Совет в филях: дата, события и значение. когда произошел военный совет в филях?

Тяжелый выбор – удел командующего

Совет в Филях не позволил прийти к общему мнению. Голосования тоже не было. Вся тяжесть ответственности за принятие решения ложилась на плечи М. Кутузова. И он сделал выбор, изумивший Беннигсена, который был уверен, что главнокомандующий станет на его сторону. Кутузов приказал оставить столицу и отступать к Тарутино. Как впоследствии вспоминали участники совета, от этого решения все были в ужасе. Сдача столицы врагу – такого еще не было в истории Российского государства. Чтобы пойти на это, нужно было немалое мужество. К тому же, Кутузов не мог знать заранее, как отнесется к его решению император.


Ночь Кутузов провел в избе, где состоялся совет в Филях. По словам очевидцев, он не спал, ходил по комнате. Слышно было, как командующий подходил к столу, где находилась карта. Говорят, что из комнаты доносилось также глухое рыдание. Никому не было так тяжело в эти часы, как главнокомандующему.

Память о совете

Совет в Филях был описан Л. Толстым в романе «Война и мир». Отталкиваясь от толстовской литературной основы, художник А. Д. Кившенко написал к 70-летию проведения совета две картины одинакового содержания с изображением основных действующих лиц, первую в 1880-м (хранится в Русском музее), вторую в 1882 году (Третьяковская галерея).

В традиции Толстого и Кившенко совет изображён в киноэпопее С. Бондарчука «Война и мир» (1967). Из соображений экономии хронометража среди всех участников совета в фильме слово дано только Кутузову и Беннигсену (причём последний на киноэкране изъясняется по-русски, которым в действительности не владел).

Изба крестьянина Михаила Фролова (часто ошибочно называемого Андреем Севастьяновичем Фроловым или, вслед за Л. Толстым, Андреем Севастьяновым), в которой происходил совет, сгорела в 1868 году, но была восстановлена в 1887 году, с 1962 года — филиал музея «Бородинская панорама». Достоверно первоначальный облик избы известен благодаря ряду этюдов, выполненных в 1860-е гг. А. К. Саврасовым.

Бородинское сражение – позади Москва

Форсировав в июне 1812 года приграничную реку Неман, Великая армия вступила на территорию России. Следуя утвержденному плану, русские войска начали организованное отступление. Все три разрозненные армии всеми силами спешили соединиться. Около Смоленска в начале августа 1-я и 2-я армии успешно выполнили этот маневр. Здесь Наполеон попытался навязать генеральное сражение командующему русскими войсками Барклаю де Толли. Последний, понимая, что обессиленные беспрерывным отступлением войска имеют ничтожный шанс на победу, предпочел сберечь армию и приказал солдатам покинуть город.

Главное сражение в этой войне между русскими войсками, которыми к тому времени командовал назначенный Александром I Михаил Кутузов, и наполеоновской армией состоялось у деревни Бородино 26 августа (7 сентября). Одержать победу над Наполеоном не удалось, но в Бородинской битве русская армия, самое главное, выполнила основную свою задачу – нанесла серьезный урон силам противника.

Ход совета

На совете присутствовали генералы М. Б. Барклай-де-Толли, задержавшийся в пути Л. Л. Беннигсен, Д. С. Дохтуров, А. П. Ермолов, П. П. Коновницын, А. И. Остерман-Толстой, сильно опоздавший Н. Н. Раевский, К. Ф. Толь, Ф. П. Уваров, а также дежуривший в тот день генерал П. С. Кайсаров. Протокола не велось. Основными источниками сведений о совете служат воспоминания Раевского и Ермолова, а также письмо Н. М. Лонгинова к С. Р. Воронцову в Лондон.

Открывший заседание Беннигсен сформулировал дилемму — дать бой на невыгодной позиции либо сдать неприятелю древнюю столицу. Кутузов поправил его, что речь идёт не о спасении Москвы, а о спасении армии, так как рассчитывать на победу можно только в случае сохранения боеспособной армии. Барклай-де-Толли предложил отступить на Владимирский тракт и далее к Нижнему Новгороду, чтобы в случае разворота Наполеона к Петербургу успеть перекрыть ему путь.

