспечения основной армии, а также втянуть Валахию в восстание против Османской империи. Однако фельдмаршал столкнулся с проблемами в снабжении кавалерии фуражом и провиантом, не нашёл достаточной военной поддержки на местах и остался в Молдавии, повернув на Яссы.

После пересечения Днестра 27 июня 1711 года основная армия двигались 2 отдельными группировками: впереди шли 2 пехотные дивизии генералов Алларта и фон Энцберга с казаками, за ними следовал Пётр I с гвардейскими полками, 2 пехотными дивизиями князя А. И. Репнина и генерала А. А. Вейде, а также артиллерией под началом генерал-поручика Я. В. Брюса. В 6-дневном переходе от Днестра до Прута с изнуряющей жарой днём и холодными ночами, много русских солдат из рекрутов, ослабленных недостатком продовольствия, погибло от жажды и болезней. Солдаты умирали, не выдержав лишений, совершали самоубийство.

1 июля (н. ст.) конница крымских татар атаковала лагерь Шереметева на восточном берегу Прута. Русские потеряли 280 драгун убитыми, но отбили нападение.

3 июля дивизии Алларта и Энцберга подошли к Пруту напротив Ясс (Яссы находятся за Прутом), потом продвинулись вниз по течению.

6 июля Пётр I с 2 дивизиями, гвардией и тяжёлой артиллерией переправился на правый (западный) берег Прута, где к царю присоединился молдавский господарь Дмитрий Кантемир.

7 июля дивизии Алларта и Энцберга соединились с корпусом главнокомандующего Шереметева на левом берегу Прута. Русская армия испытывала большие проблемы с фуражом, было решено переправиться на правый берег Прута, где рассчитывали найти больше продовольствия.

11 июля кавалерия с обозом из армии Шереметева начали переправу на правый берег Прута, остальные войска пока оставались на восточном берегу.

12 июля генерал К. Э. Ренне с 8 драгунскими полками (5056 человек) и 5 тыс. молдаван был отправлен в город Браилов (совр. Брэила в Румынии) на Дунае, где турки сделали значительные запасы фуража и провианта.

14 июля вся армия Шереметева перешла на западный берег Прута, где вскоре к ней подошли войска с Петром I. До 9 тыс. солдат были оставлены в Яссах и на Днестре для охраны коммуникаций и удержания спокойствия местного населения. После соединения всех сил русская армия двинулась вниз по течению Прута к Дунаю. 20 тыс. татар переправилось через Прут вплавь с лошадьми и стали нападать на небольшие тыловые части русских.

17 июля проведён смотр, на котором в русской армии насчитали до 47 тыс. солдат.

18 июля русский авангард узнал о начавшейся переправе на западный берег Прута возле городка Фальчи (совр. Фэлчиу) большой турецкой армии. Турецкая конница в 2 часа дня напала на авангард генерала Януса фон Эберштедта (6 тыс. драгун, 32 пушки), который, построившись в каре и отстреливаясь из орудий, пешим строем в полном окружении противника медленно отступал к основной армии. Русских спасало отсутствие артиллерии у турок и их слабое вооружение, многие из турецких всадников были вооружены лишь луками. С заходом солнца турецкая кавалерия отошла, что позволило авангарду ускоренным ночным маршем соединиться ранним утром 19 июля с армией.

«Исполинские планы»

Петру вообще порой отказывало чувство реальности.

В 1716 году он отправил 6100 солдат и казаков под командой капитана Преображенского полка Бековича-Черкасского с заданием покорить Хивинское и Бухарское ханства, а заодно прорыть канал, которым из Каспия можно было бы попадать в Аму-Дарью (все участники экспедиции были перебиты многократно превосходящими силами хивинцев).

Через год поехал в Париж предлагать свою дочь Елизавету в жены Людовику XV, как будто не понимал, что о браке короля Франции с дочерью бывшей прачки и солдатской потаскушки речь не могла идти ни при каких обстоятельствах.

