Смоленская война

Разделы Польши и воссоединение Руси

В 1767 году польский сейм под влиянием Екатерины II предоставил православным и униатам ряд прав, хотя единственной государственной религией в Польше остался католицизм, а римокатолики, составлявшие меньшинство населения в стране, сохранили за собой большую часть мест в парламенте. Однако эти нововведения всё равно возмутили польскую шляхту, не считавшую православных полноценными людьми. В 1768 году в городке Бар была создана конфедерация, выступившая за восстановление старых порядков. Её участники заявили, что русских, которые «повинуются только страху плети и наказанию», могут победить даже польские холопы, и попытались начать против России войну.


Однако гордых шляхтичей малыми силами молниеносно разгромил бригадир Александр Суворов. Участники конфедерации обратились за помощью к европейским странам, однако присланных в Польшу «европейских волонтёров» Суворов, ставший к тому моменту уже генерал-майором, также разбил наголову. В 1772 году российский полководец заставил капитулировать шляхетско-французский гарнизон Краковского замка, фактически поставив точку в войне.

  • Генерал-майор Александр Суворов
  • Wikimedia Commons/Public Domain

Барская конфедерация вызвала реакцию не только со стороны официального Санкт-Петербурга, но и у крестьянско-казацкого населения Правобережья. В мае—июне 1768 года началось восстание, известное как Колиивщина. Народ подняли полковник (по другой версии — сотник) Иван Гонта и запорожский казак Максим Железняк. Введя людей в заблуждение рассказами о якобы имеющихся у них «царских грамотах», они сформировали из крестьян, мещан и казаков подобие армии и устроили резню польского, еврейского и лояльного полякам православного населения в Умани. А затем ворвались на плечах у отступающих конфедератов в турецкую Балту.

Восстание Гонты и Железняка грозило серьёзными международными осложнениями, поэтому на его подавление были брошены российские войска. Вождей движения арестовали, а воинственным добровольцам из числа жителей Правобережья предложили записаться в регулярную российскую армию и служить царице на законных основаниях.

Учитывая тот факт, что активность России в Польше начала беспокоить европейские страны, Екатерина II под сильным давлением Австрии и Пруссии согласилась разделить часть земель Речи Посполитой между соседями. В 1772 году было подписано соглашение, согласно которому России отошла часть Прибалтики и Белоруссии, Пруссии достались районы на западе, а Австрии — на юге Польского государства.

Шляхта на этом не успокоилась, спровоцировав Русско-польскую войну 1792 года, закончившуюся разгромом повстанцев и полным подчинением короля Станислава Понятовского России. В январе 1793 года Россия и Пруссия договорились о втором разделе Речи Посполитой. России отошло Правобережье Днепра и часть Белоруссии, а Пруссии — Данциг, Торн, Великая Польша, Куявия и Мазовия.

  • Станислав II Август Понятовский
  • Wikimedia Commons/Public Domain

27 марта 1793 года Екатерина II, подчеркнув, что Правобережье Днепра и ранее было достоянием Руси и что оно заселено православными, издала манифест о присоединении утраченных столетия назад земель к России.

Кандидат исторических наук, старший преподаватель РГУУ Вадим Трухачев в интервью RT рассказал, что манифест Екатерины II не затрагивал земель, на которых жило польское этническое большинство, однако некоторые проблемы с польской шляхтой всё же возникли.

Вадим Трухачёв подчеркнул, что решение Екатерины было политически верным и касалось исключительно земель, которые исторически были частью Древнерусского государства. 

Значимость вхождения в состав России правобережной Украины

В 1795 году, после третьего раздела Польши, Россия окончательно установила контроль над большинством территорий, населенных украинцами. Они долгое время страдали от религиозных гонений и жестокого угнетения польскими панами, стремившихся стереть у подвластного им украинского народа русскую идентичность. Присоединением Правобережной Украины к Российской империи в конце XVIII века был сделан выдающийся шаг к полному воссоединению восточных славян, некогда создававших Киевскую Русь в новом государственном образовании. Тем самым возрождались вековые связи народов, волею судьбы и истории, разорванных на определенный промежуток времени. Это способствовало укреплению политических, военных и экономических позиций России в Европе и мире.

