Убиты подо ржевом: 75 лет одной из самых кровопролитных битв человечества

Когда лучше наступать: логика войны

Сражение за Ржев стало одним из самых спорных, засекреченных и даже загадочных эпизодов Великой Отечественной войны. Лишь волею случая и силой таланта А.Твардовского вся страна узнала слова «Я убит подо Ржевом». Что же происходило в районе Ржевского выступа? Казалось бы, не время наступать: на юге немецкие части рвутся к нефтепромыслам Кавказа, в большой излучине Дона на дальних подступах к Сталинграду догорает танковое сражение. Если где-то противник не ведет наступательных действий, то самое время сидеть тихо и совершенствовать свою оборону.


Карта сражения за Ржев

Однако война имеет совсем другую логику. Во-первых, сейчас, когда есть возможность ознакомиться с документами обеих сторон, совершенно неубедительным становится тезис «не ведет наступательных действий». С одной стороны, сильнейшая группа армий «Центр» не получила задач в рамках плана «Блау» летнего наступления вермахта. Здесь немцы имитировали подготовку к броску на Москву – так называемая операция «Кремль». Было бы большой ошибкой считать, что вместо этой имитации немцы не смогли бы провести наступление ограниченных масштабов, но с тяжелыми последствиями для советских войск.


Командующий группой армий «Центр» фон Клюге выбрал в качестве объекта захвата Сухиничский выступ, образовавшийся в ходе советского зимнего наступления 1941-1942 годов. Название «Кремль» для такого наступления было бы слишком громким, и операция получила кодовое наименование «Смерч» (Wilberwind). Первоначально начало «Смерча» было назначено на 7-9 августа 1942 года. План предусматривал типичные для германской военной школы удары по сходящимся направлениям с целью окружения советских войск в выступе. Своего рода Курская дуга 1943 года, но в уменьшенном масштабе. Над этим планом штабисты работали несколько месяцев. Если бы группа армий «Центр» стала главным игроком кампании 1942 года, то со срезания Сухиничского выступа начался бы бросок на Москву.

Во-вторых, в советском Генштабе и штабах Калининского и Западного фронтов всего этого тогда еще не знали, но готовились к наступлению со своими собственными целями. Задачи Калининского и Западного фронтов были сформулированы в директиве Ставки ВГК № 170514 от 16 июля 1942 года. В ней, в частности, говорилось: «…главными силами овладеть городом Ржев, переправами через р. Волга и железнодорожным узлом». Немцы, удерживая Ржев, контролировали шоссейные и железные дороги на фланге группы армий «Центр». Чтобы отбросить немцев дальше от Москвы, требовалось эффективно снабжать Калининский фронт, нависавший над флангом группы армий «Центр». Без Ржева это было невозможно. Кроме того, сбив немцев с позиций под Ржевом, Красная Армия лишала противника выгодного плацдарма для броска на Москву. Это сейчас мы знаем, что в ближайших планах вермахта Москвы не было. Как бы повернулась ситуация в случае успеха «Блау», предсказать несложно. Москва, несомненно, стала бы одной из следующих целей германской военной машины.

Советские солдаты в боях за Ржев


Возвращаясь в конец июля и первые дни августа 1942 года, следует сказать, что советское наступление оказалось для немцев неожиданным. По крайней мере в отношении силы ударов и результативности его подготовки. Несмотря на общее тяжелое положение с боеприпасами в 1942 году, для наступления на Ржев были выделены значительные ресурсы, прежде всего артиллерийские (Сталинград, как маневренное сражение, поглощал в основном танковые резервы).

К концу первого дня наступления войска 30-й армии прорвали оборону 256-й и 87-й пехотных дивизий немецкого VI армейского корпуса на фронте 9 км и на глубину 6-7 км. До Ржева оставалось 6 километров. Однако преодоление этих километров растянулось на месяц. Проблема Ржева и других позиционных сражений заключалась в том, что, если не удавалось сразу обвалить фронт и ввести в прорыв танки, противник подтягивал к атакованному участку резервы и выстраивал новый рубеж обороны. Механизм развития событий был абсолютно идентичен сражениям Первой мировой войны, происходившим не ввиду скудоумия участников, а ввиду объективных проблем в сокрушении сильного и дееспособного противника. Когда ни у одной стороны нет решающего преимущества в силах и средствах.

Происхождение термина

В современную историографию термин введён российскими историками С. А. Герасимовой, О. Кондратьевым и другими. В советской историографии события 1942—1943 года на Ржевском выступе рассматривались как серия независимых советских наступательных операций. В современной российской историографии боевые действия на Ржевском выступе оцениваются как самостоятельная стратегическая операция РККА.

В памяти советского солдата и советских граждан Ржевский выступ, Ржевская дуга остались «ржевской мясорубкой», «прорвой».


Мы наступали на Ржев по трупным полям. В ходе ржевских боев появилось много «долин смерти» и «рощ смерти». Не побывавшему там трудно вообразить, что такое смердящее под летним солнцем месиво, состоящее из покрытых червями тысяч человеческих тел. Лето, жара, безветрие, а впереди — вот такая «долина смерти». Она хорошо просматривается и простреливается немцами. Ни миновать, ни обойти её нет никакой возможности: по ней проложен телефонный кабель — он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, кишат червями, испускают тошнотворный сладковатый запах разложения человеческих тел. Этот смрад неподвижно висит над «долиной». Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьет фонтан тлетворной вони. Но вот пролетели осколки, ты вскакиваешь, отряхиваешься и снова — вперед.

— П. А. Михин, Мы умирали чтобы победить

В народной памяти бои подо Ржевом остались самыми страшными. В деревнях многих районов вокруг Ржева бытует выражение «погнали подо Ржев». Также и немецкие ветераны с ужасом вспоминают бои в «большом пространстве Ржева».

