«сказали, либо я начинаю работать, либо они закопают меня живьем»: три ужасные истории девушек, попавших в сексуальное рабство

Нарушения прав человека

Пользователи приложения, представляющиеся «владельцами» домработниц, рекомендовали нашим коллегам лишать женщин базовых гражданских прав, например, не давать им ни минуты отдыха.


Один из пользователей, полицейский, так рекламировал домработницу, от которой хотел избавиться: «Поверьте, она очень милая. Она все время улыбается. Даже если вы заставляете ее работать до пяти утра, она не возразит ни слова».

Этот человек рассказал Би-би-си, что домработницы — это товар. «Люди покупают служанку за 600 динаров (примерно 2000 долларов), и потом продают за тысячу (примерно 3300 долларов)».

Image caption Арабская служба Би-би-си тайно записала разговоры с людьми, продающими домработниц в Кувейте

Он дал еще один полезный совет: «Паспорт ей не давайте. Вы — ее спонсор. Зачем давать ей паспорт?»

Однажды команде Би-би-си предложили 16-летнюю девочку. Назовем ее Фату.

Ее переправили в Кувейт из Гвинеи, она работала служанкой полгода, несмотря на то, что местное законодательство требует, чтобы домработницы были старше 21 года.

Расписывая достоинства Фату, хозяйка отдельно напирала на то, что не давала ей выходных, отобрала ее паспорт и телефон и не разрешала одной выходить из дома. Все это противоречит законодательству Кувейта.

Проституция в Румынии и за ее пределами

Несмотря на то, что закон запрещает как предоставлять секс-услуги, так и пользоваться ими, проституция в Румынии процветает. Так, в неблагополучных районах Бухареста, которые контролируются цыганскими кланами (например, Ферентарь), девушек заставляют «работать» всего за пару евро в час. При этом возрастные ограничения для жриц любви практически отсутствуют: более четверти из них не достигли совершеннолетия. Немногим лучше обстоят дела в центре столицы (например, местная «улица красных фонарей» Липскань) и прилегающих территориях.

Этот район контролируют исключительно румынские ОПГ. Если девушка в сутки заработала меньше трехсот евро, у нее забирают 70% выручки, но если она выполнила «план», ей оставят половину.

В странах, в которых секс за деньги не преследуется законом (Германия, Нидерланды), количество вовлеченных в проституцию местных жителей составляет лишь небольшой процент. Но спрос рождает предложение, и женщин туда привозят из менее развитых государств — таких, как Румыния. Торговлю румынскими девушками зачастую курируют зарубежные преступные элементы. Например, на севере и северо-западе страны этим занимаются, в основном, венгерские мафиозные структуры. Однако граждане Румынии также глубоко вовлечены в процесс, причем не только на уровне мафии, но и на уровне представителей правоохранительных органов.

Сложная ситуация с трафиком и продажей людей сложилась в Румынии с начала 2000-х годов. 1 января 2002 года румынам был открыт безвизовый въезд в Шенгенскую зону, а в 2007 году страна вошла в Евросоюз. Это не только способствовало развитию торгово-экономических отношений, но и стало началом ужасающей новой реальности в духе печально известного «Рассказа служанки» — сотни румынских женщин на сегодняшний день остаются в сексуальном рабстве. Из-за острой нехватки рабочих мест и низкого уровня доходов люди начали выезжать за границу в поисках лучшей жизни, что значительно упростило жизнь торговцев и дало им широкое поле для преступной деятельности. Благодаря легальному статусу проституции во многих странах ЕС, трафик женщин и даже детей стал одним из основных источников дохода румынских криминальных структур. Всего за несколько лет Румыния превратилась в крупный центр секс-трафика, а наибольшее число проституток в европейских городах сегодня составляют именно румынские женщины.

Фиктивные женихи

Уже 30 лет LAWA предоставляет помощь латиноамериканкам, живущим в Соединенном Королевстве.

Йенне Аудэ работает в организации последние 10 лет. Она говорит, что около трети всех случаев, с которыми она имела дело, были связаны с подпольной секс-индустрией.

«Но ни одна из этих женщин никогда не пришла и не заявила: «Я — жертва секс-торговли», — говорит Йенне.

Эксперты объясняют это тем, что у женщин просто нет информации, они даже не понимают, что могут о себе заявить и получить помощь.