Это интересно: 1580,Присоединение Левобережной Украины к России: объясняем все нюансы

Поляновский мир и его значение

Военные действия завершились подписанием Поляновского мира, названного так по наименованию реки Поляновки, где остановились представители враждовавших сторон для переговоров. Подписание совершилось 24 июня 1634 г.

Условия оказались следующими:

Для России

Для Речи Посполитой

Потерян Смоленск, у поляков остались все территории, которые перешли к Речи Посполитой согласно Деулинскому перемирию, кроме города Серпейска.

Закреплены во владении территории по Деулинскому перемирию.

Польше выплачена денежная сумма в размере 20 тысяч рублей.

Король Владислав отказался от притязаний на московский престол.

Пленными обе стороны обменялись, солдаты получили возможность вернуться домой.

Смоленская война показала, что Российское государство ещё не обладает достаточными резервами для ведения длительных военных действий, так как его очень ослабила длившаяся несколько лет Смута. Однако были и положительные моменты: Польша отказалась от попыток захватить власть, сместив русских царей. Более того, король Владислав официально признал законность новой династии Романовых, утвердившихся с 1613 года.

Первый этап Смоленского сражения


Условно выделяют 4 этапа Смоленского сражения. Каждый этап отличается особым характером боев и задачами, стоявшими перед враждующими армиями.

В период с 10 по 20 июля немецкие войска перешли в наступление. Противник прорвал оборону на Западном фронте в районе Могилева и Витебска. Передовые отряды неприятеля продвинулись почти на 200 км. Танковая группа под командованием Гейнца Гудериана форсировала Днепр, севернее и южнее Могилева. Город окружили танковые и мотопехотные войска противника.

Особенно ожесточенными были бои на северо-восточном участке фронта. 3-я танковая группа Гот при поддержке 16-й армии в районе Витебска нанесла поражение 19-й армии, которой командовал генерал-лейтенант И. С. Конев. 57-й мото корпус противника разбил советские войска возле Невеля. Часть немецких подразделений начала наступление на восток.

Советские солдаты с трудом отражали мощные атаки врага. Сразу же неприятель добился значительных успехов: на северном участке фронта был захвачен Невель. Затем советские войска были вынуждены оставить Полоцк. 13 июля немцы заняли Демидов и Велиж. 16 июля немецко-фашистская армия разгромила 25-й корпус и заняла Ярцево — населенный пункт вблизи Смоленска. При этом командир 25-го корпуса генерал-майор С. М. Честохвалов был захвачен в плен.

Немецкие солдаты в окопах в районе города Невеля

На южном участке танковая группа Гудериана захватила удобные плацдармы для штурма Смоленска. 17 июля советский танковый корпус предпринял попытку отбросить противника, но потерпел неудачу. С 10 по 16 июня проходило окружение Могилева.

12 июня немецкая танковая дивизия генерал-лейтенанта Моделя начала движение к городу вдоль Бобруйского шоссе, но в районе Буйничи столкнулась с сопротивлением советских войск. В результате длительного тяжелого боя неприятель был вынужден отступить. Советские бойцы уничтожили 39 вражеских танков и бронемашин, сами тоже понесли большие потери, но не отступили. На следующий день бой возобновился, и немцы снова были отброшены.

14 июля противник обошел Могилев и захватил Чаусы. В окружение попали 6 советских стрелковых дивизий под командованием генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова. Город был полностью блокирован, но противнику пришлось отложить штурм из-за наступления советской армии на Бобруйск.

17 июля начался штурм Могилева силами группы армий «Центр». В планах советского командования Могилеву придавалось большое значение, поэтому из Ставки был послан приказ сражаться за город до последнего. Начались уличные бои.

