Стрелецкое войско ивана грозного

Между Рюриковичами и Романовыми

С этого момента и до избрания русским царем Бориса Годунова правителями Московского царства становились именно старшие сыновья: действовало правило прямого наследования престола. Но со смертью царя Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного, линия Рюриковичей на московском престоле пресеклась, и в конечном итоге это привело к началу Смутного времени, обернувшемуся появлением двух Лжедмитриев, присвоением титула российского царя наследнику трона Речи Посполитой Владиславу. Завершилась эта царственная чехарда избранием царя Михаила Федоровича, ставшего первым из Романовых на русском престоле.


С этого момента передача трона московских царей вновь вернулась к ставшей уже обычной практике наследования по мужской линии. Отступление от нее случилось лишь однажды, когда в 1682 году после смерти царя, не оставившего сыновей, на престол были избраны два его младших брата — Иван и Петр. Второму и выпало стать последним московским царем — и первым русским императором, человеком, который раз и навсегда изменил всю Россию. Среди этих изменений была и отмена права наследования по мужской линии.

«Коронование Екатерины II 22 сентября 1762 года». Картина художника Стефано Торелли, 1763 год

Оружие и форма

В XVI веке стрельцы вооружались пищалями, полупиками и саблями или шпагами на поясной портупее, в зависимости от звания. И у каждого рядового стрельца был бердыш – специальный боевой топор на длинной рукоятке, с большим лезвием в форме полумесяца.

Форменной одеждой был кафтан. Цвет его, как и цвет сапог, у каждого полка был свой. Головной убор стрельца представлял собой остроконечную шапку, отороченную овчиной или более благородным мехом у старших чинов. «Цветную» форму носили только по праздникам. Для повседневной службы и в походах носили форму черных, серых, коричневых оттенков.

Никакого защитного снаряжения у стрельцов XVI века не было. В боях некоторые из них носили иногда трофейные металлические головные уборы.

Кроме штатного вооружения некоторые стрельцы продолжали пользоваться в сражениях арбалетами. Пищали того времени были несовершенны, прицелиться точно удавалось не всегда.

Чем отличается стрелецкое войско от регулярной армии

Значительно более успешно «приказы» действовали во время оборон и осад крепостей. Ведь у них было время, чтобы устроить необходимые защитные сооружения — туры, окопы или тын. Поэтому историки уверены, что, при создании корпуса стрельцов Иван Грозный и его советники пытались успешно приспособить европейский опыт создания регулярной пехоты к русским реалиям. Они не стали слепо копировать «заморские» военные установления, вооружая два узкоспециализированных вида пехоты, а ограничились только одним, зато самым эффективным конкретно в условиях Руси.

Образование стрелецкого войска можно назвать ответом военной русской мысли на в то время возрастающую эффективность ручного огнестрельного вооружения. Оно должно было выступать дополнением к поместной коннице, которая была вооружена в основном метательным и холодным оружием. Однако господствующее место в русской регулярной армии стрелецкая рать занять еще не могла. Для этого должны были стать другими не только оружие и тактика, но и противник

А пока этого не произошло, такая рать оставалась важной и необходимой, хотя и второстепенной составляющей российской армии 16-го века

Об этом свидетельствовал и удельный вес стрельцов в ней. К концу шестнадцатого века, по разным оценкам, численность воинов в русской армии колебалась от 75 до 110 тысяч человек. Тогда как стрелецкое войско насчитывало порядка 12 000 воинов, при этом далеко не все в состоянии были участвовать в дальних походах или кампаниях. Но тем не менее, основной шаг на пути создания на Руси армии нового типа уже был сделан.

Опричники

Опричники оказались надежными телохранителями царя, но слабым звеном русского войска. Натасканные на репрессивные меры в отношении собственного населения, погрязшие в насилии и разврате, они оказались неспособными эффективно воевать.

Опьяненные первоначальным успехом в Ливонской войне в дальнейшем опричники снизили к себе требовательность, более того, в рядах опричного войска был отмечен высокий процент дезертирства. Впрочем, в первых рядах воюющих «государевых людей» никогда и не было. В случае особой необходимости они выступали в роли доверенных царских порученцев, осуществляли охранные, следственные, разведывательные и карательные функции.


