Советско-финская война 1939-1940 кратко

Ход боевых действий

Подготовка к вооружённому восстанию в восточной Карелии, создание материальных запасов и агитация местного населения, в которой участвовали финские активисты (в частности, Ялмари Таккинен), начались летом 1921 года.

С начала октября 1921 года с территории Финляндии на советскую территорию перешли несколько вооружённых отрядов (называвших себя «лесными партизанами» — фин. metsäsissit), которые в течение месяца заняли в приграничной зоне 15 деревень и населённых пунктов, приступили к организации и вооружению местных сторонников, занимались агитацией и вели разведку.

В середине октября 1921 года в Тунгудской волости был создан «Временный Карельский комитет» (фин. Karjalan väliaikainen hallitus), в состав комитета вошли: политический руководитель Василий Левонен (урождённый Василий Сидоров, псевдоним «Укки Вяйнямёйнен»), военные руководители — Ялмари Таккинен (псевдоним «Илмаринен») и Осипп Борисайнен.

«Комитет» объявил мобилизацию мужчин в возрасте от 17 до 40 лет, в проведении мобилизации принимали участие финские офицеры.

Боевые действия начались 6 ноября 1921 года с вторжения карело-финских вооружённых отрядов в восточную Карелию. В начальный период эти отряды численностью до 2500 человек уничтожали административные органы и сторонников советской власти, стремились разрушить коммуникации и Мурманскую железную дорогу, устраивали засады и атаковали подразделения советских войск.

14 ноября 1921 года был уничтожен железнодорожный мост через реку Онда, вплоть до восстановления которого (06.12.1921) Карелия оказалась фактически изолированной.

17 ноября 1921 года для борьбы с повстанцами было создано единое военное командование, в распоряжение которого поступили все находившиеся в Карелии и прибывавшие части, образованы три боевых участка: северный, средний и южный.

18 декабря 1921 года территория Карелии севернее реки Свирь была объявлена на осадном положении, была проведена мобилизация сил и средств, переброшены дополнительные подразделения РККА, был сформирован Карельский фронт во главе с А. И. Седякиным.

К концу декабря 1921 года карело-финские отряды насчитывали уже 5—6 тысяч человек (Ребольский батальон, Беломорский полк, полк лесных партизан) и занимали часть восточной Карелии до линии Кестеньга—Суопасалма—Ругозеро—Паданы—Поросозеро.

26 декабря 1921 года советские войска перешли в наступление из района Петрозаводска и к началу января 1922 года разбили основные силы противника.

29 декабря 1921 года части РККА заняли Поросозеро, 16 января 1922 года — Реболы, 20 января 1922 года — Кимасозеро, 25 января северная группировка советских войск заняла Кестеньгу и Кокисальму, а 5 февраля — Тихтозеро.

7 февраля 1922 года советские войска заняли «столицу» повстанцев — село Ухта.

К середине февраля карело-финские войска были выбиты из Восточной Карелии, 17 февраля 1922 года боевые действия были окончены.

В боевых действиях против карельских повстанцев приняли участие местные жители (в том числе ⅔ коммунистов карельской партийной организации и большинство комсомольцев), а также подразделения из красных финнов, эмигрировавших в РСФСР после гражданской войны в Финляндии, — в частности, лыжный батальон Петроградской интернациональной военной школы (командир А. А. Инно).

В частности, отряд Тойво Антикайнена (170 стрелков с 7 пулемётами) совершил 920-километровый рейд по занятой противником территории, занял 7 деревень, станцию «лыжной почты», в ходе 9 боевых столкновений уничтожил и захватил в плен 117 мятежников (при собственных потерях 8 убитыми и 10 ранеными), освободил 30 советских военнопленных.

Противостоящая группировка Красной армии к завершению боевых действий насчитывала более 30 тысяч человек, 414 пулеметов, 31 орудие, 14 самолетов и 3 бронепоезда.

В ходе конфликта были захвачены документы 47 офицеров финской армии, принимавших непосредственное участие в боях с советскими войсками, 2 февраля 1922 года они были опубликованы в газете «Правда».

Боевые действия завершились 21 марта 1922 года подписанием в Москве Соглашения между правительствами РСФСР и Финляндии о принятии мер по обеспечению неприкосновенности советско-финской границы.

