Соловецкое восстание

Осада Соловецкого монастыря длилась как II Мировая

Осада обители продолжалась 8 лет. Сохранились документы следствия по захвату Соловецкого монастыря раскольниками, но так и не понятно, за что ж боролись? Где-то пишут о старообрядцах, коими были монахи. Кто-то отстаивать версию о том, что в монастыре сохраняли каноны веры славянской, которую ныне называют язычеством. Второе конечно не очень вероятно, ведь монастырь был изначально христианской церкви. Хотя, кто знает?!


К началу осады была и  братия (человек 300) и разные беглецы (их было даже больше). Среди бельцов были донские казаки, бежавшие после подавления восстания Разина, «московские бунтовщики-стрельцы», были беглые, были и  уголовники. Монастырь принимал всех их, хотя наверняка не всех. Во всяком случае эти люди и составили оплот сил обороны. И самоотверженно защищали стены монастыря. Сами монахи далеко не все на стены лезли.

За восемь лет блокады умерли от цинги или были убиты 33 человека. За «старую веру» поднялись не все. Около трети монашества, в первую очередь рядовые монахи и священники, высказывали верность Церкви, т.е. патриарху Никону. За что и были заперты под стражей.

Предатель нашелся и тут

Соловецкий монастырь пал в результате предательства: монах Феоктист показал тайный вход в монастырь, стрельцы открыли ворота монастыря и устроили  жестокую расправу над иноками.

Архимандрита Никанора  связали и бросили в одной рубахе в  ров крепости умирать от мороза. Старца Макария заживо заморозили во льду, старцев Хрисанфа и Феодора четвертовали, прочих, не взирая на возраст и состояние здоровья, жгли, топили, вешали за ребра на крюках…

Царь Алексей Михайлович спустя неделю после взятия монастыря умер от тяжелой скоропостижной болезни. По преданию перед смертью царь подумывал, что то кара ему за расправу над иноками Соловков.


Новый царь Феодор Алексеевич, видимо опасаясь той же кары небесной, поспешил провести расследование. Нашел виновного — воеводу Мещеринова, и повелел наказать его за превышение полномочий. Мещерекова отправили туда же — на Соловки.

После царского разбирательства уцелевших соловецких иноков перевезли на материк, братию заменили на никониан, а Соловецкий монастырь с тех пор стал новообрядческим.

Лично мне кажется, что история того восстания была куда глубже. Только вообразите — кучка людей по сути против целого государства и Церкви. Причина их поведения должна была быть очень серьезная и вполне вероятно заключалась отнюдь не в правилах проведения церковных обрядов…..

То была не единственная осада Соловецкого монастыря. Но это совсем другая история….

Предыстория и начало бунта

Соловецкий монастырь был основан в XV веке и представлял собой важный экономический центр на островах посреди Белого моря. Он имел также и оборонительное значение на случай войны со Швецией.

Рис. 1. Патриарх Никон.

У монастыря были сильные для своего времени укрепления. Его населяло менее 500 человек, но они были вооружены и были обучены обращению с различным оружием. В монастыре были предусмотрены запасы продовольствия на случай длительной осады. Он имел сообщение с поморами, которые жили на берегам Белого моря и с городом Кемь.


Причиной восстания стала церковная реформа патриарха Никона и отправка в монастырь новых богослужебных книг. Монастырские старцы запечатали эти книги в казенной палате и продолжали вести службу по старым книгам. В 1666-1667 годах они отправляли царю Алексею Михайловичу челобитные, в которых настаивали на своем, на необходимости вести богослужение по старым книгам.

В 1667 году Большой Московский собор предал анафеме приверженцев старого обряда. В июле 1667 года в монастырь был отправлен настоятель Иосиф, но братия изгнала его. В Москве это было воспринято как бунт. Время стояло неспокойное, в январе 1667 года завершилась длительная война с Речью Посполитой и на несколько последующих лет для царя Алексея Михайловича основной задачей стало подавление восстаний на севере и юге страны.

Датой начала восстания в Соловецком монастыре считается 22 июня 1668 года. Этот день на острове высадилось войско из стрельцов под командованием стряпчего Игнатия Волохова. Оно было отправлено из Москвы 3 мая того же года.

Рис. 2. Соловецкое восстание.

События[править | править код]

Соловецкий монастырь (фото Сергея Прокудина-Горского, 1915)

3 мая 1668 года царским указом для приведения обители в повиновение на Соловки было послано стрелецкое войско. Стрельцы под командованием стряпчего Игнатия Волохова высадились на Соловецком острове 22 июня. На увещания отправленного Волоховым в монастырь посланца монахи ответили заявлением, что они «по новым книгам петь и служить отнюдь не хотят», а когда Волохов хотел силой войти в монастырь, его встретили пушечными выстрелами, и он, имея в своём распоряжении лишь незначительные силы, должен был отступить и удовольствоваться осадой монастыря, которая затянулась на несколько лет.