После того как в 1571 году крымский хан Девлет Герай сжег Москву, свой гнев Иван Грозный обратил на опричников. Разучившиеся воевать и усвоившие лишь привычку грабить, в основной своей массе они просто не являлись на сборные пункты. В итоге главные лидеры опричников были казнены, остальные сосланы в отдаленные поселения.

Уклад жизни

Обитали (квартировались) стрельцы в слободах. Там солдатам приказывалось построить дом, а также освоить землю под сельскохозяйственные нужды. Государство выплачивало стрельцам и внушительное по тем временам денежное пособие в размере 1 рубля. Например, в 16-м веке дом стоил 3 рубля

Важно было вот еще что: в случае естественной смерти стрельца или же гибели на поле боя его двор оставался у семьи.

Чем дальше от столицы находилась слобода, тем проще и беднее там жили. Дома были небольшие, без печной трубы (курные), покрытые берестой или соломой. Вместо окон — крошечные прорези, которые использовались как бойницы в случае нападения неприятеля.

В мирное время стрельцы не гнушались промыслами. Они занимались различными ремеслами: кузнечным, столярным, колесным. Причем работали исключительно на заказ. Солдаты могли изготовить дорогие сундуки, столы, дверные ручки, повозки или даже сани. Кроме этого, вместе с крестьянами они являлись главными городскими снабженцами, поставляя на местный рынок овощи, фрукты и мясо.

Стрельцы. (wikipedia.org)

Одежда стрельцов разделялась на два типа: повседневную и парадную. Их парадная форма известна всем — это длинные кафтаны, высокие сапоги с меховыми отворотами. У каждого полка были свои цвета. У одних светло-синие, у других — ярко-красные. Интересно то, что солдаты сами шили себе рубахи, зипуны и портки.

Артиллерия

Главным направлением модернизации русинской артиллерии стала ее стандартизация и улучшение мобильности. Раздельно стали развиваться полковая, полевая и осадная группы артиллерии. Первая пока была представлена лишь небольшими картечницами, и потому не имела серьезного значения. Лишь легкий и мобильный станок на будущее оказался крайне ценен. Полевая артиллерия была представлена достаточно пестрой подборкой тяжелых длинноствольных пушек, гаубиц и легких мортир. Все это добро могло показывать выдающуюся эффективность, но даже после некоторого облегчения все еще сильно связывало армию на маршах. Совершенно отдельно развивалась осадная артиллерия – тяжелые пушки, гаубицы, мортиры, а вместе с ними и особый штат осадных инженеров, воспитанников западных мастеров. Большое количество самых современных осадных пушек было необходимо Русинии уже хотя бы потому, что предстояло вскоре возвращать город-крепость Фокшаны, которая была по первому слову техники отстроена в прошлое столетие – и потеряна в ходе гражданской войны

Предстоящее столкновение с собственной основательностью и осторожностью грозило превратиться в большое испытание, и потому на подготовку этого средств не жалели. Вся артиллерия объединялась в полки, но их штаты и численность не носили постоянного характера, что также снижало ее боевые возможности

Восстание стрельцов, 1698

Царевна Софья, находясь в заточении в Новодевичьем монастыре, тем не менее, сумела подбить стрельцов на бунт. Более 2-х тысяч недовольных стрельцов отправилось в Москву «за правдой». А заодно и для осуществления государственного переворота. Затея провалилась.

Стрелецкий бунт 1682 года. (wikipedia.org)

Этот бунт известен, прежде всего стрелецкой казнью. Причем в роли палачей по приказу Петра выступили даже чиновники. Вот так эти события описывает австрийский дипломат Иоганн Корб: «Один боярин отличился особенно неудачным ударом: не попав по шее осужденного, боярин ударил его по спине; стрелец, разрубленный таким образом почти на две части, претерпел бы невыносимые муки, если бы Алексашка (Меншиков), ловко действуя топором, не поспешил отрубить несчастному голову».

Почти все стрельцы были казнены по результатам «великого розыска». А те, кого миновала смертная казнь, были посажены в тюрьмы или сосланы. Их дома продали, а все воинские части быстренько и без лишнего шума расформировали.