Едва завершив войну со Швецией, стал замышлять морскую экспедицию для основания колонии на Мадагаскаре, хотя российский флот располагал всего восемью кораблями, способными выйти из Балтики в океан.

«Исполинские планы зрели в голове российского императора!» – восхищался советский писатель Николай Павленко, хотя говорить следовало, скорее, об исполинских масштабов авантюризме.

Причины Северной войны

Здесь тоже нет единого мнения. Одни историки считают, что к концу XVII — началу XVIII века Шведская империя была господствующей державой на Балтийском море и одной из ведущих европейских держав. Территория страны включала значительную часть побережья Балтики: всё побережье Финского залива, современную Прибалтику, часть южного побережья Балтийского моря. В 1697 году Швецию возглавил пятнадцатилетний Карл XII, и юный возраст монарха дал повод соседям Швеции — Датско-норвежскому королевству, Саксонии и Московскому государству — рассчитывать на лёгкую победу и реализовать свои территориальные претензии к Швеции. Эти три государства образовали Северный союз, инициатором которого был курфюрст Саксонии и король польский Август II, который хотел подчинить себе входящую в Швецию Ливонию (Лифляндию), что позволило бы ему упрочить свою власть в Речи Посполитой. Ливония оказалась в руках Швеции по Оливскому мирному договору 1660 года. Дания пошла на конфликт со Швецией в результате давнего соперничества за господство на Балтийском море. Пётр I последним присоединился к Северному союзу после переговоров с Августом, что было оформлено Преображенским договором.

Петр I. Старинный портрет

Для Московского государства получение выхода к Балтийскому морю было важной экономической задачей. К началу Северной войны единственным портом, обеспечивающим торговые отношения с Европой, был Архангельск на Белом море

Но навигация в нем была нерегулярной и очень сложной, что затрудняло торговлю.

Кроме этих причин, историки отмечают еще два обстоятельства, способствовавшие  участию России в Северной войне: Петр I увлекался мореплаванием и судостроением – он был заинтересован в выходе к Балтийскому морю, и оскорбление (холодный прием), полученное им от шведов во время приема в Риге. Кроме того, Московское государство закончило войну с Турцией.

Другие историки утверждают, что инициатором войны со Швецией был польский король Август II, который  стремился отобрать у Швеции Лифляндию, за помощь он обещал вернуть России прежде принадлежащие ей земли Ингерманладии и Карелии.

Россия начинала Северную войну в составе так называемого Северного союза (Россия, Дания, Речь Посполитая, Саксония), но после начала военных действий союз распался и был восстановлен только в 1709 году, когда тяжелые поражения русской армии были уже позади, а шведский король впервые предложил Петру I заключить мир.

Скоротечная кампания

Русская армия насчитывала 79800 штыков и сабель и около 10 тысяч казаков при 160 пушках. В поход с Петром отправились фельдмаршал Шереметьев и семь генералов, в том числе отличившиеся под Полтавой Брюс и Репнин.

27 июня (16 июня по старому стилю) перешли Днестр. Дальше пришлось идти безводной степью, с изнуряющей жарой днем и холодными ночами. Армию начали косить болезни. Некоторые солдаты, дорвавшись до воды, опивались до смерти, другие стрелялись, не выдержав мучений.

14 июля армия достигла Прута. 17 июля был проведен смотр, на котором недосчитались 19 тысяч человек, да еще около 14 тысяч пришлось оставить для охраны коммуникаций.


«Солдаты почернели от жажды и голода. Умирающие люди лежали во множестве по дороге, и никто не мог помочь ближнему или спасти его, так как ни у кого ничего не было», — вспоминал Расмус Эребо, секретарь сопровождавшего Петра в походе датского посланника Юста Юля.

Навстречу Петру выступила армия под командой великого визиря Балтаджи Мехмед-паши и крымского хана Девлет-Гирея II, насчитывавшая 190 тысяч человек при 440 орудиях.