В своём выступлении Беннигсен объявил, что отступление обессмысливает кровопролитие в Бородинском бою. Сдача священного для русских города подорвёт боевой дух солдат. Велики будут и чисто материальные потери от разорения дворянских имений. Несмотря на наступавшую темноту, он предложил перегруппироваться и без проволочек атаковать Великую армию. Предложение Беннигсена поддержали Ермолов, Коновницын, Уваров и Дохтуров.

В прениях первым выступил Барклай-де-Толли, подвергший критике позицию под Москвой и предложивший отступать: «Сохранив Москву, Россия не сохраняется от войны, жестокой, разорительной. Но сберёгши армию, ещё не уничтожаются надежды Отечества, и война… может продолжаться с удобством: успеют присоединиться в разных местах за Москвой приготовляемые войска».

За то, что Россия не в Москве, высказались Остерман-Толстой, Раевский и Толь. Последний указывал, что истощённая бородинским сражением армия не готова к новому столь же масштабному бою, тем более что многие командиры выведены из строя ранениями. В то же время отступление армии по улицам Москвы произведёт тягостное впечатление на горожан. На это Кутузов возразил, что «армия французская рассосётся в Москве, как губка в воде», и предложил отступать на рязанскую дорогу.

Картина Саврасова «Дом совета в Филях»

Опираясь на мнение меньшинства присутствующих, Кутузов принял решение, не давая сражения на неудачной позиции, оставить Москву (ибо, по его словам, повторявшим Барклая-де-Толли, «с потерей Москвы не потеряна ещё Россия»), чтобы сохранить армию для продолжения войны, а заодно сблизиться с подходящими резервами. Это решение требовало определённого мужества, так как мера ответственности за сдачу исторической столицы неприятелю была очень велика и могла обернуться для главнокомандующего отставкой. Никто не мог предсказать, как это решение будет воспринято при дворе.

Отечественная война 1812 года


Ни одно столетие не проходило мирно для России. Каждое несло в себе угрозу тяжелой войны. Так было и в начале XIX века. Амбиции французского императора Наполеона Бонапарта толкнули его на безумный шаг – начать войну с Российской империей, которая одна не оказалась под влиянием Франции, не считая Великобритании. Такая независимая позиция самой могущественной северной страны не устраивала Наполеона, и он планировал нанести в первой же битве поражение русской армии, чтобы потом диктовать Александру I свои условия.

Российский император, незаурядный дипломат, прекрасно понимал, что Наполеон попытается навязать его армии решающее сражение, в котором шансы выиграть у России невелики. За год до начала войны он сказал, что лучше отступит на Камчатку, чем подпишет в столице мирный договор. «Наша зима и наш климат будут воевать за нас», — так сказал Александр I. Время показало, что его слова оказались пророческими.

После совета

Основная статья: Захват Наполеоном Москвы

По окончании совета Кутузов вызвал к себе генерал-интенданта Д. С. Ланского и поручил ему обеспечить подвоз продовольствия на рязанскую дорогу. Ночью адъютант Кутузова слышал, как тот плакал. Армии, которая готовилась к бою, был отдан приказ отступать, вызвавший всеобщее недоумение и ропот. Отступление по городу производилось ночью. Решение об отступлении застало врасплох и московские власти во главе с графом Ф. В. Ростопчиным.

После двух дневных переходов русская армия свернула с рязанской дороги к Подольску на старую калужскую дорогу, а оттуда — на новую калужскую. Поскольку часть казаков продолжала отступать на Рязань, французские лазутчики были дезориентированы, и Наполеон в течение 9 дней не имел представления о местонахождении русских войск.

Отступление к Москве

8 сентября, пытаясь сохранить армию, Кутузов приказал отступать в сторону Можайска. После Бородинского сражения все офицеры горели желанием вступить в новую битву с Наполеоном. Об этом же неоднократно говорил и сам Кутузов. Но из личного письма императора он узнал, что не получит необходимого подкрепления.

13 сентября армия из селения Мамонова подошла к выбранным для нее генералом Беннигсеном позициям в нескольких километрах от Москвы. В ходе осмотра места будущего сражения, на Поклонной горе, Барклай де Толли и Ермолов высказали главнокомандующему объединенными армиями категоричное мнение о его полной непригодности. Позади русских войск оказались река, овраги и огромный город. Это полностью исключало возможность любого маневра. Обескровленная армия не могла сражаться на такой неудачной позиции.