Комплектование

Первые стрельцы, вероятно, были организованы из числа лучших пищальников. В мирное время в стрелецкую службу набирались новобранцы из числа свободных «гулящих» людей, сыновей или родственников стрельцов.

В периоды военных действий власти нередко прибегали к набору в стрелецкие полки «даточных» людей, собиравшихся с определённого числа крестьянских или посадских дворов. При поступлении на службу стрельцы представляли поручителей.

Служба являлась пожизненной, однако её можно было оставить, передав «по наследству». В результате сформировалось своеобразное стрелецкое сословие. Служба вознаграждалась денежным и хлебным жалованьем. Стрельцы обладали льготами по уплате судебных пошлин, а также по уплате налогов при занятии ремеслом и торговлей.

На рубеже XVI—XVII веков рядовые стрельцы получали в год от 4 до 5 руб., а также по 12 четвертей ржи и овса.

Городовые стрельцы, в отличие от московских, имели более низкое денежное и хлебное жалованье, но дополнительно получали земельное жалованье в виде права пользования различными земельными угодьями.

Московским, кроме этого, выдавали соль и сукно. Десятники и пятидесятники, выбиравшиеся из числа рядовых стрельцов, имели более высокие оклады по всем видам жалованья.

Сотники, набиравшиеся из числа городовых детей боярских, получали от 12 до 20 руб., а также «придачи» к своим поместным окладам — по 60 четей земли. Во второй половине XVII века в сотники стали выбираться также рядовые стрельцы, получавшие звание «сотенных» в отличие от дворян — «сотников» (с 1680 года — капитанов).

Командирами стрелецких полков (головами) назначались представители дворянского сословия (в XVI веке — из числа детей боярских, позднее — из числа дворян московских или стряпчих). За службу стрелецкие командиры получали «придачи» к свои прежним денежным и поместным окладам. Денежные оклады стрелецких голов составляли от 30 до 60 руб., «придача» к их поместным окладам равнялась 100 четям земли.

Во второй половине XVII века денежные оклады стрелецких голов могли достигать 200 руб. Но такие суммы получали немногие, так как по существовавшему порядку командирам «за которыми есть поместья и вотчины многие, и у них из денежного жалованья бывает вычет, сметя против крестьянских дворов». Это же правило распространялось на полуголов и сотников.

Боевое крещение

Впервые понюхать порох стрельцам довелось в 1552 году, когда произошла осада Казани. В этой битве они хорошо себя зарекомендовали и с тех пор стали главной ударной силой Российского царства. Кроме этого, их часто отправляли охранять государственную границу. Чаще всего — на южные, самые неспокойные рубежи.

Во время войны стрельцы часто прибегали к использованию «гуляй-городов» — полевых оборонительных сооружений. Дело в том, что солдаты сильно уступали татарам в маневренности, зато лучше стреляли. Поэтому они быстро возводили из телег форпост, защищенный щитами. Это позволяло отбить наскок малой кровью. «Если бы у русских не было гуляй-города, то крымский царь побил бы нас», — так в своих мемуарах написал Генрих фон Штаден, немецкий опричник времен Ивана Грозного.

Пика своей славы стрельцы достигли при Петре I. Они участвовали во Втором Азовском походе в 1696 году. Именно стрельцы предложили тогда план захвата крепости: при помощи земляного вала засыпать ее рвы.

Командование стрельцами

Начальниками стрелецких полков назначались всегда заслуженные, хорошего рода дворяне, в сотники назначались люди менее родовитые и заслуженные. Простые рядовые стрельцы могли дослужиться только до пятидесятника или десятника и назначались на эти должности по выбору полковника из людей „добрых и безупречных».

Офицеры стрелецких полков носили то же платье, что и стрельцы, но вооружены были только саблями и, как знак достоинства, имели в руках палку. Первая сотня каждого полка не имела мушкетов и была вооружена длинными копьями, которые считались лучшей защитой против натиска кавалерии. При появлении неприятельской конницы, первый ряд копейщиков падал на колено и, уперши тупой конец копья в землю, наклонял остриё в уровень груди скачущей конницы. Второй ряд копейщиков устанавливал свои копья, стоя так, чтобы каждое копье этого ряда приходилось между двумя первого ряда на той же длине и уровне, но несколько выше.