После трехдневных боев превосходящие силы турок 21 июля прижали русскую армию к Пруту и окружили ее полукольцом земляных укреплений и артиллерийских батарей. Петр, по воспоминаниям Эребо, «бегал взад и вперед по лагерю, бил себя в грудь и не мог выговорить ни слова». Гибель или плен казались неминуемыми.

Сражение с турками. Окружение[править]

19 июля править

19 июля турецкая кавалерия окружила русскую армию, не приближаясь ближе, чем на 200—300 шагов. У русских не было чёткого плана действий. В 2 часа дня решили выдвинуться, чтобы атаковать неприятеля, но турецкая конница оттянулась, не приняв боя. Армия Петра I располагалась в низине вдоль Прута, все окрестные возвышенности были заняты турками, к которым пока не подошла артиллерия.

На военном совете было решено отступать ночью вверх по Пруту в поисках более выгодной позиции для обороны. В 11 часов вечера, уничтожив лишние повозки, армия двинулась в следующем боевом порядке: 6-ю параллельными колоннами (4 пехотные дивизии, гвардия и драгунская дивизия Януса), в промежутках между колоннами вели обоз и артиллерию. Гвардейские полки прикрывали левый фланг, на правом фланге, примыкающем к Пруту, двигалась дивизия Репнина. С опасных сторон войска прикрывались от турецкой конницы рогатками, которые несли солдаты на руках.

Потери русской армии убитыми и ранеными в этот день составили около 800 человек.

К этому времени армия насчитывала 31 554 пехоты и 6692 кавалерии, в основном бесконной, 53 тяжёлых орудия и 69 лёгких 3-х фунтовых пушки.

20 июля править

20 июля к утру образовался разрыв между отставшей крайне левой колонной гвардии и соседней дивизией Алларта из-за неравномерного марша колонн по пересечённой местности. Турки немедленно напали на обоз, оставшийся без прикрытия, и прежде чем фланг был восстановлен, погибло немало обозников и членов офицерских семей. В течение нескольких часов армия стояла, ожидая восстановления боевого походного строя. Из-за задержки турецкой пехоте (янычарам) с артиллерией удалось в течение дня нагнать русскую армию.

Около 5 часов дня армия упёрлась крайне правым флангом в реку Прут и остановилась для обороны недалеко от местечка Стэнилешти (рум. Stănileşti, Стэнилешть; около 75 км южнее Ясс). На противоположном восточном крутом берегу Прута показалась татарская конница и союзные им запорожские казаки. К туркам подошла лёгкая артиллерия, которая стала обстреливать русские позиции. В 7 часов вечера последовала атака янычар на расположение дивизий Алларта и Януса, несколько выдвигающихся вперёд по условиям местности. Отбитые ружейно-пушечным огнём турки залегли за небольшим возвышением. Под прикрытием порохового дыма 80 гренадер забросали их гранатами. Турки контратаковали, но были остановлены ружейными залпами на линии рогаток.

Турецкие янычары

Польский генерал Понятовский, военный советник у турок, лично наблюдал сражение:

Бригадир Моро-де-Бразе, совсем не обласканный на русской службе, тем не менее оставил такой отзыв о поведении Петра I в критический момент боя:

Ночью турки дважды делали вылазки, но были отбиты. Потери русских в результате боёв составили 2680 человек (750 убитых, 1200 раненых, 730 пленных и пропавших без вести); турки потеряли 7—8 тысяч согласно донесению английского посла в Константинополе и показанию бригадира Моро-де-Бразе (ему в потерях признавались сами турки).

21 июля править

21 июля турки обложили русскую армию, прижатую к реке, полукругом полевых укреплений и артбатарей. Около 160 орудий непрерывно обстреливали русские позиции. Янычары предприняли атаку, но снова были отбиты с потерями. Положение русской армии стало отчаянным, боеприпасы ещё оставались, но запас был ограничен. Продовольствия не хватало и раньше, а в случае затягивания осады войскам скоро грозил голод. Помощи ждать было не от кого. В лагере плакало и выло множество офицерских жён, сам Пётр I временами приходил в отчаяние, «бегал взад и вперед по лагерю, бил себя в грудь и не мог выговорить ни слова».