Ход событий

7-я армия РККА наступала на Карельском перешейке, 8-я армия РККА — наступала севернее Ладожского озера, 9-я армия РККА наступала в северной и средней Карелии, 14-я армия РККА наступала в Петсамо.


При наступлении выявилось, что бойцы не обучены, не хватает артиллерии, боеприпасов, нет зимнего обмундирования, лыж и т. д. Советские войска, наступавшие в Карелии, на фронте от Ладоги до Баренцева моря, были привязаны к дорогам, тогда как финские части перемещались на лыжах, что обеспечивало им мобильность, дававшую возможность нападать с флангов и тыла на колонны с техникой и солдатами. Окружив и по возможности разделив на части колонну войск, финны блокировали её без вступления в крупные бои. Советские войска несли большие потери от обморожения и истощения, а прорыв из окружения происходил под шквальным огнём. Так были окружены 163-дивизия при Суомуссалми, выдвинувшаяся ей на помощь 44-я дивизия при Раате, а также 54, 168, 18 и 139 дивизии. Каждая из этих дивизий потеряла убитыми, раненными, обмороженными и пропавшими без вести несколько тысяч человек. Стойкость и упорство советских солдат отмечались финнами, от рядовых до Маннергейма. Финская пропаганда преувеличила советские потери ещё в несколько раз, именно эти данные распространены в западной исторической литературе. Основные потери РККА понесла на Карельском перешейке.

В результате к концу декабря 1939 года наступление советских войск захлебнулось, за исключением 14 армии, захватившей обширные районы северной Финляндии, в том числе Петсамо. Ставка, осознав ошибки, предприняла подготовку к новому наступлению.

3 января 1940 года у северной оконечности шведского острова Готланд с 50 членами экипажа затонула, подорвавшись на мине, советская подводная лодка «С-2» под командованием капитан-лейтенанта И. А. Соколова — единственная потеря советского ВМФ в войне.

Ставка, помимо наращивания мощи войск для нового наступления, приняла организационные меры: За К. Мерецковым, руководившим всеми боевыми действиями, и одновременно командовавшим 7-й армией, было оставлено только руководство 7 армией. 7 января на Карельском перешейке, на котором должен был быть нанесён главный удар, был образован Северо-Западный фронт (в составе 7 и 13 армий), который возглавил С.Тимошенко. Армии к северу от Ладожского озера, которым назначались второстепенные задачи, оставались в непосредственном подчинении Ставки, но их командование сменилось. Командующим 8 армии был назначен Г.Штерн, а Командующим 9 армии — В. Чуйков.

11 февраля 1940 года Красная армия начала новое наступление, происходившее в условиях 40-45-градусных морозов, и за несколько дней прорвала линию Маннергейма. Для подавления финских дотов были задействованы 203-мм гаубицы Б-4, прозванные финнами «Сталинская кувалда». До 13 марта Карельский перешеек был полностью очищен от финнов, взят Выборг. За 12 дней марта финская армия потеряла почти половину от всех своих потерь в этой войне (около 28 тысяч убитыми и раненными). 12 марта был заключён мирный договор. СССР получил все требуемые территории площадью почти 40 тысяч квадратных километров (включая акваторию Ладоги), Выборг, а также получил в аренду базу на Ханко. Позже, по итогам Великой Отечественной войны СССР расширил свои границы на севере Финляндии, отрезав её от Северного Ледовитого океана и выйдя к границе с Норвегией.

По итогам Советско-финской войны К.Ворошилов был смещён с поста наркома обороны. Война выявила огромные недостатки в организации как боевых действий так и работы тыла. Например, примерно половина всех потерянных самолётов РККА пришлась на аварии из-за технических неисправностей.

Перед самой Великой Отечественной войной целый ряд командующих в Советско-финской войне 1939—1940 г.г. был репрессирован, и их боевой опыт в войне с Германией оказался не использован.

Среди расстрелянных оказались Г. М. Штерн, Я. В. Смушкевич и др. (см. Репрессированные военачальники, участвовавшие в Советско-финской войне 1939—1940). Среди пострадавших было много генералов ВВС. Также был расстрелян военный конструктор Яков Григорьевич Таубин.

Как началась война?