Управлялось всё стрелецкое войско из особого Стрелецкого приказа, который собирал деньги на содержание стрельцов, вёл все хозяйство и делал все назначения на офицерские должности. Внутреннее хозяйство каждого полка зависело от головы.

Назначенный стрелецким головой дворянин являлся в Москве в Стрелецкий приказ, и здесь получал письменный наказ или „память», утверждавший его в должности и предписывавший новоназначенному голове, что он может, и чего не может делать. Прибыв к своему полку, новый голова прежде всего требовал себе именные списки стрельцов. Прежний голова, или его заместитель сдавал новому все дела — судные приговоры, поручные записи по стрельцам, деньги, книги деньгам, военные запасы, оружие, знамена, барабаны или трубы. Приняв всё полковое имущество, новый голова выдавал расписку старому. Закончив приёмку, новый голова производил смотр своего полка. На площадке перед съезжей стрелецкой избой выстраивались стрельцы в полном вооружении.

Новый голова, держа в руках поимённый список, вызывал сотников и стрельцов, осматривал обмундировку и вооружение каждого. Если при смотре оказывался недочёт в стрельцах, то на место умерших и выбывших, стрелецкий голова должен был набрать новых.

Конница

Главной силой русской армии Ливонской войны следует считать поместную конницу, которая представляла собой выходцев благородного помещичьего сословия. Хотя правительство и требовало единообразия обмундирования и вооружения дворянства, каждый всадник исходил из собственных финансовых возможностей. По крайней мере, саблю, шлем и кольчугу мог позволить себе практически каждый.

Более состоятельные вооружались аркебузами с гладким или даже нарезным стволом, те, кто был беднее, запасались пистолетами. Так как огнестрельное оружие часто давало осечки, поместная конница имела на вооружении и луки. В ближнем бою обычно использовалась совня – древковое оружие с прямым либо кривым клинком в качестве наконечника.

Наиболее обеспеченные дворяне не преминули отразить свое состояние на украшении оружия: ножны сабель покрывали марокканской кожей и украшали накладками с драгоценными камнями, рукоять сабель и приклады пищалей и пистолетов инкрустировали перламутром и слоновой костью, а доспехи, шлемы и наручи покрывали изящной насечкой.

Такая экипировка зачастую стоила целого состояния. Так, полное вооружение кавалериста второй половины XVI века, по сообщению современников, обходилась ему в 7-8 рублей. Для сравнения, в 1557-1558 годах небольшая деревня стоила всего 12 рублей.

Несмотря на весь этот шик, конница была эффективной силой армии Ивана Грозного. Именно это время принято называть золотым веком русской дворянской конницы. Немалую роль здесь сыграли и успехи коневодства. Поместные дворяне часто ездили на ногайской породе лошадей – невысокие в холке, но очень выносливые и неприхотливые в еде животные.

Седло русского всадника имело переднюю луку с наклоном вперед, а заднюю – назад, что было типично для седел кочевых воинов. Это позволяло всаднику быстро разворачиваться и эффективно использовать лук и меч, а короткие стремена благоприятствовали нанесению разящих ударов саблей. Копье не было главным оружием дворянской конницы.

Во время Ливонской войны Иван IV достаточно успешно использовал и казачью конницу. Вооруженная саблями, кинжалами, пиками, булавами, луками и самострелами, она была подвижнее и маневреннее поместной конницы.

Жаль переводить такую породу

Женам стрельцов запрещалось давать работу и милостыню, что обрекло их на нищету и голодную смерть. Земли бунтарей получили царские фавориты Александр Меньшиков, фельдмаршал Борис Шереметев, граф Федор Головин. Часть хозяйств отдали офицерам гвардейских полков. Стрелецкие полки, которые не поддержали мятеж, расформировали, а служащих в них стрельцов перевели в простые солдаты.

Следствие продолжалось до 1707 года, а последним казненным стал один из руководителей восстаний Артемий Маслов, который 9 лет подвергался пыткам. Единственным помилованным оказался стрелец по имени Степан Орел, который отличался богатырской силой и телосложением. Когда он шел на плаху, то смело откатил только что отрубленную голову товарища.