На утреннем военном совете Пётр I с генералами принял решение предложить турецкому султану мир; в случае отказа сжечь обоз и прорываться «не на живот, а на смерть, никого не милуя и ни у кого не прося пощады». К туркам послали трубача с предложением о мире. Визирь Балтаджи Мехмед-паша, не ответив на русское предложение, приказал янычарам возобновить атаки. Однако те, понеся в этот и предыдущий день большие потери, заволновались и подняли ропот, что султан желает мира, а визирь против его воли шлёт янычар на убой.

Шереметев послал визирю 2-е письмо, в котором, кроме повторного предложения о мире, заключалась угроза перейти в решительный бой через несколько часов, если ответа не последует. Визирь, обсудив со своими военачальниками ситуацию, согласился заключить перемирие на 48 часов и вступить в переговоры.

К туркам из осаждённой армии назначили наделённого широкими полномочиями вице-канцлера Шафирова с переводчиками и помощниками. Переговоры начались.

Янычар XVII века

Турецкий солдат XVII века

Сипах (турецкая лёгкая кавалерия) XVII века

Предыстория

После поражения в Полтавской битве шведский король Карл XII укрылся во владениях Османской империи, городе Бендеры. Французский историк Жорж Удар назвал побег Карла XII «непоправимой ошибкой» Петра. Пётр I заключил договор с Турцией о выдворении Карла XII с турецкой территории, однако настроения при дворе султана сменились — шведскому королю позволили остаться и создавать угрозу южной границе России при помощи части украинского казачества и крымских татар. Добиваясь высылки Карла XII, Пётр I стал угрожать войной Турции, но в ответ 20 ноября 1710 года султан Ахмед III сам объявил войну России. Действительной причиной войны явились захват русскими войсками Азова в 1696 году и появление русского флота в Азовском море.

Война со стороны Турции ограничилась зимним набегом крымских татар, вассалов Османской империи, на Украину. Пётр I, опираясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил совершить глубокий поход до Дуная, где надеялся поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи.

6 () марта 1711 года Пётр I выехал к войскам из Москвы с верной подругой Екатериной Алексеевной, которую повелел считать своей женой и царицей ещё до официального венчания, произошедшего в 1712 году. Ещё ранее князь М. М. Голицын с 10 драгунскими полками двинулся к границам Молдавии, с севера из Ливонии на соединение с ним вышел генерал-фельдмаршал Б. П. Шереметев с 22 пехотными полками. План русских заключался в следующем: выйти к Дунаю в Валахии, не дать турецкому войску переправиться, а затем поднять восстание народов, подвластных Османской империи, за Дунаем.

Пустые обещания

Формальным поводом для войны стало пребывание Карла XII на турецкой территории, хотя то, что он находился вдали от своей страны и армии, было выгодно России.

Слушать советов короля турки не собирались, поскольку уважали только реальную силу и преследовали исключительно свои интересы, а требования Петра о его высылке не желали выполнять по соображениям престижа.

Военные историки указывают, что Карл XII, планируя поход против России, закончившийся разгромом под Полтавой, совершил просто-таки полный набор всех мыслимых стратегических ошибок: наступал недостаточными силами, не обеспечив коммуникаций; недооценил противника; не организовал разведку; возлагал фантастические надежды на союзников, которые и не думали всерьез помогать.

Удивительно, но спустя два года Петр повторил все эти ошибки, что называется, один к одному.

Он выступил с недостаточными силами в плохо подготовленный поход, толком не зная обстановки, будучи уверен в слабости турок и понадеявшись на помощь румын, сербов и черногорцев.

Как указывает румынский историк Арманд Гошу, сразу после Полтавы «делегации молдавских и валашских бояр стали обивать пороги Петербурга, прося царя, чтобы православная империя их поглотила».