В последнее время эксперты бьют тревогу по поводу новой тенденции в секс-торговле: жертв, в подавляющем большинстве женщин, заманивают в притоны «бойфренды» из стран Запада.

Жертвам кажется, что они едут на Запад в качестве невесты или подруги, и именно так они представляются на паспортном контроле. Это не вызывает подозрений у пограничников.


Но в большинстве случаев «жених» вскоре исчезает.

Image caption Осложняет ситуацию то, что женщины, осознававшие, что стали жертвами секс-торговли, всячески избегают об этом говорить и отказываются признать себя жертвой

Большинство женщин, попадающих в сексуальное рабство, приезжают в Британию из Албании, Вьетнама и Нигерии.

Но за последние два года стало известно о 22 случаях с латиноамериканками — из Боливии, Бразилии, Гватемалы, Никарагуа, Гондураса, Мексики, Панамы, Доминиканской Республики и Кубы.

Значительное число этих женщин проводят в Европе два-три года в сексуальном рабстве, прежде чем попасть в Британию.

Часто их перевозят на поезде, идущем через тоннель под Ла-Маншем из Франции в Британию.

Многим грозили расправами с членами их семей, если они откажутся подчиниться правилам, установленным похитителями.

Истории этих двух женщин — лишь ничтожно маленькая часть огромной проблемы, в 2012-2014 годах затронувшей более 63 тысяч жертв из 106 странах.

Подавляющее большинство этих людей — женщины.

Йенне Аудэ говорит, что секс-торговля — суровая правда жизни в странах Латинской Америки.

Метод любовника: почему девушки попадают в ловушку

Преступники пользуются тяжелыми обстоятельствами, в которые попадают женщины и дети. Большинство жертв они сажают «на крючок» обещаниями стабильного заработка за границей (как правило, это Италия, Греция, Испания или Франция). Так, многие румынские девушки попали в ловушку, поверив в рассказы о работе в сфере услуг (рестораны и салоны красоты) или о модельной карьере в Париже и Риме. При этом дамам, которые уже занимаются проституцией, обещают работу, связанную с «безобидной» сексуальной деятельностью в клубах или массажных салонах.

Также торговцы пользуются объявлениями на сайтах брачных агентств: девушки выезжают из страны, убежденные в том, что выйдут замуж за того, кого они видели на фотографии или с кем разговаривали по телефону. В последние годы замечен рост числа румынских женщин, которые едут в Европу с целью заключить фиктивный брак, но попадают там в сексуальное рабство. Часть девушек румынские торговцы похищают и просто забирают насильно. Отмечаются также случаи, когда девушек, особенно несовершеннолетних, продают члены их семьи из-за крайне тяжелого финансового положения.

В последние годы широко используется и новый способ «вербовки». Преступники за небольшое вознаграждение нанимают симпатичных молодых мужчин, чтобы они знакомились с потенциальными жертвами. Их задача — создать иллюзию «конфетно-букетного» периода романтических отношений. Для знакомств часто используются социальные сети, в которых вербовщики говорят девушкам, что они уехали за границу и построили там карьеру, но настала пора завести семью. Затем поступает предложение приехать к своему «жениху» в одну из стран Западной Европы. Для подтверждения серьезности намерений мужчина высылает «возлюбленной» деньги на дорожные расходы. Только приехав в пункт назначения, жертва понимает цель визита. Подобную тактику называют «методом любовника».

Сексуальное рабство в контексте вооружённых конфликтов[ | код]

Сексуальное насилие сопровождает все вооружённые конфликты.

До XIX века военные рассматривали население страны, с которой велись военные действия, как потенциального противника — с вытекающим поражением в правах. Женщины воспринимались оккупантами как законный трофей победителя.

Принуждение нацистскими оккупационными властями советских женщин к работе в военных борделях | код

Вторая мировая война в Азии | код

Допрос (в августе 1945 года) юной китаянки, которую японские военные использовали в качестве секс-рабыни

Основная статья: Станция утешения

Во время Второй мировой войны японские военные принуждали к проституции женщин на оккупированных территориях. Около двухсот тысяч юных китаянок и кореянок были превращены в сексуальных рабынь японскими военными во время Второй мировой. Японские солдаты насиловали даже замужних и беременных женщин на оккупированных территориях.

Есть сведения и о случаях изнасилования союзными солдатами японок во время оккупации японских территорий. Австралийские солдаты и офицеры в начале 1946 года «хватали женщин, затаскивали в джипы, отвозили в горы и там насиловали, крики слышны были каждую ночь», вспоминают очевидцы.