Первые годы осада Соловецкого монастыря велась слабо и с перерывами, так как правительство рассчитывало на мирное разрешение сложившейся ситуации. В летние месяцы правительственные войска высаживались на Соловецких островах, пытались окружить их и прервать связь монастыря с материком, а на зиму съезжали на берег в Сумский острог, причём двинских и холмогорских стрельцов распускали на это время по домам. Летом 1672 года Игнатия Волохова сменил воевода К. А. Иевлев, войско было увеличено до 725 стрельцов.

Такое положение сохранялось вплоть до 1673 года. В сентябре 1673 года на Белое море прибыл воевода Иван Мещеринов с указаниями начать активные военные действия против защитников Соловецкого монастыря, включая обстрел стен монастыря из пушек. До этого момента правительство рассчитывало на мирное разрешение ситуации и запрещало обстрел монастыря. Царь обещал прощение всем участникам восстания, добровольно явившемся с повинной.

Рано наступивший в октябре 1674 года холод вынудил Ивана Мещеринова отступить. Осада снова была снята, и войска отправлены на зимовку в Сумский острог. В 1674—1675 годах стрелецкое войско было удвоено.


До конца 1674 года монахи, оставшиеся в монастыре, продолжали молиться за царя Алексея Михайловича. 7 января 1675 года на сходке участников восстания было принято решение не молиться за царя — «ирода».

В конце мая 1675 года Мещеринов явился под монастырём с 185 стрельцами для разведки. Летом 1675 года военные действия ужесточились, и с 4 июня по 22 октября потери только осаждавших составили 32 человека убитыми и 80 человек ранеными. Мещеринов окружил монастырь 13 земляными городками (батареями) вокруг стен, стрельцы начали вести подкопы под башни. В августе прибыло пополнение в составе 800 двинских и холмогорских стрельцов. На этот раз Мещеринов решил не уходить с островов на зиму, а продолжать осаду и зимой. Однако защитники монастыря отстреливались и наносили правительственным силам большие потери. Подкопы были завалены при вылазке отряда защитников монастыря. 2 января 1676 года отчаявшийся Мещеринов сделал неудачный приступ к монастырю; штурм был отбит, погибли 36 стрельцов во главе с ротмистром Степаном Потаповым.

Занятие монастыря правительственными войскамиправить | править код

Тайный ход в сушило, через который нападавшие проникли в монастырь

18 января 1676 года один из перебежчиков — чернец Феоктист — сообщил Мещеринову, что можно проникнуть в монастырь изо рва Онуфриевской церкви и ввести стрельцов через окно, расположенное под сушилом у Белой башни и заложенное кирпичами, за час до рассвета, так как именно в это время происходит смена караула, и остаётся только по одному человеку на башне и стене. Тёмной снежной ночью 1 февраля 50 стрельцов во главе с Степаном Келиным, направляемые Феоктистом, подошли к заложенному окну: кирпичи были разобраны, стрельцы вошли в сушильную палату, добрались до монастырских ворот и отворили их. Защитники монастыря проснулись слишком поздно: около 30 человек из них бросились с оружием на стрельцов, но погибли в неравном бою, ранив только четверых человек.

После короткого разбирательства на месте предводители мятежников Никанор и Сашко, а также 26 других активных участников мятежа были казнены, другие разосланы в Кольский и Пустозерский остроги.

Ход восстания

Первый этап противостояния московских властей и братии Соловецкого монастыря относят к 1657. Монастырь в то время был одним из самых богатых и экономически независимых, в силу удаленности от центра и богатства природных ресурсов. В привезенных в монастырь «новоисправленных богослужебных книгах» соловчане обнаружили «богопротивные ереси и новшества лукавые», которые монастырские богословы отказались принимать. С 1663 по 1668 на имя царя было составлено и послано 9 челобитных и множество посланий, на конкретных примерах доказывавших справедливость старой веры. В этих посланиях также подчеркивалась непримиримость соловецкой монашеской братии в борьбе с новой верой.

22 июня 1668г, когда для усмирения монахов был выслан первый отряд стрельцов. Началась пассивная блокада монастыря. В ответ на блокаду монахи начали восстание под лозунгом борьбы «за старую веру» и заняли оборону вокруг крепости. Мятежникам помогали и сочувствовали крестьяне, работные и пришлые люди, беглые стрельцы, а позже и участники разгоравшейся крестьянской войны под предводительством Степана Разина. В первые годы московское правительство не могло послать значительных сил на подавление восстания из-за других крестьянских волнений. Однако блокада продолжалась, и руководство монастыря, а также значительная часть чернецов (монахов, принявших схиму) выступили за переговоры с царскими воеводами. Миряне и пришлые люди отказались идти на компромисс и требовали от монахов «за великого государя богомолие отставить». Переговоры, которые велись с восставшими в течение 4 лет, ни к чему не привели. В результате в 1674 Алексей Михайлович увеличил войско, осаждающее крепость, назначил новым воеводой Ивана Мещеринова и отдал ему приказ «мятеж искоренить вскоре».