Екатерина Толстая, служила в санитарной роте танковой бригады

До войны жила в Харькове, училась в фельдшерско-акушерской школе и на курсах хирургических сестер, получила звание лейтенанта.

Image caption Екатерина Толстая участвовала в двух войнах

Они готовились к войне, это мы просто не знали ничего. На финскую войну меня забрали ночью и отправили в Ленинград.

Тревожный чемоданчик был готов заранее. Зашли три человека и забрали, везли на вокзал автобусом. Не говорили, куда везут. Уже в Ленинграде сказали, куда направляют.

Марти Мякинен, служил радистом:

До войны я работал на заводе Тиккакоски , который выпускал пистолеты-пулеметы «Суоми». Принадлежал он Германии. После войны завод перешел Советскому Союзу, а в 1957 году его выкупили у СССР финские бизнесмены.

В мае 1939 года Марти был призван служить в армию, служил в батарее связи и управления огнем в городе Хаэменлинна.

Image caption Марти Мякинен в мае 1939 года был призван в армию

О начале войны стало известно из новостей о Майнильском инциденте 26 ноября 1939 года: сообщали, что финская артиллерия обстреляла приграничную советскую деревню Майнилу, там погибли четыре человека, многие были ранены.


Конечно, это неправда. У меня по этому поводу есть личное свидетельство. Я служил в батарее, которая находилась напротив Майнилы. Наши пушки не могли бить на такое расстояние до границы, они были далеко, даже если бы они стреляли, снаряды не достигли бы Майнилы.

Когда мы, призывники, молодые парни, узнали об этом, о причине начала войны, мы были очень удивлены. Никто из нашей группы, отдела командования огнем, не мог себе представить, что война может начаться.

Через четыре дня наш взвод был расквартирован в начальной школе в Линнанмяки (местность в районе села Кивеннапа на юго-востоке Финляндии в границах 1939 года). После нашего утреннего чая, за час до перемещения нашего отделения в другое место, во дворе сельской школы раздался сильный грохот.

Хозяйственное помещение школы попало под обстрел. Если бы мы остались там, где мы пили чай, нашего с вами разговора сейчас бы не было. Но мне повезло.

Мы быстро собрали все снаряжение и поехали на велосипедах в село Кивеннапа, которое было примерно в полутора километрах от нас (сейчас это поселок Первомайское в Ленинградской области).

По дороге мы видели беженцев, покидавших свои дома. Кто ехал на повозке, кто на велосипеде, кто на финских санях, кто пешком. Артиллерийские снаряды падали вдоль дороги, но к счастью, не на дорогу, по которой шли люди.

Героический рассказ или травма?

Первый советский воздушный налет: 30 ноября 1939 советские бомбардировщики уничтожили множество зданий в Хельсинки. 91 человек погиб, раненых было более двухсот.Фото: SA-Kuva

Историк указывает, что в Финляндии общеприемлемая позиция сводится к тому, что война разразилась по чужой вине. Виновниками были разработчики пакта Молотова—Риббентропа, фактически нацистская Германия и Советский Союз. Такая позиция влияет и на то, в каком ключе происходит обсуждение всего конфликта и как он вспоминается. Мало кто говорит о сожалении, например, по сравнению с Германией.

Но это не значит, что память о войне лишена проблематики. «Я лично склонен описать ее как травму, облаченную в форму подвига. Разумеется, верна и та, и другая характеристика, но с перевесом в пользу первой». У войны были скрытые последствия, и только недавно стали обсуждаться ее травмирующие аспекты.

«Нам трудно дается принятие и совмещение страданий и травмы с историей успеха», — объясняет Антеро

Он также обращает внимание на трудности и опасности, с которыми сопряжены обобщения при обсуждениях на коллективном уровне: «Для некоторых военное время, несмотря на все ужасы, было приятной порой и наполнило жизнь смыслом. Для других оно принесла сплошные страдания»

«Мирная инициатива»

После заключения пакта Молотова-Риббентропа Финляндия оказалась в зоне влияния Советского Союза.

5 октября 1939 года СССР предложил Хельсинки заключить «договор о безопасности», предусматривавший размещение на финской территории советского 50-тысячного воинского контингента. Аналогичные договоры примерно в то же время были подписаны с Литвой, Латвией и Эстонией.