Господари Валахии и Молдавии Константин Брынковяну и Дмитрий Кантемир обещали, как только Россия выступит, объявить о выходе из турецкого подданства, выставить в помощь Петру 30-тысячную армию и обеспечить русские войска продовольствием.

По их словам выходило, что местность в Молдавии идеальна для ведения боевых действий, с водой и пищей проблем не будет, а турки небоеспособны и панически боятся русских.

Наслушавшись этих россказней, Петр писал Шереметьеву: «Господари пишут, что, как скоро наши войска вступят в их земли, то они тотчас же с ними соединятся и весь свой многочисленный народ побудят к восстанию против турок; на что глядя и сербы (от которых мы такое же прошение и обещание имеем), также болгары и другие христианские народы встанут против турок, и одни присоединятся к нашим войскам, другие поднимут восстание против турецких областей; в таких обстоятельствах визирь не посмеет перейти через Дунай, большая часть его войска разбежится, а может быть, и бунт поднимут».

Когда началась война, Брынковяну сделал вид, что происходящее его не касается. Кантемир, правда, явился в лагерь Петра (его потомки сделались российскими вельможами), но привел лишь пять тысяч иррегулярной конницы, вооруженной луками и пиками.

Фактически, повторилась ситуация двухлетней давности, только в роли Мазепы оказался Кантемир, а в роли Карла XII — Петр.


Именно в 1711 году была заложена долгая традиция безоглядной, нередко в ущерб собственным интересам, поддержки Россией балканских православных «братушек», которые либо вовсе не просили спасать их от кого бы то ни было, либо не рвались в бой, рассчитывая загрести жар русскими руками. Кончилась она, как известно, первой мировой войной и гибелью созданной Петром империи.

Бендерская оборона

Среди исторических деятелей резко выделяются две категории: успешные прагматики, про которых, как говорится, песен не сложат, и отважные романтичные сумасброды.

Самый знаменитый среди шведских королей, Карл XII, характером, прижизненной и посмертной судьбой напоминал Ричарда Львиное Сердце. Проиграв все, что можно и бессмысленно погибнув в возрасте 35 лет при осаде незначительной норвежской крепости, он остался героем в глазах современников и потомков, и его портреты долго висели в аристократических домах Европы.

После Прутского мира Карл XII еще два года тянул время, категорически отказываясь покидать Турцию.

Когда власти, наконец, прислали воинскую команду, чтобы выдворить короля из занимаемого им дома в Бендерах, он поднял телохранителей, велел раздать мушкеты лакеям, и вместе со своими людьми отстреливался из окна, пока турки не подожгли дом.

Тогда Карл, великий мастер эффектной позы и хорошей мины при плохой игре, заявил, что не может ждать ни дня, поскольку неотложные дела призывают его в Швецию, и, загоняя лошадей, поскакал на родину, в которой не был 14 лет.

Предыстория

После поражения в Полтавской битве шведский король Карл XII укрылся во владениях Османской империи, городе Бендеры. Французский историк Жорж Удар назвал побег Карла XII «непоправимой ошибкой» Петра. Пётр I заключил договор с Турцией о выдворении Карла XII с турецкой территории, однако настроения при дворе султана сменились — шведскому королю позволили остаться и создавать угрозу южной границе России при помощи части украинского казачества и крымских татар. Добиваясь высылки Карла XII, Пётр I стал угрожать войной Турции, но в ответ 20 ноября 1710 года султан сам объявил войну России. Действительной причиной войны явились захват русскими войсками Азова в 1696 году и появление русского флота в Азовском море.

Война со стороны Турции ограничилась зимним набегом крымских татар, вассалов Османской империи, на Украину. Пётр I, опираясь на помощь правителей Валахии и Молдавии, решил совершить глубокий поход до Дуная, где надеялся поднять на борьбу с турками христианских вассалов Оттоманской империи.