Немецкие танковые подразделения обошли Могилев и захватили Ельню. 15 июля началась оборона Смоленска, которая длилась 2 недели.

Для того, чтобы скорее овладеть Смоленском, немцы перебросили из-под Орши 17-ю танковую дивизию. В свою очередь советское командование для того, чтобы вывести войска из смоленского «котла» направило в штаб Западного фронта генерал-майора К. К. Рокоссовского. Под его руководством было проведено контрнаступление на Смоленск. Группе под командованием Рокоссовского удалось отбить у противника переправы через Днепр, через которые начался вывод защитников Смоленска из окружения.

Генерал-майор К. К. Рокоссовский

Отдельные районы города несколько раз переходили из рук в руки. Ожесточенные бои велись за каждый квартал, за каждое здание. Городское кладбище несколько раз переходило из рук в руки. Во время боев за Смоленск обе стороны понесли значительные потери. Показательным является тот факт, что за всего за месяц только в 17-й немецкой танковой дивизии из-за ранений сменилось три командира.

19 июля немецкая армия заняла Великие Луки, но уже 21 августа была вынуждена оставить город. Наступление неприятеля приостановилось.

Великое княжество Литовское: кому Орда, а кому мать родна

Батыево нашествие стало приговором для Киевской Руси, разметав раздробленные русские княжества, и изменило историю всей Восточной Европы. Княжества Восточной Руси попали под гнёт Ига, княжества Западной Руси, стремясь избежать судьбы соседей, были включены в состав более мощных и консолидированных образований — Литвы и Польши.

Обширные территории некогда единого государства находились отныне под властью Вильно: Северские и Верховские (находившиеся в верховьях Днепра) земли, Смоленск, Киев, Подолье, Волынь — все они стали частью Великого княжества Литовского, раскинувшегося в пределах границ современных Литвы, Белоруссии и большей части Украины. Для жителей этих земель литовские князья были теми, кто спас их от Ига и феодального произвола.

Присоединение русских княжеств существенно усилило Литву — к середине XV века площадь великого княжества составляла почти 1 миллион квадратных километров, на подавляющей части которого проживало русское православное население. Заключение личной унии между Польшей и Литвой, постепенное усиление польского и католического влияния на подвластных Вильно землях изменило обстановку в стране, где большинство населения, исповедовавшее православие, медленно, но верно стали ущемлять в правах.

Из освободителей от ордынского ига литовские князья начали превращаться в попрателей веры отцов и угнетателей. Одновременно с этим на востоке начался процесс объединения раздробленных княжеств в единое Русское государство, тяготившееся оковами зависимости от Орды. Литовские князья хорошо понимали как опасен сосед на востоке и стремились помешать становлению Восточнорусского княжества, ведь Литва и сама претендовала на право стать центром объединения земель Киевской Руси.

Осада Смоленска

Силы Речи Посполитой в Смоленске состояли из Смоленского гарнизона (около 1600 человек со 170 артиллерийскими орудиями под командованием смоленского воеводы Александра Корвина Госевского), усиленного местной знатью, которые сформировали около 1500 человек. Городские укрепления были также недавно улучшены с бастионами в итальянском стиле. Шеин построил линии окружности вокруг крепости. Используя туннели и мины, его силы повредили длинный участок городской стены и одну из ее башен. Русская тяжелая артиллерия, в основном западного производства, достигла Смоленска в декабре 1632 года, а еще более тяжелые орудия прибыли в следующем марте. После предварительной артиллерийской бомбардировки Шеин приказал нанести удар, который был отражен польскими защитниками. Тем не менее осада прогрессировала; смоленские укрепления были разрушены, а защитники понесли тяжелые потери, и закончились запасы. К июню 1633 года некоторые солдаты начали дезертировать, а другие говорили о сдаче.