Когда финны отказались, последовало новое «мирное предложение»: уступить Советскому Союзу Карельский перешеек, отодвинув границу от Ленинграда примерно на 70 км, и сдать в аренду для создания военных баз Аландские острова и полуостров Ханко.

Image caption Эвакуация населения из районов Финляндии, охваченных войной

В качестве официального объяснения была представлена необходимость обеспечить безопасность Ленинграда. Взамен Москва обещала Хельсинки вдвое большую территорию на севере Карелии.

Финны сочли обмен неравноценным: вместо обжитых земель им предложили непроходимые леса и болота. Но главное — на Карельском перешейке располагалась укрепленная «линия Маннергейма», потеря которой делала Финляндию беззащитной, а в случае создания базы на Ханко Хельсинки оказывался в зоне обстрела тяжелой артиллерии.


26 ноября 1939 года с 15:45 до 16:05 в расположении 68-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии в километре к северо-западу от деревни Майнила разорвались семь артиллерийских снарядов. Один младший командир и трое бойцов были убиты, восемь человек ранены.

Вечером того же дня народный комиссар иностранных дел Вячеслав Молотов вручил финляндскому послу ноту, в которой вина за случившееся возлагалась на Финляндию и содержалось требование отвести финские войска на 20-25 км от границы.

Финны предположили, что обстрел мог быть результатом ошибки во время учений Красной армии, и предложили провести совместное расследование.

На следующий день Молотов обвинил Финляндию в желании «ввести в заблуждение общественное мнение и поиздеваться над жертвами обстрела» и заявил, что СССР «с сего числа считает себя свободным от обязательств», взятых в силу заключенного ранее пакта о ненападении.

В 07:55 30 ноября лейтенант Суслов, командир группы пограничников, залегшей с советской стороны у железнодорожного моста через реку Сестра в районе Белоострова (единственного, связывавшего СССР и Финляндию) громко кашлянул.

По этому сигналу бойцы бросились в атаку и в ходе трехминутного боя захватили мост, по которому тут же пошли танки. В 08:00 советские бомбардировщики нанесли массированный удар по Хельсинки, Виипури, Котке и другим финским городам.

1 декабря с пометкой «Радиоперехват. Перевод с финского» газета «Правда» поместила сообщение о том, что в только что «освобожденном» пограничном городе Териоки сформировано «правительство демократической Финляндии» во главе с проживавшим в Москве известным коминтерновцем Отто Куусиненом.

В тот же день Куусинен обратился в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой о признании. Михаил Калинин коллеге по политбюро ЦК ВКП(б) не отказал.

2 декабря в Москве Молотов и Куусинен в присутствии Сталина подписали «договор о взаимопомощи и дружбе», согласно которому новое «правительство» согласилось со всеми предвоенными требованиями Москвы.

С этого момента Советский Союз утверждал, что «оказывает помощь законному правительству Финляндской Демократической Республики в борьбе с захватившей власть бандитской белогвардейской кликой Маннергейма-Таннера».

Значимый вклад иностранцев

Взяли, что могли: эвакуированные из Карелии собираются на железнодорожном вокзале Элисенваара 18 марта 1940 года.Фото: SA-Kuva

Отдельные военные корреспонденты вовлекались в события на эмоциональном уровне. Самый известный пример — Джон Лэнгдон-Дэвис, плодовитый британский журналист, который прославился, прежде всего, как основатель благотворительной организации Plan International и автор материалов о гражданской войне в Испании. «Название его военных мемуаров, Finland: The First Total War («Финляндия: Первая тотальная война»), говорит о многом», — отмечает Антеро Холмила. Их можно также рассматривать в качестве зарубежного вклада в исследования истории Финляндии.

«Финская историография ограничивается тем, что ей занимаются финны. Язык является огромным препятствием. Что стало бы с историей Фишистской Франции, если бы ее изучали только французы?» — спрашивает Антеро.

«Зарубежный вклад приносил массу пользы исследованиям истории великих держав», — продолжает он. К счастью, отдельные периоды истории Финляндии, такие как Зимняя война, можно также анализировать, опираясь на российские и советские источники.