6 (17) марта 1711 года Пётр I выехал к войскам из Москвы с верной подругой Екатериной Алексеевной, которую повелел считать своей женой и царицей ещё до официального венчания, произошедшего в 1712 году. Ещё ранее князь Голицын с 10 драгунскими полками двинулся к границам Молдавии, с севера из Ливонии на соединение с ним вышел фельдмаршал Шереметев с 22 пехотными полками. План русских заключался в следующем: выйти к Дунаю в Валахии, не дать турецкому войску переправиться, а затем поднять восстание народов, подвластных Оттоманской империи, за Дунаем.

Заключение Прутского мирного договора

О безнадёжном положении русской армии можно судить по условиям, на которые был согласен Пётр I, и которые он изложил Шафирову в инструкции:

  • Отдать туркам Азов и все ранее завоёванные города на их землях.
  • Отдать шведам Лифляндию и прочие земли, кроме Ингрии (где строился Петербург). Отдать в возмещение за Ингрию Псков.
  • Согласиться на Лещинского, ставленника шведов, как польского короля.

Данные условия совпадали с теми, которые выдвигал султан при объявлении войны России. На подкуп визиря было выделено из казны 150 тыс. рублей, суммы поменьше предназначались другим турецким начальникам и даже секретарям. По легенде жена Петра Екатерина Алексеевна пожертвовала все свои драгоценности на подкуп, однако датский посланник Юст Юль, бывший при русской армии после выхода её из окружения, не сообщает о таком деянии Екатерины, но говорит о том, что царица раздала свои драгоценности на сбережение офицерам и потом, по заключении мира, собрала их назад.

22 июля Шафиров вернулся из турецкого лагеря с условиями мира. Они оказались значительно легче тех, на которые был готов Пётр:

  • Возврат Азова туркам в прежнем состоянии.
  • Разорение Таганрога и других городов на завоёванных русскими землях вокруг Азовского моря.
  • Отказ от вмешательства в польские и казацкие (запорожские) дела.
  • Свободный пропуск шведского короля в Швецию и ряд несущественных условий по купцам. До исполнения условий договора Шафиров и сын фельдмаршала Шереметева должны были оставаться в Турции как заложники.

23 июля мирный договор был скреплён печатями, и уже в 6 часов вечера русская армия в боевом порядке с распущенными знамёнами и барабанным боем выступила к Яссам. Турки даже выделили свою кавалерию для защиты русской армии от разбойничьих набегов татар. Карл XII, узнав о начале переговоров, но ещё не зная об условиях сторон, немедля отправился из Бендер на Прут и 24 июля после полудня прибыл в турецкий лагерь, где потребовал расторгнуть договор и дать ему войско, с которым он разобьёт русских. Великий визирь отказал, сказав:

«Ты уже их испытал, и мы их знаем. Коли хочешь, нападай на них со своими людьми, а мы заключённого мира не нарушим».

25 июля русский кавалерийский корпус генерала Ренне с приданной молдавской конницей, ещё не зная о заключённом перемирии, захватил Браилов, который пришлось оставить через 2 дня.

13 августа 1711 русская армия, выходя из Молдавии, пересекла Днестр в Могилёве, закончив Прутский поход. По воспоминанию датчанина Расмуса Эребо (секретаря Ю. Юля) о русских войсках на подходе к Днестру:

«Солдаты почернели от жажды и голода. Почерневшие и умирающие от голода люди лежали во множестве по дороге, и никто не мог помочь ближнему или спасти его, так как у всех было поровну, то есть ни у кого ничего не было.»

Визирь так и не смог получить обещанную ему Петром взятку. Ночью 26 июля деньги привезли в турецкий лагерь, но визирь не принял их, опасаясь своего союзника, крымского хана. Потом он побоялся взять их из-за подозрений, возбуждаемых Карлом XII против визиря. В ноябре 1711 благодаря интригам Карла XII посредством английской и французской дипломатии визирь Мехмед-паша был смещён султаном и по слухам вскоре казнён.


С этим читают