Американские солдаты насиловали японок во время оккупации Окинавы в 1945 году. Только официально было зарегистрировано 1 336 случаев сексуального насилия за первые 10 дней оккупации.

Лиля навсегда (Lilja 4-ever) 2002

Жанр: криминал, драма

Рейтинг: КиноПоиск —7,5, IMDb — 7,9

Жизнь 16-летней Лили проходит в забытом богом небольшом городке. У ее матери появляется новый любовник, с которым женщина уезжает в США, оставив дочь в ожидании вызова в Америку. Лиля не сразу понимает, что ее просто бросили. Из-за рубежа не последовало ни писем, ни денег, и единственное, что теперь остается у девушки – это один-единственный друг Вова, которому всего 11 лет. Вместе они верят, что когда-то их жизнь станет лучше. После встречи с красавцем Андреем Лиля начинает думать, что ее мечты начали воплощаться в жизнь, к тому же парень приглашает ее поехать в Швецию.

Ольга из Бишкека


Ольга рассказала свою историю журналистам на встрече жертв торговли людьми в столице Киргизии в 2011 году. Сделала она это при условии сохранения полной анонимности.

Осенью 2007 года Ольга, работница одного из городских кафе, гуляла по Бишкеку вместе со своей коллегой, когда к ним подошли два сотрудника милиции. Они предъявили удостоверения и попросили женщин показать паспорта, которых у них при себе не оказалось. Тогда милиционеры сказали, что нужно проехать в отделение. Ничего не подозревавшие женщины согласились и только в машине поняли, что везут их в совершенно другом направлении. Ольга начала возмущаться, за что подверглась избиению и потеряла сознание. Это повторилось ещё раз, а когда она очнулась снова, то находилась уже за пределами Киргизии — в соседнем Казахстане.

Их привезли в многоэтажный дом в Алма-Ате, похожий на гостиницу. Единственной странностью этого здания были решётки, установленные на всех окнах и дверях. Женщин завели в подвал, где их встретила хозяйка “заведения” с двумя сыновьями. Она объявила, что купила их с целью сексуальной эксплуатации, после чего подруг поместили к другим девушкам. Ещё четверо были из Киргизии и по двое — из Узбекистана и Таджикистана.

Каждая из рабынь должна была ублажать клиентов в отдельной комнате. Ольга отказалась, после чего ей сломали руку. Она продолжала упорствовать. Тогда ей сломали ту же руку ещё раз, и только после этого пригласили врача, наложившего гипс. Через неделю подобных “уговоров” её вывезли в степь, подвели к вырытой в земле яме и сказали, что у неё есть только два варианта. После этого Ольга согласилась.

Больше года она прилежно исполняла свои обязанности и постепенно вошла в число тех, кому разрешали работать “на выезде”. По словам Ольги, среди её клиентов попадались соотечественники из Киргизии, и она просила их помочь — хотя бы просто подачей заявления в милицию — но никто не откликался. Но однажды эта тактика всё же принесла успех. Единственными сердобольными из земляков оказались дальнобойщики, с которыми Ольга и ещё одна девушка из Киргизии провели ночь. Они согласились дождаться, когда обе пленницы сумеют выскользнуть из своей “гостиницы”, и спрятать их в кузове одной из фур. Так жертвы похищения в конце концов смогли вернуться на родину.

В Киргизии Ольга дважды пыталась обращаться в милицию. В первый раз ей сказали, что сотрудники этого органа никак не могли совершить подобное, а во второй ответили более прямо: “Ворон ворону глаз не выклюет” и “Если не хочешь где-нибудь в горах очутиться – забудь и живи”.

Так она и поступила. Благодаря помощи одной из благотворительных организаций ей удалось выучиться на парикмахера и устроиться на работу по этой специальности в Бишкеке. Правда, где сейчас находится её бывшая коллега, вместе с которой их похитили, Ольга не знает. Предполагает, что по-прежнему в казахстанском рабстве.

Похищение невест[править | править код]

Похищение сабинянок на картине Пуссена

Основная статья: Похищение невесты

Похищение невест по-прежнему практикуется во многих странах.

На территории нынешней РФ обычай похищения невесты распространён на Кавказе, хотя ещё до революции 1917 года этот обычай преследовался в уголовном порядке (преследовался в дальнейшем и преследуется поныне). Международную огласку получило похищение в Махачкале студентки из Эстонии в августе 2006 года.