В ходе осады идея «защита старой веры» сменилась отрицанием царской власти и централизованного церковного правления. («Никакого указа нам от великого государя ненадобно и не служим ни по новому, ни по старому, делаем по-своему»). В монастыре перестали исповедываться, причащаться, признавать священников, стали привлекать к работе всех монастырских старцев – «в хлев, и в поварню, и в мукосейню». Организовались вылазки против осаждавших монастырь войск. Игумен Никандр специально кропил пушки осажденных святой водой. Возникавшие повреждения крепостной стены, образовывавшиеся после непрерывных обстрелов, быстро ликвидировались монахами. Противостояние неожиданно закончилось в январе 1676, когда перебежчик, монах Феоктист, указал стрельцам на тайный подземный ход в одной из башен. Небольшой отряд стрельцов проник внутрь монастыря и открыл ворота осаждавшим. За штурмом последовала жестокая расправа над осажденными (январь 1676), ознаменовавшая заключительный этап борьбы. Из 500 защитников крепости в живых осталось только 60, но и те вскоре были казнены. Лишь немногим была сохранена жизнь.

Соловецкое восстание в старообрядческой литературе

Соборный приговор соловецких иноков о неприятии новопечатных книг

Соловецкое восстание получило широкое освещение в старообрядческой литературе. Наиболее известным произведением является труд А. Денисова «История об отцах и страдальцах Соловецких иже за благочестие и святые церковные законы и предания в настоящее времена великодушно пострадаша», созданный в XVIII в. В этом произведении описываются многочисленные жестокие убийства участников Соловецкого восстания. Например, автор сообщает:

Сообщается о большом количество убитых (несколько сотен). Почти все защитники монастыря погибли в короткой, но жаркой схватке. В живых осталось только 60 человек. 28 из них были казнены сразу, в том числе Сашко Васильев и Никанор, остальные — позднее. Иноков жгли огнём, топили в проруби, подвешивали за рёбра на крюках, четвертовали, заживо морозили во льду. Из 500 защитников в живых осталось лишь 14

29 января (11 февраля) в РПСЦ совершается память святых мучеников и исповедников: архимандрита Никанора, инока Макария, сотника Самуила и иже с ними в Соловецкой обители за древлее благочестие пострадавших. В старообрядчестве она совершается по крайней мере с конца XVIII века, этим временем датированы рукописи с памятью Соловецких мучеников.

Тропарь, глас 4

Солове́цкаго монасты́ря преподобному́ченицам но́вым, пострада́вшим за Христа́. Земны́х благ возненави́дели есте́ и Небе́снаго Царя́ Христа́, Сы́на Бо́жия, возлюби́ли есте́, многообра́зныя ра́ны претерпе́ли есте́ и кро́вию свое́ю Солове́цкий о́стров вторы́м освяще́нием освяти́ли есте́, венцы́ от Бо́га я́ве прия́сте, о нас моли́тися приле́жно, блаже́ни, па́мять всепра́зднественную вам соверша́ющим.

Вели́кий Никано́ре, Христу́, Сы́ну Бо́жию, сострада́льче, моли́ся, умири́ти па́ству и лю́ди, Той бо есть ве́рным утвержде́ние.
Кондак, глас 2. Ра́зумом на враги́ му́жески вооружи́вшееся, и вся тех се́ти разруши́сте, и побе́ду свы́ше прие́мше, земна́го царя́ не послу́шали есте́, и Ни́коново зло́е мудрова́ние под но́ги свои́ попра́ли есте́, и Влады́це всех Христу́, Сы́ну Бо́жию, моли́теся, свя́ти му́ченицы, всехва́лнии, единомы́сленно вопиюще́: «Коль добро́ и красно́ е́же бы́тии с Бо́гом».

Заключение

Никон — личность возбуждающая во мне отвращение. Счастливее бы была, если бы не слыхала о его имени… Подчинить себе пытался Никон и государя: он хотел сделаться папой… Никон внёс смуту и разделения в отечественную мирную до него и целостно единую церковь. Триперстие навязано нам греками при помощи проклятий, истязаний и смертельных казней… Никон из Алексея царя-отца сделал тирана и истязателя своего народа. - Екатерина II   

Реформы патриарха Никона являются отправным звеном в расколе церкви и последующим Соловецким восстанием. Это одно из наиболее заметных выступлений против попыток быстро реформировать религиозную жизнь во времена «тишайшего царя» Алексея Михайловича. Но нельзя однозначно утверждать, что восстание носило только религиозный характер. Активные действия по поддержке монастыря проводили и местные жители. Упорство в вере и мученическая смерть «соловецких старцев» создала вокруг них ореол мученичества. Гипотеза не подтверждена. О соловецких защитниках слагались песни. В народе даже ходила легенда, что в наказание за эти злодеяния Алексей Михайлович был поражен страшной болезнью и умирал покрытый «гноем и струпьями».


С этим читают