Восемьдесят лет спустя наследие Зимней войны воспринимается как нечто близкое и в то же время далекое. Но прежде всего оно комплексно и взаимосвязано с историей более широкого масштаба. Зимняя война представляет собой еще одно свидетельство того, что война, невзирая на ее исход, имеет колоссальную цену и что ее последствия являются продолжительными и часто весьма неожиданными.

Что почитать на тему Зимней войны? Рекомендует историк Антеро Холмила.

1. Diplomacy of the Winter War

Основополагающее произведение из классики жанра. Написано в 1950-х годах, но удерживает позиции.

(«Дипломатия Зимней войны»), Макс Якобсон (1961)
2. The Soviet Invasion of Finland 1939–1940

Более детальное описание. Приводит советскую точку зрения и рассматривает оперативную историю Красной армии.

(«Советское вторжение в Финляндию 1939–1940 гг.»), Карл Ван Дайк (1997)
3. Finland: The First Total War

Яркий, аналитический и личный рассказ основателя организации Plan International и одного из самых выдающихся военных корреспондентов своего времени.

(«Финляндия: Первая тотальная война»), Джон Лэнгдон-Дэвис (1940)

Интервенция на севере России: британцы против финнов

Летом 1918 года ситуация в Карелии кардинально изменилась. Началась открытая интервенция союзников. 23 июня в Мурманске высаживаются британские войска во главе с генерал-майором Мейнардом. К августу союзники достигли Кеми, в окрестностях которой разоружили следовавший к Баренцеву морю отряд красноармейцев под руководством И. Спиридонова.

Британские военные столкнулись также и с отрядами карел и красных финнов — и приняли решение взять их под свою опеку, обеспечивать продовольствием и оружием, а также обучать правилам ведения боя. Так появились Мурманский и Карельский легионы.

За подготовку карел отвечал британский полковник Филипп Вудс, оставивший после путешествия на Север России мемуары. Первую встречу с карельскими добровольцами он описал так: «…Они смотрели на меня с благоговейным ужасом, но в глазах горел огонёк надежды. Что странно — хоть я и был для них иностранцем и чужаком, я почувствовал, что они сразу мне поверили; не потребовалось никаких обсуждений, и различие в языках не стало помехой нашему взаимопониманию. Мы стали друзьями с самого начала».

В начале сентября отряды союзников подошли к Ухте. За прошедшие недели численность Карельского легиона возросла за счёт притока местных добровольцев. Несмотря на то, что финны успели хорошо укрепиться в городе, 11 сентября объединённые силы британцев и карел заставили их бежать.

Несмотря на поражение, у финнов ещё оставался плацдарм для реванша. В начале августа жители приграничной Репольской волости приняли решение о присоединении к Финляндии. Оккупация этих территорий продолжалась чуть больше двух лет — в октябре 1920 года по результатам Тартуского мира приход вошёл в состав образованной в том же году Карельской Трудовой Коммуны.

***

В 1918 году нападение финских добровольцев удалось отразить. Против них на время объединились красные отряды русских и финнов, местное карельское население, а также британский десант. Однако в 1919 году сыны Суоми продолжили попытки реализации идеи «Великой Финляндии». И на сей раз им предстояло столкнуться с Красной Армией.

Почему война тянулась так долго

Советско-финская война по замыслу большевиков должна была завершиться за 2-3 недели, а решающий перевес должны были дать войска одного только Ленинградского округа. На практике же война затянулась практически на 4 месяца, а для подавления финнов собирали дивизии по всей стране. Причин тому несколько:

  • Плохая организация войск. Это касается плохой работы командного состава, но большая проблема – слаженность между родами войск. Ее практически не было. Если изучать архивные документы, то докладов, по которым одни войска обстреляли другие, очень много.
  • Плохая обеспеченность. Армия терпела нужду практически во всем. Война велась зимой и на севере, где температура воздуха к концу декабря опустилась ниже -30. И при этом армия не была обеспечена зимней одеждой.
  • Недооценка противника. СССР к войне не готовились. Плинтовалось быстро подавить финнов и решить проблему без войны, списав все на пограничный инцидент от 24 ноября 1939 года.
  • Поддержка Финляндии другими странами. Англия, Италия, Венгрии, Швеция (прежде всего) – оказывали помощь Финляндии во всем: оружие, припасы, продовольствие, самолеты и так далее. Наибольшие усилия прилагал Швеция, которая и сама активно помогала и способствовала передачи помощи от других стран. Вообще в условиях Зимней войны 1939-1940 советскую сторону поддерживала только Германия.