В советские времена похищение невесты каралось статьями главы 11 УК РСФСР «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев».

Однако в современной России похищение невесты «по согласию» не является преступлением. Хотя Уголовный кодекс предусматривает за похищение человека наказание в виде тюремного заключения сроком до 4 лет, однако, согласно примечанию к статье 126 УК РФ, «Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Коммерческая эксплуатация детской сексуальности[править | править код]

Коммерческая эксплуатация детской сексуальности — распространённая форма сексуального рабства (в трактовке правозащитных международных организаций).

Декларация в отношении такого рода эксплуатации детей принята в Стокгольме в 1996 году .

Детская проституцияправить | править код

Основная статья: Детская проституция

По данным индийской полиции, более 1 200 000 детей вовлечены в Индии в проституцию. Около 40 % индийских проституток — дети и подростки.

Аналогичный расклад (40 % вовлечённых в проституцию — детского возраста) в Таиланде.

Способы вербовкиправить | править код

Существует семь форм вербовки сексуальных рабынь:

  • отбор по фотокаталогам, которые отправляются для отбора заказчикам;
  • фиктивный наём на работу;
  • т. н. «вторая волна», когда жертвы возвращаются домой, чтобы нанять других;
  • (индивидуальный): вербовка лицами, имеющими долги и отрабатывающими таким образом задолженность;
  • конкурсы красоты, конкурсы фотографий, наборы в студии фотомоделей, манекенщиц и другие;
  • объявления о найме на работу в качестве проституток;
  • фиктивные «брачные агентства», иногда называемые агентствами «невест по почтовой переписке».

Что не так с борьбой с сексуальным рабством?

Во-первых, есть проблемы с определением. Свобода и рабство — довольно сложные категории с тысячей оттенков. Ведь, с одной стороны, рабство может быть добровольным и являться предметом выбора, а с другой — свобода может навязываться насильно. Не будем вдаваться слишком глубоко в запутанные философские диспуты, мы воспользуемся «здравым смыслом», то есть наиболее конвенциональным определением, которое подсказывает, что рабство — это отношения, в которых человек оказывается и удерживается не по своей воле и зачастую связанные с физическим и психологическим насилием. Можно сказать, что сексуальное рабство — это ситуация, когда человека систематически заставляют оказывать сексуальные услуги помимо ее/его воли. Если же прямого принуждения нет — то, соответственно, нет и рабства.

Как писала Кэтлин Барри, одна из основательниц современной феминистской борьбы с коммерческим сексом, допустить разделение на добровольное и принудительное занятие проституцией — это все равно что допустить приемлемость добровольного потребления наркотиков, «когда люди сами делают себе инъекции без прямого принуждения со стороны других»

В этой логике неважно, что думает сам человек. Важно то, что согласно неким внешним критериям его деятельность считается неприемлемой, а следовательно, должна быть прекращена


Аргумент, достойный товарища Ройзмана. Действительно, кто добровольно станет заниматься коммерческим сексом и употреблять наркотики? Таких людей нужно спасать, даже вопреки их воле.

Вторая проблема связана с применением этого подхода на практике. Согласно логике радикального феминизма, все женщины, занимающиеся коммерческим сексом, объявляются жертвами сексуального рабства. На этой логике основана «шведская модель», декриминализующая оказание сексуальных услуг и криминализующая их покупку. Закон, уникальный в своей парадоксальности. С одной стороны, он как бы разрешает продажу, но с другой — запрещает покупку. То есть вам разрешают продавать то, что запрещено покупать. Если вернуться к аналогии с наркотиками, представьте, что было бы, если их разрешили продавать, но запретили покупать. Очевидно, что транзакции все равно совершались бы, но только на черном рынке. Причем невыгодно это было бы не только криминализованным покупателям, но и продавцам: сложно искать клиентов, бизнес нестабильный, официально не признан, а значит, нет никаких трудовых прав, социальных пособий и прочего.