Несмотря на эти трудности, город под командованием заместителя воеводы Самуила Друцки-Соколинского продержался на протяжении 1633 года, в то время как Речь Посполитая под руководством своего вновь избранного короля Владислава IV организовала группу помощи. Сейм был проинформирован о российском вторжении к 30 октября 1632 г. и, начиная с ноября, обсуждал возможность оказания помощи. Однако этот процесс был отложен до весны 1633 года, когда Сейм официально санкционировал объявление войны и крупную выплату (6,5 млн злотых, самый большой налоговый взнос за все время правления Владислава) за мобилизацию подходящей силы.

Предполагаемые силы по оказанию помощи будут иметь эффективную численность около 21 500 человек и будут включать в себя: 24 хорогвы крылатых гусар (~ 3200 лошадей), 27 хорогв легкой кавалерии — также известной как козацкая кавалерия, но не состоящая из казаков (3600 лошадей), 10 эскадрилий рейтаров (~ 1700 лошадей), 7 литовских полков петыхор (~ 780 лошадей), 7 больших полков драгун (~ 2250 лошадей) и ~ 20 полков пехоты (~ 12 000 человек). Более 10 000 единиц пехоты будут организованы по западному образцу, ранее не встречавшемуся в армиях Речи Посполитой.

Между тем полевой гетман Литвы, воевода Вильнюса Кшиштоф Радзивилл и Воевода Госевский установили лагерь в 30 километрах (18,6 миль) от Смоленска, двигаясь из Орши в Байув и позже в Красное. К февралю 1633 года они собрали около 4500 солдат, в том числе более 2000 пехотинцев, и участвовали в набегах на тыловые районы русских осаждающих, чтобы нарушить их материально-техническое обеспечение.

Подготовка России к войне с Польшей

Готовясь к войне, Россия развернула по-настоящему массовую армию. Общее количество воинов доходило почти до 100 000 человек — для тех времен цифра почти невообразимая.

За границей были наняты военные специалисты, которые начали создание и обучение полков «нового строя». До начала военных действий их было создано шесть, потом еще четыре. Набирали и наемников из немцев, но тем ехать в Россию было совершенно ни к чему — Тридцатилетняя война в Европе создавала на обученных военных огромный спрос, и проще было наняться в ту или иную армию без необходимости ехать на Восток.


И тут судьба подбросила России козырь. В 1632 году внезапно умер король Речи Посполитой Сигизмунд III. Следующего короля, как обычно, надо было выбирать, началось бескоролевье. Поэтому в Москве решили, что действовать надо быстро.

Деулинское перемирие заканчивалось только через год, но царь Михаил Романов, видимо, подумал, что «если нельзя, но очень хочется, то можно». Срочно собрался Земский собор, оперативно одобрил решение о начале войны с Речью Посполитой, и началось. Даже набег крымских татар, первый за многие годы, который обрушился на южные окраины государства, не пошатнул решимости царя воевать, хотя и задержал выход войск на три месяца.

3 августа 1632 года передовые отряды русской армии наконец выступили в поход. Во главе шел воевода Михаил Шеин, который 20 лет назад командовал двухлетней защитой Смоленска: здешние места он знал отлично и был настроен на реванш любой ценой. В сентябре войска наконец собрались под Можайском и пошли на Запад.

5 декабря 1632 года русские пришли под Смоленск. Самая тяжелая артиллерия медленно тянулась позади и добиралась до крепости несколько месяцев, до марта 1633 года. До этого на штурм Шеин направлять войска не спешил и занимался осадной рутиной.

Защиту Смоленска возглавляли опытные воины Самуил Соколинский и Якуб Воеводский. Продуктов питания в городе хватало, а вот в боеприпасах недостаток ощущался постоянно во время осады. Впрочем, сдаваться не собирались. К началу осады Речь Посполитая все же сумела избрать нового короля (им стал сын Сигизмунда Владислав IV Ваза), и надежда на скорую помощь от монарха у защитников была.

Единственной попыткой русских взять Смоленск на первом этапе осады был внезапный штурм города в ночь на Рождество. Получилось не очень, защитники оказались к нападению готовыми и отбили его огнем.