Сталин очень нервничал из-за того, что война затягивалась. Он повторял – Весь мир смотрит за нами. И он был прав. Поэтому Сталин требовал решения всех проблем, наведения порядка в армии и скорейшего решения конфликта. В какой-то мере это удалось сделать. Причем достаточно быстро. Наступление советских войск в феврале-марте 1940 года вынудили Финляндию к миру.

Дисциплина в армии и слаженность советских войск

РККА воевала крайне недисциплинированно, а ее управление не выдерживает критики. Практически все рапорты и докладные записки о ситуации на фронте были с припиской – «объяснение причин неудач». Приведу некоторые цитаты из докладной записки Берии Сталину №5518/Б от 14 декабря 1939:

  • При высадке десанта на остров Сайскари советский самолет сбросил 5-ть бомб, которые угодили на эсминец «Ленин».
  • 1 декабря дважды была обстреляна Ладожская флотилия своей же авиацией.
  • При занятии острова Гогланд, во время продвижения десантных отрядов, появилось 6 советских самолетов, один из которых произвел несколько выстрелов очередями. В результате ранено 10 человек.

И таких примеров сотни. Но если ситуации выше это примеры облученности солдат и войск, то дальше я хочу привести примеры того, как происходило оснащение советской армии.  Для этого обратимся к докладной записке Берии Сталину №5516/Б от 14 декабря 1939 года:

  • В районе Туливары 529-му стрелковому корпусу было необходимо 200 пар лыж, чтобы обойти укрепления противника. Сделать этого не удалось, поскольку Штаб получил 3000 пар лыж со сломанными краплениями.
  • В прибывшем пополнении из 363-го батальона связи 30 машин требуют ремонта, а 500 человек одеты в летнюю форму одежды.
  • Для пополнения 9-ой армии прибыл 51-й корпусный артиллерийский полк. Недостает: 72 трактора, 65 прицепов. Из прибывших 37 тракторов в исправном состоянии только 9, из 150 машин – 90. 80% личного состава не обеспечены зимней формой.

Неудивительно, что на фоне таких событий в Красной Армии было дезертирство. Например, 14 декабря из 64-ой стрелковой дивизии дезертировало 430 человек.

Помощь Финляндии от других стран

В советско-финской войне многие страны оказывали помощь Финляндии. Для демонстрации приведу доклад Берии Сталину и Молотову №5455/Б.

Финляндии помогают:

  • Швеция – 8 тысяч человек. В основном резервным состав. Командуют ими кадровые офицеры, находящиеся в «отпусках».
  • Италия – численность неизвестна.
  • Венгрия – 150 человек. Италия требует увеличить численность.
  • Англия – известно о 20-ти самолетах истребителях, хотя реально цифра выше.

Лучшим доказательством того, что советско-финская война 1939-1940 годов проходила при поддержке западными странами Финляндии – речь министра Финляндии Гринсберга 27 декабря 1939 года в 07:15 английскому агентству «Гавас». Дальше цитирую дословный перевод с английского.

Очевидно, что западные страны выступили против агрессии СССР против Финляндии. Это было выражено в том числе и исключением СССР из Лиги Наций.

Также хочу привести фото доклада Берии о вмешательстве Франции и Англии в советско-финскую войну.