Степана заметил Петр, которого восхитила храбрость бунтовщика. По легенде царь и сказал, что жалко переводить такую породу. Он помиловал стрельца и приказал зачислить его солдатом в гвардейский полк. Насчет породы царь не ошибся. Степан Орел был дедом будущих екатерининских фаворитов — Григория и Алексея Орловых.

Когда Иван I стал Иваном IV


Во время своего царствования царь Иоанн Васильевич никаких цифровых титулов не имел: подобного просто не существовало в тогдашней отечественной практике. Великий князь или государь именовались по имени-отчеству, а уточнения, о каком именно государе идет речь, в летописях делались с опорой на годы правления. В указах же и прочих документах достаточно было традиционного именования и указания на год издания. Цифровые указания появились только в 1740 году, и первым, к кому было применено числовое обозначение, стал правивший в младенчестве император Иоанн Антонович. Он стал именоваться Иоанном III Антоновичем. Соответственные цифровые титулы получили и другие цари, носившие одинаковые имена. Именно тогда прадед Иоанна III стал Иоанном II, а Иоанн Васильевич по прозвищу Грозный — Иоанном I. Нумерация сменилась после того, как в своей «Истории государства Российского» историк Николай Карамзин назвал Иваном I московского князя Ивана Калиту, а Ивана Грозного — Иваном IV.

«Василий III благословляет сына своего Ивана IV перед своей кончиной». Рисунок из журнала «Нива», художник Савелий Зейденберг, гравер Ювентин Мультановский, конец XIX века

Стрелецкие полки

До 1682 года стрелецкие полки назывались приказами. Первоначально штатная численность стрелецких приказов составляла 500 человек, разделенных на пять сотен. Впоследствии их численность постоянно возрастала.

Во второй половине XVII века различались «тысячные» и «семисотные» приказы. В 1680-е годы была проведена унификация штатов стрелецких полков, после чего стало «во всяком полку по 1 000 человек, а в полку порознь чинов пятисотной 1 человек, пристав 1 человек, пятидесятников 20 человек, десятников 100 человек», но на практике численность стрельцов в полках по прежнему колебалась от 600 до 1 200 человек.

Десятники и пятидесятники составляли унтер-офицерский корпус; приставы, переизбиравшиеся ежегодно, выполняли функции адъютантов командиров приказов. В 1650-е годы вводится должность «пятисотного пристава» или просто пятисотенного, выбиравшегося из числа рядовых стрельцов или младших командиров. На нём лежали обязанности заместителя командира приказа по организации тылового обеспечения.

До середины XVII века офицерский состав стрелецких полков состоял из голов и сотников. В 1650-е годы была введена должность полуголовы — первого заместителя командира полка. В период русско-польской войны 1654—1667 годов в практику стрелецкой службы вводится пожалование стрелецких голов чином полковника, первоначально имевшим почётное значение. Соответственно, полуголовы жаловались чином полуполковника.

В 1680 году было проведено переименование стрелецких голов в полковники, полуголов — в полуполковники, а сотников — в капитаны. С этого же времени старшим стрелецким командирам стал автоматически присваиваться придворный чин стольника, после чего их официальное наименование стало звучать как «стольник и полковник», «стольник и полуполковник».

Подведение итогов

Стрельцы сыграли важную роль в русской истории. Сначала они были образцовыми полками Российской армии. Потом погрязли в коррупции и злоупотреблениях, стали вмешиваться в политические дела. Это втянуло их в ожесточенные битвы за престолонаследие.

В конечном счете политизация стрелковых частей привела их к совершению гнусных преступлений, за которые им пришлось заплатить очень высокую цену.

Мальчик, в душе которого навсегда остались шрамы от предательства дворцовой стражи, вырос и стал царем Петром Великим. Действия стрельцов способствовали тому, что оппозиция молодого царя старой, консервативной и традиционной России формировалась с десятилетнего возраста.

Доверие к стрельцам со стороны царя пошатнулось, и они потеряли большую часть своего влияния. Для монархии они стали обузой. Петр Первый приказал дислоцировать полки подальше от Москвы.

Естественно, опальная дворцовая стража сделала то, что делали многие в истории. Стрельцы взбунтовались. Их восстание подавили. Петр создал постоянную русскую армию. Однако в течение как минимум века термин «стрелец» ассоциировался с главной опорой русской армии.


С этим читают