Сильно портили нервы русской армии и отряды ВКЛ под руководством Христофора Радзивилла и Александра Гонсевского. Было их всего 6 тысяч, и прямого боя с русскими они, разумеется, не выдержали бы.

Но прямой бой им не слишком был и нужен. Они просто находились где-то поблизости, постоянно тревожили армию Шеина набегами, вели «малую войну».

А иногда нагло прорывались прямо к осажденной крепости. Так одна группировка в 600 человек не только попала в Смоленск, но и привезла защитникам уйму так нужных им боеприпасов. Шеин никакого эффективного противодействия не наладил, пассивно ожидая неизвестно чего.

Одновременно зимой 1632-1633 годов небольшие отряды воинов Речи Посполитой начали проникать на территорию Русского царства в других местах — под Путивлем и Себежах. 27 февраля уже более крупный отряд ВКЛ (читайте «Битва под Оршей 1514») полковника Посячинского — 5000 человек — попытался даже захватить Путивль.

Были попытки занять Стародуб, атаки на Новгород-Северский. В июне 1633 года на русской территории оказались запорожцы, осаждающие Белгород.

На северо-западном направлении русские (читайте «История смутного времени: еще раз о Дне народного единства 4 ноября») были более активны — им удалось даже сжечь должности и острог Полоцка, уцелел только внутренний замок. Рейды следовали за рейдами, были атакованы земли под Витебском, Усвятах, Велижем.

9 мая 1633 года в поход, наконец, двинулись основные силы Владислава IV. Их было не очень много, около 15 тысяч. Но по качеству эти войска были вполне на уровне, а армия Шеина уже основательно поредела.

В августе 1633 года войска Владислава подошли к Смоленску. 28 августа начался штурм русских укреплений. На направлении главного удара удалось создать шестикратное превосходство — 8000 пехоты и конницы против 1300 солдат.

Однако укрепления русских на Покровской горе выстояли. 11 и 12 сентября последовали новые штурмы, и 13 сентября солдаты покинули гору.

18 сентября штурмы обрушились на юго-западные позиции русской армии, которые она оставила на следующий день. 20 сентября тоже самое произошло на юго-востоке. Русские не удержались нигде, осада Смоленска была снята.

Крепость Белая

Крепость Белая была занята без боя русскими войсками во время осеннего наступления 1632 г. Был сформирован гарнизон, насчитывавший около 1000 ратных людей и стрельцов во главе с князем Федором Федоровичем Волконским. Это был опытный и мужественный военачальник, который еще до подхода польских войск развил весьма энергичную деятельность. Во-первых, сама небольшая крепость была подготовлена к длительной обороне. Во-вторых, отряды, высылаемые Волконским, постоянно тревожили появлявшиеся с целью поиска продовольствия небольшие группы противника.

13 марта 1634 г. с отрядом в 800 всадников Владислав IV подошел к Белой, гарнизон которой отказался капитулировать. Спустя три дня последовал первый неподготовленный штурм, окончившийся неудачей. Тогда поляки были вынуждены перейти к осаде. Крепость подвергалась многочисленным обстрелам. Предпринималась также и попытка подкопа под крепостную стену. Однако в силу ряда ошибок последовавший взрыв унес жизни двух офицеров и около 100 солдат польского короля. На новый штурм Волконский ответил смелой вылазкой, заставшей поляков врасплох. Сам Владислав получил ранение, а трофеями защитников Белой стали восемь польских знамен, а также более сотни пленных. Осаждавшие все больше стали испытывать нехватку продовольствия, подвоз которого был затруднен. Войско редело от болезней и дезертирства. Наконец, 8 мая 1634 года польский король принял сложное решение снять осаду. Польские войска понесли тяжелые (до 4 тыс. чел.) потери, среди которых был цвет польской кавалерии. Неслучайно канцлер Кристоф Радзивилл предложил именовать Белую Красной от количества пролитой под ее стенами крови.