Собственно, криминализация клиентов, покупающих коммерческие сексуальные услуги, работает так же, как работала бы и криминализация потребителей веществ. Как свидетельствуют многочисленные исследования, после принятия закона положение секс-работниц в Швеции значительно ухудшилось. Им стало сложнее находить клиентов, из-за этого приходиться иметь дело даже с теми, от кого раньше они наверняка отказались бы. Клиенты же стали чаще настаивать на незащищенном сексе, потому что презерватив может быть использован как улика в суде. Кроме того, именно клиенты могли сообщить в полицию, если они встречали женщин, действительно находящихся в сексуальном рабстве и нуждающихся в помощи. Теперь они этого не делают, потому что сами могут попасть под суд. Олег Мельников, возглавляющий движение «Альтернатива», борющееся с современным рабством в России, также говорит о том, что о случаях сексуального рабства чаще всего узнают от клиентов.

Во Франции, как показывает недавно опубликованное исследование, введение закона о криминализации клиентов по шведскому образцу в 2016 году обернулось значительными негативными последствиями для секс-работниц: 48 % заявили, что стали больше подвержены насилию, 63 % переживают ухудшение условий жизни и 88 % выступает против закона о криминализации.

Что на это отвечают радикальные феминистки? «Продавать секс в нашей стране совершенно законно. Да, найти клиентов им будет не очень легко, но это аспект ведения любого бизнеса, не так ли?» Действительно так. Клиентов найти всегда тяжело, если вы не Google и не Apple, но если еще и ваших клиентов могут посадить в тюрьму за покупку вашего товара или услуг, то эта задача выглядит просто титанической.

Пот и кровь гладиаторов

Гладиаторы Колизея для римских граждан были аналогом современных «звезд» эстрады и кино. Плебеи боготворили лучших бойцов, а жены и дочери благородных патрициев платили огромные деньги за возможность провести со своим кумиром ночь. Однако римским барышням от героев арены был нужен не только секс.

Победивший гладиатор, после боя, покрывал свое тело ароматным маслом и специальным инструментом под названием стригиль соскабливал с себя пот, отмершую кожу и грязь арены

Полученную массу помещали в небольшие бутылочки и продавали патрицианкам как афродизиак, который женщины наносили на свое тело, в надежде привлечь внимание мужчин

Кровь гладиаторов, убитых во время сражений, также собирали и использовали как лекарство. С ее помощью римские лекари лечили эпилепсию. Для этого от больного требовалось несколько дней подряд пить эту кровь. Римлянки добавляли в напитки скипидар, который придавал их моче легкий аромат роз.

С дозволения спонсора

«Это хрестоматийный пример современного рабства, — говорит Урмила Бхула. — Ребенок продается и покупается как движимое имущество».

В большинстве стран залива домработниц привозят в страну специальные агентства и ставят их на учет в государственной организации.

«Я бежал час, не оглядываясь»: современное рабство в Британии

Потенциальные наниматели платят агентству комиссионные и становятся официальными спонсорами домработниц.

В рамках этой системы (она называется «Кафала») домработница не может поменять или оставить место работы или уехать из страны без разрешения спонсора.

Принятый в 2015 году в Кувейте комплекс законов по защите прав домработниц — один из наиболее строгих в регионе. Но понравился он далеко не всем.

Image caption 16-летняя Фату (псевдоним) из Гвинеи и женщина, пытавшаяся продать ее журналистам Би-би-си

Приложения вроде 4Sale позволяют нанимателям с выгодой продавать свой статус спонсора. Таким образом официальные агентства вообще остаются за бортом, а вместо них формируется черный рынок, на котором права женщин никого не интересуют.

Этот рынок процветает не только в Кувейте.

Расследование в Саудовской Аравии обнаружило сотни женщин, которых продают и покупают на другой популярной торговой онлайн-платформе, Haraj. И еще сотни домработниц обнаружились в Инстаграме, которым владеет Facebook.

«Белое» рабство[ | код]

Основная статья: Белое рабство

«Белое рабство» (англ. White slavery) — в англоязычных странах термин означал неволю европейцев и выходцев из Европы вне зависимости от природы рабства. Словосочетание «белое рабство» употреблялось с начала XX века, «когда большинство стран тогдашней Европы подписало в 1904 году в Париже Международный договор, направленный на борьбу с этим явлением»:

Только в 1985 году британский парламент скорректировал законодательство, согласно которому насильственным считалось сожительство лишь с теми, кому нет 13 («возраст согласия», по новому закону, — 16 лет).

В начале XX века термин употреблялся в отношении европейских девушек, которые работали в борделях Чикаго.

Ранее словосочетание употреблялось в отношении наложниц из Европы в турецких гаремах.


С этим читают