Литература

Мемуары

Гроссман Х. Ржев — краеугольный камень Восточного фронта. — Ржев: Ржевская правда, 1996. — 158 с. — ISBN 588058-003-2.

Исторические исследования

  • Герасимова С.А. Ржевская бойня. Потерянная победа Жукова. — М.: Эксмо, 2009. — 320 с. — ISBN 978-5-699-35203-6.
  • Гланц Д. Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в операции «Марс» 1942 года. — М.: Астрель, 2006. — 672 с. — ISBN 5-17-034382-5.
  • Кривошеев Г. Ф. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. — М.: Олма-Пресс, 2001. — 320 с. — ISBN 5-17-024092-9.
  • Разгром немецко-фашистских войск под Москвой / Под ред. Маршала Советского Союза В. Д. Соколовского. — М: Воениздат, 1964. — 444 с. — 10 000 экз. — ISBN 978-5-699-35203-6.

Итоги

Битва за Ржев надолго сковала крупные силы группы армий «Центр», обескровила их, притягивала немецкие резервы с других фронтов. Активные действия советской стороны срывали некоторые подготовленные немцами операции (например, наступление на Киров и Сухиничи). Тем не менее, несмотря на все усилия и колоссальные жертвы, ликвидировать Ржевский плацдарм не удалось — германские войска ушли с него сами, как под воздействием ослабления войск на выступе, так и в результате советских успехов на южном участке фронта. В целом, итог битвы был скорее неудачен для обеих сторон.

Потери

Бои под Ржевом стали одним из самых кровавых эпизодов Великой Отечественной войны. По данным исследования военного историка А. В. Исаева, проведённого на основе архива Министерства обороны, потери в операциях на дуге, опоясывающей Ржев, протяжённостью 200—250 километров, с января 1942 года по март 1943 года составили: безвозвратные — 392 554 человека; санитарные — 768 233 человека. В число безвозвратных потерь входят пленные, часть которых после войны вернулась домой. 50 000 человек были взяты в плен из состава 39-й, 22-й, 41-й армий и 11-го кавалерийского корпуса. 13 700 человек пленены во время Ржевско-Гжатской наступательной операции 30 июля — 30 сентября 1942 года.

Согласно статистическому исследованию военного историка Г. Ф. Кривошеева «Россия и СССР в войнах XX века», безвозвратные потери (убитые, умершие от ран и пропавшие без вести, в том числе попавшие в плен) в 1942—1943 годы в операциях на западном направлении составили 433 037 человек, из них:

  • Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция (8 января — 20 апреля 1942 года) — 272 320 человек.
  • Первая Ржевско-Сычевская наступательная операция (30 июля — 23 августа 1942 года) — 51 482 человека.
  • Вторая Ржевско-Сычевская наступательная операция (25 ноября — 20 декабря 1942 года) — 70 373 человека.
  • Ржевско-Вяземская наступательная операция (2 — 31 марта 1943 года) — 38 862 человека.

В 1942 году безвозвратные потери на Западном и Калининском фронтах (включая Ржевскую дугу) составили:

  • Западный фронт — 244 574 человек убитых и умерших от ран и 44 996 человек пропавших без вести.
  • Калининский фронт — 221 726 человек убитых и умерших от ран и 55 826 человек пропавших без вести.

Потери немецкой армии неизвестны, оцениваются по операциям следующим образом (общие потери, включая раненых):

  • 8 января — 20 апреля 1942: 197 000.
  • 2 — 25 июля (операция «Зейдлиц»): 9 000.
  • 30 июля — 10 сентября (отражение летнего наступления): 53 000.
  • 25 ноября — 20 декабря, (операция «Марс»): 53 000.
  • 24 ноября 1942 — 17 января 1943 (Великолукская операция): 63 000.
  • 1 — 31 марта 1943 (Операция «Бюффель»): 15 300.

Итого общие потери, включая раненых: более 390 000

По подсчетам А. Исаева, в Первой Ржевско-Сычёвской операции соотношение потерь составляло 6:1, а во Второй (операция «Марс») оно улучшилось до 4:1. В ходе Ржевско-Вяземской операции 8 января — 20 апреля 1942 года, по данным справочника «Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Кампании и стратегические операции в цифрах», общие потери советских войск от всех причин составили 835 881 человек, а немецких — 196 939, что также даёт соотношение потерь свыше 4:1.

Разрушения, потери населения и материальный ущерб

В результате боевых действий за 17 месяцев оккупации Ржев, а также соседние города и деревни были практически полностью разрушены. Как отмечает исследователь С. А. Герасимова, основную роль в этом сыграла «родная армия», хотя в октябре 1941 года немецкая авиация успела основательно побомбить город. Однако с января 1942 года по март 1943 года немцы в районе Ржева оборонялись, и по городу все это время работали советская авиация и артиллерия. Так, Директива Ставки ВГК № 170007 от 11 января 1942 года предусматривала следующие меры : «Ставка рекомендует максимально использовать для этой цели… артиллерийские, минометные и авиационные силы и громить во всю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города». Аналогичным образом «План использования авиации…» на лето 1942 года требовал: «В ночь с 30 на 31 июля 1942 года разрушить Ржев и Ржевский железнодорожный узел». Из 20 тысяч человек, оказавшихся в оккупации, в день освобождения, 3 марта 1943 года, осталось 150 человек, вместе с районом — 362 человека. Из 5443 жилых домов Ржева уцелело лишь 297. Общий материальный ущерб, нанесённый городу и району в ходе боевых действий, по определению Чрезвычайной Государственной комиссии составил полтора миллиарда рублей.


С этим читают