Польские гусары. (Pinterest)

Белая почти на два месяца сковала действия польского короля. Помимо непосредственно военных потерь и утраты времени, которое работало против польского монарха, Владислав понес немалые репутационные издержки, оживив настроения против своей персоны в самой Речи Посполитой. Неутешительны были и вести, которые доходили до польского короля: поражение у стен Белой и ряд неудач под Севском и Невелем нивелировали победу польского короля под Смоленском — война стала принимать сложный и затяжной характер. Из пятнадцати взятых в самом начале войны городов на территории Речи Посполитой 1634 г. польскому монарху не удалось вернуть ни один, а его персональное будущее в неспокойной Речи Посполитой было под большим вопросом. В то же время в Москве после смерти патриарха Филарета и прихода к власти пропольской партии наметилось стремление побыстрее закончить теперь бессмысленную войну.

В результате в июне 1634 г. был подписан Поляновский мир, по которому Речи Посполитой были возвращены все взятые русскими войсками в ходе войны города, за исключением Серпейска со значительной округой, а окончательное межевание границы затянулось на несколько десятилетий и позволило России без военных действий вернуть еще ряд территорий, потерянных в Смутное время. Но это отдельная, почти детективная история, которая пока весьма отрывочно освещена в исторической литературе…

Ход войны после осады

Ход Смоленской войны

Однако ничего еще не закончилось. Армия Шеина была пока сильна и могла нанести чувствительные удары. Или отступить и напасть снова — но тогда ей нужно было оставить всю артиллерию воинам Речи Посполитой.

На такие непродуктивные расходы матчасти воевода не решился, и армия осталась строить новые полевые укрепления. Стоит ли говорить, что время работало на армию Владислава? В начале октября на помощь подошел крупный контингент казаков (до 20 тысяч) под командой Тимофея Орендаренки, после чего соединенная армия захватила село Жаворонки, отрезав армию Шеина от Родины. Началась словно вторая осада — только осадили уже не крепость, а армию Шеина, окруженную со всех сторон.

Смоленский позор сделал дальнейшее продолжение войны для русского царя бесперспективным. Срочно началось формирование резервной армии, видимо, на случай вторжения, которого не было.

Зато начались новые удары войск Речи Посполитой на других направлениях. Владислав же попытался продвинуться на запад, но, как и Шеин под Смоленском, остановился под крепостью Белая, которую не взял. Решив, что дальнейшая война (читайте «Великая отечественная война: судьба отца (из рубрики «Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника)») сулит мало хорошего, король и великий князь согласился на мирные переговоры с русским царем.

Ход войны

Русская армия под командованием опытного боярина-полководца Михаила Шеина подошла к Смоленску поздней осенью 1632 г. и начала осаду. Предварительно были без особого труда взяты крепость Белая, города Серпейск и Вязьма, Шеин был настроен на успех. К тому же его армия была неплохо вооружена, а её общая численность составляла 20 тысяч человек, в разы превосходя численность польских сил: Смоленский гарнизон насчитывал всего 4 тысячи человек.

Смоленск

Русские никак не могли взять Смоленск, команды из Москвы поступали с запозданием, а без согласования с царём Шеин не мог предпринимать никаких действий. Русская армия оказалась в окружении. Добавились новые проблемы: на Южную Русь напали татары, а потому получить помощь Шеин не надеялся, так и получилось в итоге.


Русские войска пытались предпринимать артиллерийскую осаду, однако и здесь удача отвернулась.

К 1633 г. внутриполитическая обстановка в Польше изменилась: к власти пришёл Владислав. Он не стал действовать через полководцев, а решил лично принять участие в боевых действиях, понимая, что это очень вдохновляет солдат.

Взяв огромное войско, Владислав подошёл к Смоленску, и теперь русские уже оказались в окружении 30-тысячной армии. По сути, это была блокада.

У Михаила Шеина дела шли совсем плохо. Он по-прежнему не имел права действовать самостоятельно, не получив одобрения из Москвы, а приказы либо запаздывали, либо вовсе не доходили до него, так как гонцы не могли прорваться сквозь окружение.