Участники военного совета


Сведений о том сколько людей точно участвовали на Совете в Филях до сих пор нет. Считается, что там присутствовало до 15 человек.Достоверно известно о присутствии там следующих людей: Кутузов, Барклай-де-толли, Беннигсен, Дохтуров, Толь, Раевский, Остерман-Толстой, Уваров, Ермолов, Коновницын, Кайсаров.

На военном совете обсуждались 4 возможности:

  1. Отступить и оставить Москву французам. Эту идею представлял Барклай-де-Толли. Генерал считал, что наполеоновская армия в Москве начнет свое разложение и незачем лезть в рискованный бой, кода можно немного подождать и противник сам себя уничтожит. Эту идею поддержали Раевский и частично Остерман-Толстой.
  2. Дать новое генеральное сражение под Москвой. Лидером этой идеи был генерал Беннигсен. Его активно поддерживал Дохтуров. Эти генералы считали текущую позицию крайне выгодной, полагая, что Наполеон здесь не сможет победить.
  3. Атаковать противника при первой возможности. Эту авантюрную. идею высказывал генерал Коновницын. Он полагал, что в окрестностях Москвы нет подходящего места для сражения. Поэтому пока французы приходят в себя после Бородина — нужно их атаковать. Эту идею поддержали генералы Ермолов и Остерман.
  4. Выдвинуться на север или на юг и дать генеральное сражение вдалеке от Москвы. Эту идею высказал генерал Толь. Он полагал, что сражение под Москвой давать нельзя, поскольку в случае поражения Россия потеряет не только город, но и армию. Он предлагал отступить на более выгодные рубежи, выманивая за собой Наполеона, чтобы там дать сражение.

Окончательное решение на военном совете было за главнокомандующим, поскольку единства между генералами не было. Кутузов, верный тактике изматывания противника, решил отступить и оставить Москву Наполеону. Причина этого решения заключается в понимании Кутузовым всей силы наполеоновской армии.К бородинскому сражению Кутузов хорошо подготовился, но к возможной битве под Москвой подготовиться времени не было. Поражение же в этой битве лишало бы Россию армии. 

Интересно, что после Бородинской битвы Кутузов был настроен на новое генеральное сражение, но, узнав о потерях русской армии, счел нужным отступить. Он многократно повторял, что спасти Россию может не Москва, а армия, поэтому главная задача генералов — сохранить армию.

Военный совет в Филях завершился и на нем было принято 2 стратегических решения: оставить Москву Наполеону и отступать армией по рязанской дороге. Это решение фактически было продавлено Кутузовым своим авторитетом и положением. Большинство генералов с ним не соглашались. Вот, например, что писал Дохтуров своей супруге:


В основном в бой рвались генералы, у которых не было сильного стратегического мышления, а также столь богатого боевого опыта, как у Кутузова. Главнокомандующий понимал, что армия понесла большие потери под Бородино, солдаты измотаны, достаточного времени  для подготовки к сражению нет.  Поэтому было принято решение отступить, соединиться с подкреплением и дальше изматывать противника.

Военный совет в Филях – историческое значение

Беспрецедентное по тем временам решение – сдача древней столицы врагу, — имело огромное значение для последующего течения войны. Наполеоновская армия застряла в Москве, русские же военные силы удалось сохранить. В Тарутинском лагере армия отдохнула и окрепла. А французы замерзали в горящей столице. Сдача Москвы – это начало конца Великой армии. Наполеон так и не дождется от Александра I слов о мире, и совсем скоро русские войска погонят захватчиков назад, к границе.

Если бы Кутузов согласился с большинством офицеров, скорее всего, его армия полегла бы у стен Москвы, и оставила всю страну без защиты.

Военный совет в Филях почему-то довольно скудно представлен в искусстве. Что, кстати, удивительно. Из живописных полотен самое известно произведение — это знаменитая картина «Совет в Филях» баталиста А. Кившенко. За основу своего творения художник взял сцену совета из романа Толстого «Война и мир».


С этим читают