Между правдой и вымыслом

История и подробности Зимней войны, быстро потускневшие в свете событий Великой Отечественной, с тех пор не раз пересматривались и переписывались, уточнялись и перепроверялись. Как это случается с любыми крупными историческими событиями, русско-финская война 1939–1940 годов тоже стала объектом политических спекуляций как в Советском Союзе, так и за его пределами — и остается им по сей день. После развала СССР стало модным пересматривать итоги всех ключевых событий в истории Советского Союза, и Зимняя война не стала исключением. В постсоветской историографии в разы выросли и цифры потерь Красной армии, и число уничтоженных танков и самолетов, а финские потери, напротив, существенно преуменьшались (вопреки даже официальным данным финской стороны, которые на этом фоне оставались практически неизменными). К сожалению, чем дальше во времени отодвигается от нас Зимняя война, тем меньше шансов, что когда-нибудь мы будем знать о ней всю правду. Уходят из жизни последние непосредственные участники и очевидцы, в угоду политическим ветрам тасуются и исчезают документы и материальные свидетельства, а то и появляются новые, нередко фальшивые. Но некоторые факты о Зимней войне уже настолько прочно зафиксированы в мировой истории, что их не получится изменить ни по каким причинам. О десяти наиболее примечательных из них мы и расскажем ниже. Линия Маннергейма Под этим названием в историю вошла полоса укреплений, возведенных Финляндией на 135-километровом участке вдоль границы с СССР. Фланги этой линии упирались в Финский залив и Ладожское озеро. При этом линия Маннергейма имела 95-километровую глубину и состояла из трех последовательно расположенных полос обороны. Поскольку линия, несмотря на свое название, начала строиться задолго до того, как барон Карл Густав Эмиль Маннергейм стал главнокомандующим финской армией, основными в ее составе были старые одноабмразурные долговременные огневые точки (ДОТы), способные вести только фронтальный огонь. Таких в составе линии насчитывалось около семи десятков. Еще полсотни ДОТов были более современными и могли вести огонь по флангам атакующих войск. Кроме того, активно использовались линии заграждений и противотанковые сооружения. В частности, в полосе обеспечения насчитывалось 220 км проволочных заграждений в несколько десятков рядов, 80 км противотанковых гранитных надолбов, а также противотанковые рвы, стенки и минные поля. В официальной историографии с обеих сторон конфликта подчеркивалось, что линия Маннергейма была практически непреодолимой. Однако после того как была перестроена система командования Красной армии, а тактика штурма укреплений была пересмотрена и увязана с предварительной артподготовкой и поддержкой танками, на прорыв потребовалось всего три дня.

Предыстория

21 января 1932 года между СССР и Финляндией был подписан «Договор о ненападении и мирном урегулировании». Договор стал дополнением к генеральному договору об отказе от войны, заключенный в Париже 27 августа 1928 года между ведущими европейскими державами и США. В соответствии с частью 2 статьи 1 договора между Финляндией и СССР нападением признавалось «всякое насильственное действие, нарушающее целость и неприкосновенность территории или политическую независимость другой высокой договаривающейся стороны, даже если бы оно было совершено без объявления войны и с избежанием ее проявлений» (запомним этот пункт договора). Несмотря на заключенный договор финны всегда были не прочь создать «Великую Финляндию» за счет советских земель. Финский премьер-министр, а впоследствии и президент, Пер Эвинд Свинхувуд очень ярко высказал свое отношение к Советскому Союзу: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии». После продления договора о ненападении, который был инициирован Советским Союзом, Финляндия начала практически открыто идти на сближение с Третьим Рейхом, о чем в 1935 году сообщал советский военный атташе. Тоже самое писала западная пресса. В этом же году финны заявили о своей политике нейтралитета и ориентировании на Скандинавию. Официальная финская пропаганда представляла СССР как врага, война с которым неизбежна. Это утверждение подтверждается и в статье «СССР — Финляндия: на пути к 1939-му». В январе 1936 г. в отчете за прошедший 1935 г. советский полномочный представитель в Финляндии Эрик Асмус констатировал: «В течение 1935 г

Финляндия по-прежнему привлекала к себе внимание Советского Союза как страна неизменно склонная поддерживать любую антисоветскую авантюру… 1935 год показал, что самое настороженное отношение к Финляндии с нашей стороны и принятие превентивных мер целиком оправдано и диктуется необходимостью». Глава НКИД М. М

Литвинов в целом разделял оценку Э. Асмуса. В 1935 г. в одной из бесед с финским посланником А. Юрье-Коскиненом он заметил: «… наши политические отношения с Финляндией не только не особенно дружественны, но даже и не особенно нормальны. Ни в одной стране пресса не ведет так систематически враждебной нам кампании, как в Финляндии. Ни в одной соседней стране не ведется такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии. Эту пропаганду в Финляндии ведет целый ряд организаций, в особенности так называемое Карельское Академическое общество… Польша тоже молодая страна и, тем не менее, есть постоянное соответствие между поведением правительства и значительной части прессы».