В армии начались тяжёлые болезни, поддерживаемые голодом. Шеин писал в Москву, говоря о необходимости пополнить запасы хлеба и соли, солдат было нечем кормить. Промышлять за счёт местных жителей, селения которых располагались вблизи Смоленска, было запрещено. В русской армии началось дезертирство. Остро не хватало не только продовольствия, но и боеприпасов: практически закончился порох.

Между тем поляки получали свежие силы и продовольствие. Ситуация становилась всё более неблагоприятной для русского войска.

В феврале 1634 г. Михаил Шеин по собственному решению подписал с Владиславом мирный договор. Войска, которые были присланы ему в помощь, так до него и не дошли, приказы московского царя «застревали» в пути. Так, один из них поляки извлекли из сапога захваченного ими в плен гонца.

Диктовать свои условия Шеину не приходилось, и он попытался сделать договор хотя бы просто приемлемым для России. Он поставил своей целью сохранить хотя бы остатки войска. По условиям договора русским следовало:

  • оставить Смоленск;
  • оставить раненых и больных, снабдив их питанием;
  • взять с собой оружие и знамёна, но выйти из крепости с опущенными боевыми стягами, без барабанного боя;
  • не чинить разбоя над жителями соседних сёл в поисках пропитания.

Был произведён обмен пленными. Ратным людям (московским и иноземцам, служившим русскому царю по найму) дозволялось выбрать, на чьей стороне теперь продолжать службу: царя Михаила или короля Владислава.

По сути, Михаил Шеин сделал всё, что мог, чтобы разрешить ситуацию с наименьшими людскими потерями. Он даже добился разрешения взять с собой 12 пушек, сохранив часть оружия. Сам он вместе с командующими также покинул Смоленск. Однако в Москве боярина ожидала страшная судьба: его обвинили в государственной измене и казнили 28 апреля 1634 г. на Красной площади. Вероятно, Шеин просто стал не нужен царю, и его превратили в предателя, на которого можно было свалить неудачу в ведении войны.

Последние сражения и окончание войны

После этой трагедии исход войны был предрешён. Русские войска начали отступление. Владислав продвинулся к Москве, всё ещё лелея планы занять русский престол: отныне они выглядели значительно более реальными.

В феврале 1634 г. произошло сражение у крепости Белая, в котором силы поляков составили 20 тысяч человек, а у русских оставалось всего 1,5 тысячи. Сражение у Белой стало последним крупным боем, после него стало ясно: победа принадлежит королю Владиславу.

Ход военных действий

Русско-польская война 1632−1634 годов шла полным ходом. Воеводе Шеину поступил приказ выдвигаться вместе со своим войском в Вязьму. В октябре 1632 года были взяты Серпейск, Дорогобуж и крепость Белая. Уже 20 октября воевода Шеин отдал приказ выдвигаться на Смоленск. Из-за того, что дороги были размыты осенними дождями, тяжелую военную технику пришлось оставить в Вязьме до весны будущего 1633 года.

В конце осени и начале зимы русской армии удалось завоевать следующие города:

  • Рославль;
  • Невель;
  • Стародуб;
  • Почеп;
  • Себеж;
  • Сураж;
  • Трубчевск.

Уже 5 декабря 1632 года армия под командованием Шеина готовилась к осаде Смоленска. Изначально все шло по плану, но уже в августе следующего года военные оказались в затруднительном положении. Они получили отпор от 30-тысячного войска противника. Положение осложняла скудная поставка пороха и продовольственных товаров.

В январе 1634 года воевода Шеин принял решение о капитуляции и возвращении в Москву. Но там для него сложилась неприятная ситуация. Против него завели уголовное дело, по которому он обвинялся в государственной измене. Состоялся суд и был вынесен суровый приговор. Шеин, а также его сын Василий и помощник были казнены в апреле этого же года.


С этим читают