Дальнейшие события

1 июня 1922 года в Гельсингфорсе было подписано Соглашение между РСФСР и Финляндией о мероприятиях, обеспечивающих неприкосновенность границы. В договоре стороны обязались сократить численность пограничных войск и оставить территории постоянно незаселёнными. Часть населения Карелии ушла в Финляндию: по данным советских источников, «около 8 тыс. человек работоспособного населения», по данным финских источников, «около 30 000 беженцев». В тот же день в Гельсингфорсе был подписан дополнительный протокол к Соглашению между Россией и Финляндией о мероприятиях, обеспечивающих неприкосновенность границы.

30 апреля 1923 года советское правительство объявило амнистию рядовым участникам мятежа.

В то же время некоторые участники восстания не готовы были сложить оружие. Вплоть до конца 1920-х годов вооружённые группы, созданные из беженцев из советской Карелии и в СССР называемые «карельскими бандами», совершали рейды на советскую территорию.

Примечания

  1. ↑ История дипломатии (в 3-х тт) / пд ред. акад. В.П. Потемкина. Том 3. Дипломатия в период подготовки Второй мировой войны (1919 — 1939 гг.). М., ОГИЗ, 1945. стр.120
  2. ↑ Белофинская авантюра в Карелии 1921—1922 // Советская историческая энциклопедия / редколл., гл. ред. Е. М. Жуков. Т. 2. — М.: Большая Советская энциклопедия, 1962. — С. 275—277.
  3. А. Б. Широкорад. Финляндия: через три войны к миру. М.: Вече, 2009. стр.118-119
  4. ↑ Белофинская авантюра в Карелии 1921—1922 // Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. Т. 3. — М.: Советская энциклопедия, 1970. — С. 161.
  5. Армия и внутренние войска в противоповстанческой и противопартизанской борьбе. Мировой опыт и современность / Под общей редакцией генерал-полковника А. А. Шкирко, генерал-майора В. А. Золотарёва. — М., 1997. — С. 32.
  6. Jussi Niinistö. Heimosotien historia. Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 2005. p.244 ISBN 951-746-687-0
  7. Килин Ю.М. Карельское восстание 1921-1922 гг. и его последствия в свете новых архивных данных// Россия и Финляндия в XVIII — XX вв. Специфика границы. — СПб, 1999. — 88-101.
  8. Тойкка Э. В. Сквозь грозовые годы: Воспоминания. — Петрозаводск: Карелия, 1980.
  9. Д. Л. Голинков. Крушение антисоветского подполья в СССР (в 2-х тт). изд. 3-е, доп. Книга II. — М.: Политиздат, 1980. — С. 142—146.
  10.  (недоступная ссылка). Дата обращения 29 декабря 2009.
  11. Toivo Nygård. Itä-Karjalasta Suomeen 1917—1922 tulleet pakolaiset, Suomen Sukututkimusseura www.genealogia.fi. Luettu 8.11. 2006
  12. Э. П. Лайдинен, Э. Эльвенгрен. «Шпионаж за Восточной границей»
  13. П. А. Кабанов. Стальные перегоны. М., «Воениздат», 1973. Стр. 45.
  14.  (недоступная ссылка). Дата обращения 12 апреля 2018.

«Кукушки»-убийцы и «Белая смерть»

В войне большую роль играли финские снайперы. Они нередко обстреливали советские войска во время наступления, когда на пути советской военной техники оказывались завалы, которые надо было расчищать с участием саперов.

Также советские военные сообщали о том, что их обстреливали снайперы с позиций в ветвях и верхушках деревьев, таких они называли «кукушками».

Особенно прославленным был снайпер Симо Хяюхя (1905-2002), получивший от красноармейцев прозвище «Белая смерть». По разным данным, за время Зимней войны он убил от 200 до 542 советских военных.

Image caption Симо Хяюхя, которого красноармейцы прозвали «Белая смерть», считается одним из лучших снайперов в мировой истории

Хяюхя использовал свой опыт охотника и отличное знание местности для того, чтобы много времени проводить на огневых позициях, оставлял их после захода солнца и возвращался до рассвета. Всего за неделю до конца войны он был тяжело ранен в лицо. Ему больше не позволили вернуться на военную службу.


С этим читают